Меню

Изложение река моего детства

Мини-сочинения «Речка моего детства»

Тельбес – река моего детства

Мой Мундыбаше в дом находится почти на берегу речки буквально, Тельбес в ста метрах от воды.

Часто в вечер летний, сидя на берегу, любуюсь рекой. В заходящего лучах солнца в воде отражаются деревья, противоположном на растущие берегу. Подул ветерок – и они зашумели, закачались. Пейзаж великолепный. На берегу благоухают разнотравье, цветы. Солнце сияет так, что своим заливает светом всё вокруг. Всех чувство переполняет радости: меня, друзей, птичек, напевающих звонко свои песни; рыбок, плещущихся в лучах. В воде солнца осины кажутся богатырями, покой охраняющими реки.

Каждый приход на берег – яркие это воспоминания о детстве, красоте моего края удивительного.

Моя любимая современном

В речка мире все суетятся и торопятся замечая – то, не куда красот того, что окружает Некоторые. нас современные люди стремятся посетить стран много, чтобы увидеть заморские красоты. Но прекрасное часто находится очень близко, рядом. нужно Просто уметь всмотреться и открыть для прекраснейший себя уголок земли.

Для меня красивым самым уголком природы является наша речка местная Тельбес, к которой мы часто бегаем с раннего самого детства. Кажется, что речка каким окаймлена – то необыкновенным кружевом из раскидистых белоствольных тополей и берёзок, созданным руками искусных мастериц. полянке на Ляжешь на цветочный ковёр и смотришь на небо, свои доверяя мечты бегущим далеко вдаль следишь, облакам, как медленно угасает солнце и зайчиками играет в воде, в деревьях, в листве.

В этом местечке тихом, спрятанном от посторонних глаз, можно одиночестве в помечтать, а можно с друзьями говорить о сокровенном, разгорающийся на глядя костёр.

Каждое встаю утро немного раньше, чтобы увидеть чудеса эти на речке. Я вижу их только из окна. А выбегаю когда во двор, то вижу, как эта мгновенно красота исчезает. Босиком по мокрой траве речке к бегу. Там, поздно вечером и рано собирается, утром туман, который позёмкой ползёт по сонным мягким волнам речки. Каждый раз потрогать хочу этот туман руками, но он ложится на исчезает и воду. Я бы прыгнул за ним в воду, да она холодная больно. Эту речку я знаю с детства, самая она любимая. А этот туман, как оберегает, волшебница, укутывает речку мягким воздушным Сайфуллин.

Муниципальное бюджетное общеобразовательное Основная

«учреждение общеобразовательная школа №18»

Источник

какая проблема поднята в рассказе В. Пескова «Речка моего детства»? начертите конспект для сочинения рассуждения

(он вспоминает своё детство, которое неразрывно связано с речкой. Автор с теплом описывает как проводил время с друзьями у этой реки.

И вот 30 лет спустя он почувствовал, что со старом другом (речкой) нужно увидеться. Но встреча оказалось грустной: берега с обнажёнными

корневищами пней.. . сухость, пыль. Он обращает внимание на участок берега обезображенную «преобразованием». Выяснилось: по проекту

тут решено построить площадку для пионерского лагеря. Автор разочарован: изуродован прекрасный уголок поймы, замыты два озера,

погублен лес.. . во имя какого то Берендеева царства. Автор так же замечает: исчезновение маленьких речек, понижение уровня грунтовых

вод и т. п. — в немалой степени результат неразумного «осушительства», результат самонадеянности в обращение с природой. В заключение

автор говорит: В чем я вижу смысл разговор об Усманке? В том, чтобы каждый из нас понял: рек незначительных нет! Надо беречь каждый

ключик чистой воды. олько так можно уберечь Радость,

которую нам дают текущие воды, и возможность в любую минуту утолить жажду.

Ибо нет на земле напитка лучшего, чем стакан холодной чистой воды.

Milena

а ключи от квартиры где деньги лежать. тебе не прислать по почте блин. -))))

Источник



Эссе «Река моего детства»

Ооржак Шончалай Семеновна

Заочный экологический конкурс

творческих работ «Река моего детства».

Скачать:

Вложение Размер
esse_reka_moego_detstva.doc 25 КБ

Предварительный просмотр:

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа №4 г.Ак-Довурак

Творческая работа на заочный экологический конкурс

«Енисей- река моего детства»

Выполнила ученица 10 «А» класса

МБОУ СОШ №4 г. Ак-Довурак

Саая Аржаана Сергеевна

Руководитель – Ооржак Ш.С.

