Меню

Лечу как горная река

Горный Алтай: что нужно знать перед поездкой

Я провела детство и юность в Горном Алтае среди белоснежных вершин, высокогорных озер и живописных перевалов.

Наталья Свитыч ездит в Горный Алтай каждый месяц

Теперь я живу в Новосибирске и приезжаю отдыхать в родные края раз в месяц или чаще. Пейзажи в Горном Алтае не могут надоесть. Там находится памятник Юнеско — Золотые горы Алтая, а также одна из 10 самых красивых автодорог мира — Чуйский тракт. Он пересекает весь Горный Алтай. По пути альпийские пейзажи сменяются степью с космическими горами.

Путешествие по Горному Алтаю стоит не так дорого, как может казаться. Расскажу, как его организовать и сколько все стоит.

Что вы узнаете

  • Вводные данные
  • Погода
  • Как добраться
  • Карта
  • Горы и перевалы
  • Озера и водопады
  • Достопримечательности
  • Деньги
  • Жилье
  • Еда
  • Интернет
  • Что привезти из Горного Алтая
  • Правила безопасности
  • Если что-то случилось

📌 Вводные данные

Где находится: Республика Алтай.

Сколько лететь: до Горно-Алтайска — 4—5 часов из Москвы.

Разница с Москвой: +4 часа.

Когда сезон: с мая по октябрь.

Средняя температура в сезон: +25 °C, в высокогорных районах на 5—7 градусов ниже.

Спланируем путешествие за вас
Подпишитесь на рассылку, и мы будем присылать полезные путеводители каждую неделю
Подписаться

⛅️ Погода в Горном Алтае

На мой взгляд, самый благоприятный период для поездки в Горный Алтай — с мая по сентябрь. В это время комфортно ходить в горы и пешие походы.

Зимой в республику едут ради горнолыжного отдыха. С декабря по февраль часто бывают морозы ниже −25 °C.

Самый теплый и посещаемый район в Горном Алтае — Чемальский. Там мягкий климат, ранняя весна и поздняя осень. В конце сентября днем может быть +29 °C, после заката — +8 °C. Среднегодовая температура — +4,4 °C.

Ближе к границе с Монголией расположены Кош-Агачский и Улаганский районы. Они приравнены к районам Крайнего Севера. Климат там экстремальный: температура колеблется от −62 °C зимой до +38 °C летом. В летние месяцы в этих районах в среднем +13 °C. Дождь и снег бывают редко: 300 дней в году там светит яркое солнце.

✈️ Как добраться до Горного Алтая

Самолет. В Горно-Алтайске один аэропорт. Туда летают самолеты из Москвы, Новосибирска, Красноярска, Екатеринбурга, Казани. Цены зависят от сезона. Бывает, что дешевле долететь до Новосибирска или Барнаула, а оттуда добраться до Горного Алтая на автобусе за 4—8 часов. Например, в октябре 2019 года билеты до Горно-Алтайска на август 2020 года стоят 25 000 Р, а до Новосибирска — 17 000 Р. Проезд на автобусе до Горно-Алтайска из Барнаула стоит от 650 Р, из Новосибирска — от 1300 Р.

Во время распродажи в S7 перелет из Москвы в Барнаул и обратно стоил 8000 Р. Если повезет, поймаете билет «Победы» из Москвы до Барнаула за 5000 Р.

Из аэропорта до автовокзала в Горно-Алтайске можно добраться на пригородном автобусе № 103 за 20 Р. Поездка займет примерно 45 минут.

Поезд. Ближайшая к Республике Алтай железнодорожная станция находится в Бийске — в 100 км от Горно-Алтайска. Поезд из Москвы до Бийска идет 2,5 суток, цена плацкартного билета — 5000 Р. Путь из Новосибирска до Бийска займет 9 часов, проезд стоит от 1000 Р.

В соседнем с железнодорожным вокзалом Бийска здании расположен автовокзал. Оттуда каждый день отправляются автобусы в Республику Алтай. Стоимость автобусного билета до Горно-Алтайска — от 250 Р.

