Меню

Как выглядит река клязьма

Что же это за река такая, Клязьма?

Дальнейшая жизнь складывалась так, что я потихоньку переезжал в города, расположенные ниже, и ниже по её течению. Но никогда этой реке я, что называется, не смотрел в глаза, не видел её образа. Вот, например, Ока — это река, про Дон и Волгу и говорить нечего, даже множество других рек и речек как-то запечатлелись в памяти несмотря на их небольшие размеры, а Клязьма продолжала оставаться какой-то неуловимой, мелкой, малозначащей. Да я даже не помню возраста, когда бы принимал её всерьез как полноценную реку.

Так постепенно я подошел к году 2015-му, когда, держа в голове, космические планы о поездках на Ладогу, Телецкое, в Карелию, к Архангельску и, наконец, аж до самого Владивостока, случилось одно промежуточное событие — получение в качестве подарка байдарки. Ну чтобы её с собой в поездки брать и выходить на воду во время стоянок на природе.

Я и сам в тот момент не понимал, к чему это приведет немного позже — задуманная поездка на Ладогу (для начала), должна была состояться в августе, а март и байдарка были вот они, рядом, практически под рукой. Также рядом была все это время и Клязьма, которой было суждено встретиться с моим новым средством передвижения, новым во всех отношениях — до этого я никогда не ходил на байдарке, да и на реке вообще не проводил много времени, хотя к отдыху на воде отдавал наибольшее предпочтение.

Решение было предсказуемым — попробовать «на зуб» сплав по реке. Максимализм, от которого я так и не освободился со времен юности, непременно требовал пройти всю реку от истока и до самого устья. Через несколько недель диванного планирования Ладога была практически забыта, ну если не совсем, то. ну в общем, если получится, то съезжу. Это не значило, что она потеряла для меня интерес, ни в коем случае, просто цель на 2015 год была сформулирована предельно ясно — за сезон дойти до устья Клязьмы.

Признаться, я и сам в это особо не верил, ведь река имеет протяженность около 700 километров, да и нужна определенная настойчивость для достижения результата, в чем по началу я был не вполне уверен, зная себя. Но все получилось и к концу октября я достиг цели.

Первым делом я выбрал точку старта, от которой я пойду вверх пешком искать исток, который не вполне четко был обозначен на картах, и от этой же точки дальше пойду вниз по течению уже на байдарке. Таким местом был мост на Малом Московском кольце (бетонка в простонародье). В лесу еще лежал снег, а я вполне бодро шагал вдоль русла вверх в поисках истока, пройти мне предстояло примерно 16 км.

А вот так выглядит болотце неподалеку от истока.

Пеший этап от Майдарово до истока я в апреле так и не завершил — дошел вдоль русла до непонятного забора, преградившего мне путь и, немного расстроившись отправился домой. Позже я узнал, что это была за преграда и уже осенью обошел вокруг болотца, являющегося истоком Клязьмы.

Свой первый в жизни сплав я начал не от Майдарово — решил для начала пройти тот участок, который ближе к дому, чтобы в случае возникновения каких-либо проблем не пришлось издалека выбираться. Стартовым стал участок от Черкизово до Королёва, к тому же для меня символично было стартовать от Православного храма.

Впереди меня ждал отрезок длиной примерно 20 км.

Сборка байдарки занимает не более 30 минут.

Первые пройденные километры прошли в приподнятом настроении и я остановился позавтракать на небольшом острове.

Пробуждающаяся природа радовала глаз.

Без особых проблем добрался до Любимовки, где и расположена дача Станиславского, вишневый сад которой послужил прообразом одноименного произведения А.П.Чехова. Кстати, вишневый сад там не так давно насадили снова в рамках реставрационных мероприятий.

Но вот от Лесных Полян начались сплошные обносы мусорных завалов русла реки — лежащая на воде преграда в виде упавшего дерева собирает перед собой весь плавающий хлам. На этом участке таких завалов было рекордное количество, не меньше восьми. На фото ищу спуск к воде после очередного обноса, но вот снимать сами завалы не было никакого желания.

