Меню

Как засыпают реку волга

“Lenta.Ru”: «С точки зрения науки Волга уже не река”

Главную русскую реку превратили в ядовитую помойку. Это угрожает всей России.

Фото: Роман Яровицын / «Коммерсантъ»

Все знают, что Волга — национальное достояние России, но мало кто сейчас осознает масштабы постигшего ее бедствия. Она погибает, и с точки зрения науки она уже не река. Что убивает Волгу и чем опасна для всех нас эта вялотекущая экологическая катастрофа, «Ленте.ру» рассказал врио директора Института экологии Волжского бассейна РАН, профессор, доктор биологических наук Сергей Саксонов.

Цветет река Волга

«Лента.ру»: Со строго научной точки зрения, можно ли сейчас считать Волгу рекой? Или она уже представляет собой каскад водохранилищ?

Сергей Саксонов: Вы сами ответили на свой вопрос. Конечно, Волга уже не река, а каскад водохранилищ — вернее, каскад гидротехнических сооружений с непроточным режимом.

По каким гидрологическим критериям различают настоящую реку и каскад водохранилищ?

Каких-либо жестких критериев нет, но если река по всему течению зарегулирована, то ее уже никак нельзя считать полноценной рекой. Русло Волги, как известно, перегорожено плотинами в восьми местах — от Тверской области до Волгоградской.

Кадр: фильм «Берег»

Остались ли на Волге собственно речные участки? Например, не все жители моего родного Ярославля знают, что на самом деле город стоит уже на берегах не Волги, а Горьковского водохранилища.

На Волге остались лишь небольшие фрагменты риофильных участков, расположенных, как правило, за плотинами водохранилищ. Например, естественное течение сохранилось на небольшом отрезке от Жигулевска до Самары, где в воде еще живут речные организмы. Увы, но как естественный водоем и как реку мы Волгу потеряли.

Некоторые экологи утверждают, что Волга стремительно превращается в болото.

Дело не в этом. Заболачивание берегов волжских водохранилищ — это не главная беда. В любом случае вся их водная поверхность полностью в болото никогда не превратится. Основная проблема в другом: в Волге исчезает естественная биомасса и появляются чужеродные для нее организмы.

Сине-зеленые водоросли, которые при особых условиях размножения дают колоссальную биомассу и приводят к цветению воды. К тому же они агрессивно поглощают кислород, вытесняя из Волги другие живые организмы. Вот где настоящая беда — органическое загрязнение Волги сейчас просто колоссально.

Почему сине-зеленые водоросли так активно размножаются?

Их подпитывают неочищенные стоки из канализации, со свалок и удобрения с полей. Воздействие на Волгу сейчас настолько огромное и глубокое, что река просто не успевает самоочищаться. Мы недавно оценили ущерб, который постоянно наносится биологическим ресурсам Волги. По самым скромным подсчетам, у нас получилась сумма в 70 миллионов рублей ежегодно.

Правда ли, что из-за каскадов водохранилищ скорость течения воды в Волге теперь уменьшилась в 10 раз?

Да, так оно и есть. Проточная вода больше способна сопротивляться загрязнению. Если раньше до постройки Волжско-Камского каскада ГЭС речная вода расстояние от Валдая до Астрахани преодолевала за месяц, то теперь это может тянуться годами.

Я читал, что именно из-за этого на волжском дне образовался многометровый слой ила, где накапливаются вредные вещества.

Заиливание дна — это еще одна серьезная беда водохранилищ на Волге. На многих из них берега не сформированы и должным образом не укреплены, из-за чего там регулярно случаются оползни. В результате органика оседает в донных отложениях, которые до определенного момента их впитывают подобно губке, образуя своеобразный резервуар всех поступающих в Волгу нечистот.

Полигон твердых бытовых отходов «Скоково». Он находится рядом с Ярославлем на реке Норе, впадающей в Волгу выше водозабора питьевой воды. С весны 2018 года, помимо местного мусора, полигон стал принимать отходы из Москвы и Московской области
Фото: http://yarcube.ru/

Но так не может продолжаться бесконечно. Наши недавние исследования Куйбышевского водохранилища показывают, что в нем донные отложения максимально напитались этими вредными веществами и теперь начался процесс вторичного загрязнения волжской воды — только уже от ее дна. Не удивлюсь, если подобная ситуация складывается и на других участках Волжско-Камского каскада ГЭС.

Насколько все это серьезно?

Это все очень серьезно, если учитывать, что в бассейне Волги живут более 60 миллионов человек и сосредоточено около половины всего промышленного и аграрного производства России. Любая экологическая система, особенно искусственная, должна саморегулироваться и со временем сбалансироваться. В биологии это называется сукцессией. Но в наших водохранилищах это невозможно, и сукцессия дальше первой стадии никогда не заходит.