Автобусы. Автобусное сообщение в республике развито хорошо. Каждый день из Горно-Алтайска можно уехать в села Чемал за 300 Р, Артыбаш — за 450 Р, Усть-Коксы — за 950 Р, Кош-Агач — за 850 Р, Акташ — 750 Р. Посмотреть расписание и купить билеты можно на сайтах e-traffic и в «Яндекс-расписаниях».

+7 38822 2-24-57
телефон справочной автовокзала в Горно-Алтайске

Если нужно доехать до Горно-Алтайска, а подходящих прямых рейсов нет, ищите транспорт до села Майма. Это пригород Горно-Алтайска, из которого каждые 20—30 минут в центр отправляются автобусы № 101, 102, 110, 112, 115, 117. Расписание есть на сайте автовокзала. Маршрут можно составить в приложении «2ГИС». Автобусы отходят от остановки «Разъезд». Дорога до центра города займет полчаса, проезд стоит 20—25 Р.

Автомобиль — самый удобный способ передвижения по Горному Алтаю. Обычно я приезжаю из Новосибирска за рулем личного автомобиля с семьей или друзьями.

В Горно-Алтайске, Бийске, Барнауле, Новосибирске можно взять машину напрокат, например в «Алтай-автопрокате», RENT-A-CAR или АРГЕUТ. Стоимость — от 1800 Р в сутки. Я советую выбирать авто с полным приводом: такой машиной проще управлять, а дороги в Горном Алтае не везде хорошие. Иногда встречаются ямы, перевалы с грунтовым покрытием и серпантины.

Чем меньше в машине опций, тем ниже вероятность, что она сломается. Если потребуется помощь в удаленном селе, мастера и запчасти найдутся не на каждый автомобиль бизнес-класса. Многие дороги в горах оборудованы аварийными съездами, но на всякий случай стоит проверить исправность тормозной системы.

Заправляться надежнее на сетевых заправках. В отдаленные районы стоит ехать с полным баком бензина: в горах он на 2—2,5 Р дороже, чем в столице региона. В Горно-Алтайске 92-й бензин обойдется примерно в 41,6 Р за литр, 95-й — примерно в 43,6 Р за литр.

🗺️ Карта Горного Алтая

⛰️ Горы и перевалы Алтая

Горнолыжный комплекс «Манжерок» и гора Малая Синюха находятся в 5 км от села Манжерок и в 42 км от Горно-Алтайска. Туристы и местные ездят туда круглый год.

Зимой там можно покататься на горных лыжах и сноуборде. На мой взгляд, трассы больше подходят для новичков: они не слишком крутые. Ски-пасс на один день стоит от 560 Р. К вершине можно подняться на кресельном подъемнике, на учебной трассе есть бугельный подъемник, на короткой — лифт для детей. Еще зимой можно пробежаться на беговых лыжах, прокатиться на снегоходе или упряжке с хаски вдоль Манжерокского озера. Прокат снегохода на двоих стоит от 1000 Р за 20 минут.

В сентябре 2019 года в комплексе открыли новую канатную дорогу с кабинками протяженностью 2,5 км. Виды потрясающие: кабинка поднимает туристов на вершину горы Малая Синюха, откуда открывается панорама реки Катуни и озера. Осенью подъем стоит 470 Р для взрослых, 360 Р для детей от 6 до 12 лет. Детей младше 6 лет пускают бесплатно. В стоимость входит посещение музея-юрты и другие услуги.

Для любителей экстремальных развлечений есть байк-парк с трассами разного уровня сложности, площадка для старта парапланеристов и веревочные парки. Вход для детей — от 250 Р, для взрослых — от 400 Р.

Если хотите просто покататься по горам на велосипеде, нужно купить байк-пасс. Он стоит от 150 Р. Аренда электросамоката обойдется в 490 Р за час, прогулка на катамаране по озеру — от 200 Р.

В особые дни, например на праздник в честь открытия новой канатной дороги, от автовокзала в Горно-Алтайске до Манжерока каждые 15 минут курсируют бесплатные автобусы. О них можно узнать из объявлений на сайте комплекса.

Семинский перевал — один из самых высоких и живописных в Горном Алтае. Подъем затяжной и пологий — 9 км, спуск — 11 км. На перевале открывается вид на вершины горных хребтов. На лыжах или сноуборде там катаются до конца апреля.

