Меню

Битва в реке сити русских войск во главе с великим князем владимирским князем

Битва на реке Сить

Из истории Сонковской земли

Одна из ярких страниц истории Сонковской земли – битва на реке Сить русских дружин с монголо-татарскими завоевателями 4 марта 1238 года. Целый ряд исследователей предполагает, что сражение произошло у села Божонка.

Во главе русского войска стоял великий князь владимирский Юрий (Ге­оргий) Всеволодович — основатель Нижнего Новгорода, третий сын Всево­лода Большое Гнездо и внук Юрия Долгорукого. После взятия татарами Рязани и разгрома сильного южного княжества стало ясно, что древнему и могучему городу Владимиру не избежать той же участи. Юрий Всеволо­дович, не оказавший помощи соседям, решил не повторять ошибок, а со­брать воедино силы близлежащих княжеств и дать отпор татарам. Княже­ский совет принял решение: оборону столицы — города Владимира — пору­чить сыну Юрия — Всеволоду, а самому Юрию уходить с ближней дружи­ной, племянниками и братьями в верховья Волги и там собирать великую рать.

Местом сбора войска князь Юрий выбрал самый дальний угол своих владений — глухие ситские леса и болота. Высокий моренный холм у села Божонка, окружённый рекой, болотами и лесом, мог служить удачной площадкой для лагеря Юрия Всеволодовича. Сюда, на Сить, пришли с дру­жинами его племянники — сыновья старшего брата Константина: Василько — князь ростовский, Всеволод — князь ярославский и Владимир — князь угличский. Вскоре подошел и брат Святослав Всеволодович с полками из Юрьева-Польского. Ожидали брата Ярослава с полками из Переяславля, а также ополченцев из соседних городов, сёл и деревень. Но время для сбора большого войска уже было упущено.

Лаврентьевская летопись гласит: «Татары, эти окаянные кровопийцы, пленив Владимир, пошли на великого князя Юрия. Одни пошли к Ростову, а другие к Ярославлю, иные на Волгу, на Городец и пленили всё на Волге до самого Галича Мерьского. Ещё другие пошли на Переяславль и взяли его, а оттуда пленили всю эту землю и многие города до Торжка. И нет ни одного места, ни веси, ни села, где бы не воевали татары на Суздальской земле. В один февраль месяц взяли 14 городов, кроме слобод и погостов». (Летопись по Лаврентьевскому списку. Изд. Археолог. Комиссии. СПб, 1872).

Предположительно, к Божонке монголо-татары подходили двумя пото­ками. Войско во главе с темником Бурундаем (Бурондаем) шло от Волги по реке Кашинке к Бежицам (древнее поселение недалеко от современного Бежецка) и верховьям Сити. Другое войско — есть ос­нования предположить, что им руководил сам хан Батый — прошло по Вол­ге до Углича, а затем от Углича по реке Корожечне — до села Кой. Много­численное (по подсчетам некоторых историков — до 40 тысяч воинов) и от­борное войско Бурундая внезапно подошло к лагерю князя Юрия. Суз­дальская летопись отмечает : «И наче князь полки ставити, и её внезапу приспеша татарове на Сить, противу князю Юрию». (Летопись Суздаль­ская по Академическому списку. Изд. Археолог. Комиссии. СПб, 1872). Завязалась долгая и кровопролитная битва. Летописи писали : «Битва была великая и сеча злая, и лилась кровь, как вода».

Река Сить у села Божонка

Не сохранилось подробного описания хода сражения и точного места, где оно состоялось. Это породило спор между историками. Часть из них — А. Преображенский, Н. Надеждин, С. Мусин-Пушкин, Л.Сабанеев указы­вают место её около селений Юрьевское, Красное, Лопатино в среднем те­чении Сити на территории Некоузского района Ярославской области. Но мы, сонковчане, более склонны считать верным утверждение о том, что битва была в верховьях Сити — у селений Божонка и Могилицы.

Одним из первых указал на Божонку как место Ситской битвы исследователь истории Бежецкого Верха П.К. Воинов. В своём «Хронологионе», составленном в середине XVIII века, он отметил, что битва на реке Сить «во время пленения России от безбожного царя Батыя» произошла «в пределах Бежецких, возле крепости Божни (где нынче село Боженки)». Здесь же сообщаются сведения о смерти великого князя Георгия Всеволодовича.

Позднее, спустя почти сто лет, версию П.К. Воинова поддержал известный русский историк, академик Российской академии наук, профессор Михаил Петрович Погодин. В сентябре 1841 года он совершил путешествие по реке Сить. Начал его от села Сабурово, останавливался в селе Богоявленское, посетил красивую церковь Богоявления в этом селе. Достигнув Божонки, Михаил Петрович не мог не выразить своего восхищения от открытия. В своих «Путевых заметках» он записал: «Найдя село Божонка, я как будто лег на лавры и не мог ничему уделять внимания».

Мнение профессора Погодина о месте Ситской битвы разделили ученые М.И. Иванин, А.С. Гацисский, А.Н. Кисловский, Н.Н. Овсянников и другие.

Вероятно, сражение сразу же разделилось на несколько очагов, которые перемещались по реке и зимним лесным дорогам от Божонки в глубь бо­лот. Под напором численно превосходящего противника русские стали от­ступать: они уходили вниз по Сити и по гатям через болото.