Потому что главная задача волжских водохранилищ — выработка электроэнергии. Этой цели подчинено абсолютно все, а потом мы вдруг удивляемся, почему в Волге рыба погибает и качество питьевой воды снижается.

Как появление водохранилищ повлияло на климат всего Поволжья?

Трудно сказать. Во-первых, сейчас вообще наблюдается глобальное изменение климата. Идет аридизация (иссушение) больших территорий и перераспределение осадков с летнего сезона на зимний. Поэтому тяжело вычленить влияние этого глобального фактора от воздействия водохранилищ на климат Поволжья. Во-вторых, всерьез говорить о таком влиянии нам не позволяют сроки. Ведь климат нужно изучать на протяжении больших временных циклов.

Но, например, о Рыбинском водохранилище говорят, что зимой его поверхность превращается в огромную льдину, которая становится гигантским холодильником для всего Верхнего Поволжья.

Я не уверен, чтобы даже такое большое водохранилище, как Рыбинское, способно сильно изменить климатические условия в своем регионе. Но, опять же, этот вопрос еще слишком мало изучен.

Рыбинское водохранилище стало одним из первых на Волге. До него в 30-х годах XX века возвели Иваньковскую и Угличскую ГЭС. Известно, какими чудовищными издержками и бедствиями все это сопровождалось: были уничтожены десятки населенных пунктов (в том числе древние города), затоплены плодородные прибрежные территории, не говоря уже о том, что при строительстве плотин погибли десятки тысяч заключенных ГУЛАГа.

Да, это была колоссальная трагедия.

Но насколько построенные такой ценой водохранилища оказались полезными и эффективными, если судить об этом с высоты сегодняшнего дня?

Все зависит от конкретной задачи. Конечно, на тот момент сталинская энергетика обеспечила существенный импульс развитию страны и ее промышленности. В краткосрочном плане эти три гидроэлектростанции свои задачи выполнили. Но в долгосрочной перспективе все более очевидными становятся проблемы (в том числе экологические), которые они породили. Поэтому ясно, что с ними что-то надо делать.

В конце 80-х годов некоторые экологи предлагали радикальное решение этой проблемы: просто спустить весь Волжско-Камский каскад ГЭС. Это реально?

Нет, конечно. Возьмем, например, Куйбышевское водохранилище, рядом с которым находится наш институт. Как известно, оно крупнейшее в Европе и третье по площади в мире.

И его тоже строили заключенные ГУЛАГа.

Да, но сейчас речь не об этом. Представьте, что Куйбышевское водохранилище спустят. Миллионы гектаров его илистого дна превратятся в ядовитую пыль, которую ветер разнесет во все стороны. И тогда мы получим новый Чернобыль!

Что же тогда делать?

На этот вопрос нет прямого и однозначного ответа. Например, геоморфолог Глафира Обедиентова, которая еще в годы советской власти не побоялась открыто сказать, что создание каскада водохранилищ на Волге принесло нашей стране больше вреда, чем пользы, предлагала следующее решение. Чтобы остановить разрушение берегов Куйбышевского водохранилища и накопление донных отложений, она советовала понизить его уровень до естественного уступа древнего Хвалынского моря, существовавшего здесь в четвертичный период.

И как вам эта идея?

Она хорошая, но, боюсь, сейчас неосуществимая.

Потому что в наше время электроэнергии требуется все больше и больше. Пока не найдем альтернативные и сравнительно дешевые ее источники, вряд ли что-то изменится. Но пока можно попытаться хотя бы сбалансировать водохранилища Волги.

Для этого достаточно не загрязнять стоки органическими отбросами с нечистотами и не делать из них питательный бульон, как это происходит сейчас.

Насколько надежны плотины первых волжских ГЭС, построенных много десятилетий назад?

Опять же я могу привести пример расположенной рядом с нашим институтом Жигулевской ГЭС. Когда во время весеннего паводка через ее водосливные шандоры идет сброс воды, в Комсомольском районе Тольятти во многих зданиях ощущается вибрация и нередко появляются трещины на жилых домах. То есть возникает небольшая искусственная сейсмичность, хотя в геологическом отношении территория Самарской области стабильна.

Но я знаю, что компания «РусГидро», которой принадлежит почти весь Волжско-Камский каскад ГЭС, постоянно следит за состоянием плотины Куйбышевского водохранилища, поэтому сейчас говорить о риске ее обрушения не приходится. Но не так давно у нас в институте проводилось исследование, в котором моделировалась подобная гипотетическая ситуация. В таком случае ничего хорошего близлежащие территории, конечно, не ждет — это стало бы для них катастрофой колоссального масштаба.