Меня в этом месте привлекает звенящая тишина в сочетании с разреженным воздухом. Там легко мысленно отключиться от внешнего мира и помедитировать.

Если вы исправно посещаете фитнес-зал 2—3 раза в неделю, советую сходить к самой высокой точке Семинского перевала — горе Сарлык. По пути можно увидеть карликовую тундровую растительность, безжизненную груду гигантских камней и озера. В начале августа на вершине мы нашли островки прошлогоднего снега. Общая протяженность маршрута — 20 км, самая сложная часть — подъем на вершину. Если Сарлык плотно скрыта облаками, советую отказаться от похода: живописных пейзажей не увидите, а на скользких камнях легко потерять равновесие.

В путь можно отправиться самостоятельно или присоединиться к группе. Стоимость похода — от 500 Р с человека. Гиды водят группы от ближайшей турбазы «Динамо», обычно по четвергам. Еще можно купить тур в агентствах «Юрта кочевника» и M-express travel.

Я ходила в этот поход без гида и водила с собой друзей по обычной бумажной карте. Местность хорошо просматривается — заблудиться сложно.

Для меня поход на вершину Сарлык стал возможностью проверить свои силы. На такой высоте идти значительно сложнее, чем по равнине. Горная болезнь вряд ли подступит, но ближе к вершине становится тяжело дышать и говорить. Не рекомендую останавливаться для перекуса: станет еще тяжелее.

Во время похода на Сарлык я сбила пальцы ног о камни до синяков, поэтому рекомендую надевать удобную закрытую обувь из плотного материала. С собой обязательно возьмите теплую одежду и дождевик.

Гора Белуха — самая высокая точка Алтайских гор, 4509 метров. Она расположена на границе России и Казахстана и входит в список всемирного наследия Юнеско.

По пути к подножию горы можно пройти по захватывающим дух тропам, увидеть горные водопады и озера невероятной красоты. Одно из самых популярных и красивых озер — Аккемское. Оно находится у северного склона Белухи и питается талыми водами ледников.

Популярные туристические маршруты к подножию горы начинаются от села Тюнгур в Усть-Коксинском районе и длятся 10—14 дней. В день приходится преодолевать 15—30 км. Перепады высоты могут достигать 1000 метров. Даже если не подниматься на вершину, к Белухе стоит идти только туристам в хорошей физической форме. Некоторые маршруты проложены по протяженным крутым склонам со снегом и льдом и требуют страховки.

Чтобы подобрать экскурсионный маршрут, можно обратиться в государственные визит-центры или купить готовый тур в агентствах, например «Алтай-гид», «Сто ветров», «Алтай-поход». Обычно в услуги включено сопровождение, трансфер, еда и оборудование. Стоимость тура — от 25 000 Р.

Чике-Таман — перевал на Чуйском тракте, который серпантином разрывает скалистые горы. Чтобы проложить зажатую в скалах дорогу, строителям пришлось взорвать несколько возвышенностей. Когда я смотрю на Чике-Таман, то думаю: они совершили настоящий подвиг, чтобы люди могли путешествовать по Горному Алтаю.

Дорога на перевал петляет, но покрытие идеально ровное. На ней часто встречаются дорожные знаки — предупреждения о возможных камнепадах. Со смотровой площадки на перевале видны основания гор, петляющая дорога и крошечные машины на ней. Места мало, а туристов много, поэтому летом на вершине не удастся послушать тишину.

Чуйская степь и Марсианская долина находятся на пути к границе с Монголией, в окрестностях села Чаган-Узун.

Чуйская степь раскинулась на высоте 1800 м над уровнем моря и окружена впечатляющими горными хребтами. Растительность в степи скудная, зато можно встретить животных. Я видела стада верблюдов и коней.

Степь просматривается на многие километры вперед. Визуально кажется, что села, горы и озера совсем рядом, но это не так: степь огромная. Там у меня всегда возникает такое сильное ощущение свободы, что хочется летать.

Сначала грунтовые дороги в степи казались мне ровными и безопасными. Несколько раз я рисковала и съезжала с них на седане, а зря. С виду пологие холмы легко покорить, но в итоге мне приходилось высаживать пассажиров и сдавать назад. На мой взгляд, туда стоит ехать только на внедорожнике.