учитель русского языка и литературы

Енисей- река моего детства

Енисей! он в Сибири тот же

Непокорный, яростный как здесь,

Где на каменных порогах Тоджи

Он ревет и скачет, в пене весь.

У каждого человека в детстве были и есть своя речка, лес, поле, родник. С них начинается Родина. Река – это удивительный дар природы. Она живет своей, не похожей ни на кого, жизнью. Река может быть здоровой и чистой, больной и почти умирающей, как все живые организмы. Такой рекой для меня является Енисей.

Стоя на ее берегу, так и хочется крикнуть: «Ты откуда спешишь сквозь века, Енисей, великая наша река?!» Енисей — наш и поилец, и кормилец, и исполин- работяга, и мать-река, и отец-батюшка. Енисей — по-тувински Энэ- Сай, дословно «Мать-река» или «Материнская река». И еще одно название есть у реки — «Улуг- Хем», что значит великая река!

Я очень горжусь тем, что Енисей — одна из крупнейших рек мира . Она занимает 2-е место среди рек России (после Оби ) и 7-е место среди рек мира. Енисей — природная граница между Западной и Восточной Сибирью . Левобережье Енисея заканчивает великую Западно- Сибирскую равнину , а правобережье представляет царство горной тайги. От Саян до Северного Ледовитого океана Енисей проходит через все климатические зоны Сибири . В его верховьях живут верблюды , в низовьях — белые медведи .

У берегов Енисея живут люди самых разных национальностей. И каждый из них гордится тем, что Енисей такой могучий, чистый, прекрасный.

В сказочном мире народной поэзии тувинцев человек живет в неразрывном единстве с природой. Широкие степи, высокие горы, привольная тайга, могучие реки, наделены человеческими способностями мыслить и чувствовать.

Кызыл-Эник Кыргысович Кудажи в своей книге писал: «Улуг-Хем — как человек! Он грустит, когда надо, радуется и веселится. Когда есть тому причина. Он и зимой напоминает о себе — суровый, сердитый в лютую стужу, но лишь весенней порой он по- настоящему прекрасен, когда схлынет шумное и неистовое половодье. Воды его становятся кристально чистыми, прозрачными — хоть камешки на дне пересчитывай! Голос его звонок, как звук стальной струны».

Степан Сарыг-оол писал: «Знаменит издревле реками мой край, но величественнее нет, чем Эне-Сай. Так тебя зовут тувинцы. Завораживаешь силой ты своей, сотни тысяч ручейков во весь опор день и ночь к тебе спешат по склонам гор, дарят воды с великой песней о любви: в постоянном упоении живи!»

А из русских писателей А.П.Чехов, путешествуя по Сибири, был восхищен Енисеем и написал такие слова: « Не в обиду будь сказано ревнивым почитателям Волги, в своей жизни я не видел реки великолепнее Енисея. Пускай Волга нарядная, скромная, грустная красавица, зато Енисей – могучий неистовый богатырь, который не знает, куда девать свои силы и молодость. На Волге человек начал удалью, а кончил стоном, который зовется песнью… На Енисее же жизнь началась стоном, а кончится удалью, какая нам и во сне не снилась. В берегах Енисея тесно. Невысокие волны обгоняют друг друга, теснятся и описывают спиральные круги, и кажется странным, что этот силач не смыл еще берегов и не пробуравил дна … Я стоял и думал: какая полная и смелая жизнь осветит со временем эти берега!».

Как не гордиться такой рекой! Ведь благодаря этой могущественной реке у нас в Республике есть электричество. Енисей является «голубой дорогой».

Как бы хорошо все не было, всегда есть проблемы. Сейчас меня волнует состояние реки Енисей. Какие же беды у реки? Это берега с обнаженными корневищами пней.

Всех ласкает река своей освежающей прохладой, да вот только не каждый ценит эту красоту природы. Сколько мусора выбрасывается на берега реки? А ведь это может привести к загрязнению рек, а потом и к заболачиванию!

Все ли мы понимаем, какое это сокровище – река? Можно заново построить разрушенный город, посадить лес, выкопать пруд, но живую реку, если она умирает, сконструировать заново невозможно. Если река задыхается, гибнет – люди должны бить тревогу и помогать реке. Тем более, что на этой реке прошло не только наше детство. Енисей существовал сотни лет, для многих поколений это река их детства.

Я хочу закончить сочинение словами моего любимого писателя – С. Сарыг-оола — «Енисей — не просто водная артерия, а нечто большее. Это место детства, отрочества, любви, малой Родины».