Трагически сложилась судьба князя Юрия. Накануне битвы на него об­рушилось большое личное горе: он получил весть о том, что в разорённом татарами Владимире погибли его жена Агафья, трое сыновей и дочь. В битве на Сити дружина великого князя приняла на себя основной удар монголов. В этом сражении погиб сам Юрий Всеволодович. Предполага­ют, случилось это недалеко от Сидоровского ручья, впадающего в Сить, но точное место гибели князя неизвестно.

В ходе битвы был взят в плен любимый племянник Юрия — Василько Константинович, князь ростовский. Летописи донесли до нас образ моло­дого князя: «Красив лицом, с очами светлыми и грозными, Василько был храбр, добр сердцем и ласков с боярами». Было ему 28 лет. В Ростове у не­го остались жена и два сына — Борис и Глеб. Татары настолько были по­ражены его храбростью, что не убили князя, а взяли его в плен и долго пы­тались уговорить перейти на их сторону. Но Василько был непреклонен. В итоге рассвирепевшие татары жестоко казнили молодого князя, а тело бро­сили в лесу, как указывают летописи — в 25 верстах от Кашина. Но тело удалось спрятать, и, узнав об этом, княгиня Мария — супруга Василька, по­хоронила его в Успенском соборе Ростова Великого.

Так распорядилась историческая судьба, что правнучка Василько Константиновича тоже оставит свой след в истории Тверской земли и войдет в неё под именем Анны Кашинской — жены великого князя Михаила Тверского.

Битва на Сити закончилась поражением войск великого князя Владимиро-Суздальской земли. Судьба Руси была решена на два с половиной сто­летия. Но жертвы не были напрасными: своей гибелью русские воины спасли от разорения Великий Новгород. Монголо-татары понесли в этом сражении тяжёлые потери. К тому же уход многих русских ратей с Сити в тыл ордам создавал неблагоприятную обстановку для дальнейшего про­движения монголов. Видимо, всё это сыграло большую роль в том, что Ба­тый приостановил поход на Новгород и повернул своё войско на юг. И ещё один вывод: именно у нас, на Сити, была сделана первая попытка объеди­нения сил для борьбы с татарами. Придёт время, и объединённая Русь сбросит с себя ненавистное монгольское иго.

Участники театрализованного представления «За землю русскую» 2008 год

Какие аргументы мы можем привести в пользу того, что битва была в наших местах? Их несколько:

1. В середине XIX века в районе села Божонка проводил археологиче­ские исследования тверской археолог Д.А. Воронцов. Он отмечал: «Весь берег реки Сить изобилует человеческими костями, и есть предание, что здесь происходили битвы татар с русскими под начальством великого князя Георгия Владимиро-Суздальского».

До сих пор местные жители находят на высоком правом берегу реки Сить черепа и кости. Так же они встречаются и в низких пойменных уча­стках, размытых рекой.

2. Старожилы рассказывают, что раньше в окрестностях села Божонка часто, особенно при распашке полей, встречалось оружие — мечи и саб­ли. Предприимчивые крестьяне сразу же находили им применение: ме­стные кузнецы изготавливали из них серпы, ножи, ухваты и другие предметы крестьянского быта.

В ходе историко-этнографической экспе­диции, совершённой краеведческим центром «Истоки» по реке Сить, удалось выяснить, что у некоторых жителей деревень Молоди, Литвиново, Задорье ещё до начала 1990-х годов хранились старинные сабли, най­денные в этих местах.

В начале 1980-х годов учащиеся Задорской школы во время экскурсии у села Божонка нашли саблю, она долгое время хранилась в школьном музее. В 2007 году житель Санкт-Петербурга нашел рукоятку меча. В 2008 году исследователи из Москвы нашли у самого уреза воды подкову. По их оценкам — это зимняя татарская подкова XIII-го века.

3. Необходимо заметить, что в те времена климат в наших местах был несколько иным — более тёплым и сухим, поэтому в лесах и по берегам рек росло много дубов. Именно их использовали русские воины для со­оружения засек: у дубов выжигали корни и роняли ветвями в сторону противника.

Остатки морёных дубов находили местные жители в Сити и её прито­ках. В конце XIX века такие находки описывает известный тверской исследователь В.А. Плетнёв: «В Сидоровском ручье, впадающем в р. Сить, в болотистой местности, крестьяне Лавровской волости по сие время находят ещё со­хранившиеся и годные для постройки дубовые деревья, известные здесь под названием «батыева дерева». Высушивая их на солнечном припёке, употребляют на постройки, требующие особенной прочности».

Такие же морёные дубы находили в Сити и не так давно — лет 40 назад, при очистке русла реки.

4. Во время работ, проводимых Мокеихо-Зыбинским торфопредприятием, были найдены остатки дорог и просек, проходящих через болото пря­мо к Божонке. Они представляли собой несколько слоев уложенных в гать полусгнивших деревьев, которые позднее на воздухе высыхали и развали­вались в пыль.

Если бы эти гати строили местные жители для своих хозяйственных нужд, то дороги бы проходили не прямо, а через близлежащие деревни. Вероятно, каждая рать, идущая к Сити, строила и охраняла свою дорогу. О многом говорят и сохранившиеся названия некоторых из них: князь-Ивановская, князь-Андреевская, князь- Владимирская дорожки.

