Меню

Движение против захвата озер

Откусить от берега: как питерские нувориши огороживают озера

Евгений Колесников, Санкт-Петербург

Недавно случился почти что прецедент. Совместно два городских комитета правительства второй столицы обратили внимание на захват территорий в вопиющей близи Суздольских озер, а это элитное местно для Питера. Однако проблема, конечно, никуда не делась – в Петербурге и Ленинградской области нувориши буквально оккупировали берега самых красивых водоемов, возведя заборы своих участков, которые вплотную примыкают к водичке. Природоохранная прокуратура в этом процессе напоминает раба из БДСМ – рот заткнут, и полный пассив. Хотя по Водному кодексу РФ нельзя строить заборы, огораживающие свой участок, ближе 20 метров к реке или озеру. Кажется, в 78 и 47 регионах на это плевать.

«Собственники проигнорировали…»

На днях комитет по контролю за имуществом (ККИ) администрации Санкт-Петербурге совместно с комитетом имущественных отношений (КИО) заявили, что выявили вблизи Суздальских озер незаконно занятые территории частными лицами. Пресс-служба ведомств сообщает: «Сотрудники ККИ проверили два участка на Выборгском шоссе рядом с домом №160. Оказалось, что владельцы земли незаконно установили ограждения, присоединив к участкам государственную собственность площадью 472 и 580 квадратных метров. При этом земля находится в границах береговой полосы водного объекта общего пользования. Собственники проигнорировали уведомления о добровольном освобождении захваченных участков. Тогда освобождать незаконную землю начали сотрудники ККИ, подведомственная комитету организация, правоохранители и администрация Выборгского района Петербурга. Сейчас комитет проводит работу по привлечению землепользователей к административной ответственности. Также с собственников участка через суд взыщут средства, затраченные на освобождение территории».

Что ж, данное рвение чиновников похвальное, только это капля в море. Те же Суздальские озера, а там Блок писал «Стихи о прекрасной даме», буквально ныне оккупированы – население не может к ним подойти, хотя десятилетия эти озера были главными купальными местами для ленинградцев.

Мнение

Ирина Андрианова, координатор общественных движений «Открытый берег» и «Против захвата озер»: — То, что творится в Петербурге и Ленобласти в контексте захвата водоемов частными и очень богатыми, влиятельными лицами, уже ни в какие ворота не лезет. Таких адресов уже более тысячи. Власти и правоохранительные органы настолько беспомощны в данном вопросе, что этому могут быть только два объяснения: либо они бояться этих самых нуворишей, либо плюют за свои непосредственные обязанности.

Коттеджи «кого надо людей»

Из юридических нюансов про это проблему важно знать главное – согласно Водному кодексу РФ, нельзя перекрывать проход к водоемам общего пользования забором. Недопустимая граница – 20 метров береговой полосы. А Петербург и Ленинградская область не хуже Суоми – «страна озер» — совокупно около 2 тысяч водоемов. И большинство из них, в том числе сам Финский залив, в последние лет двадцать стали застраивать коттеджами «кого надо людей». Сейчас большинство береговых линий перекрыты от «смердов» в таких легендарных курортных местах как Комарово, Солнечное, Репино. Практически полностью «закупорено» заборами третье Суздальское озеро – самое большое и красивое из трех. В Озерках, где оно находится, вообще возникла питерская Рублевка. Но зато с собственным выходом к водичке.

Мнение

Игорь Риммер, петербургский политик, бывший депутат Законодательного собрания, проживающий в Озерках: — Я не ставил забор к воде, и вообще в бытность депутатства своего всегда поднимал этот вопрос. Нарушается Водный кодекс РФ, у всех на глазах и вопиюще. И даже не про юридическую сторону хотел бы сказать. В нашем городе нельзя вести себя нахрапом – это противоречит его сути. Культура – она культура и в общении между людьми. А некоторые ведут себя бескультурно по отношению к другим, «простым» петербуржцам.

«Снесли… а он ставит забор опять»

Кто за это отвечает среди правоохранителей? Есть даже специальное ведомство – природоохранная прокуратура называется. Не сказать, что ее сотрудники ничего не делают в этом разрезе. Выносят предписания, иногда даже сносят незаконные заборы. Но это не продуктивно. Вот что на правах анонимности рассказала одна из сотрудниц ведомства: «Вот общественность возмущается – на нас кивает, мол, ничего не делаем. Делаем! Сначала выявляем незаконную постройку, потом обращаемся в суд. Всё это время, довольно значительное. Суд всегда выносит решение в нашу пользу. Привлекаем специальные организации для сноса забора. Наконец, снесли. Владелец забора оштрафован в рамках административного кодекса. Штраф около 5 тысяч рублей обычно… И через пару дней … ставит забор опять. Для него такие расходы – копейки. И все опять по новой – предписания, суд… Может, мое мнение и непопулярно будет в среде правоохранителей, но чтобы эту проблему решить с корнем, нужна уголовная ответственность за самозахват земли. Иначе это сизифов труд».