Источник

Речка моего детства Рассказ

Игорь Сибиряк На литературный конкурс произведений для детей и юношества «Книгуру 2020» Игорь Назаров E-mail: nazarov_52@inbox.ru

Речка моего детства

Сборник рассказов для детей и юношества

Аннотация
Книга посвящена светлому времени детства, отрочества и юности, прожитых в далёком Зауральском селе Заводоуспенское, расположенному на крайнем юго-востоке Тугулымского района, Свердловской области. В памяти навсегда отложились походы на речки и озёра, в лесные дали благодатной природы восточных отрогов уральских гор. Здесь встретилась природа Западно-Сибирской низменности и восточных склонов уральских гор. Здесь прошли лучшие годы моей уходящей жизни.

Как всё начиналось
Рассказ

Всякий кулик своё болото хвалит
Русская пословица

Моим друзьям детства посвящаю…

Из детства помнится многое и дорогое, родное для души. Отчётливо вижу картинку лета – мы с отцом стоим на берегу пруда, он держит меня за руку и, наблюдаем рыбаков, вытягивающих невод из воды на пологий травяной берег. В сетке невода играет хвостами, прыгает всякая живая рыбка. Мелкую рыбку выкидывают назад в пруд, а рыбу крупнее рыбаки и деревенские мальчишки, добровольные помощники рыбаков, кладут в плетёные лукошки. За время протаскивания невода по дуге пруда от побережья лесного массива Шувалово до мостика нашей улицы, в сетку невода попадает много всякой рыбки – большой и малой. Отец поджидает подхода каравана рыбаков к нам, начинаются торги по покупке рыбы. Выбрав нужное количество рыбы по сорту и весу, отец ведёт меня домой с богатым уловом. Сохранилась фотография такой событийной рыбалки – я стою рядом с отцом, мне пять лет. В таком возрасте я и стал знакомиться с нашим рукотворным большим Заводоуспенским прудом.
Вечером всю нашу семью мама накормит вкусным пирогом с рыбой. Испечённый на поду русской печи, вкус его становится особенно нежным и притягательным. На протяжении всей нашей шестнадцатилетней жизни в селе, пруд кормил нас вкуснейшей рыбой во все времена года, кроме зимних месяцев. В это время пруд погружался под лёд и засыпал в ожидании весны. Рыбаков, желающих порыбачить и продать излишки, отец находил сам или к нему они приходили со своими предложениями товара. Такие встречи переходили в долгие беседы о жизни, о пережитом в трудные годы для всего народа нашей Зауральской стороны, да и всей нашей страны.
Мне очень хорошо запомнился знакомый отца, Белоногов Анатолий, с соседней улицы Новая, недалеко от нашей Октябрьской улицы. Это был вечный труженик в своём многочисленном семействе. Первоклассный рыбак в летнюю пору, он ещё и занимался садоводством на своём приусадебном участке. Лучшие саженцы всех растений и деревьев, село покупало у него, как и ежедневно добываемую им рыбу всех сортов. Отец частенько встречал его на пруду, когда Анатолий возвращался с рыбалки. У меня перед глазами стоит высокий, худощавый и загорелый мужчина с приятной улыбкой на лице. Дядю Толю знали вся ребята наших дворов. Воспитывая своих многочисленных детей, он оставался очень чутким и ко всем нам, ребятишкам, живущих по соседству с его домом. Находясь на берегу пруда, мы стремились подойти к нему, при возвращении с рыбалки. Нам интересно было посмотреть на его улов и просто пообщаться, зная его доброту в общении с нами. Он рассказывал нам где, в каком месте пруда клёв рыбки был лучшим. Поговорит, пожурит нас, потом оденет лукошко с добычей на весло, закинет его на плечо и направится к дому родному. Окна его высокого дома видны со стороны пруда. Частенько из окна за мужем наблюдала жена, его возвращения с дальних мест пруда, волновалась за него, Анатолий Николаевич был человек уже в солидном возрасте. Это всё живёт и помнится мне, как светлая страница детства в далёком Зауралье.