5. Летописи свидетельствуют о том, что князь Юрий накануне битвы послал трёхтысячный отряд воеводы Дорожи (Дорофея Семёновича) в «просоки», т.е. разведку (В.И. Даль. Т.З.). Монголо-татары часто использовали тактический прием «клещи», то есть подходили к противнику с двух противоположных сторон. К лагерю князя Юрия, предположительно, шло не только войско Бурундая, но и отряд со стороны села Кой. Видимо, с этим отрядом и столкнулась дружина воеводы Дорожи. Высказываются некоторые предположения о том, что это могло произойти у деревни Вепрь: в конце 1970-х годов при разработке карьера здесь находили сабли и мечи, а в 1980 году археологами была найдена керамика и следы пожарищ XIII века. «Князь же Юрий посла Доро­жа в просоки, в трёх тысячах, и прибежа Дорож, и рече: а уже, княже, да обошли нас около татарове. (Летопись Троицкая. ПСРЛ. Т.1. СПб, 1846).

Читайте также:  Милая моя мой дым над рекой

6. Своеобразным хранителем исторической памяти является православная церковь. В селе Божонка находится церковь Покрова Богородицы, построен­ная в 1858 году. Левая часть придела церкви посвящена Святому Благо­верному князю Георгию (Юрию). Очень своеобразна живопись храма: она выполнена в технике гризайль с преобладанием холодно-голубого тона, в росписи чётко выражена военная тематика. Самые интересные фрески находятся рядом с иконостасом: на них изображены князья Юрий Всеволодович и Василько Ростовский — оба без головных убо­ров, с оружием.

На реке Сить расположено несколько сел и, соответственно, храмов, но подобного факта нет ни в одном другом селе на берегах реки Сить.

Покровская церковь в селе Божонка

7. Православная церковь особым образом отметила сам факт гибели на Сити великого князя Юрия (Георгия), в народе — Егория. Праздник Юрьев (Егорьев) день отмечается в нашей местности 17 февраля, а не 9 де­кабря, как общепринято. Некоторые исследователи считают, что 17 февраля (4 февраля по старому стилю) – это день, когда, якобы, найденные на Сити епископом Кириллом останки князя Юрия были захоронены во Владимире. Но скорей всего это ошибка, которая была допущена в «Святцах»: случайно при очередной переписи вместо марта указан февраль. В качестве престольного праздника Юрьев (Егорьев) день отмечается 17 февраля в шести населённых пунктах при­хода — селе Божонка и деревнях Макаровское, Горка, Романцево, Турчаниново, Сергеевское.

Подобного факта нет ни в одном другом селе на берегах реки Сить.

8. Дата 4-ое марта на протяжении длительного времени отмечалась в селе Божонка как день памяти великого князя владимирского Юрия (Георгия). По решению Тверской Духовной Консистории в этот день проходили богослужения и крестный ход. Особые торжества были проведены в 1889 году — в связи с 700-летием со дня рождения князя Юрия (Георгия) — основателя города Нижнего Новгорода.

Икона из Покровской церкви с изображением Святого Благоверного великого князя Георгия

9. По рассказам старожилов, раньше местные богомольцы часто ходи­ли в город Владимир и, якобы, в одном из храмов этого города была надпись о том, что «всем, кто придёт с Божонки, оказывать всяческие почести» — в память о том, что в наших краях погиб великий князь вла­димирский Юрий Всеволодович.

На основании вышеизложенного, мы берём на себя смелость сделать вывод: знаменитая Ситская битва произошла у села Божонка, а ниже по течению Сити были лишь небольшие локальные схватки отступав­ших под натиском татар отдельных частей русских войск.

Память о событиях той далекой поры жива.

23 сентября 1972 года в селе Божонка по инициативе краеведа В.Д. Попкова была открыта мемориальная стела. Она представляет собой фрагмент крепостной стены, как символ того, что русские воины остановили здесь врага.

Почти восемь веков назад имя небольшой речки Сить было навеки вписано в ис­торию России. Не только энциклопедии и справочники, но и любое учебное пособие по истории, содержит информацию о Ситском сраже­нии — одном из крупнейших в древней истории Тверской земли. Скупые строки школьного учебника, вместившие в себя судьбы тысяч людей, хранят память о трагическом событии в жизни Руси. Сохранить память о славных защитниках Отечества должны мы, живущие сегодня.

В марте 2018 года в посёлке городского типа Сонково Тверской области прошла межрегиональная краеведческая конференция «Ситская битва: эхо ратного подвига», посвящённая 780-летию битвы на реке Сить. Организаторами мероприятия выступили администрация Сонковского района и местный краеведческий центр «Истоки». В конференции приняли участие историки ведущих вузов страны: доктор исторических наук, профессор Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова В. М. Марасанова; доктор исторических наук, профессор Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова Я.В. Леонтьев; доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН К.А. Аверьянов; доктор исторических наук, профессор Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского А.А. Кузнецов; кандидат исторических наук, доцент Тверского государственного университета С.В.Богданов; а также краеведы Сонковского, Удомельского и Бежецкого районов Тверской области, Некоузского и Брейтовского районов Ярославской области. С конструктивными предложениями выступил на конференции С.А. Спиридонов, председатель Ассоциации Тверских землячеств.

На этом форуме была отмечена стратегическая важность сражения XIII века, подчёркнуты краеведческие аспекты Ситской битвы, её историческое значение и использование исторического наследия в интересах развития территорий.

