Меню

Катастрофа в ладожском озере

Трагедия баржи № 725 на Ладоге по масштабам не уступает гибели «Титаника»

17 сентября 1941 года в результате катастрофы погибли более 1000 человек.

Эта малоизвестная история произошла осенью 1941 года, когда фашистские войска сомкнули кольцо вокруг Ленинграда по суше. В этих условиях предпринимались отчаянные попытки эвакуировать из осажденного города как можно больше людей через озеро Ладога.

16 сентября 1941 года состоялась отправка эшелонов с уже успевшими повоевать слушателями военно-морских училищ Ленинграда, из которых, по приказу Ворошилова, создавался новый особый курсантский батальон. Первый эшелон, отправленный с Финляндского вокзала, прибыл на станцию «Ладожское озеро» около 13 часов. Местом погрузки был выбран прибрежный лес вблизи порта Осиновец. Около 17 часов поступил приказ погрузить курсантов. Плавсредством служила баржа № 725, специально предназначенная для перевозки особого батальона. Но к этому времени она оказалась уже на одну треть загружена людьми из различных учреждений, да и другими пассажирами. В итоге, по разным данным, на баржу погрузились от 1200 до 1500 человек, которым предстояло пересечь озеро с запада на восток до порта Новая Ладога. Среди грузов были даже автомашины.

. Легкие порывы ветра, небольшая волна и относительно ясная погода не вызывали у людей никаких опасений. Однако на душе капитана буксира «Орел» Ивана Дмитриевича Ерофеева было неспокойно. Он ходил по Ладоге не один год и хорошо знал коварство осенней погоды в этих местах. Он высказал свои опасения по поводу буксировки баржи в условиях приближавшегося шторма. Однако начальство оставило приказ без изменения. Ладога отличается от малых морей только пресной водой. К примеру, средние глубины в Ладожском озере в 3,6 раза больше, чем в Азовском море, а максимальные — в 16 раз. При скорости ветра более 18 метров в секунду высота волн здесь достигает 6 метров.

Итак, в ночь на 17 сентября 1941 года баржа вышла в свой последний рейс. В трюме освещения не было. Лишь изредка вспыхивали спички, когда кто то искал место для ночлега. Наконец все устроились и начали засыпать под шум воды. Постепенно ветер крепчал, волнение усилилось. Начавшаяся качка — сначала бортовая, а затем и килевая — разбудила людей. С непривычки у многих началась морская болезнь. Особенно тяжело ее переносили женщины. Неожиданно корпус баржи сильно заскрипел. В темноте трюма послышались обеспокоенные голоса, и в воздухе повисло ощущение большой беды. Как бы в подтверждение тому послышался шум льющейся воды. Было примерно три часа ночи. При свете спичек обнаружили трещину в обшивке борта. Попытки заткнуть течь вещами успеха не имели — не было ни крепежного материала, ни инструментов.

Старая баржа неспособна была долгое время выдерживать удары огромных волн. Через некоторое время в средней части корпуса раздался страшный скрежет, обшивка лопнула, и через большую трещину вода стала быстро заполнять трюм. Поплыли чемоданы, ящики. В темноте людей охватила паника, послышались крики ужаса, усилился общий шум. Казалось, что спасение может быть только на палубе, и люди устремились к выходным люкам — geoglobus.ru. Однако центральный люк оказался закрытым на запор с палубы, из за чего на сходнях под ним скопился народ. На требования открыть люк с палубы отвечали, что выходить наверх нельзя в интересах маскировки. Отчаявшиеся пассажиры, заливаемые водой из треснувшего борта, сумели где то разыскать топор, которым стали рубить люк снизу. Но на палубе у люка встал лейтенант Сазонов и, размахивая наганом, требовал оставаться в трюме и наверх никому не выходить.

Тогда люди от охраняемого лейтенантом бросились к другому, кормовому, через который к тому времени кое кто уже начал выходить наверх. Скоро и тут скопилось много народу. Объятые страхом люди напирали на идущих впереди, а пропускная способность люка была невелика. Каждый человек старался проскочить через люк побыстрее. Не зная о том, что рядом время от времени проносится огромный тяжелый румпель, кое кто попадал под его роковой удар — человек либо валился обратно на сходни, либо его сметало за борт, откуда возврата уже не было. В конце концов центральный люк все же был открыт, и выходить из трюма стали быстрее и организованнее. В первую очередь наверх вывели женщин и детей.