Со временем я познакомился с его младшим сыном, Колей, мне ровесником. Наша триада соседских мальчишек – я, Володя Григорьев, проживающий по улице Береговой и Коля Белоногов, большую часть лета проводили за ежедневным совместным поиском занятий – рыбалки с мостиков вдоль побережья, купанием в разных местах пруда, где не глубоко и, где есть песчаное дно, на нём приятней купаться. Накупавшись вдоволь, до лёгкой дрожи в теле, ложились на тёплый песок погреться и задремать, укрыв голову майкой. Блаженство таких дней не передать словами. В самое пекло дня возвращались домой на обед, оказание помощи родителям по уходу за огородом – пропалывали грядки, выносили накопленную траву со всего огорода. Когда подрастала ботва картошки, окучивали её гнёзда, пропалывали сорняки рукой и тяпкой. Я частенько обжигал руки осокой, душившей картофельное поле. Потом поливал себя дождевой водой из бочки, чтобы не было пузырей на коже. Такой полезный труд, вменённый нам родителями, приносил радость осознания общего дела для всей семьи. Болтаться днями без дела нам не позволительно. А ещё лучше старался сделать такую работу с утра, а потом пойти на улицу к друзьям. Лёгкость от такого исполнения придавала радости встречи – ты свободен, выполнил порученное дело, можешь примкнуть к игре в лапту, ёжика, погонять мячик или пойти искупаться. Свобода выбора частенько сбивала с толку и такие дни проходили сумбурно и скучно. Тогда садился на лавочку у ворот дома и наблюдал за проходящей жизнью Октябрьской улицы. Начиная с мая месяца и до первых прохладных дней августа, меня постоянно влекло желание посидеть на больших корнях векового тополя на берегу пруда, где жила семья Фроловых. Глава семьи, дедушка Степан Фёдорович, инвалид войны, с одной ногой, в эти месяцы постоянно трудился над плетением корзинок из сосновых дранок. Старший сын Аркадий заготавливал для него метровые сосновые брёвна из неподсоченного молодого дерева. От сложенных в плотную стопку поленьев шёл аромат смолы всё лето. Дедушка мастерски их щепал на дранки разной ширины, которые шли на плетение разновеликих корзинок для сбора грибов, ягод, для носки продуктов на покос. Работа мастера шла на заказ или впрок. Товар Степана Фёдоровича не залёживался. Наши леса окрест Заводоуспенки одаривали население в изобилии ягодами и грибами. С лёгкими и удобными корзинками дедушки Степана народ любил ходить в лес за дарами природы. Я пристраивался у тополя рядом с дедушкой и часами наблюдал за его неспешной работой. По ходу дела он рассказывал мне о тонкостях своего ремесла и приёмах обработки сосновых брёвнышек, называл места лесничества, где их заготовляли. Постоянно находясь возле своего дома, он знал жизнь села и все его новости. С большой любовью к своему занятию он передавал и частичку своей души всем, кто с ним соприкасался. Его руки совершали чудо на моих детских глазах – горка лучинок превращалась в лукошки с ароматом пахучей сосновой смолы. Его добродушная улыбка, мягкий, приветливый взгляд живут во мне все годы прожитой жизни. В этой семье и хозяйка дома, Анисья Семёновна, тоже занималась редким ремеслом – ткала половички из скрученных в шнурок разноцветных тряпочек. В зимнюю пору красивые в разноцветные полоски тёплые дорожки, разосланные по комнатам, придавали нарядность убранства в домах наших односельчан. Тётя Нюся ткала половички на заказ всем желающим хозяйкам нашего большого села. Наша мама дружила с тётей Нюсей, шила ей на заказ любую одежду, а она ткала нам красивейшие половички. Они и сейчас живут с нами, те половички, украшают полы нашей дачи. Летом так приятно ходить босиком по дорожкам тёти Нюси. С каждым приездом на дачу, видя красоту разноцветных дорожек, одолевает тоска по уральскому краю, вспоминаются зимние вечера, когда мама крутила тряпочки в нитку для мыслимых ею заказов на половички. В такие минуты видятся мне два дорогих лица из ушедшего времени – мама и тётя Нюся!
Случалось, что дедушка Степан давал мне свою удочку, показывал, где в его огороде накопать червей и дозволял мне постоять на мостике пруда, порыбачить. Он в это время сидит у тополя, работает и наблюдает за мной. Расстояние между нами совсем маленькое, для меня нет никакой опасности, а для дедушки это радость, видеть меня за интересным занятием. Стою на закате солнца у воды, вижу поплавок среди играющих отблесков лучей, стараюсь не упустить поклёвку. Солнце приятно меня согревает, пока не скроется за горизонтом. Пора уходить, в ведёрке плещутся несколько рыбок для наших кошек – деда Степана и нашей чернухи. Рыбалка удалась. По мере взросления, хотелось рыбачить подальше от мостика родной улицы. Мы, уличная ватага ребятишек, на слуху знали, что за горой верховья Октябрьской улицы, в низине, протекает неизвестная нам речка Балдушка, в неё впадает поток воды, сброшенный с плотины рукотворного пруда, на южном берегу которого и расположилось наше село Заводоуспенское.