…Божонка требует к себе внимания. И ждёт его. Необходимо сохра­нить это место как археологический и историко-культурный памятник Тверской области. Этот объект, на наш взгляд, может быть включен в областную Программу развития туризма. Ведь Божонка, как и Кулико­во поле, — наша национальная святыня.

Мемориальная стела в память о Ситской битве

Г.В. ШУТОВА, заведующая краеведческим центром «Истоки»,

Авторский видеофильм «Битва на реке Сить»

Источник

Спасти других и погубить себя: битва на реке Сить

Поражение русских войск в сражении 4 марта 1238 года стало отправной точкой ордынского владычества на северо-востоке Руси

Битва на реке Сить, датой которой традиционно считается 4 марта 1238 года, гораздо меньше на слуху, чем сражение на Калке, Куликовская битва или стояние на Угре. Но в истории противостояния Руси и Золотой Орды это событие занимает особое место: именно его многие историки считают последней попыткой серьезного сопротивления монголо-татарскому нашествию, обернувшемуся двухсотлетним игом.

Поход за подкреплением

В поход на реку Сить, расположенную на территории нынешних Тверской и Ярославской областей, владимирский князь Юрий (Георгий) Всеволодович отправился в середине января 1238 года, когда стало очевидно, что сражаться в одиночку против Орды невозможно. Требовалось собрать войско, которое по своим размерам и боевым возможностям не уступало бы монголо-татарскому, а на это требовалось прежде всего время. Получить выигрыш в нем можно было лишь одним способом: уйти в глухие и неизвестные татарам места, затаиться, а после подхода подкреплений двинуться на врага.

Великий князь Владимирский Юрий Всеволодович. Условный портрет на столпе Архангельского собора Московского Кремля, середина XVII века

Поскольку большая часть городов и княжеств северо-востока Руси к тому времени уже была захвачена или уничтожена, ждать помощи можно было прежде всего из Новгорода и Суздаля – от Ярослава Всеволодовича и Святослава Всеволодовича. Именно к ним и обратился с призывом прислать свои полки князь Юрий Владимирович. Кроме них, можно было рассчитывать еще на помощь угличского князя Владимира Константиновича, чьи полки успели присоединиться к владимирским еще по пути на Сить, и ростовские полки под началом князя Всеволода Константиновича. Но дождаться новгородских ратей князь Юрий так и не успел, пришли только суздальцы. В итоге к началу битвы в его распоряжении, как считает большинство исследователей, оказалось всего около 12-15 тысяч человек против примерно такого же по численности войска Орды, которое привел на Сить монгольский темник Бурундай. При таком раскладе преимущество должно было остаться за русскими полками, ведь большинство в них составляли пешие воины, которым было гораздо удобнее сражаться в лесах и болотах, окружающих реку Сить. Но в действительности битва фактически была проиграна еще до начала, поскольку татарское войско подошло не с той стороны, с которой его ждали русские воеводы, и совершенно неожиданно для них.

Враг подкрался незаметно

Точное место схватки на берегах Сити до сих пор остается поводом для споров между специалистами. Многочисленные найденные останки русских и монгольских воинов на протяжении практически всей реки, от истока до устья, дают повод предположить, что свои войска князь Юрий Владимирович рассредоточил по прибрежным деревням и селам, чтобы за их счет обеспечивать воинов. И это тоже стало одной из причин неизбежного поражения: ордынцы получили возможность разбить противостоящих им ратников по частям. К тому же, как говорится в большинстве летописей той эпохи, в частности, в Ипатьевской, княжеские войска стояли на реке Сить, «не имея сторожи», то есть не выставив дальних дозоров, которые могли бы предупредить о приближении противника. Впрочем, сделать это в любом случае было бы непросто: преследовавшие князя ордынцы шли намного быстрее, чем от них можно было ожидать, и соблюдали максимальную секретность своего марш-броска, не отвлекаясь на грабежи, но и не оставляя ни одного свидетеля своего похода.

Первый удар татарские конники нанесли по трехтысячному отряду воеводы Дорофея Федоровича (в летописях его называют «Дорожа»), который был отправлен делать засеки со стороны Углича. Это направление считалось второстепенным: наступления татарского войска, к тому времени уже взявшего Тверь и осадившего Торжок, ждали оттуда, с юго-запада. Но отряд, выделенный ханом Батыем под командование темника Бурундая, шел строго по следам войска князя Юрия Всеволодовича — через Ростов и Углич, и именно с этого направления нанес первый удар.

«Ситская битва — начало». Картина художника Игоря Мошкина, 2006 год

Летописные источники свидетельствуют, что воевода Дорожа, когда его отряд был разгромлен, успел-таки добраться до ставки князя Юрия и сообщить ему, что «уже, княже, обошли нас татары». Предводитель русской рати отдал приказ размещавшимся поблизости полкам готовиться к схватке, но опоздал: противник ворвался в становище буквально на плечах последних уцелевших воинов из отряда Дорофея Федоровича. «Начал князь полки ставити около себя, и вот внезапно примчались татары, князь же, не успев ничего, побежал», — гласят летописи. Далеко уйти Юрию Всеволодовичу не удалось, он пал в схватке с монголами, а после сражения его тело обезглавили, а голову отправили хану Батыю — как свидетельство того, что больше у Северо-Восточной Руси нет ни войска, ни того, кто мог бы его собрать.