Еще есть проблема Чебоксарской ГЭС, ставшей последней из запланированных при советской власти, так как Ржевский гидроузел и Нижневолжскую ГЭС около Астрахани так и не начали строить. Она ведь так и не вышла на проектную мощность, и сейчас это породило множество проблем — от неполностью загруженных турбин до подтопления побережья Волги в трех регионах.

Читайте также:  Река ангара зависимость характера течения реки от рельефа

Проблема недостроенной Чебоксарской ГЭС — это сложный вопрос, требующий отдельного рассмотрения. Видимо, не все рассчитали советские инженеры в 1970-х годах, если возникли такие трудности. Но теперь надо определиться с приоритетами, что важнее: затапливаемые и подтапливаемые земли с живущими на них людьми или дешевая и доступная электроэнергия.

Почему Волгу до сих пор продолжают активно загрязнять, если с 90-х годов немало промышленных предприятий в ее бассейне закрылись?

Возьмем Тольятти, где находится наш институт. В городе с населением свыше 700 тысяч человек до сих пор вся ливневая канализация не имеет системы очистки. И таких городов на берегах Волги много. Вот вам и ответ.

Может ли Россия использовать опыт других стран, чтобы справиться с этой проблемой?

Конечно. Можно воспользоваться опытом США и Канады по решению экологической проблемы Великих озер. Власти этих стран в свое время пошли на радикальные и непопулярные меры — убрали промышленные предприятия от побережья, модернизировали очистные сооружения, ужесточили экологическое законодательство. В итоге это помогло.

Когда-то самой грязной рекой Европы считался Рейн, хотя, в отличие от Волги, он никогда не был зарегулирован плотинами. Но сейчас и там нет такой проблемы. А если говорить про нашу страну, то у меня складывается ощущение, что у нас многие рассуждают так: «В России воды много, на мой век хватит».

Есть ли сейчас пример похожей экологической ситуации в других странах? Или задыхающаяся и запруженная многочисленными плотинами Волга уникальна?

Разве что Днепр на Украине. Он тоже зарегулирован несколькими плотинами и водохранилищами, которые строились примерно в те же годы и точно таким же образом, что и на Волге. Но какая там сейчас экологическая обстановка, мне сказать трудно. Хотя я подозреваю, что ситуация с Днепром не лучше, чем с Волгой.

Насколько необратим процесс гибели Волги? Можно еще что-то сделать?

Вы задаете очень сложный вопрос. Если говорить образно, то сейчас Волга просто взмолилась: «Хватит меня насиловать! Я уже не выдерживаю». По некоторым параметрам деградация ее экосистемы зашла слишком далеко — по загрязнению, по ядовитым донным отложениям. Чтобы переломить нынешнюю тяжелейшую ситуацию с нашей главной национальной рекой, надо действовать уже прямо сейчас.

Источник

Особенности режима реки Волги

Для Волги, как и любой другой речной системы, характерен свой водный режим. Она замерзает, разливается и мелеет в определенные месяцы.

На ее режим влияет целый ряд факторов. Одним из них является климат. У водного режима Волги имеется несколько уникальных особенностей.

Содержание

  1. Тип изменения уровня воды
  2. Период, когда замерзает
  3. Когда разливается?
  4. Мелеет
  5. Факторы, влияющие на количество воды
  6. Влияет ли климат?
  7. Уникальные особенности
  8. Заключение

Тип изменения уровня воды

Для Волги характерен смешанный водный режим. Сказывается расположение водоема на территории Европейской России, где выражена сезонность. По этой причине уровень воды в нем меняется с учетом конкретного времени года.

Волга преимущественно питается снеговыми талыми водами. На них приходится порядка 60% всего речного стока. Около 30% питания составляют грунтовые воды. Благодаря им речная система поддерживается в холодный период года.

Период, когда замерзает

Волга покрывается льдом в разное время. Раньше всего это происходит в ее верховьях. Там река раньше стабильно замерзала в конце ноября.

Но с потеплением климата, которое все больше становится заметным в последние 2 десятилетия, замерзание водоема даже в ее верховьях все чаще начинает происходить в декабре.

В отдельные годы в верхнем течении водоем остается свободным ото льда вплоть до января.

В среднем течении раньше Волга покрывалась льдом в последней декаде ноября. Теперь этот процесс сдвинулся на первую и даже вторую половину декабря. Все чаще река не замерзает даже в январе.

В низовьях Волга в прежние годы обычно покрывалась льдом в первой декаде декабря. Но с потеплением климата этот процесс все чаще сдвигается на конец декабря и начало января.

Раньше всего ледостав на реке наступает в ее нижнем течении. В районе Астрахани лед начинает идти уже в середине марта. Только в начале апреля происходит вскрытие реки в районе Камышина, что в Волгоградской области.