Мнение

Иосиф Габуния, адвокат Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург», почетный юрист РФ: — Вся эта ситуация – форменный правовой нигилизм, как говорил когда-то президент России Дмитрий Медведев. Ведь есть закон – Водный кодекс РФ, — но на него откровенно все забивают. Необходимо увеличивать штрафы для тех, кто купирует доступ людей к воде. Но никакой юридической инициативы от местных депутатов нет. И, наверное, понятно, почему…

Но надо отдать должное общественным организациям. Вместо профильных чиновников именно они защищают водоемы Петербурга и области от захватов. К примеру, есть руководитель движения «Против захвата озер» Владимир Павлов, который борется с незаконной застройкой уже пятнадцать лет. И весьма действенно, в меру полномочий, конечно. Пару лет назад его организация отбила в Ленинградской области озеро Лассылампи. Знаковое событие. Там царствовал и обнес водоем забором вице-президент «Роснефти» Андрей Шишкин. Органы прореагировали на призывы общественников, забор был спилен. Может, сейчас, конечно, он опять на месте. А вот прямо сейчас общественники в Ленобласти борются с захватами на Суходольском озере, на реках Вуоксе, Бурная, Рощинка и многих других. Для них это не сизифов труд.

Справка

Из ст. 6 Водного кодекса РФ: «Каждый гражданин вправе иметь доступ к водным объектам общего пользования и бесплатно использовать их для личных и бытовых нужд, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими федеральными законами».

Источник

Против движения защиты берегов от рейдеров совершена провокация

В результате один из информационных ресурсов движения «Против захвата озер» («Открытый берег») попал под угрозу блокирования.

Общественное движение «Против захвата озер» («Открытый берег») уже много лет противостоит попыткам захвата земельных участков и побережий водоёмов. И хоть переломить ситуацию в корне им пока не удалось, на счету активистов немало локальных побед.

Недавно администратору одного из информационных ресурсов движения – сайта openbereg.ru , который в месяц просматривает более 1300 человек – пришло письмо из Роскомнадзора о передаче дела о блокировке сайта в суд. Причиной была указана жалоба на разглашение персональных данных.

Как выяснилось впоследствии, неизвестные создали зеркало сайта (либо смогли прикрепить свою страницу к сайту иным способом), на котором и разместили послуживший поводом для блокировки материал.

Администраторы сайта уже уведомили Роскомнадзор о том, что «Открытый берег» не имеет отношения к данной публикации персональных данных. Но поскольку дело уже передано в суд, будущее сайта остается под большим вопросом.

Между тем, как неоднократно сообщало ИА FederalCity , в Ленобласти продолжается незаконный захват и застройка общественных берегов водоемов.

Пожалуйста, не забывайте подписываться на канал FederalCity и ставить лайки. Ваши оценки, очень важны для нас, именно Вы помогаете развитию канала.

Источник



Большой спорт потянуло на природу

Фото: движение ‘Против захвата озер’

Заказник ‘Озеро Щучье’ в Курортном районе Петербурга был образован десять лет назад. В январе по случаю круглой даты на ++сайте++ Сольного появился славящий юбиляра текст: ‘Это одна из самых больших (1157 га) и наиболее посещаемых особо охраняемых природных территорий Санкт-Петербурга… Горожан привлекают сосновые леса, высокие холмы, ельники, лесные озера… Здесь встречаются редкие растения и животные, в том числе краснокнижные’. Особо отмечалось, что с созданием заказника территория получила особую заботу и благодаря введению заповедного режима ‘произошли заметные положительные изменения’.

Но теперь эту красоту хотят ‘модернизировать и благоустроить’ — именно так трактует городской комитет по физкультуре и спорту свои планы по созданию ‘лыжно-биатлонного комплекса для круглогодичной спортивной подготовки и проведения международных соревнований по зимним видам спорта’.

Затея не нова — впервые с похожей инициативой спорткомитет и петербургская Федерация лыжных гонок выступили еще в 2008-м. Но тогда и статуса заказника еще не было, и аппетиты были поскромнее — как по охвату территории, так и по уровню будущего сооружения (на международный еще не замахивались). Общая стоимость проекта, который планировалось реализовать к зимнему сезону 2011/2012, оценивалась в 190 млн рублей, в бюджет города на 2009–2011 гг. заложили на него 105 млн.

В 2009 и 2010 годах спорткомитет заключил два контракта на проектирование (в две очереди) — с ООО ‘Проектно-строительное объединение ‘Тимрус» и ООО ‘Акрос’, на 10,2 и 7,2 млн рублей соответственно. Вторая очередь включала в себя ‘гостинично-развлекательный комплекс вблизи озера Щучье’.

Озеро Щучье. Фото: oopt.spb.ru

Но выполненная проектная документация не прошла госэкспертизу. Заказчик не озаботился наличием базового документа, который обязан был предоставить подрядчику, — проекта планировки территории (без него нельзя проектировать сам объект и невозможно получить положительное заключение госэкспертизы). По этой причине суд отказал комспорту в его иске к ‘Тимрусу’ о расторжении контракта и возвращении выплаченных по нему средств. Так бюджет Петербурга потерял свыше десяти м

В случае с ‘Акросом’ деньги городу удалось вернуть по мировому соглашению.

Новый поход на заказник объявили весной 2019 г., когда к и. о. губернатора Александру Беглову поступило обращение с просьбой возобновить проект, подкрепив его бюджетным финансированием. Под обращением подписались олимпийские чемпионы Анатолий Алябьев и Любовь Мухачева, а также два экс-президента Федерации лыжных гонок Санкт-Петербурга — Андрей Степаненко (генеральный директор Российского аукционного дома, ранее возглавлял городской фонд имущества и занимал руководящие должности в КУГИ) и Михаил Осеевский (президент ПАО ‘Ростелеком’, в 2003–2011гг. — вице-губернатор Санкт-Петербурга). Тогда же президент Федерации лыжных гонок и вице-президент Федерации биатлона Петербурга бизнесмен Андрей Кириленко ++обрисовал++ контуры задуманного для Курортного района спорткомплекса ‘с оборудованными по современным международным требованиям трассами на любую погоду, с бассейном, спа, тренажерными залами, трибунами и всевозможными удобствами для спортсменов и зрителей’.

