Меню

Через реку как бы со стороны

Через реку как бы со стороны

Крымский мост в Москве

Всего 40 фото

Само словосочетание Крымский мост сейчас вызывает ассоциацию именно с Крымским авто-железнодорожным мостом через Керченский пролив (соединяющим Крымский полуостров с материком), построенным и открытым в 2018-2020 годах. Но речь пойдет именно о Крымском мосте в Москве . Кстати, интересна не только сама его конструкция, но и давняя затейливая история самого места где мост построен. А его название связано с Крымским ханством и частыми набегами на Москву крымских татар. Но, обо всем подробней и уже под катом.

Сейчас Крымский мост входит в состав автомагистрали Садового кольца в самом центре столицы, а вот в XVI веке на этом месте был брод через реку Москву, а оба берега занимали широкие безкрайние луга. Те времена были периодом постоянных набегов крымских татар на Москву, и неподалеку от реки, где было достаточно мелко, чтобы переправиться вброд, возник Крымский двор. Там останавливались татарские гонцы, торговцы, и название впоследствии распространилось как на берег со стороны Якиманки, так и на само мелководье, оно и стало «Крымским бродом». Это имя через некоторое время унаследовал и построенный тут мост. По сведениям москвоведа О. Иванова, название «Крымский брод» впервые встречается в «Записной книге Тайного приказа» за 1673 год. 02.

Но ещё раньше москворецкое мелководье сыграло немалую роль в военных событиях Смутного времени . В августе 1612 года войско гетмана Ходкевича попыталось деблокировать польско-литовский гарнизон, осаждённый в Кремле и Китай-городе ополченцами Минина и Пожарского и казаками Трубецкого. В ходе сражения 22 августа русская конница ударила от «Крымского двора» через брод во фланг неприятелю, штурмовавшему Чертольские ворота Скородома (один из частей — районов Деревянного города). Когда 24 августа Ходкевич повторил наступление уже через Замоскворечье, Козьма Минин с тремя конными сотнями перешёл реку на помощь казакам. Смяв две польские роты у «Крымского двора», он довершил общий разгром противника. Победа в том сражении предопределила скорое освобождение Москвы.
В XVI веке в этой части реки возник «Крымский перевоз», который работал на коммерческой основе и просуществовал до 1836 года. Во время строительства Водоотводного канала в 1783-1786 годах вблизи «стрелки» была устроена так называемая Бабьегородская плотина , уровень воды Москвы-реки у Крымского брода поднялся, появилась необходимость в постройке моста. В 1789 году на месте брода был возведён Никольский, или Николаевский наплавной мост — по имени соседней церкви святого Николая Чудотворца в Хамовниках , которая существует и поныне.
03.

Николаевский наплавной мост представлял собой ряд плотов, связанных пеньковыми верёвками. Эти плоты состояли из 8,5-метровых сосновых брёвен с настилом из струганных досок и закреплялись на 39 вбитых в дно сваях, был ограждён жердевыми крашеными перилами. Мост наводили каждую весну после схода воды. 04.

Слободка Чудова монастыря
Стоит упомянуть, что в XVII веке неподалёку от ныне существующей Крымской площади располагалась небольшая слободка, возникновение которой тесно связано с историей Чудова монастыря, находящегося в то время в восточной части московского Кремля. Собственно, в честь этой обители слободка и была названа. По преданию, основал Чудов монастырь в 1365 году Алексий – митрополит Киевский и всея Руси. С самых первых дней обитель имела статус ставропигиальной, поскольку была в ведении митрополитов и патриархии, а позднее ее даже иногда называли Чудовой лаврой.

Землевладения монастыря были очень обширны. Для поселения многочисленных людей, обслуживающих обитель и занимающихся хозяйством, нужны были земли, поэтому для монастырского подворья был выделен небольшой земельный участок недалеко от Крымского брода. В скором времени на той же земле воздвигли несколько сооружений, два из которых были каменными, остальные деревянными. К началу XVIII века слободка Чудова монастыря уже не существовала, но обитель по-прежнему владела некогда выделенным ей земельным участком до самого 1917 года.
05.