Ладога бушевала. Надо отдать должное мужеству терпящих бедствие — люди вели себя относительно спокойно, паники не наблюдалось. Старались держаться группами, разговаривали, даже шутили. Ночь кошмаров была еще впереди. Баржа оседала все глубже. Надо было хоть как то поддерживать плавучесть судна. Капитан лейтенант Боков, полковой комиссар Макшанчиков и группа курсантов с помощью ведер и ручной помпы пытались откачать воду из трюма. Качали помпу быстро. На место уставших или смытых за борт людей тут же приходили другие. Встав цепочкой, курсанты вычерпывали воду из трюма четырьмя найденными ведрами. Пытались черпать даже бескозырками, но с каждой волной через люки и щели воды наливалось в трюм больше, чем ее откачивали. Когда это стало очевидным, люди перестали бесполезно тратить силы.

Сбросили за борт автомашины, и на какое то время показалось, что баржа немного всплыла и стала легче всходить на волну. Это воодушевило людей, за борт полетели личные вещи. Но передышка оказалась кратковременной. Неумолимая стихия продолжала наступать. Перекатывающиеся через палубу волны смывали за борт одного человека за другим. Практически все они погибли: в ту ночь температура воды колебалась в пределах от +10 до +12 градусов, а температура воздуха от +4 до +9. В таких условиях даже опытному пловцу трудно было рассчитывать на удачу.

Некоторые мужчины и женщины, увидев, как быстро уходят на дно те, кто не успел избавиться от тяжелой одежды и обуви, раздевались. Одни жались друг к другу, старались привязаться к выступам на палубе. Другие, считая безнадежным оставаться на барже, прыгали в воду, прихватив деревянный брус. Известный среди курсантов пловец К. Кутузов решил добраться до берега вплавь, несмотря на то, что берега не было видно. Увы, он погиб. Такая же участь постигла еще нескольких пловцов. Людей накрывало волной, затягивало под баржу, другие погибали от переохлаждения.

И все же, несмотря на смертельную опасность, паники не было. Одна старушка тихо шептала, что умирать не хочется. Молодая мать умоляла окружающих спасти ее ребенка. Женщин успокаивали офицеры — мол, помощь уже идет и всех спасут. И действительно, вскоре на горизонте показалась канонерская лодка, шедшая в сторону баржи. Ее появление было встречено на барже с энтузиазмом. Один офицер забрался на крышу рубки и стал размахивать белой простыней, подавая сигналы кораблю. Однако большие волны, пасмурный предутренний свет делали полузатопленную баржу малозаметной. Чтобы привлечь внимание спасателей, стали стрелять из винтовок, но они тонули в шуме разбушевавшейся стихии. Канонерская лодка прошла мимо баржи, не заметив ее. Первоначальная радость терпящих бедствие сменилась ужасом, и это в огромной степени повлияло на дальнейшие трагические события.

В эти минуты лейтенант Емельянов осознал, что не сможет спасти свою семью. Он представил себе страшную гибель двухлетней дочки и жены, жизнь без которых теряла всякий смысл. Отец и муж, он решил сам прекратить бесполезные, как он считал, мученья семьи. Он поставил в известность о своем намерении военкома Макшанчикова и, не дождавшись ответа, выстрелил в дочь, затем в жену и в себя. Ему никто не мешал. Вскоре тела погибшей семьи поглотила пучина. К тому времени баржа осела настолько, что ее палуба оказалась на уровне воды. Буксировка стала для «Орла» невозможной. Был отдан буксирный трос, и «Орел» стал маневрировать вокруг баржи, неустанно передавая сигналы SOS. Но среагировали на них быстрее фашистские самолеты — сначала разведчики, а затем истребители бомбардировщики. За морскими волнами следовали ударные волны от разрывов бомб. Хлещущая со всех сторон вода дополнялась ливнем пулеметного огня. Казалось, море и небо объединились против пассажиров баржи № 725.