Читайте также:  Туркомплекс эдем телецкое озеро

Летом прошлого года комитет по спорту ++инициировал++ внесение изменений в постановление городского правительства № 498, которым была утверждена госпрограмма ‘Развитие физкультуры и спорта в Санкт-Петербурге’. Одна из поправок касалась смены названия для объекта в Курортном районе со ‘спортивно-лыжного стадиона’ на ‘лыжно-биатлонный комплекс для круглогодичной спортивной подготовки и проведения международных соревнований по зимним видам спорта’. Причем из выдвинутых комитетом поправок только эта не подкреплялась никакими аргументами в приложенном ‘обосновании’.

Между тем за этой корректировкой названия стоят изменения куда более существенные.

Требования по проведению соревнований международного уровня предполагают, в частности, ширину трассы до 12 м и значительные перепады высот. В случае с территориями заказника ‘Озеро Щучье’ это означает вырубки просек и масштабные манипуляции с грунтом (досыпку существующих холмов). Кроме того, потребуется размещение установок для выброса искусственного снега, устройство бетонно-асфальтового основания трасс (для катания на лыжероллерах), ограждений, постоянного освещения и прочая.

В декабре внесенные комспортом изменения утверждаются ++Постановлением++ правительства Петербурга.

В марте стало известно о письме спорткомитета руководству комитета по природопользованию с просьбой о проведении ‘консультативной встречи с целью обсуждения возможности задействования территорий природных заказников для спортивных целей’.

В комитете по физкультуре и спорту подтвердили, что такая встреча состоялась 23 марта. Но ушли от вопроса о том, какие еще заказники (кроме Щучьего) намереваются ‘задействовать’. В ответе на редакционный запрос ‘Новой’ лишь уклончиво сообщили, что ‘некоторые территории природных заказников обладают высокой транспортной доступностью, исторически являются местом занятий физической культурой и спортом для населения и имеют рекреационное назначение’. Без ответа остались и наши вопросы о стадии проектирования лыжно-биатлонного комплекса, наличииэкономического обоснования, сроков реализации этого проекта, его стоимости и обеспечения бюджетным финансированием. Обошлись фразой о том, что расходы на проектирование ‘предусмотрены Адресной инвестиционной программой Санкт-Петербурга на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 гг.’.

Эта адресная программа утверждена городским законом о бюджете на тот же период. Она идет в связке с госпрограммой ‘Развитие физкультуры и спорта в Санкт-Петербурге’. Где мы и находим требуемую для строительства лыжно-биатлонного комплекса ++сумму++ — 599 млн руб., из которой 400 млн покрывается за счет городского бюджета. Первые 19,4 млн (на проектно-изыскательские работы) запланировано освоить до конца 2023 года. А 379,8 млн (cтроительно-монтажные работы) — до 2025 г.

Камень в честь основания природного заказника. Фото: движение ‘Против захвата озер’

Базовый документ для проектирования — проект планировки и межевания — теперь есть (утвержден ++Постановлением++ правительства в 2012 г., имеет статус действующего документа). Этим постановлением утверждено и прилагаемое к нему положение о размещении объектов капитального строительства на интересующей нас территории — в том числе физкультурно-оздоровительных сооружений.

Еще один документ на пути материализации замысла комспорта — проект изменений в городской генплан, представленный в августе прошлого года. Где в интересующей нас локации заложены два объекта: ‘открытое плоскостное физкультурно-спортивное сооружение (лыжероллерная трасса)’ площадью 40 685 кв. м и ‘открытое плоскостное физкультурно-спортивное сооружение (спортивный лыжный стадион)’ площадью 12 тыс. кв. м.

В ответе на редакционный запрос ‘Новой’ спорткомитет утверждает, что ‘размещение инфраструктуры стадиона планируется вне границ заказника ‘Озеро Щучье’, а на его территории предполагается только ‘модернизация и благоустройство’ и так существующих лыжных трасс. Сделано это будет, как нас заверяют, ‘с учетом соблюдения действующих требований в рамках природоохранного законодательства’. И актуальным положением о заказнике, напомнили нам попутно, устройство лыжных трасс предусмотрено.

Но одно дело — локальные трассы для любителей, проложенные по существующему природному рельефу между деревьями. И совсем другое — для круглогодичных тренировок, отвечающие требованиям проведения международных соревнований. В том числе на протяжении 3,7 км предполагается обустроить те самые лыжно-роллерные, на бетонно-асфальтовом основании. И кардинально изменить рельеф, сообразно международным требованиям по углу наклона для спусков с возвышенностей. По сведениям источника ‘Новой’, на инициированной комитетом мартовской ‘консультационной встрече’ говорилось, в частности, о необходимости досыпать даже самый высокий из существующих на территории заказника холмов — ‘Земляничную гору’, чтобы стал на пять метров выше.

Окрестности озера Щучье. Фото: oopt.spb.ru

Трудно представить, что международные соревнования обойдутся без устройства освещения (а его тут сейчас нет). Но если по нашему витиеватому законодательству отдельно стоящие столбы освещения — это всего лишь ‘элемент благоустройства’, то при их подключении к сети это уже ‘объект капитального строительства’. А оно в границах заказника запрещено. Да что там строительство — положением о заказнике запрещено даже ‘прокладывание новых троп’ и ‘беспокойство птиц в период с 15 апреля по 15 июля, в том числе нарушение тишины’. Как это коррелируется с неизбежными вырубками для трасс 12-метровой ширины, перевалками грунта, круглогодичной работой комплекса, международными соревнованиями с прилагаемым бурным ростом нагрузки и необходимым обеспечением толп зрителей и участников парковками, раздевалками, павильонами для судей и команд, заведениями общепита и прочая?