Когда пришло время очередного отрезка, я вернулся снова к мосту в Майдарово — как же я был прав, когда стартовал не отсюда, за те первые 20 км хоть какой-то навык выработался. Мне казалось, что я ушел куда-то километров за триста от цивилизации — 7,8 км за 5,5 часов! Препятствие шло за препятствием, и к середине дня я с непривычки прилично устал, до нитки вымок и немного замерз — на улице было 15 градусов.

Ширина реки в точке старта была практически равна длине байдарки.

Под этим ж/д мостом меня развернуло поперек течения, и пока я не вылез на берег и не вытащил лодку ничего не получалось — это был новый опыт для меня.

Следующий мост и снова обнос, это позже я понял, что такие места надо проходить не выходя из воды.

Чем дальше, тем более дремучими становились берега.

Очередной участок также не обходился без препятствий, но они стали уже привычными и их становилось все меньше.

Эту недавно упавшую берёзу я уже прошел не вылезая из байдарки, и в дальнейшем стремился именно так и поступать.

В целом же, река набирала силу и идти становилось все легче.

Впереди меня ждал, пожалуй, самый урбанизированный участок реки, огибающей с юга аэропорт Шереметьево.

На спутниковом снимке хорошо просматривалась стройплощадка взлетно-посадочной полосы №3, которая строится прямо над руслом Клязьмы. За прохождение этого участка я опасался больше всего — если русло меня не пропустит, то придется долго и трудно обноситься, полностью свернув байдарку. Но на деле оказалось все благополучно, навалы грунта по краям реки — это насыпь ВПП №3. Сейчас этот участок вряд ли возможно пройти, стройка-то продолжается и река в этом месте наверняка уже проходит по специально построенному коллектору.

В какой-то момент сплава самолеты начали взлетать прямо надо мной.

Препятствия продолжали радовать разнообразием.

Но, всё же, Клязьма все больше и больше начинала походить на настоящую полноводную реку, особенно на подходе к Клязьминскому водохранилищу.

Несмотря на весьма плотную застройку по берегам водохранилища природы всё же было больше, чем города.

Новая российская недвижимость.

Вот и добрался я уже до канала им.Москвы

А впереди новые впечатления — нужно преодолеть достаточно приличную водную акваторию, весьма популярную о водников Московской области

Дмитровское шоссе с воды

По пути захожу на пляж в Чиверёво.

Ломлюсь сквозь частокол яхтенных мачт.

Достигаю конца Пироговского водохранилища и ищу переход через гидроузел — пришлось 800 метров нести байдарку на себе.

И снова оказываюсь в привычной жителю Подмосковья Клязьме.

Дальше пропускаю уже пройденный участок от Черкизово до Королева.

Ранним утром преодолеваю Щелково. Надо сказать, что самое жуткое во всех отношениях место — это мусорный завал ниже города, снимать его было не с руки, меня больше радовали речные пейзажи.

Порог на месте бывшего пешеходного моста.

Следующий участок стал рекордным по протяженности, мне удалось преодолеть дистанцию в 40 км.

Но стартовал в этот день я в сильный ливень, собрав байдарку под мостом.

Препятствия в виде порогов от старых мостов и плотин все еще продолжались, и мне периодически приходилось обносить их берегом, ну а некоторые удавалось проходить по воде.

Ближе к Ногинску стали все чаще встречаться моторные собратья.

Читайте также:  Индусы трупы по реке

Река становилась все более полноводной и радовала глаз.

Ну а ниже Ногинска, после преодоления берегом последней плотины, препятствия на Клязьме заканчиваются и начинается настоящая красивая река.

В этот день со мной шла супруга и мы здорово поджарились на жарком солнышке.

Загар после этого участка у меня сохранился вплоть до весны 2016 года.

Следующий отрезок вывел меня на границу Московской области.