Читайте также:  Когда то был карьер сейчас озеро

По самолетам открыли стрельбу из винтовок, но оружия было мало, и рассчитывать на эффективность такого слабого огня не приходилось. И в течение дня фашистская авиация неоднократно «утюжила» район бедствия. Отбомбившись, самолеты в очередной раз улетели. Казалось, наступила передышка, но шторм становился все сильнее. Баржа уже так низко осела, что волны без труда прокатывались над палубой, унося людей в пучину целыми группами. Относительно безопасным местом, куда не так проникала вода, была шкиперская рубка. Поэтому мужчины стали собирать в ней промерзших женщин, детей и подростков.

Необходимо было оглядеться — где буксир, не подходят ли корабли. Свидетель катастрофы баржи № 725 Владимир Солонцов, в то время курсант Высшего военно-морского гидрографического училища в Ленинграде, рассказывал: «Мне довелось быть одним из лучших гимнастов училища, поэтому я решил, что смогу забраться на крышу рубки с меньшим риском, чем другие. На случай, если смоет, я разделся, оставшись в тельняшке и кальсонах, и полез на рубку. Оттуда обстановка выглядела еще мрачнее. Впереди виднелся темный силуэт „Орла“. Черные тучи нависали так низко, что, казалось, невысокая мачта баржи рвет их в клочья. Высокие волны шли длинными валами одна за другой. Было видно, как тупой нос баржи медленно карабкался на гребень вала, разбивал его верхушку, а затем круто падал вниз. . Вдруг накатившаяся волна какой то странной трехгранной формы тараном ударила по стенкам рубки. Оставшиеся на палубе люди издали крик ужаса. Находясь на крыше, я сразу не понял, что этот водяной вал сорвал рубку с палубы и вынес ее за борт. Помню, как поразился тому, что рубка плывет среди волн, затем вспомнил, что внутри женщины с детьми, и в душе что то надорвалось. Никто не мог даже предположить такого варианта. Рубка стала быстро погружаться почти без крена. Кричали оставшиеся на палубе люди. В рубке все было как то тихо — женщины и дети, вероятно, в первый момент даже не поняли, что случилось.

Рубка ушла на дно меньше чем за минуту, и, когда вода хлынула в нее, матери, скорее всего, успели лишь прижать детей к себе. Их личная борьба за жизнь была проиграна. Это были страшные мгновенья в моей жизни. Я — сильный мужчина — стоял на уходившей под воду рубке и ничего не мог сделать для спасения людей. Когда вода дошла до пояса, я оттолкнулся и поплыл в сторону «Орла». Трудно сказать — за какое время, но мне все же удалось добраться до буксира. Матрос бросил мне веревку и помог подняться на палубу. Я присоединился к спасателям».

Спасательные действия «Орла» начались на рассвете. Капитан буксира Ерофеев рисковал судном и экипажем, но сделал все возможное для спасения погибающих людей, не ожидая подхода других спасателей. Когда стало ясно, что баржа еще какое то время продержится на плаву, было принято решение спасать людей с воды. Но как же было трудно его осуществить в условиях сильнейшего — десятибалльного! — шторма. Курсанты Ситкин и Вдовенков вспоминали, как их плотик волной прижало к борту буксира вровень с палубой, и они просто спрыгнули на нее. Через некоторое время к «Орлу» подплыла женщина. На ней было только нижнее белье, а шел уже четвертый час после начала катастрофы, ей бросили веревку, и она самостоятельно поднялась на борт. Это, пожалуй, самые счастливые случаи. Но большинство людей было обессилено и парализовано холодом. Одному офицеру удалось добраться до буксира, но сил схватить круг не осталось. Его затянуло под корму.

«Орел» маневрировал вокруг баржи, подбирая людей, когда произошел самый страшный эпизод этой долгой трагедии. Ударами гигантских волн средняя часть палубы баржи с еще находившимися на ней сотнями людей была оторвана от корпуса и смыта за борт. Разбушевавшаяся стихия за считанные минуты раскрошила ее на мелкие части. Именно в этом страшном месиве человеческой плоти, дерева и воды быстро погибла большая часть из почти тысячи мужчин, женщин и малолетних детей, нашедших в тот день свою могилу на дне Ладоги. «Орел» продолжал работать.