Минувшим летом на дистанционное общественное обсуждение был вынесен проект постановления городского правительства о внесении изменений в его же постановление 2011 года об образовании заказника ‘Озеро Щучье’. Большая часть корректировок обуславливалась формальной необходимостью привести положение о заказнике в соответствие изменившимся за прошедшее время нормам и определениям. Но была там и поправка, вызвавшая шквал возмущения у местных жителей (свыше 30 человек подали тогда свои возражения). Касалась она изменения разрешенного вида использования участка площадью свыше 23 тыс. кв. м — с использования ‘для оздоровительных целей’ на ‘для размещения гостиниц’. Участок этот, вблизи озера Щучье, еще до образования заказника оказался в собственности ООО ‘Северо-Запад’, выстроившего на нем внушительный коттедж. По мнению руководителя экспертной группы постоянной комиссии ЗакСа по городскому хозяйству, градостроительству и имущественным вопросам Александра Карпова, предоставление участков возле Щучьего озера тогда проводилось с нарушениями Лесного кодекса РФ (поскольку они относятся к землям городских лесов, не подлежавших приватизации). Собственник участка с коттеджем арендует у города и прилегающий участок (6000 кв. м) у кромки Щучьего озера. Участки обнесены единым уходящим в воду забором, снабженным извещающими о ‘частной территории’ и наличии ‘злой собаки’ табличками. Выход к озеру перекрыт наглухо, вопреки требованиям ст. 6 Водного кодекса РФ о свободном доступе к прибрежной зоне.

Активисты движения ‘Против захвата озер’ много лет боролись с этим безобразием.

‘Мы направляли обращения в природоохранные ведомства еще с 2008 года, — рассказывает координатор движения Ирина Андрианова. — И очень обрадовались, когда получили ответ, что муниципалы решили предъявить нарушителю судебный иск. Но радовались мы напрасно. Тогда мы еще не знали, что судебные иски регулярно используются госорганами для легализации нарушений. Так и в этом случае — государственный истец сначала подал заявление, а потом отозвал его якобы ввиду ‘досудебного исполнения ответчиком исковых требований’. Разумеется, ни один сегмент забора своего местоположения не поменял, зато муниципалы потеряли право когда-либо подавать аналогичный иск в будущем. Чего, видимо, и добивались’.

Забор, кстати, по сей день стоит неколебимо.

Ну а прошлым летом в вынесенной на обсуждение новой версии постановления о заказнике обнаружились такие строки: ‘учтено фактическое, сложившееся до создания Заказника использование’. Что, по сути, легализует произвол прошлых лет.

Проект этого документа, впрочем, получил в марте отрицательное заключение государственной экологической экспертизы. Как дальше сложится его судьба, пока можно только гадать. Но нельзя исключить, что в случае закрепления за этим обширным участком режима использования для гостиниц он может быть вовлечен в проект лыжно-биатлонного комплекса — на выгодных для владельца условиях. Как тут не вспомнить о проектных наработках 2010 г. с ‘гостинично-развлекательным комплексом вблизи озера Щучье’.

По заверениям руководителя смольнинской дирекции особо охраняемых природных территорий Петербурга Татьяны Ковалевой, опасаться появления здесь новых гостиниц не стоит: ‘Согласно новой редакции положения о заказнике, допускается только реконструкция зданий, без увеличения объемно-пространственных характеристик таких объектов’.

Однако новая редакция еще не имеет законной силы, и в каком виде будет утверждена, неизвестно.

Как и то, сохранится ли сам защитный статус заказника для этой уникальной территории. Лоббистам проекта лыжно-биатлонного комплекса он явно мешает. После проведенной по инициативе комспорта ‘консультативной встречи’ появилась тревожная информация о намерении неких ‘общественных экспертов’ оспорить в суде обоснованность образования заказника. Ответчиком в таком процессе будет правительство Петербурга. Но вот захотят ли чиновники реально отстаивать сохранность этой особо охраняемой природной территории или сыграют очередной ‘договорной матч’ с заранее заданным проигрышем — большой вопрос.

Источник

«Захват озёр»

Что такое понятие частной собственности? И почему иногда территории озер становятся частью частной территории? Несанкционированные захваты водоемов обсуждаем в Открытой студии.

В программе принимают участие:
— представитель движения «Против захвата озёр» Ирина Андрианова;
— представитель компании-застройщика «Полэкспресс» Андрей Владимирович Бачков;
— начальник Управления ресурсов вод и регулирования водохозяйственной деятельности Федерального агентства водных ресурсов Анатолий Васильевич Шевчук.

Шевчук Анатолий Васильевич:
Был период, когда было выдано много разрешений на строительство, на размещение каких-то объектов, в том числе в прибрежных полосах, в водоохраной зоне. Сейчас мы получили наследство, которое родилось из тех процессов, которые были в начале перестройки, в начале 90-х годов.

Ника:
Но если опираться на водный кодекс, который для нас сейчас является главным законом, эти люди, собственники, нарушают закон?