А я продолжал оптимизировать укладку снаряжения в байдарке, но пока продолжал идти дневными участками без ночевок.

Прибрежные леса становились все более похожими на леса, а не на вытоптанные парковые зоны.

Встреча с новыми друзьями.

Первый песчаный обрыв приличной высоты на Клязьме.

В воздухе пахнет грозой.

Выход за пределы Московской области был для меня знаковым моментом. Выход на маршрут и возврат домой нужно уже было планировать достаточно точно, чтобы не терять часы на ожидание транспорта.

Природа Владимирской области меня очаровала, можно даже сказать, что какой-то тумблер переключили и начались песчаные обрывы, сосны, дубы.

В этот день я особенно отчетливо ощутил, что присутствие цивилизации заметно отступило, хотя накатанные грунтовые колеи свидетельствовали о частом посещении этих мест рыбаками и любителями пикников на природе.

Приход в знаменитые Петушки ознаменовал собой завершение однодневных участков сплава.

Дальше в графике сплавов последовал перерыв в несколько недель. С одной стороны, жалко было терять теплые летние дни — наступал август, а я едва перевалил первую треть пути. А, с другой стороны, впереди был самый сложный для меня участок, к которому нужно было хорошо подготовиться. Сложный со всех сторон — он требовал минимум двух ночевок и имел протяженность более 100 км, причем на участке значительной длины не было возможности прервать сплав и вернуться домой, т.к. ниже Костерево река уходит далеко на юг, в леса достаточно дикого Мещерского края. Сложность, ведь, формирует не только сложность самой реки, тут нет никаких непреодолимых препятствий, сложность возникает из совокупности факторов, включая то, что сплав одиночный.

Началось все с того, что я неправильно распределил груз в транспортном положении и чуть не сорвал спину едва не выйди из калитки дома, пытаясь удержать падающую тележку с байдаркой. Да, да, даже такой простой вопрос, как правильно загрузить себя снаряжением, требует навыка. Сойдя с электрички я еле дотащил частичными переносами свою поклажу. Вот так как на фото — неправильно.

Тем не менее, преодолев все трудности с заброской, я вышел на реку и жизнь, что называется, начала налаживаться.

Едва только я миновал Костерево и начал углубляться в дебри Мещёры, как выяснилось, что далеко не везде можно причалить к берегу, точнее вдоль обоих берегов потянулись сплошные заросли кустов и деревьев — примерно 10 километров вообще не нашлось ни одной приличной поляны. Ближе в 19:00 начал накрапывать дождь, который несколько усилил мое уныние. Практически на закате удалось найти удобное место под дубом, но пришлось затаскивать все на высокий песчаный берег.

Лагерь я поставил достаточно быстро, хоть и впервые в жизни, также впервые я ночевал в лесу, да еще и один. Благополучно приготовил себе покушать, попил чайку и стал потихонечку готовиться ко сну. Готовился морально к тому, что в какой-то момент может стать страшно.
И вот, когда я уже почти забрался в палатку, на другом берегу реки послышался треск от чьего-то движения, явно это был не человек. Но кто? Кабан, лось, я бы и мишку в мещерских краях не исключал? Одновременно с мыслью «хорошо, что на том берегу», чье-то тело погрузилось в воду и издало знатный «хрюк», отстоящий от хрюканья поросенка настолько, насколько рык тигра отстоит от шипения кота. Драйва добавлял тот факт, что кабан шел с той стороны, куда ветер нес дым от моего костра. в этот момент я практически не сомневался, что кабан идет навестить стоянку и поживиться чем-нибудь из оставленного туристами. Залегши в палатку я наблюдал небо, отражающееся в реке, и проплывающую ряху кабана. В последний момент я застегнул вход и затих. Кабан, выйдя на берег в 30 метрах ниже моего лагеря, отряхнулся, потоптался и затих. Я также не подавал признаков жизни еще минут сорок и так бы и улегся спать, но проблема состояла в том, что мне еще предстояло накачать спальный матрас. Потихоньку выбравшись в темноту я не торопясь и вслушиваясь в тишину завершил приготовления и залег в свою берлогу.