Источник

«Чтобы сделать лучше, нужно сделать хуже». В Подпорожье наступает день «П»

21:22 07.05.2021 Река Свирь в районе планируемой паромной переправы

Жители Подпорожья пойдут по тоннелю, как внутри турбины. Остальных подберёт паромный дуэт. Так найден вариант привязать отрезанную часть города. Теперь главное, чтобы проверяющие не заклевали запятыми.

Проезд по плотине Верхне-Свирской гидроэлектростанции через реку Свирь закрывается на реконструкцию с 15 мая и до конца года. Это единственный переезд, соединяющий две части 17-тысячного Подпорожья. В отрезанном ломте останутся около семи тысяч человек. Объездной путь — примерно 150 километров.

Пешеходный проход через ГЭС останется. ТГК-1 оборудовало сквозной проход из стекла и металла длиной 350 метров. Работы по монтажу были спешными и заняли две недели. Ранее сообщалось, что проходка будет реверсивной, полчаса в одну сторону, полчаса в другую. Как бы там ни было, а выглядит футуристически. Как внутрь турбины залез. Судя по кадрам, пройдут двое человек плечом к плечу в одну сторону.

Вариантов как решить вопрос с автопереездом, было немного. Например, организовать с помощью военных понтонную переправу. Но, во-первых, Свирь — река судоходная, значит понтон нужен разводной. Во-вторых, нужно оборудовать подъезды. В-третьих, с расписанием движения судов пришлось бы подстраиваться администрации ФБУ «Волго-Балт» и чревато задержкой в судоходстве. Ледовая обстановка осенью и зимой тоже непростая. В целом, слишком много рисков, в том числе для граждан.

Для понимания, по плотине идут продовольствие и прочие товары для магазинов. Многие подпорожцы живут на одной стороне города, а работают на другой. Что касается бизнеса, то в сторону «Колы» с дальних делянок идёт лес. Неясно было , как на тот берег доберутся «скорая», пожарные и полиция , как будет вывозиться мусор .

Ещё перебирали, что между двумя частями Подпорожья есть ж/д мост. Звучали размышления — положить на рельсы аппарели и пропускать по ним, как минимум, машины экстренных служб. С точки зрения исполнения и безопасности так себе предложение. В итоге со стороны РЖД остановились на реально исполнимом — между станциями Свирь и Подпорожье планируется пустить дополнительно восемь пар электричек. Помимо этого остановки будет делать «Ласточка» из Петрозаводска.

Самым осязаемым было пустить паром, на этом и остановились. Курсировать он будет между деревней Валдома на стороне «большого» Подпорожья и посёлка Никольское со стороны отрезанной части. От неё до отправной точки парома — с десяток километров, но не полторы же сотни. От Валдомы еще три километра до города, но рукой подать до ж/д станции. На следующей неделе начнутся испытания паромов на месте, а приступят они к перевозке граждан 15 мая. Скажем так, это день «П» для Подорожья.

— Если по факту, то других вариантов просто не было, и решение нужно было принимать срочно. Помимо очевидного нарушения инфраструктурных связей, кому нужны тысячи недовольных, да ещё накануне выборов, — отметил один из чиновников, добавив: «Главное, чтобы различные проверяющие органы не стали ставить палки в колёса по формальным запятым».

В декабре прошлого года губернатор Александр Дрозденко заявлял , что проблема переправы на время строительства моста должна быть решена с минимальными потерями и что нужно искать компромисс.

Читайте также:  Рыба обитающая в реке десна

Планируется, что курсировать будут два парома. Уже имеющийся «Аркадий Филатов» вместимостью до ста человек. Что касается авто, то он может взять на борт несколько «КамАЗов» без груза, либо 16 легковушек. До последнего времени работал на переправе у посёлка Вознесенье. Там останется старенький паром-дублёр СП-28. Второе судно на Подпорожье предоставит Волго-Балт. Как говорят, сейчас оно работает на Валааме.