Марсианская долина находится рядом с селом Чаган-Узун. Она получила свое название за фантастические рыжие пейзажи. Оттенки гор меняются от ярко-оранжевого до бордового — выглядит космически. Возвращает в реальность только тот факт, что там можно гулять без скафандра.

Воздух в долине настолько сухой, что даже при низкой температуре организм ощущает обманчивый комфорт. Это опасно: зимой можно не почувствовать холод и что-нибудь себе отморозить. Лучше поглядывать на термометр.

Перевал Кату-Ярык — захватывающий и живописный путь в узкую долину реки Чулышман, тесно зажатой в горах. Его протяженность — около 3,5 км. Смотровая площадка находится на высоте 800 м. Я ни разу не встречала человека, у которого она не вызвала бы восторг.

Грунтовая дорога на перевале петляет — во время спуска туристы получают много острых ощущений. Если не повезло с погодой, советую отказаться от поездки: во время дождя дорога становится скользкой, а видимость снижается.

Чтобы добраться до перевала, нужно доехать по Чуйскому тракту до села Акташ. Затем 100 км лежат по отвратительной грунтовой дороге — узкой и с ямами. Мои знакомые рассказали, что некоторые сервисы по аренде автомобилей не разрешают ехать на перевал. Обычно они оговаривают это заранее.

У меня переднеприводная машина, и я не рискнула ехать на ней на Кату-Ярык. Дорога непростая, поэтому, на мой взгляд, туда проще добраться на полноприводном автомобиле.

⚓ Озера и водопады Горного Алтая

Телецкое озеро — одно из самых глубоких и красивых озер в России, с крутыми обрывистыми берегами, фьордами, живописными бухтами и узкими ущельями. Оно одновременно напоминает Байкал и Швейцарию. Сюда съезжаются тысячи туристов со всего мира. Добраться до Телецкого озера можно из Горно-Алтайска на машине или автобусе через село Артыбаш.

На берегу озера местные жители предлагают прогулки к водопадам на катерах за 1500— 3500 Р с человека в зависимости от маршрута. Еще можно взять экскурсию до водопадов Корбу и Чедор на теплоходе «Пионер Алтая» 1964 года постройки. Поездка стоит 1800 Р и займет 5,5 часа.

Читайте также:  Частный дом расстояние от реки

К южному берегу Телецкого озера можно добраться на катере или пароме вместе с машиной. Там можно увидеть самый полноводный водопад в Горном Алтае — Учар. Поездка на катере обойдется в 3000—3500 Р. Переправить легковую машину стоит около 12 000 Р.

Мультинские озера находятся в заповеднике в Усть-Коксинском районе. К ним относят 10 водоемов. Самые популярные среди туристов — Нижнее, Среднее, Верхнее, Поперечное и Крепкое. От красоты озер хочется задержать дыхание: вода — от прозрачной до бирюзовой, вокруг — горы, покрытые снегом. Пейзаж больше напоминает фотообои, чем реальность.

Чтобы добраться до Мультинских озер, сначала нужно доехать до села Мульта. Дорога ужасная: придется двигаться по грунтовке с резкими подъемами, спусками, ямами. Если пойдет дождь, машина будет грязной до самой крыши. Я проехала на седане, но вести лучше аккуратно, чтобы не попасть в автосервис вместо экскурсии.

Дорога от Мульты до озер лежит через глухую тайгу, там подойдет только внедорожник. Время в пути — два часа, поездка стоит 1000 Р с человека. Тур можно купить в агентствах «Мульта», «Мультинские озера», «Альтаир-тур».

Каракольские озера — семь неглубоких ледниковых озер в горах, соединенных бурными ручьями. У верхних озер можно полюбоваться альпийскими лугами и растениями высокогорной тундры вроде можжевельника, у нижних — кедровой тайгой. Вода в озерах кристально чистая: если ею умыться, кожа становится шелковой.

К озерам добираются из села Чемал через урочище Соргат — небольшую горную долину. Там собирают группы, которые идут к озерам пешком, едут на лошадях или машинах, например внедорожниках ГАЗ-66 и УАЗ. Дорога от Соргата до достопримечательности — около 12 км в одну сторону.