В верховьях лед трогается только в середине весны (10-ые числа апреля). Но с потеплением климата ледостав даже в верховьях реки может наступать значительно раньше. Теперь он нередко наступает уже в первой половине марта.

Когда разливается?

Волга может разливаться в весенние месяцы. Это обычно происходит в апреле после того, как на реке трогается лед.

Также разливы возможны в мае. Это связано с активным накоплением водоемом за зиму талых вод.

Разливы особенно сильны в годы, когда имели место снежные зимы. Река может разливаться вплоть до июня. Но уже во второй половине месяца водоем возвращается в свое русло.

Мелеет

Сильные обмеления отмечаются в летний период. Особенно это заметно в июле и августе. Сопутствующим фактором уменьшения водности речной системы является засуха. Также река довольно сильно мелеет в зимний период. В это время водоем питается только грунтовыми водами.

Факторы, влияющие на количество воды

На режим Волги оказывают влияние следующие факторы:

  • снежность зим;
  • температура воздуха;
  • длительность периодов засухи;
  • количество дождевых осадков;
  • наличие на реке водохранилищ и плотин.

От снежности зим зависит то, насколько сильные половодья будут на реке в середине и конце весны.

Температура воздуха напрямую влияет на длительность периода замерзания Волги и на начало ледостава на ней. Чем теплее зимы, тем дольше речная система покрывается льдом и тем быстрее она освобождается от него.

От летних засух зависит то, насколько сильно река обмелеет. От дождевых осадков зависит вероятность наступления паводков.

Особенно сильно влияют на водный режим созданные водохранилища и плотины. Из-за них низменные прибрежные зоны водоема стали заболоченными. Из-за водохранилищ на реке появились многочисленные заливы (лиманы) и заводи.

Влияет ли климат?

Практически на всем течении реки господствует умеренно континентальный климат.

В Астраханской области Волга протекает по территории, где господствует резко континентальный климат.

В этих краях речная система получает наименьшее количество осадков. Также в этой зоне полупустынь Волга теряет 2% влаги из-за интенсивного испарения.

Уникальные особенности

Для Волги характерны следующие уникальные черты:

  • сильная испаряемость воды в нижнем течении (потеря до 2% всей влаги);
  • большие колебания в величине расхода воды в разных частях водоема (в Твери 182 м 3 /с, в Волгограде – 8060 м 3 /с,);
  • безледный период, достигающий почти 200 дней (в Астраханской области длительность периода еще больше – 260 суток);
  • существенная разница в периоде замерзания реки в ее верховьях и низовьях, колеблющаяся от нескольких недель до месяца;
  • большая разница в начале периода ледостава в верхнем и нижнем течениях, достигающая одного месяца.

Заключение

У Волги смешанный водный режим. При этом почти 2/3 питания водоема приходится на снеговые воды. Период замерзания водоема различается в зависимости от ее верхнего, среднего и нижнего течений.

Также на реке в разное время начинается ледостав. На месяц раньше это происходит в ее низовьях. Речная система в последние годы часто мелеет летом.

Из-за строительства водохранилищ с дамбами уровень воды повысился и перестал зависеть от сезона. Умеренно континентальный климат является определяющим для режима реки.

Источник



«Мы получим новый Чернобыль»

Все знают, что Волга — национальное достояние России, но мало кто сейчас осознает масштабы постигшего ее бедствия. Она погибает, и с точки зрения науки она уже не река. Что убивает Волгу и чем опасна для всех нас эта вялотекущая экологическая катастрофа, «Ленте.ру» рассказал врио директора Института экологии Волжского бассейна РАН, профессор, доктор биологических наук Сергей Саксонов.

Цветет река Волга

«Лента.ру»: Со строго научной точки зрения, можно ли сейчас считать Волгу рекой? Или она уже представляет собой каскад водохранилищ?

Сергей Саксонов: Вы сами ответили на свой вопрос. Конечно, Волга уже не река, а каскад водохранилищ — вернее, каскад гидротехнических сооружений с непроточным режимом.

По каким гидрологическим критериям различают настоящую реку и каскад водохранилищ?

Каких-либо жестких критериев нет, но если река по всему течению зарегулирована, то ее уже никак нельзя считать полноценной рекой. Русло Волги, как известно, перегорожено плотинами в восьми местах — от Тверской области до Волгоградской.

Остались ли на Волге собственно речные участки? Например, не все жители моего родного Ярославля знают, что на самом деле город стоит уже на берегах не Волги, а Горьковского водохранилища.

На Волге остались лишь небольшие фрагменты риофильных участков, расположенных, как правило, за плотинами водохранилищ. Например, естественное течение сохранилось на небольшом отрезке от Жигулевска до Самары, где в воде еще живут речные организмы. Увы, но как естественный водоем и как реку мы Волгу потеряли.