Он то возносился форштевнем над водой, обнажая переднюю часть красного днища, то опадал носом, обнажая гребной винт. Более пяти часов буксир подбирал тонущих и уже недопустимо глубоко осел под тяжестью. Буксир был слишком малым судном, а вокруг находилось еще много погибающих людей, которых он не мог принять на борт. Тогда контр-адмирал Заостровцев, находившийся на «Орле», потребовал от командира канонерской лодки «Селемджа» оказать немедленную помощь. Оставив для «Селемджи» последнюю группу людей на разрушенной барже, «Орел» взял курс на Новую Ладогу. Благодаря самоотверженным действиям капитана и экипажа добровольных помощников из числа спасенных, «Орел» подобрал среди волн 216 человек!

К концу трагедии баржа была низко притоплена, и только нос с кормой немного выступали из воды. Оставшиеся на ней люди при каждом приближении волны дружно и громко предупреждали: «Держись! Волна!» Держались за выступы, за палубные детали, за проломы. Тяжело тянулись часы. Люди начали переохлаждаться, коченеть. Тех, кто застывал окончательно, волны смывали с палубы на борт, либо в трюм. Потом, спустя месяц, в заполненном водой трюме будет найдено много трупов.

На горизонте виднелась канонерская лодка «Селемджа», и люди очень надеялись на нее. Но «Селемджа» в течение всего дня отбивала налеты вражеской авиации. И лишь когда «Орел» приблизился к канонерской лодке и контр-адмирал Заостровцев под угрозой применения оружия приказал ее командиру немедленно оказать помощь оставшимся на барже, «Селемджа» подошла к терпящим бедствие. Ей удалось спасти еще 24 человека.

Точное число погибших в катастрофе баржи № 725 из за отсутствия полного учета пассажиров никогда не станет известным. Только по спискам военно-морских училищ, Военно-морской медицинской академии и Гидрографического управления погибли 685 человек. Кроме них жертвами трагедии стали все дети, ученики ремесленного училища, члены семей офицеров, а также вольнонаемные работники Артиллерийского и Технического управления ВМФ и другие лица, сумевшие погрузиться на баржу. Погиб также взвод курсантов Ленинградского Военно-инженерного училища им. А.А. Жданова. Даже если на барже было 1200 человек, то погибло около 1000. Но число жертв могло быть и больше, так как по другим данным баржа везла 1500 пассажиров. Судами «Орел» и «Селемджа» подобрано всего 240 человек.

Источник

Катастрофа в ладожском озере

Памятная дата в истории Ленинграда. Баржа 752

Пару месяцев назад я рассказывала о музее Дорога Жизни на Ладоге. Показывала фотографии мемориала, который находится напротив музея.

Сегодня отмечается дата, связанная с именами людей, увековеченных на памятниках этого мемориала.

78 лет назад ,17 сентября 1941 года, на Ладожском озере произошла одна из крупнейших в мире катастроф по количеству жертв на водном транспорте.

На погибшем в шторм судне было более тысячи курсантов военно-морских училищ, выпускники Военно-медицинской академии, офицеры ряда управлений ВМФ; а также множество гражданских лиц, в том числе женщин и детей.

Одной из причин этой трагедии, как пишут, стало игнорирование организаторами транспортировки самых элементарных правил безопасности и просто здравого смысла.

Ленинград. Блокада.
Днем 16 сентября 1941 года началась посадка на деревянную баржу. Всего на нее загрузили до 1500 человек, две полуторки с грузом и несколько легковых автомашин.

Примерно в двадцать три часа буксир «Орел», на котором находился руководивший эвакуацией этой группы контр-адмирал А.Заостровцев, повел баржу к восточному берегу.
Капитаном буксира был Иван Дмитриевич Ерофеев, который считался одним из лучших знатоков капитанского дела и ладожского района. Он уже видел признаки приближавшегося шторма, но убедить командование отложить этот рейс ему не удалось.