К слову, Ленобласть собиралась покупать ещё один. По словам чиновников транспортного блока, присматривались к «Маршу Славянки» 1987 года постройки, работающему в Волгоградской области. Но по причинам технического характера отказались. «Выяснилось, что нормальный паром купить в России непросто», — прокомментировал один из собеседников.

Тем временем идёт строительство полноценного моста через Свирь неподалёку от Подпорожья. Собственно, необходимость экстренной реконструкции ГЭС совокупно с федеральным финансированием возведения моста и образовали хронологическое наложение. У ТГК-1 и Ленобласти свои правды: построенную в середине прошлого века ГЭС ремонтировать надо было уже вчера. Но региону исполнять план по освоению средств тоже надо, в ином случае деньги просто заберут. Переправу вообще планировалось построить ещё в советские времена, с тех пор разговоры шли, да денег не было. Кстати, у ТГК плюсом похожий фактор: деньги на реконструкцию ГЭС заложены на 2021 год и их надо осваивать.

Сейчас стройка по-советски стахановская. Уже началась надвижка гигантской пролётной конструкции, хотя по планам это планировалось делать в 2023 году. Главное, конечно, чтобы качество от такой гонки не пострадало.

Заметим, что в ноябре прошлого года глава администрации Подпорожского района Александр Кялин говорил автору материала, что паром с нагрузкой не справится.

— Что изменилось? — уточнил у него сегодня 47news.

— Паром будет не один, а два. И будет организован подвоз автобусами, — элегантно вышел из ситуации чиновник.

— Скорая, полиция, пожарные?

— Две пожарные машины есть на том берегу, опорный пункт полиции тоже организован. Машина скорой там одна есть. Ещё одна будет дежурить на другом берегу. Если что случится, пациента перевезут на каталке по переходу ГЭС и передадут коллегам.

— Поедут в окружную.

— Весело перевозчику с такой логистикой, — заметил 47news.

— Ну а что делать. Они согласились, — ответил Кялин.

Источник



Окно в природу (7 стр.)

Василий Песков - Окно в природу

Волжский маленький городок пробудил талант Левитана. И сам он навечно прославлен художником. По знакомым картинам мы знаем с детства: есть где-то Плёс, хорошо бы там побывать… Левитан сохранил сердечную благодарность местечку на Волге. Незадолго до смерти, вспоминая лучшее, что увидел, о Плёсе сказал: «Никогда не забуду…»

Более ста лет минуло с той поры, когда по желтым дорожкам в гору ходил Левитан. За сотню лет сколько воды унесла в море Волга! Выросли, переменились города на ее берегах. А Плёс остался Плёсом. И это его старинное постоянство обернулось сегодня ценностью. Тут царствует пешеход.

Глиняные дорожки змейками убегают на кручи мимо таинственных, непролазно-зеленых каньонов. Весной овраги пенятся белым цветом черемух и служат приютом для соловьев. Летом тут пахнет нагретыми лопухами, ежевикой, жасмином. Внизу, в потемках, журчат ручейки, вверху, на припеке, гремят кузнечики. Осенью по оврагам шуршат дрозды, как детские самолетики из бумаги, скользят над желтеющим миром сороки. В пахучем царстве зарослей тут хочется заблудиться. Но невозможно. Дорожки выводят тебя на вершину откоса под полог громадных старых берез.

Отсюда Волга — как на ладони.