Читайте также:  Матушка река михальчик минус с бэками

Некоторые экологи утверждают, что Волга стремительно превращается в болото.

Дело не в этом. Заболачивание берегов волжских водохранилищ — это не главная беда. В любом случае вся их водная поверхность полностью в болото никогда не превратится. Основная проблема в другом: в Волге исчезает естественная биомасса и появляются чужеродные для нее организмы.

Сине-зеленые водоросли, которые при особых условиях размножения дают колоссальную биомассу и приводят к цветению воды. К тому же они агрессивно поглощают кислород, вытесняя из Волги другие живые организмы. Вот где настоящая беда — органическое загрязнение Волги сейчас просто колоссально.

Стучат со дна

Почему сине-зеленые водоросли так активно размножаются?

Их подпитывают неочищенные стоки из канализации, со свалок и удобрения с полей. Воздействие на Волгу сейчас настолько огромное и глубокое, что река просто не успевает самоочищаться. Мы недавно оценили ущерб, который постоянно наносится биологическим ресурсам Волги. По самым скромным подсчетам, у нас получилась сумма в 70 миллионов рублей ежегодно.

Правда ли, что из-за каскадов водохранилищ скорость течения воды в Волге теперь уменьшилась в 10 раз?

Да, так оно и есть. Проточная вода лучше сопротивляется загрязнению. Если раньше, до постройки Волжско-Камского каскада ГЭС, речная вода расстояние от Валдая до Астрахани преодолевала за месяц, то теперь это может тянуться годами.

Я читал, что именно из-за этого на волжском дне образовался многометровый слой ила, где накапливаются вредные вещества.

Заиливание дна — это еще одна серьезная беда водохранилищ на Волге. На многих из них берега не сформированы и должным образом не укреплены, из-за чего там регулярно случаются оползни. В результате органика оседает в донных отложениях, которые до определенного момента их впитывают подобно губке, образуя своеобразный резервуар всех поступающих в Волгу нечистот.

Но так не может продолжаться бесконечно. Наши недавние исследования Куйбышевского водохранилища показывают, что в нем донные отложения максимально напитались этими вредными веществами и теперь начался процесс вторичного загрязнения волжской воды — только уже от ее дна. Не удивлюсь, если подобная ситуация складывается и на других участках Волжско-Камского каскада ГЭС.

Насколько все это серьезно?

Это все очень серьезно, если учитывать, что в бассейне Волги живут более 60 миллионов человек и сосредоточено около половины всего промышленного и аграрного производства России. Любая экологическая система, особенно искусственная, должна саморегулироваться и со временем сбалансироваться. В биологии это называется сукцессией. Но в наших водохранилищах это невозможно, и сукцессия дальше первой стадии никогда не заходит.

Наследие Сталина

Потому что главная задача волжских водохранилищ — выработка электроэнергии. Этой цели подчинено абсолютно все, а потом мы вдруг удивляемся, почему в Волге рыба погибает и качество питьевой воды снижается.

Как появление водохранилищ повлияло на климат всего Поволжья?

Трудно сказать. Во-первых, сейчас вообще наблюдается глобальное изменение климата. Идет аридизация (иссушение) больших территорий и перераспределение осадков с летнего сезона на зимний. Поэтому тяжело вычленить влияние этого глобального фактора от воздействия водохранилищ на климат Поволжья. Во-вторых, всерьез говорить о таком влиянии нам не позволяют сроки. Ведь климат нужно изучать на протяжении больших временных циклов.

Но, например, о Рыбинском водохранилище говорят, что зимой его поверхность превращается в огромную льдину, которая становится гигантским холодильником для всего Верхнего Поволжья.

Я не уверен, чтобы даже такое большое водохранилище, как Рыбинское, способно сильно изменить климатические условия в своем регионе. Но, опять же, этот вопрос еще слишком мало изучен.

Рыбинское водохранилище стало одним из первых на Волге. До него в 30-х годах XX века возвели Иваньковскую и Угличскую ГЭС. Известно, какими чудовищными издержками и бедствиями все это сопровождалось: были уничтожены десятки населенных пунктов (в том числе древние города), затоплены плодородные прибрежные территории, не говоря уже о том, что при строительстве плотин погибли десятки тысяч заключенных ГУЛАГа.

Да, это была колоссальная трагедия.

Но насколько построенные такой ценой водохранилища оказались полезными и эффективными, если судить об этом с высоты сегодняшнего дня?

Все зависит от конкретной задачи. Конечно, на тот момент сталинская энергетика обеспечила существенный импульс развитию страны и ее промышленности. В краткосрочном плане эти три гидроэлектростанции свои задачи выполнили. Но в долгосрочной перспективе все более очевидными становятся проблемы (в том числе экологические), которые они породили. Поэтому ясно, что с ними что-то надо делать.