Шевчук Анатолий Васильевич:
Вы правы, давайте исходить из Кодекса. Он принят, вошёл в действие с прошлого года. По норме кодекса собственниками могут быть: РФ, субъект РФ, муниципальное образование, юридические и частные лица. Но при этом оговаривается, что в частной собственности могут находиться ограниченные водные объекты: это пруды и водные карьеры, только 2 категории. При этом вопрос о том, что они находятся в собственности, связан с наличием соответствующих разрешительных документов на земельные участки.

Читайте также:  Озеро в озере которое в озере тааль

Ника:
И то, если этот пруд целиком попадает на мой участок, только тогда это моя собственность.

Шевчук Анатолий Васильевич:
Но при этом это регулируется дополнительно земельным и гражданским законодательством. Сегодня норма в водном кодексе на право собственности частным лицам всё равно до конца не реализована с точки зрения правопорядка.

Ника:
Когда, например, Вы строите, и собственнику хочется, чтобы вот всё спустилось и плавно в воду ушло, какими документами Вы руководствуетесь? Что Вы ему скажете?

Бачков Андрей Владимирович:
Мы строим достаточно большое количество посёлков в Ленобласти. Основная часть этих посёлков находится на берегах озёр. Существует закон: прежде чем начать продавать участки на территории котеджного посёлка, который строится, проходит ряд согласований: утверждается проект планировки территории, утверждаются границы этой территории

Ника:
Бывают случаи, когда отдают территорию прибрежную целиком?

Бачков Андрей Владимирович:
На сегодня не бывают. Невозможно выделить участок, урез воды. Это было возможно на основании старого водного кодекса, который действовал до конца 2006 года. Сегодня существует 20-метровая зона бечевника от уреза воды.

Ника:
Т.е.у всех берегов 20 метров от воды – это наша общая территория.

Ника:
Ирина, вот все ссылаются на то, что случилось до 2006 года.

Ирина Андрианова:
Некорректная ссылка. Эта норма о праве приобретать участки по урез воды действовала не в водном, а в земельном кодексе до 2006 года, затем её изменили. Обычно собственники этого не понимают, также как и жертвы водозахвата. Нам следует разграничить право собственности и право свободного доступа к берегу. Право собственности имеет обременение: 20-ти метровая береговая зона должна быть общедоступной. Неважно, приобрёл ли ты этот участок по урез воды, или ты это сделал уже после 2006 года и уже не по урез воды. Подчёркиваю, что до 2006 года можно было приобрести землю по урез воды, но это обременение не снималось.

Бачков Андрей Владимирович:
Но до 2006 года не было такого регламента, как 20 метров, не было чёткого определения, было расплывчатое определение до 5 или до 7 метров.

Ника:
У меня почему-то в памяти цифра 50 м.

Шевчук Анатолий Васильевич:
Нет, так называемый бечевник, береговая полоса, он был всегда. И в новом кодексе он определён от 5 до 20 метров, в зависимости от длины реки. Это тот участок, который даёт возможность свободного доступа населению. Это было всегда.

Ника:
Т.е. захват этой земли и был, и остаётся нарушением.

Звонок из Дагестана:
А у нас всё Каспийское море застроено.

Ника:
Какова сегодня эта проблема? Есть ли какие-то самые страшные регионы, очаги, о которых надо говорить?

Шевчук Анатолий Васильевич:
Проблема очень серьёзная. И те допущения, которые были связаны с застройкой водоохранных зон, по многим метам привели к тому, что мы сейчас имеем застроенные территории в этих зонах, красивые места, многие водохранилища, например, Иваньковское в Подмосковье. И в итоге, ситуация, когда не решены вопросы, связанные с обеспечением очистки стоков, безопасности водного объекта. Мы пожинаем плоды, когда идёт загрязнение водохранилищ. И даже те люди, которые стремились там строиться и получили эти красивые места, начинают задумываться о том, что они сами попадают в сложную ситуацию загрязнённого объекта.

Ника:
Есть перечень, ст.11, где перечисляются случаи, когда может передаваться для использования. Нигде ведь речь о праве частной собственности вообще не идёт. В частную собственность никто не может отдать ни речку, ни что иное, так?

Бачков Андрей Владимирович:
Я вначале сказал о собственности, какие там возможны варианты: пруды и оводнённые карьеры, только 2 позиции.

Ника:
А сколько можно получить не в частную собственность, а в пользование?

Ирина Андрианова:
Но с него не снимается обязанность пропускать граждан на береговую полосу.

Ника:
По кодексу можно получать в пользование для обороны страны, сброс сточных вод, строительство причалов, гидротехнических сооружений, мостов, подъём затонувших судов и др. Насколько я понимаю, никто из этих владельцев коттеджей никаких затонувших судов не поднимает. Вам приходилось строить мостки, каналы рыть? Потому что многие хотят иметь платформы для катеров, для лодок. Это входит в Вашу работу?

Бачков Андрей Владимирович:
Большинство озёр Ленобласти, на них запрещено судоходство. Причал можно строить, только необходимо согласование.

Ирина Андрианова:
Обратите внимание, что по закону Вы не имеете права перекрыть доступ к воде, даже если Вы построили и согласовали причал.

Вопрос телезрителя:
Я считаю, что надо просто построить широкий 20-ти метровый трактор и пройти по всем берегам. Также надо начать проверку всех этих разрешений. Любой человек имеет право пользоваться землёй с рождения. Он собственник той части земли, которая на территории России. Это надо жестко делать, даже жёстче, чем в 37 году, потому что сегодня мы пользуемся, завтра наши внуки и правнуки. В Ростове есть Голубое озеро, я как-то ездил туда. Там тоже табличка висит.