На лодке переправиться можно на левый берег (из Ивановской в Костромскую область). Через реку, как бы со стороны, городок виден весь целиком. Видна внизу слева бывшая рыбачья слобода, виден в ней домик, где жил Левитан. И в мелких подробностях видны уступы кружевной зелени леса, уступы домов, садов, паутина желтых дорожек, освещенные солнцем полянки и темные русла оврагов, плешины на круче, вытоптанные туристами. Светел, зелен, радостен городок! А у ног его — зеркало Волги. Город похож на большой многопалубный пароход, приставший тут и не желающий уплывать — так ему хорошо. Как мачты, белеют церквушки. Нижняя палуба — самая оживленная. Плотно друг к другу стоят дома. Почти что все двухэтажные, низ — каменный, верх — деревянный. Заборы. Наличники. Двери с коваными запорами. В окнах — герань. У заборов — скамейки с обязательными старушками. Девятнадцатый век! Кажется, вот сейчас выйдет купчина в поддевке и проследует, оглядевшись, к лабазам у церкви. В огородах возле домов пахнет укропом, нагретой ботвой помидоров. Пахнет яблоками, колотыми дровами, вяленой рыбой, дымком. Куда-то в зеленые джунгли склона чешуйчатой змейкой уползает дорожка, мощенная камнем…

Таким видит Плёс человек, сошедший на два-три часа с теплохода. Но на всю жизнь запоминается этот старинный городок на Волге.

У зеркала

Василий Песков - Окно в природу

В Африке есть птица величиною с воробья и похожа на воробья, но более многочисленная. «Что за сеть растянута в половину неба?» — «Это ткачики, — ответил мне спутник.

— В этой туче больше миллиона птичек, очень не любимых африканцами.

Сядут на поле — урожаю конец! Видите старика и мальчишку с трещоткой? Они не дают ткачикам сесть. Эта птичка подобна саранче…»

В другом месте мы увидели жилище ткачиков: из-под соломы, которой одет был старый ствол дерева, вылетали резвые птицы. Я заглянул под солому и увидел гнезда, так густо сидевшие, что ладонь ребром можно было просунуть между этими «квартирами». Спугнутые птицы сразу возвращались в гнезда. А дальше виднелись новые гнезда, прикрытые соломой.

Из одного неспешно выползла небольшая неядовитая змейка. «Конечно, в этой соломе можно кое-что найти», — проводил змею мой приятель.

Читайте также:  Река лена падение реки уклон реки река волга падение реки уклон реки

Вечером мы говорили о ткачиках, об их похожих на тучу скоплениях. А утром одна из птиц, похожая на воробья, устроила нам веселое представление. «Иди скорее сюда», — позвал я приятеля. У нашей машины возле зеркала вилась знакомая птичка, она боролась со своим отражением в зеркале. Вокруг толпилось несколько любознательных постояльцев гостиницы, а птица «клевала» зеркало и, видимо, решила прикончить «соперника». Минут пятнадцать продолжался этот поединок. (Вы видите его на снимке.) Когда птица в изнеможении села на зеркало, какая-то сердобольная старушка-путешественница накрыла зеркало платочком. «Жалко, но представление окончено!» — сказали все хором.

Василий Песков - Окно в природу

В другой раз подобную картину я увидел спустя неделю там же, в степи Серенгети. Что-то остановило мое внимание… Боже мой, прямо в метре от меня около зеркала грузовика, из которого только что вылез шофер, сидела большеклювая птица с названием носорог и делала то же самое, что делал малютка ткачик — нападала на свое отображение в зеркале. Большая птица не обращала на меня внимания. Я поднял камеру и стал снимать. Сразу вспомнил: птица эта замуровывает самку в гнезде и, пока та сидит на кладке яиц, носит ей еду и через маленькое отверстие передает подруге.

Я помню снимок: носорог передает добытое где-то яйцо. «Свое берегут, а за чужим охотятся», — подумал я, не переставая снимать. Носорог старался достать клювом «соперника». Но чем больше он ярился, тем агрессивней был «соперник»… Кончилась пленка, но мне не хотелось уходить. «О, я понимаю. » — сказал шофер грузовика. Ему, наверное, не раз приходилось наблюдать подобное.