Ко всему прочему, примерно в три часа ночи разразилась сильная гроза, которая прошла практически над моим лагерем и длилась почти до пяти утра. В этот момент я думал только о том, как вообще отсюда выбраться, о том, чтобы дойти до Владимира я и не помышлял. Но утро расставило все на свои места — дождь прекратился, взошло солнце и проблем как не бывало.

К тому же я нашел ответ на вопрос «куда девался кабан?» — он мирно спал примерно в сорока метрах от моей палатки вот в таком логове.

При первой же возможности я сделал привал для обеда и просушки снаряжения после ночной грозы.

Весь второй день я усердно работал на веслах, чтобы дойти до Собинки и принять решение идти ли до Владимира, или сниматься и ехать домой. Ближе к вечеру сомнений не оставалось — я чувствовал силы и желание идти до намеченной цели. Утро третьего дня похода было не менее прекрасным.

Я вышел на воду до восхода и начал движение в плотном тумане.

Солнце начинало свой очередной дневной круг.

Это был замечательный жаркий день, я поддерживал высокий темп, стремясь успеть на редкую Владимирскую электричку, вторую из трех за сутки. На неё я благополучно успел, но сил на марш-бросок от места финиша до поезда я потратил едва ли не больше, чем за весь трехдневный поход. В дальнейшем от таких рывков я отказался.

И вновь продолжительная пауза перед очередным участком, на этот раз больше месяца. В сентябре я был практически уверен, что затея дойти до устья за один сезон провалится.

Стартую от известного Владимирского моста.

Немного ниже Владимира останавливаюсь неподалеку от Боголюбово.

Сколько я пересмотрел разных фотографий храпа Покрова на Нерли из самых разных источников, но очень расстроился, когда увидел, что авторы фотографий старательно убирали из кадра высоковольтную ЛЭП, которую проложили здесь как буд-то нарочно советские энергетики — не можем снести, так обгадим, места им не хватало в России.

Золотые отливы листьев.

Мне очень нравились песчаные отмели на самой середине реки. Если присмотреться, то можно увидеть впереди границу отмели, за которой практически обрывом начинается глубокий участок.

По дороге мне встретилась сплавная команда из школьников города Владимира, которых приучает к походам их учитель физкультуры.

На следующий день я вышел по темноте, поэтому мне посчастливилось любоваться зарождением нового дня от самой утренней зари.

Встречал восход проходя село Спас-Купалище, очень красивое место само по себе, а тут еще и на рассвете.

Такую утреннюю гладь нужно увидеть в натуре, чтобы оценить красоту момента.

Слишком высокими берегами Клязьма не изобилует — это одно из них (метку можно посмотреть отрыв фото).

Периодически на берегах встречаются небольшие туристические базы различного благосостояния.

Сосны красивы в любую погоду, но особенно в солнечную.

Впереди был отрезок от Коврова до Вязников — тут уже билеты в обе стороны покупаются заранее и сплав должен идти четко по графику.

Традиционно выхожу в темноте и снова любуюсь замечательным восходом.

Весьма живописное дерево.

А с другой стороны видно, что оно прилегло на бережке отдохнуть.

Читайте также:  Чем опасна река катунь

И снова душа поёт.

Длина этих шершней 5 — 6 сантиметров.

Чудная стоянка, но еще только середина дня, а километров впереди много.

Разноцветный песок берега.

Родник бьет на высоту больше метра.

Третье октября, выхожу на предпоследний отрезок, ночевка уже не предусмотрена, уехать из Гороховца только один вариант — успеть на Ласточку.

Стартую как обычно до рассвета, но в этот день дует очень сильный, почти штормовой ветер, благо преимущественно попутный.

Вся атмосфера буквально дышит сильным ветром.