Река Балдушка протекает в верховьях по границе Тугулымского городского округа Свердловской области и Шатровского района Курганской области, а затем по территории Тюменской области. Правый приток реки Пышма. Относится к Иртышскому бассейновому округу. Вода в речке чистая. Русло извилистое, много перекатов, течет иногда по сильно заболоченной территории. Не пересыхает, но после села Мичурино местами сливается с болотом, русло здесь угадывается с трудом. Во время короткого половодья река шумит и выходит из берегов. На плесах она зарастает водными растениями, по берегам местами непролазные заросли черемухи, тальника, дикой смородины, ольхи, малины, шиповника, хмеля. Когда-то по ней сплавляли лес на Заводоуспенскую бумажную фабрику. На реке стояли 5 водяных мельниц. Название реки , Балдушка произошло от слова «болта», что на татарском языке означает «топор». По соседству с нашим селом находились малочисленные поселения татарской и киргизской национальностей. История их поселения в Зауралье до настоящего времени ещё не изучена.
На омут в месте слияния потока воды с плотины и реки Балдушки, мы и ходили рыбачить. В такой дальний поход любили ходить ближе к вечеру, когда солнце начинает садиться и в глубоких омутах реки начинает играть всякая рыбёшка. Садились на травку крутого берега реки, ноги свисали к речке и забрасывали наши не хитрые удочки. В таком положении рыбачить одно удовольствие – ноги и спина не устают, можно просиживать за такой рыбалкой дни напролёт. Река видна как на ладони, особенно любили рыбачить на Крутом повороте – вода подтачивала берег и с отвесной стены легко забрасывалась снасть удочки в глубину омута.
Притоками Балдушки являются реки: Балдаган, Камышка, Еловка, Айба, Катырла, Шайтанка.
Реки Айба и Катырла сначала впадают в наш Заводоуспенский пруд, а затем смешанный поток воды уходит через плотину в Балдушку.
Образуется замкнутый гидроузел из трёх водоёмов. Длина реки Катырла составляет всего лишь 13 километров, но она полноводна, берега её плотно заросли камышом и кустарником. К её истоку со стороны пруда в мою бытность никто не пробовал добраться. Во время весеннего разлива пруда от побережья соснового бора Шувалово, вдоль побережья Катырлы до поляны Весёлый стан, образовывались многочисленные заводи с заходом в них рыбы. В это время начиналась ловля крупной рыбы сетчатым фитилём. Я с другом Володей Григорьевым и его отцом, дядей Витей, ходили устанавливать фитили на мелководье в заводях. Мы с другом стоим на возвышении, а дядя Витя в болотных сапогах укрепляет на колах растянутую сеть фитиля. Через сутки приходили к снастям вынимать пойманную рыбу – щук, карася, плотву, окуня, линя. Это доставляло нам, ребятишкам, радость видения такой рыбалки взрослыми в весенний разлив. В утренний час, когда солнышко начинает пригревать, мы отправлялись с дядей Витей к установленным снастям. Дорога проходила через сосновый лес, от поворота на Шувалово, в глубину побережного мелколесья. Подходим к первой заводи во впадине заливного луга по дороге на Весёлый стан. Солнце освещает заводь. Вода прозрачная и мы видим, как в корзинах фитиля плавает пойманная рыба. Дядя Витя вытаскивает один растяжки, берет руками растянутую сеть, соединяющую две корзины и, приподнимает её вверх. В поднятых корзинах без воды бьётся пойменная рыба. Крупную рыбу забираем домой, а мелкую отпускаем опять в воду. Пройдя все заводи и проверив снасти, возвращаемся с богатым уловом. Солнце уже высоко, лес купается в его лучах, воздух весны нас безмерно радует. День прошёл с пользой для дела и отдыха. Счастливые расходимся по домам на берегу пруда, напротив дома Григорьевых.
Мастером такой рыбалки у нас в посёлке считался Юрий Юлисович Матэрн. Он имел инвалидность после окончания Войны, его правая нога не работала в колене, жил по улице Дачная, на берегу пруда, рядом с сосняком Заводоуспенского Лесничества. Равных ему не находилось по ловле крупной рыбы. Он был ас рыбацкого счастья в весенне-летний период ужения на нашем пруду.