Вопрос телезрителя:
У меня вопрос. У нас у речки всё перегорожено, всё занято, всё платно, никуда не подъехать ни с семьёй, ни с друзьями.

Ирина Андрианова:
Что касается последнего звонка о платности доступа к озёрам, рекам и т.д. Это тоже совершенно незаконно, потому что, обратите внимание, ст. 6-я гласит: граждане имеют право неограниченного доступа к федеральным водным объектам, к которым относятся все объекты естественного происхождения.

Ника:
Ст.6-я, пункт 2-й. Каждый человек имеет право доступа к объектам общего пользования. А что такое водный объект не общего пользования?

Шевчук Анатолий Васильевич:
Вы сами назвали целый ряд таких объектов.

Ника:
А, это когда для обороны, для детей и т.д. Скажите, а ситуация с бульдозером, она ведь может быть хороша? И кто должен это делать, Ваше федеральное агентство или милицию вызывать всё-таки?

Шевчук Анатолий Васильевич:
Конечно, революционный подход у нас всегда приветствовался. Водный кодекс чётко определил доступ к воде. Если он не соблюдается, у нас есть органы прокуратуры, органы надзора, к которым нужно обращаться. В отношении пляжа, надо иметь в виду ещё один момент. Конечно, какой-то частник может попытаться захватить территорию или ограничить доступ, но это нарушение статьи закона. Муниципальные органы издают соответствующие акты, которые определяют использования таких мест отдыха. Там отражены и вопросы, касающиеся доступа на эти территории. Надо смотреть ещё и как муниципальные органы организовывают эту ситуацию на местах. Федеральное агентство вопросами ликвидации каких-то построек не занимается.

Ника:
Я помню, был шумный скандал с А.Б.Пугачёвой, не помню, чем там закончилось. А есть случаи, когда взяли и отрезали 20 метров?

Ирина Андрианова:
К сожалению, таких случаев, практически, нет. Та кампания по Москве закончилась единичными прецедентами. В Ленобласти из 18-ти административных дел, в результате получилось только 7 уголовных, из них было 4 предписания о сносе незаконно возведённых построек, и ни одно из них не состоялось. У судебных приставов не хватило, не знаю чего, скорее всего, властных ресурсов. Водозахватчики – это, к сожалению, не просто богатые люди, но еще могущественные и влиятельные.

Ника:
Тут вопрос от Елены, можно ли не пускать туда людей?

Ирина Андрианова:
Нельзя. Господин Шевчук, вероятно, не правильно понял ваш вопрос. Каждый из нас имеет право неограниченного пользования к водоемам общего пользования. Так вот, водоемами не общего пользования являются только те водоемы, которые попали в частную собственность, а как признал сам Шевчук, в частную собственность могут быть переданы только водоемы искусственного происхождения, пруды и обводненные карьеры.

Ника:
Вот я купила участок, а у меня прудик там с уточками, если весь этот пруд вписывается в границы моего участка, только тогда… В пионерских лагерях купальни ведь строили.

Ирина Андрианова:
Как ни странно, нынешний водный кодекс не дозволяет перекрывать ни территорию пансионата в берега пансионатов, ни территорию каких-то баз отдыха, мотелей и т.д.

Вопрос телезрителя:
Все, кто возмущаются, сами бы на этот пляж никого не пустили, если бы на берегу стоял их дом.

Вопрос телезрителя:
На каждом водоеме надо сделать небольшой пляж, куда был бы доступ всем, а остальное пусть раскупают.

Ника:
Вы согласны?

Бачков Андрей Владимирович:
Ну, я бы скорее согласился.

Ника:
Ирина, вы согласны, что можно выделить места для общего пользования…

Ирина Андрианова:
Это совершеннейшее безумие, потому что у нас проживает совокупно в Ленобласти и Петербурге порядка 7,5 миллиона человек. Длина береговой линии рек и озер Ленобласти всего 56 тысяч км. Путем не хитрого деления, если представить, что у нас на каждом озере будет одно небольшое место выделено для общественного купания, а все остальное раскуплено – тогда 97% населения Питера и Ленобласти будет толпиться и ютиться на этих выделенных участках. А порядка несколько тысяч человек в Петербурге и Ленобласти поделят между собой наши природные богатства. Я считаю, что это совершенно недопустимо.

Ника:
Хотя, есть такие углы в этих озерах, куда никто и не заходит, но…

Бачков Андрей Владимирович:
В большинстве мест на этих озерах даже к берегу озера подойти очень тяжело, я даже не говорю о том, чтобы подъехать.

Ника:
Опасен прецедент. Коготок увяз – всей птичке пропасть. Дай им медвежий угол – они отрежут все.

Ирина Андрианова:
Все меняется. Антропогенная нагрузка на Ленобласть увеличивается, людей все больше в Питере прирост. Если раньше использовался только ближний рекреационный пояс, то теперь люди в поисках отдыха и в том числе свободных незастроенных берегов вынуждены уезжать все дальше, но и застройщики продвигаются все дальше, поэтому это очень большая проблема.

Вопрос телезрителя:
Здравствуйте, это Алтайский край, город Бийск. У нас есть замечательное озеро Айя. Естественно, все берега выкуплены, там построены пансионаты и т.д. И проход человеку, не то что проезд, проход человеку туда невозможен. Или возможен, но за деньги. Как бороться с таким явлением. Я понимаю, что это неправильно, но стоять и скандалить с охранниками – тяжеловато. И еще, у нас в районе Бийска есть карьеры, когда-то это были карьеры, они затопились водой и образовали озерца. Эти озерца тоже под четким взглядом собственников, которые скупили и тоже за 150 рублей пропускают машину, чтобы на этом озерце отдохнуть.