Читайте также:  Вода изумрудного цвета в озере

Канонерская лодка «Шексна», которая должна была обеспечивать безопасность перехода буксира «Орел» и баржи, ушла вперед и больше не появлялась.

Вскоре после полуночи ветер стал усиливаться, небо заволокло тучами и начался шторм, который к 2-3 часам ночи 17 сентября достиг 7-8 баллов. Под ударами волн корпус дал течь, в переполненный людьми трюм стала поступать вода.
Курсанты пытались заткнуть трещины одеждой, но вода быстро прибывала. Старые помпы быстро вышли из строя, 4 ведра ситуацию исправить не могли.
Когда люди стали выбираться на палубу, их сбивал толстый брус рулевого управления, который болтался от ударов волн. Было еще темно, и многие погибали, попав под удар этого бруса.

Наконец, все вышли из трюма. Их взорам предстало бушующее озеро и постепенно оседающая в воду баржа. С приближением рассвета волны стали перекатываться по палубе.
Главной заботой стало держаться всеми силами за любой выступ, щель, предмет, друг за друга, но это становилось все труднее и труднее.
Каждая очередная волна смывала людей за борт десятками. Десятки судеб.

Один из погибших в то время — Сибаров Андрей Семенович. Он погиб, бросившись вместе с другом спасать смытую волной с баржи женщину. К сожалению, ледяная вода Ладоги и страшный шторм не оставили им шансов на спасение, все погибли.

За неделю до своей гибели он написал такое письмо :

«10/IX — 41 г.
Моя любимая.
Вот я пробыл несколько дней в Л-де после возвращения, после 3-х боев остался цел и невредим, хотели послать учиться, но пока снова ухожу бить фашистов.
Целую вас, мои ненаглядные, вот пишу и смотрю на фотографию наших милых малышей, какие дорогие у нас деточки, моя ласточка. У отца взял твою карточку и теперь со мной вся семья, полагаю, что я снова вернусь и увижу вас, мои родные.

Милая лапонька! Если паче чаяния со мной что случится, то знай, что вы были для меня дороже всего в жизни, я жил своей семьей и любил только вас, мои золотые. Деточек воспитай стойкими, мужественными, пусть знают, что их отец никогда не был трусом, храбро защищал их радостную жизнь, свободу и счастье, а также нашу родину.
.
Ну об этом довольно, я совсем не собираюсь умирать, и если даже придется круто, пробью себе дорогу.
Если изменится обстановка, то поеду учиться, и тогда приедете ко мне, волнуюсь, как вы проехались и как у вас с деньгами. ну да думаю, что все уладится, целую тебя крепко, крепко, всегда твой Андрей.
10/IX, г. Ленинград».

С рассветом над Ладогой появились вражеские самолеты. Они сделали несколько заходов на баржу, сбросили бомбы и на бреющем полете расстреливали из пулеметов плавающих в воде людей. По самолетам открыли огонь из пулеметов и нескольких винтовок, которые были на буксире и барже, но это давало только небольшое моральное утешение.

Главным врагом для всех был холод. Температура воздуха в течение суток колебалась от +4 до +9, а воды от +10 до +12,5 градусов. От переохлаждения даже у очень сильных людей тело быстро коченело.

Одна из волн особенно сильно ударила в стену рубки и унесла ее в пучину вместе со всеми, кто в ней был. Вскоре над водой остались только небольшие участки палубы в носовой и кормовой части.

«Орел» приступил к спасению людей и принял на борт 216 человек — для маленького буксира это был абсолютный предел. На пути к Новой Ладоге он вновь был атакован вражеской авиацией, но уцелел. Около 16 часов к остаткам баржи подошла канонерская лодка «Селемджа» и сняла с нее 24 человека.

Это были последние спасенные в этой крупнейшей ладожской трагедии.
Общие потери: более тысячи человек.

В 1942 году группа гидрографов обнаружила остов баржи № 752 у острова Птинов. В ней находились останки людей и оборудование Гидрографического управления ВМФ, перевозившееся на барже. Гидрографы похоронили останки у северо-восточной части острова Птинов, где теперь установлен памятный камень.