Еще раз я наблюдал, как животные относятся к изображению в зеркале. Ленинградские ученые в Псковской области выпускали на лето на острове обезьян. Важно было выяснить в природной среде поведение африканских животных. Был эксперимент: на поляне выставили большой лист металлического зеркала. Очень сообразительный самец обезьяны Бой, увидев свое изображение, сразу бросился к нему, думая, что встретился с соперником, но уперся в зеркало. Еще раз разбежался, но решил, не нападая на «соперника», заглянуть за зеркало. Ничего не увидел. И сел в задумчивости, как человек: «Что-то со мной неладное происходит…»

И стал зеркало обходить стороной. Как видим, «птичьего» восприятия зеркала у Боя уже не было, но понять происходящее обезьяне не было дано. Зеркалом для Боя служил сам человек. Помню, я снимал обезьян. Любознательный Бой крутился рядом. И вдруг я увидел на шее Боя мой «Никон» — обезьяна, уловив момент, стала рыться в моей сумке и обнаружила запасной аппарат. Что сделал Бой? Конечно, он стал, как и я, «фотографировать». Все окружающие засмеялись, и я тоже. Но надо было выручать дорогой «Никон». А Бой его не отдает — вскочил на сосну и оттуда «снимает». Я поманил Боя, а он залез выше и опять «снимает». На помощь мне пришел профессор Фирсов. Он протянул Бою яблоко, а тот сразу же отдал камеру.

Мы сели обсудить интересную ситуацию. «Человек с камерой был для Боя своеобразным зеркалом, и он сразу же, как только заимел камеру, стал «фотографировать». Но камеру он отдал без принуждения — яблоко для него было дороже», — объяснил знающий повадки обезьян профессор. И тут же рассказал о случае, который был в лаборатории несколько лет назад. «Мы решили устроить небольшой пожар. Что будет, когда старый шимпанзе увидит огонь? Обезьянка сразу бросилась тушить загорание. Для этого ей надо было из-под крана в стеклянной банке спешно носить воду…

Очень легко обезьяны могут включать или выключать телевизор и смотреть, что происходит на экране. Даже наблюдательная кошка способна включить телевизор. Пожар же могло потушить только мыслящее существо».

Василий Песков - Окно в природу

Многие знают: кошка, ни разу не видевшая телевизора, бежит поймать на экране птичку. Но постепенно кошке дано понять: в «теле ящике» поймать птичку нельзя, и кошка остается спокойной, когда на экране поют или стрекочут пернатые. И все же иногда, собравшись вместе, они вспоминают, как ловили воробьев и голубей. Посмотрите на снимок: что происходит в кошачьих головах? На экране птицы. Но видит око, да зуб неймет. Кажется, вот-вот эта мяукающая братия бросится на экран. Но этого не происходит: все одинаково соображают: «Нет, это невозможно! Видеть — хорошо! Но поймать… Все уже пробовали».

Если выключить телевизор, кошки исчезнут. Но стоит включить — сразу же соберутся. Специалисты пишут: «Кошки получают большое удовольствие от этих «коллективных просмотров».

Источник

ЛитЛайф

Жанры

Авторы

Книги

Серии

Форум

Песков Василий Михайлович

Книга «Полное собрание сочинений. Том 16. В час высокой воды»

Оглавление

Читать

Помогите нам сделать Литлайф лучше

  • «
  • 1
  • 2
  • .
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • .
  • 58
  • 59
  • »
  • Перейти

Овраги и в Плёсе громадные. Из-за них городок недоступен автомобилям. Тут царствует пешеход. Глиняные дорожки змейками убегают на кручи мимо таинственных, непролазно-зеленых каньонов. Весной овраги пенятся белым цветом черемух и служат приютом для соловьев. Летом тут пахнет нагретыми лопухами, ежевикой, жасмином. Внизу, в потемках, журчат ручейки, вверху, на припеке, гремят кузнечики.

Осенью по оврагам шуршат дрозды, как детские самолетики из бумаги, скользят над желтеющим миром сороки. В пахучем царстве зарослей тут хочется заблудиться. Но невозможно. Змейки дорожек выводят тебя на вершину откоса под полог громадных старых берез. Отсюда Волга — как на ладони. Поля, перелески за ней. На воде в предосеннем тумане лодки. Торопливо бежит «Ракета». Хорошо слышно, как в наступившей после нее тишине один рыбак у другого справляется об улове.