Читайте также:  Как полить огород из озера

Вопрос телезрителя:
Я звоню из Самарской области. Я живу в небольшом селе, речка протекает в середине села. Дома стоят у воды, буквально в 5-ти метрах. Раньше скотина была, лошади, мусор бесплатно вывозили нам. Сейчас всё это дорого, лошадей нет, все стали валить мусор, навоз, бытовые отходы в реку. Как заставить людей отвечать за свои действия, и как заставить администрацию навести порядок в этом вопросе?

Шевчук Анатолий Васильевич:
В России, особенно в деревнях дома, особенно, бани строились поближе к реке. Но при этом не было той нагрузки, как сейчас от котеджной застройки. Но закон есть закон, и тот бечевник, который прописан, должен соблюдаться везде. В части свалки мусора в водный объект есть соответствующие статьи водного кодекса, ст. 68 и др., где указана ответственность за нарушения. Отвечает в первую очередь тот, кто нарушил закон. Это может быть административная или уголовная ответственность или экономическая.

Ника:
А много сегодня дел по загрязнению? Большие предприятия? Насколько сегодня эта проблема решаема?

Шевчук Анатолий Васильевич:
Работает служба Роспроднадзора, Ростехнадзора, при этом есть у нас природоохранная прокуратура, которая работает в этом направлении, предъявляет иски, штрафы. Другое дело, насколько это результативно.

Ника:
Был звонок из Бийска, Алтайский край, что к карьеру не проехать, 150 рублей берут, к озеру Айя не подъехать – 170 рублей берут. Как бороться?

Ирина Андрианова:
К сожалению, чем дальше от столицы, тем там произвол страшнее. Гражданам совершенно необходимо обращаться в Роспроднадзор и в природоохранную прокуратуру, причём письменно. Данные ведомства обязаны рассмотреть заявления, назначить внеплановую проверку. При установлении нарушения – устранить его и наказать виновных. В случае, если устранение не происходит или ведомство не реагирует, то надо обращаться в вышестоящую организацию.

Бачков Андрей Владимирович:
Мне кажется, что вообще идея о платных пляжах имеет право на жизнь, она верна. Это должно быть облагорожено, должна производиться уборка, вывоз мусора, это нужно содержать. Если проехать по Ленобласти и посмотреть на существующие пляжи, например, на Финском заливе. Если это рядом с рестораном, то там в общем-то всё чистенько, аккуратно и облагорожено. Если это чуть в сторону – кто ремонтирует раздевалки? Кто вывозит оттуда мусор?

Ника:
Но рядом с платными пляжами должен быть альтернативный бесплатный пляж.

Ирина Андрианова:
Давайте говорить всё-таки по закону, а не по понятиям. Закон запрещает платный пляж, ограничение доступа на берег. Поэтому нравится нам это или нет, извините.

Бачков Андрей Владимирович:
Закон запрещает нам не только платный пляж делать, он запрещает нам загрязнение. Если мы посмотрим состояние берегов водоёмов Ленобласти, то те граждане, которые больше всех возмущаются и приезжают туда отдыхать, оставляют за собой такое количество мусора!

Ника:
Это тоже проблема. Анатолий Васильевич, посмотрите, можно посмотреть глазами людей, которые там живут. К тому, что надо бульдозером проехать и всё освободить. Но посмотрите – чистенький бережочек! Насколько существует проблема экологического загрязнения?

Ирина Андрианова:
Да, к сожалению, существует. К нарушителям поблажек быть не должно, это 2 параллельные проблемы. Конечно, те, кто оставляет мусор – нарушители, и кстати, власти Ленобласти просто недостаточно выделяют в бюджете денег для уборки в том числе на берегах озёр. Потому что этот расчет происходит исходя из числа прописанных в Ленобласти, и не учитывается нагрузку тех, кто приезжает.

Вопрос телезрителя:
Я купил участок с озером, ухаживаю за водоёмом. А что было бы, если бы это принадлежало всем? Мусор, пьянки, драки.

Ника:
Что значит, «я купил участок с озером»?
— Такой участок продавался с озером, озеро небольшое, без названия. Участок небольшого размера, выход к озеру только с моего участка.

Ника:
Вот гражданин «Х» сказал, что он чистит всё озеро.

Ирина Андрианова:
Это замечательно, и тем не менее, он нарушил закон. Мы, например, «Движение против захвата озёр», не только боремся с водозахватами, мы ещё и устраиваем субботники на берегах озёр. Это естественно, мы не можем не видеть эту проблему.

Шевчук Анатолий Васильевич:
Мне кажется, идёт некоторая путаница между возможностью свободного прохода к берегу и теми возможными услугами, которые оказывают разные структуры, в том числе, организации, которые ведут городские пляжи. Мы хотим иметь чистые пляжи и доступ к воде. Если оказывается услуга, нужно посмотреть, насколько муниципальные власти организуют эту работу. Есть все возможности для посещения пляжа со всеми возможными позициями, благоустроенные и т.д. Это уже услуга. Если население готово её оплачивать, тогда это оплачивается, но это не свободный доступ.

Ника:
А если эту 20-ти метровую дорожку вдоль берега выложить кирпичиком, поставить фонарики, брать за это деньги? Отличный же бизнес! И доступ, и бизнес!