Поражение, остановившее врага

Русское войско, растянутое почти на сто километров вдоль берегов реки Сить, так и было разгромлено по частям. Но сказать, что оно не сумело оказать серьезного сопротивления, нельзя. Ратники, понимавшие, что ничего, кроме смерти, им от ордынцев ждать не приходится, дорого продавали свои жизни. По итогам битвы оказалось, что от воинов Бурундая осталась лишь небольшая часть, способная продолжать поход и присоединиться к взявшему наконец Торжок основному войску хана Батыя. Именно это обстоятельство и вынудило Бату-хана в конечном итоге отказаться от продолжения наступления на Новгород: его силы были теперь практически равны силам новгородцев (войско которых не успело прийти на Сить и потому уцелело), а это ставило ордынцев в невыгодное положение.

Читайте также:  Набережная реки фонтанки д90

Однако для княжеств Северо-Восточной Руси разгром войск князя Юрия Всеволодовича означал полное поражение. Семья князя, оставленная им во Владимире, месяцем раньше погибла во время штурма города. Уцелевшие в схватке князья – угличский Владимир Константинович и суздальский Святослав Всеволодович – претендовать на то, чтобы возглавить сопротивление Орде, уже не могли, так как потеряли большую часть своих войск на берегах Сити. С этого момента и до конца XV века северо-восточные русские земли оставались данниками ордынских ханов, и только московскому царю Ивану III в результате знаменитого стояния на реке Угре удалось сбросить это ярмо.

Епископ ростовский Кирилл находит останки великого князя Юрия Всеволодовича, павшего в битве на берегу реки Сить. Рисунок художника Василия Верещагина из альбома «История Государства Российского в изображениях державных его правителей с кратким пояснительным текстом», 1896 год

Источник



Где была битва на реке Сити 4 марта 1238 года?

Николай Петрович Павлов -Тычкин Битва на Сити была последней попыткой русских дружин и ополченцев под руководством великого князя Владимирского Юрия Всеволодовича противостоять нашествию татаро — монголов. В этой битве великий князь Владимирский Юрий Всеволодович был убит. После битвы на реке Сить Северо — Восточная Русь попала под полную зависимость от Золотой Орды, установилось татаро — монгольское иго. О битве на Сити в Русских летописях сообщается очень скупо, до сих пор не ясно, где именно на реке Сить произошла эта битва.

Река Сить берёт начало в болотах Некоузского района и течёт на север, затем по Брейтовскому району и примерно в 5 километрах севернее села Брейтово Сить впадает в Мологу, которая в свою очередь впадает в Волгу.

Протяженность реки Сити 159 километров, у села Брейтово её пересекает дорога республиканского значения, которая шла от затопленного Рыбинским водохранилищем города Мологи в северо — западном направлении. Расстояние от города Мологи до реки Сить в этом месте около 40 километров, это ближайшее расстояние от Волги до реки Сить.

В русских летописях город Молога упоминается впервые в связи со следующими событиями: «Князь Суздальский Юрий (Долгорукий) взял в 1147 году Торжок, в отместку великий князь Киевский Изяслав Мстиславович с союзниками в 1149 году вступил в область Суздальскую и запылали сёла и города на берегах Волги от Углече Поля до Мологи».

Река Молога впадала в Волгу в том месте, где Волга резко меняет своё течение с северного на южное. В месте впадения реки Могоги в Волгу до сороковых годов 20 века стоял город Молога, затопленный Рыбинским водохранилищем.

На Руси издревле существовали большие дороги между городами, по этим дорогам движение было круглый год. Практически все главные дороги проходили по берегам больших рек летом, а зимой по их льду. По реке Волге в северном направлении шли две большие дороги до города Мологи:

Одна дорога вверх по течению реки Волги: Углече Поле — Мышкин — Молога. Другая вниз против течения: Ярославль — Рыбинск — Молога. В зимнее время дороги проходили по льду реки.

А какие в Древней Руси были дороги, можно судить из следующего: войско великого князя Тверского в 1316 году возвращалось из Новгородской земли в Тверь и «заблудиша в болотех и начаша мреть гладом, ядаху же и конину и кожи со щитов сдирающи ядаху, а доспехи своя и оружье пожгоша и придоша пеши в дома свои».

К городу Мологе, кроме двух волжских дорог, подходила большая дорога с севера от Белоозера и Новгорода.

В междуречье реки Волги проходила ещё одна большая дорога, которая соединяла Ярославль и Углече Поле. Эта дорога шла через Шеренский лес: от Ярославля на Ростов и Борисоглебск, то есть она соединяла берега реки Волги, протекающей на север с Волгой текущей в южном направлении.

Где могла произойти битва на реке Сить 4 марта 1238 года? Имеются три версии: по одной версии битва была в нижнем течении реки, по другой в среднем, по третьей в верховьях реки Сити. Рассмотрим это, учитывая возможность передвижения к реке Сить в зимнее время.

К какому наиболее вероятному месту на реке Сить, мог направить свои дружины великий князь Владимирский Юрий Всеволодович? Кроме зимнего бездорожья, надо учитывать, что ближайшее расстояние от Волжской дороги до реки Сить было у города Мологи и оно составляет примерно 40 километров.