На лодке переправиться можно на левый берег (из Ивановской в Костромскую область). Через реку, как бы со стороны, городок виден весь целиком. Видна внизу слева бывшая рыбачья слобода, виден в ней домик, где жил Левитан. И в мелких подробностях видны уступы кружевной зелени леса, уступы домов, садов, паутина желтых дорожек, освещенные солнцем полянки и темные русла оврагов, плешины на круче, вытоптанные туристами. Светел, зелен, радостен городок! А у ног его — зеркало Волги. Город похож на большой многопалубный пароход, приставший тут и не желающий уплывать — там ему хорошо. Как мачты, белеют церквушки. Нижняя палуба — самая оживленная. Плотно друг к другу стоят дома. Почти что все двухэтажные, низ — каменный, верх — деревянный. Заборы. Наличники. Двери с коваными запорами. В окнах — герань. У заборов — скамейки с обязательными старушками.

Читайте также:  Сочинение реки оки в рязани

Девятнадцатый век! Кажется, вот сейчас выйдет купчина в поддевке и проследует, оглядевшись, к лабазам у церкви. В огородах возле домов пахнет укропом, нагретой ботвой помидоров. Пахнет яблоками, колотыми дровами, вяленой рыбой, дымком. Куда-то в зеленые джунгли склона чешуйчатой змейкой уползает дорожка, мощенная камнем…

Таким видит Плёс человек, сошедший на два-три часа с теплохода.

В зелени своей Плёс прячет маленькую местную промышленность, сельскохозяйственный техникум, санаторий, дома отдыха, пансионаты, туристскую базу и памятник основателю города князю Василию. Не великое число жителей — как раз то, что надо для городка.

И зимою Плёс становится тихим-тихим. Но, как и прежде, вскроется Волга — число людей в Плёсе немедленно возрастает. Прежде возрастало в четыре-пять раз. Сейчас через Плёс за летние месяцы проходит полмиллиона людей. Останавливаются теплоходы. И прибрежная улица превращается — не знаешь уж как и сказать — в Невский проспект, в Голливуд? Одежда — под стать маскараду: от купальных костюмов до цветных ярких шалей. В толпе я увидел даже чалму. Думал, индус путешествует, оказалось — москвич. Жена его с собачкой на поводке важно представила мужа: «Парапсихолог… Интересуется йогой…»

Какой-то веселый малый, возбужденный жарой и пестрой этой толпою, в дверях магазинчика, где продается кое-что, припасенное для туристов, озорно крикнул:

— Кольты в продаже есть?!

— Нет! — машинально ответила продавщица.

— Ну и слава богу, что нету…

Плёс охлаждает сюда прибывающих. Дорожки вверх по откусу, стояние под березами на бугре, откуда белые теплоходы кажутся небольшими игрушками, посещение дома, где жил Левитан, возвращают людей в состояние, которое их самих удивляет и радует. «Ты знаешь, как будто душу в чистой воде сполоснул», — сказал мне сосед по каюте, когда мы на палубе утром заговорили о Плёсе.

Полное собрание сочинений. Том 16. В час высокой воды _27.jpg

Есть у маленьких глубынь-городков свои «жрецы», ревнители красоты. Плёсу особенно повезло. Тут никогда не забывали, что живут в местечке исключительной привлекательности. А когда в начале 60-х годов народ повалил сюда валом, сочли это вполне естественным.