Взгляд назад, и я вижу радугу в октябре!

Ну а на последнем участке я не поставил карту памяти в фотоаппарат и остался без фотографий.

Источник

Река Клязьма

Клязьма – главная река, на которой стоит Владимир, из-за чего город исторически часто называли Владимиром-на- Клязьме. Основная часть города, который как бы вытянут вдоль реки, расположена на высоком, левом берегу Клязьмы.

Исток Клязьмы находится в Московской области, в Солнечногорском районе. Общая длина — 686 км, впадает в Оку. Ширина Клязьмы во Владимире — 130 м (при максимуме на других участках до 200 м). Дно глинистое, местами песчаное. Владимир – самый крупный из городов, расположенных на Клязьме. На территории города в Клязьму впадают реки Рпень и Лыбедь.

Что значит название «Клязьма», до сих пор не известно. Объяснить его происхождение из славянских, балтийских и финно-угорских языков не удалось, ученые предполагают, что это некое древнее название реки, которое славяне, пришедшие в эти места, восприняли от местных жителей, может быть, искаженно.

Следы древних стоянок (самая древняя находится на территории Владимира – Сунгирь, 25 – 27 тысяч лет до нашей эры) свидетельствуют, что у Клязьмы и ее притоков с древности жили люди. К приходу славян берега Клязьмы заселяли финно-угорские племена.

С оборонительной точки зрения Клязьма прикрывала Владимир с юга. В то же время по господствующей версии, монголо-татары пришли захватывать Владимир зимой 1238 года именно по льду Клязьмы, предварительно взяв Москву. Летом в лесистой местности передвигаться крупному войску было трудно. Правда, существует определенная загадка, как же монголо-татары так быстро передвигались по льду реки, если известно, что они не подковывали лошадей.

До нас дошел факт из времен Смутного времени, когда в 1609 году владимирцы убили воеводу Вельяминова, присягнувшего Лжедмитрию II, и бросили его тело в Клязьму. По аналогии с Новгородом, где противоборствующие группы жителей во времена вечевой демократии нередко сбрасывали противников в Волхов, можно задаться вопросом, насколько подобное было принято во Владимире.

Клязьма считается судоходной от устья как раз до города Владимира, хотя глубины, необходимые для судоходства, зачастую не обеспечиваются. Считается, что в древности река была судоходной на всем ее протяжении. По-крупному – это один из водных путей до Волги. Имел хозяйственное значение древний торговый путь Клязьма — Сходня — Москва.

И все-таки как торговый путь Клязьма в последние столетия была явно не самой важной артерией. Об этом говорит и более слабое развитие купечества во Владимире по сравнению с волжскими городами. И даже наплавной мост во Владимире уже в XIX веке выглядит помехой для пропуска большого числа судов. Известно, что мост разводили по ночам, чтобы пропустить суда. Но это, скорее всего, были суденышки, и вряд ли их было много.

Клязьма была исторически богата рыбой (лещ, язь, окунь, щука, плотва и др.), и даже славилась сомами и стерлядью еще в XIX – начале XX века.

Сильное загрязнение реки в советское время сильно подпортило воду. Зато крах многих предприятий-загрязнителей после перестройки привел к тому, что вода в реке в 90‑е годы стала несколько чище. Рыбакам, по их словам, опять начала попадаться и стерлядь.

Но репутация Клязьмы была уже сильно подпорчена. В 2003 году во Владимир приехал Сергей Шойгу, тогда министр по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий. Во время встречи в ДК Молодежи тогдашний мэр города Александр Рыбаков рассказал министру, что в Клязьме можно вновь поймать стерлядь. «В Клязьме? Стерлядь? – не поверил Шойгу, и насмешливо добавил: – Да у вас мэр – настоящий рыбак!»