Суздальская летопись сообщает: «Пришли от восточной страны в 6745 году (1237) на Рязань лесом безбожные татары. Пять дней оборонялась Рязань, на шестой пала.» Не помог Рязани великий князь Владимирский Юрий Всеволодович, а лишь послал своего старшего сына Всеволода с немногими полками оборонять Коломну. Татары подошли к Коломне «в силе тяжкой». Летопись отметила, что у Коломны была «сеча великая». У Всеволода был убит главный воевода Еремей Глебович и много иных мужей. Прорвав кольцо врагов, прибежал Всеволод во Владимир с малой дружиной.

«А татары подошли к Москве, взяли её той же зимой и убили воеводу Филиппа Нянка, а князя Владимира, сына великого князя Юрия в плен взяли. Той же зимой Юрий вышел из Владимира в малой дружине собирать свои силы, и оставил за себя сыновей своих Всеволода и Мстислава».

3 февраля 1238 года войска Батыя от Москвы подошли к Владимиру по льду реки Клязьмы. Батый хотел взять город хитростью: обещал пощаду осаждённым за сдачу города и обещая при этом освободить пленного князя Владимира Георгиевича (сына великого князя Юрия). Получив отказ, на глазах народа и братьев Всеволода и Мстислава татары изрубили Владимира Георгиевича.

«В конце января 1238 года великий князь Юрий выехал накануне осады из Владимира с малой дружиной к Ярославлю, а оттуда за Волгу, с ним пошли племянники Василёк, Всеволод и Владимир Константиновичи (дети старшего брата Юрия, Константина) и, придя, стал станом на реке Сить,(впадает в Мологу) поджидая Ярослава с полками и Святослава с дружиной своей. А во Владимире заперся его сын Всеволод с матерью и с епископом и с братом и всеми жителями».

Примечание: Возможно в летописи не случайно записано: «река Сить впадает в Мологу». Этим летописец как бы указывает на то, что место битвы на реке Сити находится вблизи от места впадения этой реки в Мологу.

«От Владимира татары рассеялись по всей земле Владимирской, одни пошли к Переяславлю — Залесскому и к Твери, другие к Городцу, а третьи к Ростову и Угличу и пленили все города по Волге» (татарские рати, которые пошли Шеринским лесом к Ростову, очевидно шли за великим князем Юрием).

Юрий рассчитывал на помощь брата Ярослава, который в это самое время почему то уехал в Киев и новгородцев. Очевидно, что он шел к Ярославлю через Суздаль и Юрьев — Польский (князь Юрьевский Святослав с сыном Дмитрием пошли вместе с ним и участвовали в битве на Сити), затем к Ростову, (с ним на Сить пошли его племянники ярославский князь Всеволод Константинович и Василий Константинович, князь Ростовский. Княжеские дружины шли через Шеренский лес по большой дороге: Ярославль — Ростова — Борисоглебск — Углече Поля, и очевидно затем Юрий шел по льду Волги через город Мышкин к Мологе.

Где мог выбрать место для стана великий князь Юрий для дальнейшего сбора дружин? 1)У болотистого истока реки Сить. 2)В её среднем течении. 3)На большой северной дороге, недалеко от места впадения реки Сить в Мологу. Первые два варианта сомнительны, так как в зимнее время этими глухими болотистыми и заросшими непроходимыми лесами добираться до реки Сить очень трудно.

Скорее всего Юрий направился по Волге к городу Мологе, затем по большой северной дороге отошел к тому месту, где эту дорогу пересекала река Сить (чтобы не контролировать обе Волжские дороги). Татары, шедшие следом за его дружинами, могли подойти к Мологе по Волге с двух сторон. А ему уже сообщили на Сить: «а татары идут к тебе».

Если это предположение верно, то Юрий, отойдя от города Мологи около 40 километров, расположился станом на Сити недалеко от устья этой реки.

Здесь, на расстоянии 5 — 6 километров левее большой дороги река Сить впадала в Мологу, возможно татары этим и воспользовались и смогли неожиданно напасть на стан великого князя Юрия, подойдя скрытно по льду реки Мологи к устью реки Сить, а затем по ней до русского стана.

«Великий князь Юрий начал собирать воинов против татар, а Жирославу Михайловичу приказал воеводство в дружине. Татары взяли Владимир, Суздаль и пошли на великого князя Георгия и пошли к Ростову и Переяславлю, а иные на Волгу, на Городец».

Юрию Всеволодовичу сообщили, что «княгиня с детьми, со снохами и внучатами от огня скончались». Князь послал на разведку воеводу Дорожа с тремя тысячами воинов узнать о татарах. Дорож вскоре прибежал назад и сказал: «Князь уже обошли нас татары». Скорее всего татары скрытно подошли к русскому стану по льду реки Сить со стороны реки Мологи, откуда их не ждали.

Напрасно ожидал великий князь на реке Сить подмогу новгородскую и своего брата Ярослава. «И жда брата своего Ярослава и не было его» — с горечью отметил летописец.

«И князь Юрий с братом Святославом и с племянниками своими Васильком. Всеволодом и Владимиром и с воинами своими пошел против поганых. И встретились оба войска и была битва жестокой и побежали наши перед иноплеменниками. И тут убит был князь Юрий, а Василька взяли в плен безбожные и повели в станы свои».

Василька Константиновича татары умертвили в Шеренском лесу, за то, что не покорился им. Значит после битвы на реке Сити татары шли в свои станы от предполагаемого места битвы по льду Волги до Углече Поля, а затем большой дорогой через Шеренский лес.