По мотивам этой трагедии был снят фильм «Спасти Ленинград» (2019 г.)

Режиссер фильма Алексей Козлов и продюсер картины Аркадий Фатеев передали филиалу Центрального военно-морского музея «Дорога жизни» модель баржи.

Источник



1941. Ладожские «баржи смерти»

1.»Ладожский титаник» (баржа из Ленинграда).

17 сентября 1941 года на Ладожском озере произошла одна из крупнейших в мире катастроф по количеству жертв на водном транспорте, которая долгое время оставалась в тени молчания. Десятилетиями о ней не вспоминали, а документы, раскрывающие историю этой драмы, хранились в Центральном Военно-Морском Архиве под грифом «Секретно». На погибшем в шторм судне было более тысячи курсантов военно-морских училищ, выпускники Военно-медицинской академии, офицеры ряда управлений ВМФ; а также множество гражданских лиц, в том числе женщин и детей. Первопричиной этой трагедии стало игнорирование организаторами транспортировки самых элементарных правил безопасности и просто здравого смысла.

Днем 16 сентября началась посадка на деревянную баржу. Она была совершенно не пригодна к использованию на беспокойной Ладоге и, кроме того, сильно перегружена. Всего на нее загрузили до 1500 человек, две полуторки с грузом и несколько легковых автомашин.

Примерно в двадцать три часа буксир «Орел», на котором находился руководивший эвакуацией этой группы контр-адмирал А.Т. Заостровцев, повел баржу к восточному берегу. Капитаном буксира был Иван Дмитриевич Ерофеев, который считался одним из лучших знатоков капитанского дела и ладожского района. Он уже видел признаки приближавшегося шторма, но убедить командование отложить этот рейс ему не удалось.

Канонерская лодка «Шексна», которая должна была обеспечивать безопасность перехода буксира «Орел» и баржи, ушла вперед и больше не появлялась.

Вскоре после полуночи ветер стал усиливаться, небо заволокло тучами и начался шторм, который к 2-3 часам ночи 17 сентября достиг 7-8 баллов. Под ударами волн корпус дал течь, в переполненный людьми трюм стала поступать вода. Курсанты пытались заткнуть трещины одеждой, но вода быстро прибывала. Старые помпы быстро вышли из строя, 4 ведра ситуацию исправить не могли. Когда люди стали выбираться на палубу, их сбивал толстый брус рулевого управления, который болтался от ударов волн. Было еще темно, и многие погибали, попав под удар этого бруса.

Наконец все вышли из трюма. Их взорам предстало бушующее озеро и постепенно оседающая в воду баржа. С приближением рассвета волны стали перекатываться по палубе. Главной заботой стало держаться всеми силами за любой выступ, щель, предмет, друг за друга, но это становилось все труднее и труднее. Каждая очередная волна смывала людей за борт десятками.

С рассветом появились вражеские самолеты.Они сделали несколько заходов на баржу, сбросили бомбы и на бреющем полете расстреливали из пулеметов плавающих в воде людей. По самолетам открыли огонь из пулеметов и нескольких винтовок, которые были на буксире и барже, но это давало только небольшое моральное утешение.

Главным врагом для всех был холод. Температура воздуха в течение суток колебалась от +4 до +9, а воды от +10 до +12,5 градусов. От переохлаждения даже у очень сильных людей тело быстро коченело.

Одна из волн особенно сильно ударила в стену рубки и унесла ее в пучину вместе со всеми, кто в ней был. Вскоре над водой остались только небольшие участки палубы в носовой и кормовой части. «Орел» приступил к спасению людей и принял на борт 216 человек — для маленького буксира это был абсолютный предел. На пути к Новой Ладоге он вновь был атакован вражеской авиацией, но уцелел. Около 16 часов к остаткам баржи подошла канонерская лодка «Селемджа» и сняла с нее 24 человека. Это были последние спасенные в этой крупнейшей ладожской трагедии.

Читайте также:  Морфометрические характеристики озера балхаш

Общие потери: более тысячи человек.

2. Другая баржа (в Ленинград).