Так или иначе, проблема загрязненной воды традиционна для Клязьмы, особенно со времен индустриализации. На всем протяжении по индустриально насыщенной Московской области вода из Клязьмы в пищу вообще считается не пригодной. Город Владимир после революции многократно вырос. Уже в довоенные годы — во Владимире каждую весну клязьминская питьевая вода вызывала нарекания жителей. Она всегда была желтой от песка и глины, давала осадок. Попытки очистить ее на фильтрах маломощной водозаборной станции обычно не удавались. Но и более мощной станции, построенной после войны, надолго не хватило.

В конце 80‑х для снабжения города с западной стороны пришлось строить водовод от одного из самых чистых притоков Клязьмы – Судогды (с восточной стороны в город по-прежнему поступает вода из Нерли). Сегодня по данным горводоканала, Клязьма по-прежнему считается открытым водоисточником для Владимира, однако клязьминский водозабор уже не указывается среди снабжающих город.

Еще одной исторической особенностью, как бы принижающей значение Клязьмы в черте города, является отсутствие во Владимире набережной. По ряду причин, вдоль реки, там, где должна быть набережная, в 1860‑х годах проложили железную дорогу.

Сейчас существует проектное предложение в связи с будущей реконструкцией вокзала и вокзальной площади, создать, наконец, во Владимире набережную. Это намерение с подачи городских властей в апреле 2013 года подтвердилось в ходе встречи врио губернатора Владимирской области Светланы Орловой и президента ОАО «РЖД» Владимира Якунина.

Существуют также предложения создать зону отдыха на правом низком берегу Клязьмы во Владимире, со стороны Загородного парка. Но там есть существенные ограничения по застройке в силу категории земель и сохранения исторического вида на заречные дали с высоты древнего владимирского Кремля.

Комментирование материалов доступно по ссылке

Источник



Клязьма от истока до устья

Сложно сказать, что в большей степени повлияло на такое к ней отношение: может быть слишком многие привыкли видеть её маленькой и замусоренной в верховьях, может она практически нигде себя не открывает во всей красе проезжающим автомобилистам.

Мне же посчастливилось увидеть Клязьму настоящей, такой, какая она есть. Да, пришлось повоевать со следами деятельности человека в верховьях — вплоть до Ногинска можно было ожидать каких-либо подвохов техногенного характера. Но все эти усилия сторицей окупились, когда я вышел во Владимирскую область, замечательную и красивую Владимирскую область! Я за один сезон 2015-го года прожил на Клязьме маленькую жизнь и прошел её всю без остатка от истока до устья.

К сожалению, или к счастью, в одной статье обо всем рассказать не удастся, поэтому постараюсь обойтись несколькими штрихами, которые, тем не менее, будут носить системный характер.

Итак, протяженность Клязьмы порядка 700 км от истока до устья, на их прохождение у меня ушло 23 ходовых дня, два из которых были пешей прогулкой, а остальное — сплав на байдарке. Кроме одного этапа я шел одиночкой, однажды ко мне присоединилась супруга.

Понятно, что от самого истока на байдарке не пройти, да его еще найти нужно, поэтому первой частью стала пешая прогулка по весеннему лесу от Майдарово в сторону истока.

Болотце, которое находится практически у самого истока.

На майские выходные был намечен первый в моей жизни сплав, и начал я его неподалеку от дома, чтобы в случае чего, меня могли быстро эвакуировать с реки 🙂 Начальной точкой стал поселок Черкизово, от которого я прошел свои первые 20 км на байдарке. Это были непростые километры, т.к. пришлось примерно восемь раз обносить берегом мусорные завалы — это явно не лучшая часть реки, хотя начиналось все красиво.

Читайте также:  Гидрологические характеристики реки лена

Но пришло время и системного прохождения реки от начала до конца. Все от того же Майдарово мне предстояло идти уже вниз, ширина реки тут примерно равна длине байдарки.

Семь километров этого ходового дня стали для меня настоящим испытанием — я был прав, что сначала потренировался на более-менее нормальной воде. Тут мне казалось что я где-то в тайге, препятствия шли одно за другим, а река все дальше углублялась в лес.