«А случилось это несчастье (битва на Сити) месяца марта в четвёртый день. Так был убит великий князь Юрий на реке Сити и многие из его дружины погибли здесь».

«Кирилл же, епископ Ростовский, в то время был на Белоозере, и когда он шел оттуда, то пришел на Сить, где погиб великий князь Юрий, а как он погиб, знает лишь бог — различно рассказывают об этом.

Читайте также:  Самая крупная дельта реки в мире

Кирилл нашел тело князя, а головы его не нашел среди множества трупов; и принёс он тело Юрия в Ростов, и положил его со многими слезами в церкви святой Богородицы».

Епископ Кирилл с Белоозера пришел к реке Сить или по большой северной дороге или по реке Шексне, но в любом случае он попал к предполагаемому месту битвы, именно туда где большая северная дорога пересекала реку Сить.

Если бы битва произошла выше, в среднем или верхнем течении реки Сить, то есть в лесах и болотах истока, или заросшем лесом среднем течении реки, то в эти непроходимые места зимой епископ Кирилл вряд ли пробрался.

Надо учитывать и то, что великий князь уходил из Владимира не для того чтобы прятаться от татар в дебрях, а для сбора войска на решительную битву. Поэтому Юрий, в глухие леса и болота верхнего и среднего течения реки Сить, забираться не мог.

Возможно летописец и написал поэтому кратко, что битва была «на Сити, которая впадает в Мологу», так как другого места для битвы на Сити просто не было. От предполагаемого места битвы на реке Сить епископ Кирилл согласно летописи, шел по Волге до Углече Поле, затем Шеренским лесом к себе в Ростов.

Позже на месте битвы у реки Сить была найдена и голова великого князя, её принесли в Ростов и положили в его гробницу. Только после всех этих событий Ярослав решил поспешить во Владимир, когда уже города Северо — Восточной Руси в том числе и Владимир, были превращены в груды развалин. В 1239 году Ярослав распорядился перенести тело брата Юрия во Владимир и его положили в гробницу Успенского собора возле его отца Всеволода Георгиевича.

© Copyright: Николай Петрович Павлов -Тычкин, 2019
Свидетельство о публикации №219032902027 Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении Другие произведения автора Николай Петрович Павлов -Тычкин Эта битва на речке Сить
Не дает мне спокойно жить,
Будто кто-то из предков моих
Заставляет о ней говорить.
Уважаем был Всеволод-князь.
Он семьёю гордился своей.
Меж детей разделил свою власть.
Видно, думал, так будет верней.
Но лишь только он в бозе почил,
Брат на брата пошел войной.
Зависть, жадность разъели любовь:
Сатана овладел страной.
И разменной монетой в борьбе
Оказался простой человек:
Постоянно о мире просил он в мольбе,
Чтобы князь не прервал его век!
Очень быстро о распрях узнали враги:
Моментально к границам орду привели.
И пьянея от крови, та ринулась в бой:
Города и деревни сравняла с землей.
Каждый сам по себе,
Каждый сам для себя —
А в итоге от плача зашлася страна!

Огромное спасибо Вам, Ольга. за такой изумительный, трогательный отзыв! С наступившим Вас Новым 2021 Годом! Всем сердцем желаю Вам счастья, здоровья и больших творческих успехов!

Источник

Битва в реке сити русских войск во главе с великим князем владимирским князем

Злой московит

Злой московит запись закреплена

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ КНЯЗЯ ЮРИЯ (Битва на Сити, 4 марта 1238 г.).

В конце января 1238 г., при приближении монголов к Владимиру (осажден 2 февраля), великий князь Юрий Всеволодович решил применить известную впоследствии стратегию русских полководцев — затягивания противника в глубь страны. Оставив столицу на попечение сыновей, он отправился на север для сбора войск «выеха Юрьи из Владимира в мале дружине», его сопровождали племянники: Василько, Всеволод и Владимир Константиновичи, которые имели обширные владения, а значит могли пополнить великокняжеское войско значительными контингентами. Старший из них, Василько получил от отца Ростов, которому были приданы Белоозеро и Устюг, Всеволод держал Ярославль, а Владимир Углич.

Юрий ушел за Волгу и организовал военный лагерь на одном из притоков Мологи — реке Сить, назначив воеводой «в дружине своей» Жирослава Михаиловича. Сюда к нему должны были стекаться «вои» со всей страны, но основную ставку он делал на помощь братьев Ярослава и Святослава «а ждучи к собе брата своего Ярослава с полкы и Святослава с дружиною своею.» Ярослав Всеволодович действительно к 1238 г. имел возможность собрать значительное войско, он к тому времени контролировал Киевское, Новгородское и Переяславское княжества. Недаром в летописи отмечено, что от Ярослава Юрий ждал полков, а от Святослава, князя Юрьевского, всего лишь его дружину. Но в лагерь на Сити приехал только князь Святослав, другого своего брата Ярослава, который в то время находился в Киеве или в Новгороде, Юрий не дождался, вероятно отсутствовали и дружины из городов Переяславского княжества Ярослава Всеволодовича (Переяславль, Тверь, Дмитров), по крайней мере об этом нет никаких известий, кроме того Переяславль довольно долго сопротивлялся монголам (5 дней), что говорит о присутствии там существенного гарнизона.