Экскурсия из Чемала на машине с обедом стоит от 3100 Р с человека, конная прогулка — 1500 Р. Ее можно купить в турагентствах «Алтай-Вояж», «КАРО», «Алтай-ТУРЭКС».

На нижнем Каракольском озере есть турбаза и столовая. Забронировать домик можно на сайте «Алтай-Вояж». Четырехместный номер стоит 2000 Р в сутки, шестиместный — 3000 Р. Условия не самые комфортные: в домах печное отопление, а электричество — от генератора. Но места разбирают быстро, потому что это единственная турбаза в округе.

Голубые озера Аската — кристально чистые ледяные озера с ярко-бирюзовой водой. Поздней осенью и весной их скрывает Катунь, поэтому водоемы можно увидеть только с конца августа по апрель. Озера стоят открытыми почти всю зиму и замерзают только при −30 °С: они питаются родниками. Вода ледяная — не советую заходить в нее незакаленным людям.

До озер легко добраться самостоятельно: сначала нужно доехать до села Аскат и пройти пешком примерно 4 км по тропе.

Гейзерное озеро — небольшой водоем, в центре которого из-под земли бьют термальные источники. Они поднимают ил голубого цвета, образуя на поверхности озера необыкновенные узоры.

Добраться туда легко. К озеру от Чуйского тракта ведет мрачная тропа по деревянным дорожкам через болото и хвойный лес. Протяженность — около километра. Обязательно надевайте удобную нескользкую обувь: однажды я провалилась там в грязь по колено. На тропе я впервые увидела белку в черной шубке в дикой природе.

Если вы на машине, доезжайте до турбазы «Маленький рай», которая расположена на 796-м километре Чуйского тракта. От нее за 30 Р можно срезать путь к озеру на 30—50 метров.

🏛️ Достопримечательности Горного Алтая

Чемальская ГЭС и остров Патмос — одни из самых популярных туристических мест в Горном Алтае. На мой взгляд, их обязательно стоит посетить.

Патмос — это высокий скалистый остров, на котором расположена церковь Иоанна Богослова. Чтобы попасть туда, нужно пройти по подвесному мосту над горной рекой Катунью. Он находится в 15 метрах над водой, высота — примерно с пятиэтажный дом. Мост узкий и раскачивается, когда на нем много туристов. Со страху некоторые отказываются по нему идти, а зря: после сильного наводнения 2014 года мост обновили, и он безопасен.

По выходным на острове много туристов. Чтобы попасть туда без очереди, советую приходить к 9:00, пока остальные люди спят или завтракают.

Рядом с подвесным мостом начинается другой популярный туристический маршрут — козья тропа. Раньше по ней могли пройти только животные, но постепенно туда стали ездить туристы и дорогу расширили.

Тропа ведет до Чемальской ГЭС. Сама электростанция — печальное зрелище: она сильно пострадала во время наводнения в 2014 году. В основном туристы всех возрастов идут по тропе ради восхитительных видов на Катунь с бирюзовой водой, окруженную зелеными горами. Советую надевать удобную обувь: иногда приходится идти по корням и камням.

Если вы путешествуете на машине, лучше оставить ее на бесплатной парковке около острова Патмос. Возле Чемальской ГЭС к водителям автомобилей из других регионов подходят люди и начинают вымогать 100—200 Р за парковку, хотя не имеют на это права.

От ГЭС можно прокатиться на тарзанке через реку Чемал за 400 Р. Еще там расположен один из лучших сувенирных рынков в Горном Алтае, где продают хорошие местные травы и чаи. Я расскажу о них дальше.

Национальный музей имени Анохина находится в Горно-Алтайске. В нем представлены работы алтайских художников, предметы быта алтайцев и мумия принцессы Укока — молодой женщины знатного происхождения, которая жила в 3—4 веках до нашей эры. В 1993 году ее нашли археологи во время раскопок на плато Укок в Кош-Агачском районе. Захоронение оказалось под слоем льда, поэтому принцесса Укока очень хорошо сохранилась.