Но продвигаться вперед получалось. Дальше началась та Клязьма, которая известна большинству, а потому малоинтересна, тем не менее, я не могу сказать, что она ужасна, совсем нет, местами очень даже красива, но слишком многое из окружения её портит. А вот на месте строительства взлетно-посадочной полосы №3 «Шереметьево» я думаю уже вряд ли можно пройти — на снимке я остановился как раз в створе насыпи.

Подходы к Клязьминскому водохранилищу, как и оно само, несмотря на активное использование отдыхающими оставило у меня благоприятное впечатление. По дороге я посетил пляж в Чиверево.

. и немного разбавил плотные ряды парусных судов.

Но настоящая, живая Клязьма начинается ниже Ногинска, точнее от моста на Федеральной трассе М7, тут я как раз до П.Посада шел с супругой.

Чего мы ждем от настоящей реки? Соснового бора, песчаного обрыва, красивого поворота. Тут все это присутствует.

Но все это были однодневные участки, а я ждал настоящего, трехдневного, с палаткой — от Петушков до Владимира река делает глубокий заход в Мещёру, так что разделить этот отрезок на более короткие сложновато. Должен сказать, что это самый дикий участок на всей реке.

И вот он, мой первый собственноручно поставленный лагерь.

Надо сказать, что для первой одиночной ночевки в лесу эмоций мне хватило. Во-первых, ближе к ночи с другого берега метрах в тридцати ниже по течению приплыл кабан и где-то затих. Мне пришлось тоже затихнуть и улечься спать, не доделав все дела до конца. А, во-вторых, часов с двух ночи разразилась гроза, которая продолжалась часа три с хорошим дождем. В эту ночь мне как никогда хотелось чудесным образом оказаться дома. Но утро все расставило по своим местам — дождь закончился и установилась замечательная погода.

. а также нашлось пустое логово кабана, в котором он метрах в сорока от меня провел свою ночь. На фото, несмотря на дождь, хорошо просматриваются следы этого лесного жителя.

Прожить такую ночь очень важно для того, чтобы избавиться от пустых страхов. Дальнейший поход вместе с трудом по заброске на реку и преодолением километров дарил отличные пейзажи и уверенность в достижении устья, во что поначалу, должен признаться, я сам не очень верил.

Подъем раньше солнца, можно сказать, стал визитной карточкой для дальнейшего отчета о сплаве.

Мне настолько понравилось встречать зарю и восход на воде, что в дальнейшем я уже не мыслил поступать иначе.

Смотреть на такую красоту желательно собственными глазами.

Передо мной была настоящая, красивая река со своим мирным характером.

Местами казалось, что ты идешь между небом и небом.

Такой источник мне встречается впервые.

На очередном этапе пришлось идти с сильным попутным ветром, и снова восход.

Стихию буквально видно на фотографии.

А увидеть 3 октября радугу я считаю вообще маленьким чудом!

Не думаю, что посмотрев этот небольшой отчет, можно продолжать считать Клязьму неинтересной рекой — она настоящая, причем во всех смыслах этого слова.

Источник

Клязьма

Кля́ зьма – река в Европейской части России, в Московской и Владимирской областях; наиболее многоводный левый приток Оки.

С рекой связано развитие северо-востока Руси, Владимиро-Суздальского княжества (ХII в.).

Клязьма берёт начало в районе г. Солнечногорска Московской области. Длина реки 686 км, площадь бассейна 42,5 тыс. км 2 – 1-й по длине и 2-й по площади бассейна (после Мокши) приток Оки [*] В рейтинг включены притоки, относящиеся к большим и средним рекам; при сравнении притоков главной реки длины их составляющих не учитываются. По сводным данным Государственного водного реестра и Научно-популярной энциклопедии «Вода России». . Бассейн реки вытянут с запада на восток, асимметричен, левобережная часть бассейна больше в три раза. Впадает в Оку в 90 км от её устья. С правого берега впадают Судогда и Суворощь. Основные левобережные притоки: Уча, Воря, Киржач, Пекша, Нерль, Уводь, Теза, Лух. В нижней части бассейна реки находится много болот, около 150 озёр. В верховье реки находится Клязьминское водохранилище, а также связанные с ним Учинское (Акуловское) и Пестовское водохранилища, входящие в систему водных объектов Канала им. Москвы.