Что делать?

В конце 80-х годов некоторые экологи предлагали радикальное решение этой проблемы: просто спустить весь Волжско-Камский каскад ГЭС. Это реально?

Нет, конечно. Возьмем, например, Куйбышевское водохранилище, рядом с которым находится наш институт. Как известно, оно крупнейшее в Европе и третье по площади в мире.

И его тоже строили заключенные ГУЛАГа.

Да, но сейчас речь не об этом. Представьте, что Куйбышевское водохранилище спустят. Миллионы гектаров его илистого дна превратятся в ядовитую пыль, которую ветер разнесет во все стороны. И тогда мы получим новый Чернобыль!

Что же тогда делать?

На этот вопрос нет прямого и однозначного ответа. Например, геоморфолог Глафира Обедиентова, которая еще в годы советской власти не побоялась открыто сказать, что создание каскада водохранилищ на Волге принесло нашей стране больше вреда, чем пользы, предлагала следующее решение. Чтобы остановить разрушение берегов Куйбышевского водохранилища и накопление донных отложений, она советовала понизить его уровень до естественного уступа древнего Хвалынского моря, существовавшего здесь в четвертичный период.

И как вам эта идея?

Она хорошая, но, боюсь, сейчас неосуществимая.

Потому что в наше время электроэнергии требуется все больше и больше. Пока не найдем альтернативные и сравнительно дешевые ее источники, вряд ли что-то изменится. Но пока можно попытаться хотя бы сбалансировать водохранилища Волги.

Для этого достаточно не загрязнять стоки органическими отбросами с нечистотами и не делать из них питательный бульон, как это происходит сейчас.

Чебоксарский недострой

Насколько надежны плотины первых волжских ГЭС, построенных много десятилетий назад?

Опять же я могу привести пример расположенной рядом с нашим институтом Жигулевской ГЭС. Когда во время весеннего паводка через ее водосливные шандоры идет сброс воды, в Комсомольском районе Тольятти во многих зданиях ощущается вибрация и нередко появляются трещины на жилых домах. То есть возникает небольшая искусственная сейсмичность, хотя в геологическом отношении территория Самарской области стабильна.

Но я знаю, что компания «РусГидро», которой принадлежит почти весь Волжско-Камский каскад ГЭС, постоянно следит за состоянием плотины Куйбышевского водохранилища, поэтому сейчас говорить о риске ее обрушения не приходится. Но не так давно у нас в институте проводилось исследование, в котором моделировалась подобная гипотетическая ситуация. В таком случае ничего хорошего близлежащие территории, конечно, не ждет — это стало бы для них катастрофой колоссального масштаба.

Еще есть проблема Чебоксарской ГЭС, ставшей последней из запланированных при советской власти, так как Ржевский гидроузел и Нижневолжскую ГЭС около Астрахани так и не начали строить. Она ведь так и не вышла на проектную мощность, и сейчас это породило множество проблем — от неполностью загруженных турбин до подтопления побережья Волги в трех регионах.

Проблема недостроенной Чебоксарской ГЭС — это сложный вопрос, требующий отдельного рассмотрения. Видимо, не все рассчитали советские инженеры в 1970-х годах, если возникли такие трудности. Но теперь надо определиться с приоритетами, что важнее: затапливаемые и подтапливаемые земли с живущими на них людьми или дешевая и доступная электроэнергия.

Почему Волгу до сих пор продолжают активно загрязнять, если с 90-х годов немало промышленных предприятий в ее бассейне закрылись?

Возьмем Тольятти, где находится наш институт. В городе с населением свыше 700 тысяч человек до сих пор вся ливневая канализация не имеет системы очистки. И таких городов на берегах Волги много. Вот вам и ответ.

Небрат-близнец Днепр

Может ли Россия использовать опыт других стран, чтобы справиться с этой проблемой?

Конечно. Можно воспользоваться опытом США и Канады по решению экологической проблемы Великих озер. Власти этих стран в свое время пошли на радикальные и непопулярные меры — убрали промышленные предприятия от побережья, модернизировали очистные сооружения, ужесточили экологическое законодательство. В итоге это помогло.

Когда-то самой грязной рекой Европы считался Рейн, хотя, в отличие от Волги, он никогда не был зарегулирован плотинами. Но сейчас и там нет такой проблемы. А если говорить про нашу страну, то у меня складывается ощущение, что у нас многие рассуждают так: «В России воды много, на мой век хватит».

Есть ли сейчас пример похожей экологической ситуации в других странах? Или задыхающаяся и запруженная многочисленными плотинами Волга уникальна?