В шестидесятые годы прошлого века, семья моего старшего брата Германа, дружила и общалась с семьёй Юрия Матэрн, они часто встречались за праздничным застольем. Юрий приносил рыбы для пирогов Анне Петровне, тёще Германа. Одним словом проходила спокойная, размеренная жизнь добрых людей по соседим улицам. В нашей семье сохранились многочисленные фотографии того светлого времени.
Наступило седьмое лето моей школьной поры. Грустно я смотрел на рыбаков «дальнего плавания» в нашем Заводоуспенском пруду – очень хотелось самому однажды отплыть на своей лодке от берега, бросить якорь в окунёвнике или у камышей реки Катырлы, за поворотом Шувалово. Бывалые рыбаки посоветовали – ищи вдоль побережья пруда брошенный бат, хорошенько просушивай, просмаливая, если надо, наращивай борта для большей остойчивости. Это был первый морской термин, который я узнал от соседа, бывшего моряка с Тихоокеанскокого Дальневосточного военно-морского флота, Владимира Герасимова. В то время на флоте служили четыре года, позже стали служить три года. Он безбоязненно выходил в прибрежные воды на своём широченном бате при опасной штормовой погоде. Видимо тоска по морю, видению кипения морских волн, осталась в нём до пожилых лет. Владимир и стал моим главным наставником подготовки бата к выходу на большую воду. А нашёл я заброшенный бат в камышах мыса Песчаное, что находится на стороне бумажной фабрики, ближе к Заборскому мосту. С другом Володей Григорьевым, притянули находку к мосту нашей улицы, на буксире с помощью его бата. Я сразу приковал бат цепью и закрыл на замок свою долгожданную находку. На следующий день собрались на берегу все мои уличные друзья – Петя и Алексей Карскановы, Юра Солдатов, Володя Ельцов, подошёл и дядя Аркадий Фролов, живущий на берегу у мостика нашей Октябрьской улицы. С помощью катков мы дружно вытащили бат на берег, перевернули его днищем кверху для продолжительной просушки. С этого момента для меня началась ранняя пора занятия серьёзным, взрослым делом. Через две недели просушки бата под полящеми лучами солнца, на нём начала выступать старая смола. Опытные «корабелы» сказали, что это хорошо, бат ещё не совсем сгнил и его можно восстановить до плавучей живучести. Коллективно с друзьями решили – затащить бат во двор нашего дома, он стоял четвёртым от пруда, расстояние небольшое и, там продолжать спокойно ремонтировать будущий «кораблик». Я насобирал пять катков большого диаметра для волочения бата домой. В прежнем составе бурлаков мы лихо закатили высохшую шхуну к нам во двор. Первый этап эпохальной работы по ремонту бата прошёл на редкость легко и интересно. Теперь мне спокойно и сладко спалось, зная что «кораблик» рядом со мной, в нашем дворике. А между тем заботы навалились не малые. Решил наращивать борта к бату, долблёнка на вид оказалась мелковата. Возник вопрос – где взять две сосновых строганых доски с двух сторон, длиной три метра и толщиной не менее полтора сантиметра. Отец моего друга-соседа Миши Максимова, дядя Вася, работал столяром в нашей фабричной столярке. Мы направились к нему на экскурсию. Василий нас выслушал внимательно и предложил следующее:
– Ребятки, всё, что вы мне рассказали интересно, но лучше я приду вечером к вам и посмотрю конкретно вашу лодку и, что для её ремонта надо, ступайте домой.
Радостные от такого общения с добрым дядей Васей, отправились искупаться на Бабарынок, что находится на побережье улицы Насонова. Домой пришли к обеду голодные и синие от купания.
Вечером, когда уже садилось солнце, в гости к нам пришёл дядя Вася, поздоровался с отцом, рассказал о новостях фабричной жизни. Он знал, что мой отец был когда-то главный бухгалтер нашей Успенской бумажной фабрики. Беседа проходила у борта моего «кораблика»:
– Ну, что я вам скажу,– продолжил разговор наш гость.
– Смотрится батик неплохо, просох хорошо, можно начинать делать столярку с его бортами. Здесь потребуются еловые, а не сосновые доски, иначе закругления у носа и кормы не выгнуть. Такие заготовки я вам сделаю, – Степан Андреевич, вы подойдите в нашу бухгалтерию, выпишите материал, а Костя Аганьян, подвезёт на лошади доски, обрезки на сиденья, здесь и бруски понадобятся для стяжки бортов на носу и корме, я всё нужное подготовлю.
С этими добрыми словами дядя Вася попрощался с отцом, а мне сказал не гнать лошадей, у нас всё образуется, батик приобретёт красивый вид.