Мумию показывают 4—6 раз в месяц. Расписание есть на сайте музея. Оно зависит от лунных фаз, времени суток и сторон света: некоторые дни алтайцы считают неблагоприятными для проведения общественных мероприятий.

Посещение музея стоит 250 Р, но есть и семейный тариф на двоих взрослых и троих детей — 450 Р.

💸 Деньги

Если планируете заезжать в удаленные населенные пункты, лучше запастись наличными: там могут быть перебои со связью, поэтому иногда терминалы не работают. В селах вдоль Чуйского тракта и райцентрах есть банкоматы и безналичный расчет.

⛺ Жилье

Каждый год на Алтай приезжает 2 миллиона туристов, так что жилье лучше бронировать минимум за 2—3 месяца.

Гостиницы и турбазы. Номер в гостинице стоит 1000—8000 Р в сутки. Жилье бронируют на booking.com, сайтах купонов Piplam, «Купонгид» или напрямую связываются с гостиницей. Большинство объектов есть на портале «Туристка.ру» или официальном сайте Республики Алтай.

Летом в походах мы снимаем самые дешевые номера за 1000 Р. Они чистые и комфортные — я не вижу смысла переплачивать. Когда целый день идешь под дождем по горам 30 км, грязный по уши, то не думаешь о том, мягкая ли кровать в гостинице. Важно, что она есть и на голову не капает.

Осенью мы едем за размеренным отдыхом с глинтвейном и выбираем номера с красивым видом на реку и горы, вкусным завтраком и хорошими мангальными зонами. В это время цены на 15—20% ниже — можно сэкономить. Например, в прошлом году номер с завтраком, окнами в пол, балконом и беседкой в мангальной зоне обошелся в 1500 Р на двоих.

Палатки. Вдоль берегов рек настроено столько отелей, что найти свободное место для палатки бывает сложно. Я советую ставить палатку на территории турбаз: владельцы обязаны обрабатывать их от клещей. Еще это комфортнее: на турбазе есть баня или душ, туалет и можно оставить автомобиль под охраной. В среднем палаточное место обойдется в 100—200 Р в сутки.

Кафе. В Горно-Алтайске можно вкусно и недорого пообедать в ресторане «Типография», El’Gran, «Натали». Средний чек на человека — 500 Р. Чем дальше населенный пункт от цивилизации, тем ниже цены и вкуснее еда. В селах и кафе вдоль трассы обед обойдется в 200—300 Р на человека.

Неплохие рестораны есть на крупных турбазах, например «Турсиб», «Алтай Резорт», «Алтика». Но цены там высокие: средний чек на человека — 1500—2000 Р.

Национальные продукты. В горах трудно выращивать овощи, поэтому в алтайской национальной кухне много молочных продуктов и мяса, например верблюда, лошади, яка и марала — восточноазиатского оленя. Мясо жесткое, зато натуральное. Советую попробовать тутпаш — суп из мяса, картофеля и пресного теста; каймакту кеспе — домашнюю лапшу, обжаренную с мясом, овощами и кисломолочным продуктом каймак. Цены — от 300 Р.

В кафе неподалеку от границы с Монголией подают вкусно приготовленные бараньи потроха от 80 Р за порцию и суп кочо на наваристом мясном бульоне с добавлением ячменной крупы. Блюдо обойдется в 150 Р. Еще можно попробовать кан — традиционную колбасу из крови барана с добавлением молока, бараньего жира и дикого лука. У нее специфический вкус и чесночный запах — понравится не всем. Кан продают местные жители в магазинах и на трассах, килограмм стоит от 350 Р.

Из выпечки рекомендую попробовать тян кулах — традиционные пирожки из тонкого теста с начинкой из дикого лука, молодого сыра быштак или местного творога арчи. В ресторанах Горно-Алтайска тян кулах стоит от 130 Р, в селах — от 50 Р за штуку.

Ароматная альтернатива хлебу — боорсоки. Это пышки, жаренные в казане в большом количестве масла или жира. Цена — от 40 до 80 Р за порцию.

Из сладкого советую попробовать десерт чок-чок. Его готовят из меда, кедровых орехов, ягод и талкана — жареного ячменя крупного помола. Я обожаю его запах. Порция весом 100 г стоит 150—400 Р.