В ту же ночь в обратном направлении канонерская лодка «Селемджа» вела баржу, на которой были 460 бойцов пополнения войскам Ленфронта и груз муки. Из доклада командира канлодки «Селемджа» капитана 3-го ранга М. И. Антонова: «17. 1Х. 3 часа 25 минут. Сила ветра дошла до 6 баллов. Сорвана крышка люка трюма. Течь воды в трюме — 3 часа 50 минут. Шквал силой ветра до 9 баллов. Волна на барже ломает кнехты, корпус трещит, вода в трюмах прибавляется. Люди с баржи просят помощи. Слышна стрельба из винтовок. Подтянуть баржу, чтобы снять людей, невозможно. Крен достигает 35 градусов. Буксирные троса лопнули. Баржу понесло к берегу к банке Северная Головешка. Приказал барже отдать якорь. Остался держаться до рассвета.»

Из нового доклада командира канлодки: «С рассветом, кроме осколков от баржи и плавающих мешков муки, в районе Северная Головешка ничего нет.Одновременно канлодка отражала налеты авиации.»

Утром эта канлодка просто болталась в озере, не предпринимая никаких действий. Позже ушла спасать людей с «ладожского титаника», и то только после того, как ее капитану пригрозили оружием. Людей с ее баржи стал спасать подошедший ТЩ-122, однако он был атакован немецкой авиацией и в бою потерял почти весь экипаж. Из книги З.Г. Русакова «Нашим морем была Ладога: Моряки Ладожской военной флотилии в битве за Ленинград.»: «. Из датированных этим же числом донесений оставшихся в живых армейских командиров и политработников выясняется, что на потерпевшей бедствие барже в Ленинград следовали бойцы и командиры пулеметных батальонов 001 и 013 с большим запасом вооружения и боеприпасов. «

Общие потери: более 400 человек.

Карта района перевозок

3. Октябрь 1941, катастрофа при перевозке заключенных.

8 октября 1941, в рамках операции по эвакуации заключенных из ленинградских тюрем, около 2500 заключенных были вывезены по железной дороге на станцию Ладожское озеро, затем направлены пешей колонной к пристани в деревне Морье, где их погрузили на баржу. Трюм был разделен на 3 отсека: немецкие пленные, женщины и остальные заключенные. Из-за повреждения буксира баржа была брошена и оставалась без движения 5 суток. В трюме началась резня: уголовники убивали политических, отбирали еду и одежду. Сломав перегородку, уголовники ограбили и изнасиловали многих женщин. Из-за страшной духоты заключенные пытались выбраться наружу, но охрана открыла по ним огонь. В Волхов этап прибыл только 15 октября. Погибшие на барже были выгружены на берег реки Сясь и захоронены бойцами истребительного батальона Сясьского ЦБК. Место захоронения на местности обозначено не было. Официальное расследование было произведено только в начале 1960-х. В 1989–1991 захоронение частично обнажилось. Поиском останков и их перезахоронением занимался поисковый отряд «Совесть», г.Сясьстрой (руководитель – Алексей Вашкуров). 22 и 23 июня 1991 были перезахоронены останки около 200 человек. На месте перезахоронения был установлен крест.

Общие потери: около 400 человек.

Из доклада по катастрофам 17 сентября:

«1. Начальником перебросок через Ладожское озеро капитаном I ранга тов. Авраамовым была допущена чрезмерная перегрузка баржи. Может быть, если бы баржа не была так перегружена, то она бы и выдержала вышеуказанный шторм.
2. Очевидно, был допущен просчет при предсказании погоды.
3. Отсутствие порядка в речном пароходстве и беззаботность к этому со стороны капитана I ранга Авраамова, благодаря чему было потеряно в поисках буксира 4 драгоценных часа хорошей тихой погоды.
4. Проявлена была халатность в организации охранения баржи в пути следования, благодаря чему канлодка «Шексна» была загружена разными пассажирами, охранение несла плохо, а в момент бедствия баржи и бомбежки ее неприятельским самолетом «Шексны» совсем не было.
5. Командир канлодки «Селемджа» капитан III ранга Антонов до преступности оказался осторожен. Имея полную возможность оказать помощь и спасти людей, он долго не подходил, а когда после угроз оружием подошел и стал спасать, то мог спасти только 24 человека.
6. Считаю так же, что плавучие средства, предоставляемые для перевозки людей через Ладожское озеро, и особенно, в осеннее бурливое время, мало пригодны. В Новой Ладоге, куда мы прибыли после спасения, сообщалось, что в этот день, 17 сентября, помимо нас были разбиты еще 2 баржи, в том числе, одна с пулеметным батальоном. «