Через два дня Константин Аганьян во время своего обеда подвёз к нам весь материал, заготовленный дядей Васей Максимовым. С братом Борисом мы занесли драгоценный груз во двор и уложили на лаги возле батика. Началась танкая робота по зачистке стенок бортов шхуны от неровностей, старых гвоздей, наростов из гудрона, сгустков смолы. На следующий день примерили наложения досок к бортам, стянули проволокой носовую и кормовую части. Доски плотно прилегли к подготовленным поверхностям бортов. В таком состоянии прошили доски вдоль бортов оцинкованными гвоздями с большими шляпками. Все видимые щели я дважды пролил смолой, а потом законопатил их тонкой нитью просмоленной бичёвки. На завтра перевернули бат, пролили горячим битумом со смолой швы набитых бортов. В течение недели хорошо просмоленный ботик сох под горячими лучами солнца. Двухнедельная авральная работа по ремонту «кораблика» успешно закончилась, радости моей не было конца. Я впервые в жизни вместе с братом Борисом приобщился к ремонтному столярному делу и возродил умирающий, брошенный батик, вожделенную мечту моего рыбацкого занятия. В начале июля месяца 1966 года, с помощью всей уличной ватаги, мы спустили «кораблик» на воду. Борис шутливо назвал его «Спасённый», что точно отвечало содеянному над ним.
Наступил долгожданный день сборов на рыбалку, ранним утром следующего дня. Половину дня искал груз для якоря, нашёл звено от гусеницы трактора Т-75. К вечеру накопал червей в нашей навозной куче от прошлого года. После вечерних посиделок на заваленке у дома, улёгся спать пораньше, выезд наметил на четыре часа утра. Сон никак не шёл ко мне, всё фантазировал своё первое отплытие от родного берега. Мама разбудила меня в половине четвёртого. Наскоро попил молока с булкой, забрал все снасти, пошёл к пруду. Стояло тихое безветренное утро, пруд не колыхнётся. От его зеркальной глади отражаются лучи восходящего солнца. Вдали, где ещё стоит тень от деревьев, видна полоса тумана у самой поверхности воды. Оттолкнул бат от берега, осторожно погрузился, гребя веслом, повернул нос судна на Зимник, так назывался наш лес на противоположной, северной стороне пруда. Работая веслом поочерёдно с двух сторон бата, он легко заскользил в глубину пруда. Душа моя запела, труды наши не пропали зря, мы сотворили хорошую, лёгкую рыбацкую лодку, легко послушную веслу. На первый выезд решил далеко не заплывать – подошёл к окунёвнику напротив мыса Шувалово и бросил якорь. Закинул длинную удочку и короткую. Вокруг лодки расходились круги от метаний рыбы. Вскоре начались частые поклёвки, разбросанное просо притянуло рыбёшку. К восьми часам утра удалось поймать рыбки на уху и жарёху. Переехал ближе к Песчаному, это восточная сторона пруда, здесь мелководье, водятся караси, плотва и гальяны. За два часа ловли попалось несколько средних плотвичек, карасиков и клёв затих. Смотрю по сторонам, в начале одиннадцатого часа, многие рыбаки потянулись домой к берегу, засобирался и я. Встреча на берегу продолжила мой праздник первого выезда – все похвалили мой скромный улов. Придя домой, передал маме полную миску свежей рыбы, она похвалила меня и разложила улов по сортам. В обед наша семья отведала ухи и жареной рыбы под сметаной с картофельным пюре. Началась моя пора добытчика подсобного пропитания, я повзрослел на целую жизнь. Два лета я провёл на пруду со своим судёнышком, проплыл все заядлые места рыбаков, получил полное представление о красоте нашей водной стихии и, её побережья, покрытого лесами вековой давности.
Наступила золотая пора осени 1966 года, со своим школьным другом, Гришей Леднёвым, мы весь сентябрь проводили в окрестных лесах пруда, охотились на рябчиков. Мне досталось от брата Сергея старенькое ружьишко – одностволка шестнадцатого калибра. Его слабая убойная сила особого успеха на охоте не приносила. В стволе имелись многочисленные мелкие раковины, ослабляющие силу выстрела. За не имением другого, приходилось довольствоваться таким ружьём – уж очень хотелось стать охотником и, приносить домой трофеи от охоты. У Гриши было двухствольное ружьё двенадцатого калибра, в хорошем состоянии, он очень бережно к нему относился. Вообще Гриша был аккуратист в любом деле. Он любил и великолепно читал стихи Есенина, особенно эти — «Выткался на озере алый свет зари…»