Сразу нашлись добровольцы встречать теплоходы и группами провожать экскурсантов по городу. В числе их была библиотекарь Алла Павловна Вавилова. Те, кто в Плёсе бывал, читая эти заметки, сразу вспомнят гостеприимного человека, сердечно и хорошо рассказавшего им о родном городке, о Левитане, о других людях, оставивших в Плёсе хорошую по себе память. Этой женщине принадлежит идея создать тут картинную галерею. Потом она стала бороться за музей Левитана. С преодолением множества трудностей музей был создан. И хороший музей! — с подлинниками работ художника, с вещами, каких касалась его рука. Алла Павловна сама на пороге встречает гостей и вводит их в мир Левитана… Слушатели не догадываются, сколько иных, самых разных забот лежит на плечах этой женщины. Плёс (во многом стараниями Аллы Павловны Вавиловой) объявлен историко-архитектурным и художественным музеем-заповедником. Намечено сделать Плёс «вторым Суздалем». Цель хорошая, мудрая. Но дело вопреки стараниям местных энтузиастов движется пока медленно, слишком медленно. И, главное, в сохранении ценностей Плёса не учтена пока важная ценность — природа.

Этим летом городок отметил свое 575-летие и 125-летие со дня рождения Левитана. Из Ильинского района в Плёс перевезена и поставлена церковь, очень похожая на церквушку, увидев которую с парохода, художник сказал: «Немедленно сходим!»

После прогулки по Плёсу Алла Павловна пригласила в дом к себе — ужинать. Ели громадного, не уместившегося на одной сковородке леща. Хозяйка дома, по привычке экскурсовода, рассказывала: «Рыба — традиционное угощение в Плёсе. Когда-то к домам, стоящим на склоне, из бегущих сверху ручьев отводили воду в садки, и в них с приходом гостя сачками ловили стерлядь. Левитан, несомненно, не раз едал стерляжью уху…»

Сидели за ужином долго. В открытое окно залетали на свет августовские бабочки. Были слышны густые гудки теплоходов на Волге. А в темноте сада гулко падали с веток перезревшие яблоки.

Фото автора. 29 сентября 1986 г.

Год под знаком козы

(Таежный тупик)

20 сентября под вечер вертолет, поднявший метель из желтых березовых листьев, сел на косе. Мы выпрыгнули на обкатанные водою белые камни, выгрузили поклажу. Вертолет упругим вихрем еще раз тряхнул верхушки берез и скрылся за скосом горы. Осенний огненный мир, два часа проплывавший внизу, теперь обступал, подымался от ложа реки круто вверх. По желтому густо-зеленым цветом темнели кедры и ели, малиновыми пятнами обнаруживали себя рябины. После холодного и ненастного лета в абаканской тайге стояла нарядная ясная осень.

Было тепло и тихо. Синее небо отражалось в непривычно спокойной воде. Где-то кричала кедровка. И это был единственный звук, напоминающий о скрытой под пологом леса жизни.

Посидев на прибрежном нагретом камне, мы пошли вдоль реки. Половина поклажи «до завтра» была брошена на косе. Шли по мягкой, промятой во мху дорожке. Когда-то Лыковы от реки уходили к своим избушкам, стараясь не оставить следов. Теперь же от берега вверх вела заметная тропка. В прошлом году Карп Осипович пометил ее затесями. А в этот раз мы обнаружили бревнышки-ограждения. «Беспокоится старик, чтобы кто-нибудь из идущих не поскользнулся на крутизне», — сказал Ерофей, оглядывая недавнее оборудование.

Путь от берега до избушки довольно крутой, но недлинный. Верхнее дальнее жилье с прошлого года Лыковы бросили, перебравшись к реке. Через час неспешного хода мы вдруг услышали блеянье коз, увидели синий дым костерка. Еще минута — и навстречу выходят двое людей. Агафья, как ребенок, радости не скрывает.

— А мы видели вертолет-то… Я и картошку успела сварить…

На бревнышке у костра начались обычные для этого часа расспросы: как поживаете? Как добрались? Агафья между тем, положив нам в ладони по горячей картофелине, засеменила на огород. Все угощения сразу разложены были на траве у костра: морковка, репа, горох. Карп Осипович появился с пластиковым мешочком кедровых орехов. Агафья поставила туесок с собранной накануне брусникой. Потом вспомнила о соленых грибах…

Источник