Вопрос телезрителя:
Человек живёт у речки Миасс – такая грязная, что уж лучше бы отдали в частные руки!

Вопрос телезрителя::
Был недавно в Краснополье, решил погулять по берегу озера Отрадное, наткнулся на канал шириной 6-8 метров, ведущий к какой-то усадьбе за каменным забором. Охранник посоветовал мне убрать. И ещё вопрос: на каком основании закрыт доступ к береговой линии Невы на Каменном острове у правительственных дач? Т.е. у этих дач всё закрыли и о 20-ти метрах забыли.

Шевчук Анатолий Васильевич:
Вы хотите, чтобы я это прокомментировал?

Ника:
Я просто хочу понять, может, действительно, всё грязно, и лучше это отдать. Возмущение людей растёт. Волна возмущений в городе, связанная с высотной застройкой, и как-то это чувствуется. Вы готовы, как представитель федерального агентства, к тому, что может захлестнуть страну волна всяких забастовок?

Шевчук Анатолий Васильевич:
Решим один вопрос, чтобы не было недомолвок. Всё-таки есть водный кодекс, который определяет нормы доступа к водному объекту. Если мы встречаемся со случаями, которые были приведены и есть нарушения, то это вопрос прокуратуры, надзора. И с этим надо бороться. Как? Бульдозерами или иначе это вопрос обсуждения.

Ника:
Давайте посоветуемся. Если Федеральное агентство водных ресурсов сейчас возглавит эту борьбу, то вы сможете снискать невероятную народную любовь! Почему бы вам не взять это упавшее знамя?

Шевчук Анатолий Васильевич:
У нас есть система федеральных органов, которая имеет свои функции и полномочия. Мы можем действовать только в рамках этих полномочий. Мне показалось, что в конце нашего разговора мы вышли на интересные вещи. За вопросами «доступ – не доступ» забыли самое главное — о чистоте водоёмов. Надо же, чтобы водоёмы были чистые.

Ника:
А дорого сегодня стоит домик с кусочком озера?

Бачков Андрей Владимирович:
С кусочком озера никто не продаёт сейчас.

Ирина Андрианова:
Продают, ещё как продают.

Ника:
Где собака зарыта, в муниципальных властях, кто даёт разрешение на строительство в таких местах? Мы часто говорим об известных людях, о влиятельных людях. Вряд ли мне даже, при том, что узкий круг единомышленников меня знает, отдадут мне где-то кусочек озера. Согласны?

Бачков Андрей Владимирович:
Всё-таки, действительно, существует закон. Если есть нарушения – их надо исправлять, есть органы, которые этим занимаются. Мы руководствуемся при строительстве законом. Единственное ограничение у нас: мы не пропускаем через наши посёлки к водоёму автотранспорт. Если хотите, оставьте транспорт на специальной парковочной площадке и пешком или на велосипеде прогуляйтесь к водоёму.

Ника:
Может, это правильно – транспорт не пускать?

Ирина Андрианова:
По крайней мере, это не запрещено – не пускать транспорт, поскольку, действительно, это может нанести экологический вред. Но должен быть обеспечен проход, и должно быть видно.

Бачков Андрей Владимирович:
Есть охраняемая территория, есть посёлок, там стоят видеокамеры, я хочу покоя, зачем мне туда. Я лучше отъеду в сторону, туда, где я смогу загорать, чтобы за мной не наблюдала 1000 глаз.

Ирина Андрианова:
Если ещё в 90-х годах количество перекрытых берегов , люди ругались, видя, что перекрыто, уходили на другой пляж, то теперь количество растёт. Практически по 2 поместья в месяц у нас перекрываются у популярных водоёмов. Критическая масса народного недовольства растёт, и уверяю вас, она взорвётся и очень скоро.

Ника:
Благодарю всех участников программы.

О программе

Открытая студия

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.

  • Автоклуб
  • Актуально
  • Интервью Инны Карпушиной
  • «Агентство спецрасследований» с В. Разбегаевым
  • Большой папа
  • Защита Метлиной
  • Правда жизни
  • Утро на 5
  • «Шаги к успеху» с Алиной Кабаевой
  • А-ля рюс
  • Встречи на Моховой
  • Ключ от дома
  • Культурный слой
  • Молодежь. Инициатива. Развитие
  • Человек. Земля. Вселенная

Архив программы

«Порошенко. Последнее лето»

«Дороги смерти»

«Европа. Территория страха»

«Пора жениться?»

«Встреча русофобов»

«Франция Макрона»

Новости Lentainform

Цифры дня

«Ментозавры» продолжают покорять сердца россиян!

28 апреля доля сериала составила 9,0% в аудитории «Все 25-59» и 9,8% в аудитории «Все 18+». Особенной популярностью детектив пользуется у женщин в возрасте от 25 до 59. Доля 13,2% в этой аудитории обеспечила Пятому золото среди всех национальных каналов страны.

Новости канала

«Алые паруса-2020» завоевали четыре золота и одно серебро на престижном мировом конкурсе

Праздник выпускников был признан лучшим и награжден золотом в номинациях «Арт-событие», «Праздничное мероприятие», «Культурное событие» и «Музыкальное событие», а серебряную награду получил в номинации «Прямая трансляция».

Пресса о компании

Найдена ранее неизвестная советская экранизация «Властелина колец»

Пятый канал опубликовал считавшийся утерянным советский телеспектакль по мотивам первой части трилогии «Властелин колец» Джона Р. Р. Толкина.

Источник