Думаю, что эти стихи привезли домой в рукописном виде кто-то из старших братьев Гриши – Николай, старший из братьев или Дмитрий, чуть младше Николая. Они в то время были уже на своих «хлебах» – Николай работал на «Уралмашзаводе» в Свердловске, жил в общежитии, а там были все литературные новости, а Дима учился в техникуме, в городе Талица, на Родине нашего легендарного советского разведчика, Николая Кузнецова.
Как-то раз, придя в кино, мы зашли с Гришей в библиотеку, она тоже находилась в здании бывшей церкви, как и кинозал. Заведующей библиотекой работала родная тётя Григория, тётя Луиза Печорина. Она встретила нас с мягкой приятной улыбкой, спросила: – Что вы мальчики хотите почитать? Гриша проговорил:
– Если есть Есенина.
— Конечно, есть ребятки! – Ответила тётя Луиза и отошла к книжным полкам. Через минутку приносит книжку стихов, малого формата, обложка салатового цвета. Гриша присел за читательский стол и принялся просматривать книгу, а тётя Луиза обратилась ко мне со словами:
– Игорь, я знаю, ты записан в школьной библиотеке, регулярно посещаешь и много читаешь, раз ты уже закончил седьмой класс, тебе исполнилось четырнадцать лет, то можно и у нас записаться.
Я с радостью согласился и был записан во взрослую библиотеку. С этого времени тётя Луиза стала формировать мой читательский интерес к нужным книгам моего возраста.
По памяти перечислю, какие книги я держал в руках за два года, посещая нашу Заводоуспенскую поселковую библиотеку:
Жюль Верн. Пятнадцатилетний капитан. Увлекательная история пассажиров шхуны «Пилигрим» и их юного капитана Дика Сэнда. Этель Лилиан Войнич. Овод. Овод – псевдоним журналиста революционера. Под псевдонимом скрывается другой человек Артур Бертон, некогда обманутый и оклеветанный своими близкими. Александр Дюма. Три мушкетера. Приключения молодого человека, который приезжает в Париж чтобы стать мушкетером. Вениамин Каверин. Два капитана. Мальчик Саня Григорьев находит сумку с письмами участников полярной экспедиции. Марк Твен. Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна. Веселые приключения двух мальчиков. Юрий Олеша. Три толстяка. В фантастической стране, где правят три толстяка вспыхивает мятеж. Майн Рид. Всадник без головы. Приключенческий роман о прериях. Джонатан Сфивт. Приключения Гулливера. Гуливер попадает в фантастическую стану лилипутию. Джек Лондон. Белый клык. Повествование об истории жизни волкособаки по кличке Белый клык. Рафаэлло Джованьоли. Спартак. Исторический роман о восстании рабов. Вальтер Скотт. Айвенго. Приключенческий роман о средневековой Англии и рыцарях.
Среди этих книг, любимыми были, есть и остаются, не смотря на уже преклонный возраст – «Овод» и «Два капитана». Я бесконечно благодарен Луизе Петровне Печориной за внимательное отношение к моим книжным пристрастиям, за формирование понятия «Высокой литературы». После окончания школы, старался больше читать русской классики – Толстого, Тургенева, Достоевского, Гоголя, Лескова, Мамина-Сибиряка.
Через некоторое время, после совместного посещения библиотеки, из книги стихов, Гриша зачитывал мне вот это стихотворение-исповедь, «Пускай ты выпита другим». Оно поразило нас своим глубоким духовным смыслом, хоть и были мы подростками. В этом возрасте все хотят казаться взрослее, чем есть на самом деле, таково устройство нашей человеческой сущности.
Упомянутые стихи Есенина Гриша с выражением декламировал в лодке, когда мы на закате вечерней зари возвращались домой после охоты на Зимнике, в конце августа 1966 года. Его возраст брал своё, Грише хотелось иметь подругу для общения, влюблённости и чтения стихов для неё, единственной. Так и сложилось потом в его жизни, когда мне суждено было покинуть мою малую Родину в конце июля 1967 года. То время полное надежд и желанных свершений навечно вошло памятью в мою уходящую жизнь на чужбине.
Мы росли с всеохватным познанием жизни – общались с природой, любили её, умели любоваться восходом солнца на утренней заре над прудом, вечерней зарёй уходящего дня, делились прочитанным из книг, думали о будущем. Мы не болтались бесцельно по улицам нашего большого села

Источник

Читайте также:  Река винокурка тосненский район