Читайте также:  Какая река находится в двуречье

Разве что Днепр на Украине. Он тоже зарегулирован несколькими плотинами и водохранилищами, которые строились примерно в те же годы и точно таким же образом, что и на Волге. Но какая там сейчас экологическая обстановка, мне сказать трудно. Хотя я подозреваю, что ситуация с Днепром не лучше, чем с Волгой.

Насколько необратим процесс гибели Волги? Можно еще что-то сделать?

Вы задаете очень сложный вопрос. Если говорить образно, то сейчас Волга просто взмолилась: «Хватит меня насиловать! Я уже не выдерживаю». По некоторым параметрам деградация ее экосистемы зашла слишком далеко — по загрязнению, по ядовитым донным отложениям. Чтобы переломить нынешнюю тяжелейшую ситуацию с нашей главной национальной рекой, надо действовать уже прямо сейчас.

Источник

Грязная сверху донизу: почему не удается очистить Волгу

Главная российская река Волга превратилась в сточную канаву. Промышленных отходов в нее стали сбрасывать меньше, но вода настолько загрязнена, что представляет опасность для здоровья человека, констатируют аудиторы Счетной палаты РФ. Под угрозой и воспроизводство рыбных ресурсов. При этом чиновники вместо проведения природоохранных мероприятий тратят деньги на уборку своих кабинетов, а также выплату зарплат и премий.

Аудиторы Счетной палаты РФ проверили, как правительство и региональные власти реализуют нацпроект «Экология», и в частности, проводят мероприятия по оздоровлению реки Волги и всего Волжского бассейна (реки Ока, Москва, Кама, Сура и другие). Контрольный период — с 2017 по 2020 годы.

По уточненным данным, на территории бассейна Волги проживает более 40% населения России, здесь сосредоточено около 45% промышленного и 50% сельскохозяйственного производства. Ежегодный объем грузоперевозок составляет около 6 млн тонн. В 1930–1980 годах был создан Волжско-Камский каскад гидроэлектростанций (13 гидроузлов и водохранилищ). Зарегулирование речного стока привело к катастрофическим последствиям для всей экосистемы Волги.

«Одной из ключевых проблем бассейна Волги является низкое качество воды», — отмечается в отчете СП (имеется в распоряжении «Газеты.Ru»).

Не пей, козленочком станешь

Большинство водотоков и водоемов бассейна Волги на протяжении десятилетий характеризуются третьим и четвертым классами качества воды («загрязненная» и «грязная»). Берега российских рек заполнены трубами с промышленными стоками. «Наиболее напряженная ситуация сложилась в бассейне реки Оки, главным образом в реках Москва и Клязьма», — утверждают аудиторы.

Основные загрязняющие вещества в российских реках — соединения железа, меди, нефтепродукты, фенолы, органические вещества, аммонийный и нитритный азот, соединения цинка и марганца.

Другой не менее важный источник загрязнения речной воды — так называемые диффузные стоки. Как пояснили «Газете.Ru» в Счетной палате, диффузное загрязнение рек — это когда вредные вещества попадают в водные артерии не по трубам от заводов и фабрик, а просачивается через почву от сельхозугодий с их химикатами, бесконтрольно попадают в русла рек с городских улиц и дорог, из кафе и ресторанов, служб бытового обслуживания, магазинов, АЗС.

Изучив ситуацию с качеством воды за последние 10 лет аудиторы делают парадоксальный вывод: «Многолетние наблюдения свидетельствуют о снижении с 1990-х годов объемов сброса загрязненных сточных вод в бассейн Волги более чем в два раза, что существенно не повлияло на качество воды в бассейне». То есть, загрязнений на фоне сворачивания вредных производств стало меньше, но вода все равно загрязнена и отравлена, непригодна для питья — ни в верховьях Волги, ни, тем более в устье, в Астраханской области.

Рыбы не осталось

В отчете СП также отмечается, что «ухудшились условия воспроизводства рыбных популяций», в том числе в районах, где имеются ГЭС.

«Не определена периодичность расчистки каналов-рыбоходов и каналов нерестовых массивов с учетом гидрологических особенностей, режима и объемов обводнения нерестилищ. В результате расчистка осуществляется на одних и тех же объектах, а 6 из 24 каналов-рыбоходов протяженностью 115,9 км остаются нерасчищенными», — говорится в отчете СП.

Под угрозой находится существование и воспроизводство около 70 видов рыб, из них 40 промысловых».

Аудиторы выяснили, как регионы, по которым протекает Волга, проводят ее экологическую реабилитацию.

«Комитетом природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии Волгоградской области средства федерального бюджета на сумму 8,6 млн рублей, предоставленные в форме целевых субсидий и субвенций на расчистку природных водных объектов, были направлены на текущие расходы (выплаты персоналу, на аренду офисных помещений, приобретение мебели, услуги по уборке помещения, на покупку автомобиля УАЗ Patriot и т.д.», — следует из документа.