Верховье реки находится в пределах Московской и Клинско-Дмитровской возвышенностей, среднее и нижнее течение – в Мещёрской низменности. Климат умеренно континентальный. Средняя температура января -11°C, июля – +17°C. Увлажнение территории бассейна достаточное. Осадков выпадает около 500 мм в год.

Широко распространены сосновые и еловые леса (залесенность более 42%). Почвы подзолистые, дерново-подзолистые, реже – темноцветные карбонатные. На песчаных отложениях развиваются сосновые боры. На более плодородных почвах – сосновые леса с дубом, липой, клёном и пышным травяным покровом. На левобережье реки расположен природный заказник «Клязьминский».

В верховье Клязьма течёт в узкой долине с крутыми берегами. Ширина реки до 20 м. Ниже Клязьминского водохранилища долина реки имеет ширину от 600–700 м до 2–3 км. Ширина реки у г. Ногинска достигает 40–50 м, у г. Павловского Посада – 70 м, у г. Орехово-Зуево – 75 м, на границе Московской области – 95 м. Русло реки извилистое или относительно прямолинейное. Скорость размыва берегов 1–2 м/год. Ниже устья р. Нерли высота правого коренного берега долины составляет 50–60 м. Русло реки относительно прямолинейное. Ширина левобережной поймы более 1 км. Высота малоподвижных и наиболее крупных гряд 2,2 м.

Питание реки преимущественно снеговое. Среднемноголетний расход воды Клязьмы у г. Коврова равен 145 м 3 /с (объём стока 4,576 км 3 /год). По внутригодовому распределению стока Клязьма относится к рекам с восточноевропейским типом водного режима, с весенним половодьем. Продолжительность половодья около 35 суток. С 1937 г. река зарегулирована. Сток реки регулируется Клязьминским водохранилищем, а также плотинами, построенными в 1905 г. Максимальный расход воды составляет 3050 м 3 /с, минимальный – 7,4 м 3 /с. Ледяной покров обычно устанавливается в ноябре. Река вскрывается к середине апреля.

Мутность вод Клязьмы невелика, в среднем составляет 36 г/м 3 (г. Ковров). Сток взвешенных наносов равен 0,164 млн т/год. Сток влекомых наносов в устье реки достигает 0,214 млн т/год.

Речные воды относятся к гидрокарбонатному классу и кальциевой группе. В межень минерализация воды изменяется в пределах 250–300 мг/л. Вода в реке относится к категории «грязная», что обусловлено поступлением большого объёма промышленных и коммунально-бытовых сточных вод.

Еще в IX–XI вв. Клязьма использовалась в качестве воднотранспортного пути из Балтики на Волгу и Каспийское море, в Персию и Аравию. В XII–XIV вв. река связывала Москву и Владимир. В середине XX в. Клязьма была судоходной от устья до г. Владимира. В настоящее время гарантированные глубины на лимитированных участках не поддерживаются. В районе областного центра в русле реки разрабатываются карьеры нерудных строительных материалов. Сплавная река. Водные ресурсы реки используются для промышленного водоснабжения. Река используется для отведения сточных вод с Щёлковской, Обуховской, Ногинской, Павлово-Посадской и Орехово-Зуевской водопроводно-канализационных систем.

Ниже г. Орехова-Зуева можно поймать судака, сома, налима и др.

На берегах реки расположены города: Щёлково, Ногинск, Павловский Посад, Орехово-Зуево, Владимир, Ковров, Вязники, Гороховец и др.

Источник