Нельзя не заметить, что основной причиной таких больших потерь стала вопиющая неорганизованность и преступная халатность советского командования, а не действия противника. Проводкой 2-х барж руководил целый контр-адмирал, а толку? Капитан канлодки «Селемджа» Антонов бросил и свою баржу, и «чужой» не спешил помочь. Знал, что перегруз уменьшит его шансы уцелеть при налете немцев. Капитан канлодки «Шексна» вообще сразу свалил вместе с кораблем. И оба этих трусливых капитана, заметьте, не боялись ни целого контр-адмирала, ни знаменитых сталинских репрессий. Ведь все знали: сталинская власть борется по-серьезному только с «политическими», а на таких ублюдков ей было наплевать. Просто удивительно, с какими дерьмовыми управленческими кадрами СССР вошел в эту страшную войну.

Немногие выжившие с «ладожского титаника» описывали достойное поведение перед смертью молоденьких курсантов. Они изо всех сил старались хоть чем-то помочь женщинам и детям. К сожалению, их лучшие порывы души были бессильны перед суровой природой, а также тупостью и трусостью начальства.

После победной войны прославленным советским адмиралам пришла пора писать героические мемуары. Но эти ладожские трагедии не получили даже коротенького упоминания в мемуарах флотского начальства, ответственного за перевозки по Ладоге: адмирала В.Ф.Трибуца, адмирала Ю.А.Пантелеева, контр-адмирала А.Т.Караваева и прочих.

Видимо, излишне напоминать о том, что насчет гибели нескольких сотен «зэков» вообще никто не заморачивался. Кстати, в их числе были несколько крупнейших советских ученых, арестованных по 58-й статье: изобретатель первого в мире радиозонда доктор тех. наук Молчанов П.А., и другие.

Источник

ТРАГЕДИЯ НА ЛАДОГЕ (РУССКИЙ ТИТАНИК)

В сентябре 1941 года на Ладоге произошла страшная трагедия, унесшая более 1000 жизней. Это гибель баржи № 725. Эта катастрофа долгие годы замалчивалась, так как она явилась результатом бездарности Советского командования. Была нарушена морская практика и элементарный смысл. Я, родившийся после войны, и казалось бы знавший многое о блокаде, тем не менее не знал о той трагедии, и был поражен случившимся. Узнал я об этой трагедии, разбирая бумаги моей матери после ее смерти. Среди них было письмо ее одноклассника Феди, который был на этой барже и чудом выжил. Я опубликую, только, часть этого очень личного письма, а затем свидетельство еще одного участника, найденное в интернете.

» . основной состав училища уже выехал,и мы должны были выехать. Но ж. дор. все уже были перерезаны. Для нас оставался один единственный путь это водный через Ладогу. Во второй половине сентября посадили нас на баржу и в ночь с 16 на 17 сентября мы вышли. Ночью разбушевался шторм. Наша баржа стала расходиться по швам и понемногу наполняться водой. К утру заполнилась, и нас потом стало носить по воле волн. Какая картина там, говорить не буду, но что бы немного вообразила, скажу, что некоторые за несколько часов седыми становились. Пришлось посидеть в воде около восьми часов, затем нас подобрали. Выскочил гол, как сокол. Все там осталось. Ни сталони фотографий ни адреса. И я почти 2 года не мог установить с кем либо связь. С теплым дружеским приветом. Федя. 1944 год.
В 1941 году Федя был курсантом Высшего Военно-морского училища им. Ф.Э. Дзержинского. Ему было 19 лет. До эвакуации Училища в Горький, он уже участвовал в первых боях по обороне Ленинграда. Конечно, Федя ничего подробно о той трагедии не писал, он просто сообщал однокласснице, почему так долго не писал.

Источник