Нецелевое использование средств, предназначенных для улучшения экологии — это еще половина беды.

Аудиторы СП выяснили, что деятельность региональных и муниципальных властей при проведении природоохранных мероприятий «характеризуется низким уровнем прозрачности», что в свою очередь не позволяет «обеспечить возможность контроля и мониторинга их деятельности».

Всего в бассейне Волги расположены 40 регионов, но только 16 из них задействованы в федеральных программах по экологии.

Жидкие отходы против твердых

Общественный бизнес-омбудсмен по экологии Ильдар Неверов считает, что из всех экологических проблем, имеющихся в России, наибольшую тревогу вызывает как раз состояние Волги и ее многочисленных притоков. Воду из них используют в качестве питьевой, а это реально опасно. «Реализация федеральных проектов «Оздоровление Волги» и «Сохранение уникальных водных объектов» сегодня вызывают наибольшую озабоченность. Основные усилия направлены на улучшение состояния почему-то только объектов на Средней Волге (от впадения Оки до впадения Камы), но вредные сбросы есть и на Верхней Волге, и в устье. Но только комплексное приведение в порядок всей системы водоочистки может дать эффект», — говорит Неверов.

По данным омбудсмена, ежегодно около 3 млн кубометров загрязненных стоков продолжат поступать в Волжский бассейн.

Он отмечает, что нацпроект «Экология» только начал давать плоды, но власть теперь сосредотачивает усилия не на диффузных стоках и жидких промышленных отходах, а на модной теме ТКО — твердых коммунальных отходах. Но, конечно, это лучше, чем ничего не делать еще 20 лет. «В октябре наконец-то было принято постановление правительства (N 1657 «О Единых требованиях к объектам обработки, утилизации, обезвреживания, размещения твердых коммунальных отходов»). Отходы теперь должны проходить термическую обработку или быть обезврежены с помощью компостирования. Для их утилизации строят промплощадки компостирования. Спецтехника формирует бурты из органических отходов и вносит в них термофильные бактерии, это позволяет за 14 дней разложить органику и уничтожить патогенную микрофлору. Но стоит такая площадка немалых денег — 150 млн рублей», — уточняет Неверов.

Эколог, член межрегионального союза «За химическую безопасность» и житель Нижнего Новгорода Дмитрий Левашов убежден, что один из основных источников загрязнения Волжского бассейна, — это как раз диффузные и ливневые стоки. «Ливневки», которые есть во всех российских городах, находящихся на берегах рек, никак не очищаются от нефтепродуктов, металлов или бытовых и коммунальных отходов.

«С середины 1990-х до середины 2000-х действовала федеральная целевая программа «Возрождение Волги». В рамках которой были построены заново или модернизированы изношенные к тому времени очистные сооружения десятков российских городов и райцентров по берегам Волги. А потом все заглохло. Сейчас правительство запускает новый федеральный проект. Но, на мой взгляд время уже упущено», — говорит Левашов.

Он знает несколько так называемых «источников накопленного экологического вреда», то есть, места сбора промышленных отходов. Их никак не могут переработать, очистить хотя бы частично. Между тем, некоторые из таких промышленных помоек находятся даже в водоохранных зонах.

Из-за ужасной экологии в Волге почти не осталось рыбы. А ту, что еще есть, вылавливают бесконтрольно частные предприниматели — рыбартели.

«Браконьеров сейчас стало гораздо меньше. Зато появились артели, получившие рыбопромысловые участки. Круглый год выгребают там сетями в несколько раз больше положенного лимита. Контроль за ними, как это зачастую бывает в России, ведется исключительно на бумаге», — говорит эколог.

«Я человек в возрасте, рыбачу с 6 лет. И такого безрыбья на Волге и Оке, как за последние 10 лет, никогда не видел. Даже в те советские годы, когда сельские дядьки «хулиганили» с сетями, а заводы напропалую круглосуточно сбрасывали неочищенные стоки, превращая великую русскую реку в самую большую сточную канаву», — сокрушается эколог.

Член экспертного совета при комитете Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Калмыков считает, что с советских времен в природоохранном законодательстве утвердился такой алгоритм: учитывать загрязнения рек и озер только на основании отчётности промышленных предприятий. «Но сегодня источников загрязнения намного больше, а осознание своей ответственности у некоторых предпринимателей, к сожалению, все меньше. Чрезмерно агрессивное землепользование с использованием различной инновационной химии, может нести вред ничуть не меньший, чем неочищенный сброс с предприятий», — говорит Калмыков.

Конечно, многие не заинтересованы в обновлении методик учёта экологических нарушений, понимая, что это приведет к росту ответственности и бизнеса и чиновников, не говоря уже о финансовых расходах, добавляет эксперт.

Источник