Можно попытаться оценить силы, которые были собраны Юрием Всеволодовичем в лагере на реке Сить. Его племянники Константиновичи могли выставить дружины с городов, которые находились в их владении: Ростова, Ярославля, Углича, Белоозера, Устюга, брат Святослава с Юрьева, у самого великого князя Юрия сначала была «малая дружина» с которой он ушел из Владимира, но по дороге он мог добрать еще некоторое количество воинов, всего получается семь полков. Данные летописей за XV в. говорят нам о численности княжеских и городских дружин в 100, 300, 500 воинов, причем 500 человек могли выставить наиболее крупные князья и земли. Конечно, максимальная численность полка XV века в 500 воинов для каждой дружины в войске Юрия Всеволодовича это много. Думаю, мы не далеко уйдем от истины определив среднею численность одного полка на Сити в 300 человек. Причем это, вероятно, максимальное количество воинов в одной дружине, но возможное, при высокой степени мобилизации для оборонительного боя на своей земле, кроме того надо помнить, что Юрий целый месяц собирал войска на Сити, это время позволяло сформировать «полнокровные» формирования, итого в семи полках великокняжеского войска могло состоять ок. 2000 воинов.

После взятия Владимира (7 февраля) войско монголов разделилось на несколько частей, основные силы пошли на Переяславль, а на поиски Юрия были посланы два отряда, один на Городец Радилов и далее по Волге, а другой на Ростов, этот отряд разделился, от Ростова часть пошла на Ярославль, а другая на Углич «и поидоша на великого князя Георгия окаянные ти кровопийцы идоша к Ростову а ини к Ярославлю а ини на Волгу на Городец и ти плениша все по Волзе». Предполагается, что войско Юрия атаковал отряд, который взял Углич и далее пошел к среднему течению реки Сить, из Ипатьевской летописи известно, что в битву с Юрием монголы вступили под командованием темника Бурундая.

Прямых данных о численности монголов нет, но известно, что это был один из четырех отрядов на которые было разделено войско Батыя, как уже было сказано командовал этим отрядом темник Бурундай. Таким образом русские войска на Сити были атакованы одним туменом не самой максимальной численности, так как он находился под командованием темника, а не принца Чингизида, которых в войске Батыя было достаточно. Сведения о численности туменов нам дают арабские и персидские сочинения, повествующие о татаро-монголах в XIII-XIV веках, размер тумена там колеблется от 1500 до 6000 воинов, в среднем 4000 сабель. Тумен Бурундая после двух месяцев непрерывных боев и переходов должен был понести существенные потери и ,вероятно, несколько уступал в численности русскому войску на Сити или был, примерно, равен ему.

За то время пока Юрий собирал войска (около месяца) лагерь для защиты от неожиданного нападения монголов был окружен укреплениями и превратился, по выражению летописи, в «городъ». В конце февраля князь получил известия о взятии Владимира и приближении монголов. Понимая, что помощь уже не придет, а враг близко и, видимо, узнав о разделении вражеского войска на несколько отрядов, Юрий решил выйти из лагеря и сразиться. В четвертый раз русские, во время монгольского нашествия, повторяли роковую ошибку, выводя войска из укреплений и принимая бой в поле.

4 марта авангард под командованием воеводы Дорожа покинул лагерь «посла Дорожа во просоки в 3-х тысячех муж», который должен был определить местоположение монголов «пытаты татаръ», таким образом из лагеря была выведена существенная часть русского войска (данные летописи о численности отряда Дорожа в 3000 человек, очевидно, завышены, но дают представление о достаточно большой численности авангарда). Вскоре авангард был окружен и разбит Бурундаем, спасшийся Дорож принес весть князю: «а уж, княже, обошли суть нас около Татары!». Не ожидавший нападения монголов Юрий «сполчившися, и поидоша противу ихъ», но лишившись основной части войска, был опрокинут Бурундаем, который ворвавшись в лагерь завершил разгром русских «не имеющоу сторожи изъеханъ бысь безаконьнымъ Боурондаема, всь городъ изогна» после кровопролитной схватки Юрий был убит, а русские войска бежали «и бысть сеча зла и побегоша наши перед иноплеменники и ту убиен был князь Юрий».

Из рассказа летописи о погребении князя Юрия Всеволодовича известно, что у него монголами была отрезана голова. Князь Василько Ростовский был взят в плен и казнен, о его брате Всеволоде летописи больше не упоминают, вероятно, он погиб в битве или умер позже от ран, третий брат — Владимир выжил, как и Святослав Юрьевский.

В битве на Сити очередной раз проявилось тактическое превосходство монгольского войска. Князь Юрий Всеволодович не только вывел дружины с укрепленных позиций, но и разделил свое войско, что , возможно, было спровоцировано монголами, благодаря этому Бурундай имел численное преимущество на каждом этапе боя. О легкой победе монголов в этом столкновении свидетельствуют слова Рашид-ад-Дина, который передает монгольские сведения о западном походе: «Эмир этой области Ванке Юрку [Георгий] бежал и ушел в лес; его также поймали и убили.»

ПСРЛ Т. I; ПСРЛ Т. II; ПСРЛ Т. XV; НПЛ.
Рашид-ад-Дин. Сборник летописей.
Каргалов В.В. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси.
Хрусталев Д.Г. Русь: от нашествия до «ига» (30—40 гг. XIII в.)
Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X—XIV вв.
Антов Д.А. Ратная сила золотой орды (Арабские и персидские сочинения)
Пенской В.В. О численности войска Дмитрия Ивановича на Куликовом поле.

Источник