Осенью в Горном Алтае сезон вкусной рыбы с нежным мясом — хариуса. Его продают в ларьках вдоль трассы, на рынках и готовят в ресторанах. Копченая рыба обойдется примерно в 300—600 Р за штуку на рынке, запеченная в ресторане — от 220 Р за 100 г.

Из алкогольных напитков пьют арачку — напиток из сброженного молока. Ею иногда угощают местные жители. Я не видела арачку заводского производства.

Источник

«Холодный ветер пробирал до костей».

Далекое плато Путорана, или, как называли его эвенки, «пэтэрэ» — «покрытое облаками», давно известно своей труднодоступностью. Его красоту и уникальность прославили арктические ветра, плотные туманы, бесчисленные озера и водопады. Здесь, на перекрестке природных зон, граничат полярная тундра и тайга, проходит свой ежегодный путь миграции крупнейшая в Евразии популяция диких северных оленей, растут реликтовые растения, появившиеся на Земле несколько тысяч лет назад, и сохраняются исчезающие виды снежного барана и орлана-белохвоста. Озера массива образуют второй по величине резервуар пресной воды в России после Байкала. Корреспондентка «Ленты.ру» побывала в краю радужных каньонов с рюкзаком на плечах и рассказала о своих испытаниях.

Солнце уже спряталось за гору, и начинало понемногу темнеть — густоту темноте добавляли плотные облака, которые серым одеялом сползали с вершин, растягиваясь над озером Лама. До середины августа здесь белые ночи, но тем не менее всем хотелось быстрее найти место первой стоянки. Мы попрощались с капитаном катера, тем самым оборвав последнюю ниточку, соединявшую нас с цивилизацией, — 12 дней похода в абсолютно безлюдных и глухих местах. Малозаметная тропинка неподалеку от устья реки Хойси вела от заваленного плавником берега вглубь тайги — небольшой подъем в гору после расслабленного и усыпляющего шестичасового перехода на катере по озеру дался очень нелегко. Свой тяжеленный рюкзак, который был мне абсолютно не по размеру, я возненавидела с первого же дня.

От вида величаво расступающихся передо мной каменных черепах в душе поселялся легкий страх перед этим местом. Настоящий затерянный мир, территория тысячи водопадов и озер на самой границе с Арктикой, чье ледяное дыхание выжигает все живое, что не успело приспособиться к суровому климату. Было что-то чудовищно красивое в этом пейзаже Ламы, со всех сторон окруженной столовыми горами, это чувство не удалось уместить ни в фотографии, ни в строки записной книжки. Оно сидело внутри меня и в то же время было почти осязаемо — пронизывающий холодный ветер пробирал до костей.

Утром северная тайга оглашалась дружным щебетанием птиц, но днем в темнохвойном лесу не было ни малейшего движения. Мрачная завеса зелени дышала холодом и неприступностью. Пронзительный комариный фальцет звенел в ушах — эти кровопийцы постоянно залетали в нос и рот и садились на руки и шею целыми стаями. Фортуна явно сопутствовала нам, подарив девять дней ясной и теплой погоды. Солнце, Хойси, сверкающими зигзагами уходящая в Ламу, пламя крошечных шишек лиственниц, будто на бутоны роз, утопающие в ярко-зеленых иголках, — эмоции переполняли меня.

Мы двигались друг за другом, и очень неторопливо. Все шли молча, сберегая дыхание для ходьбы. Прижатая весом своего рюкзака, я ползла через густой ковер голубики, отказываясь сдаваться. Каждый мой следующий шаг проваливался в мягкий и глубокий ягель, изредка нога натыкалась на камень. За ботинки то и дело цеплялись ветки низких кустарников. Первые два дня я не видела ничего, кроме того, что было у меня под ногами.

Я думала только о том, как подталкивать себя вперед, — как преодолеть усталость и боли в мышцах, которые содержались в каждом моем движении. Наивысшим блаженством было расстегивать лямки рюкзака на привалах и позволять ему падать на землю — увесистый баул срывался со спины с такой силой, что чуть не выворачивал мне плечи.

Ориентироваться приходилось по распечатанным картам и изредка — по GPS. Обычно несколько мужчин кольцом обступали человека с плоскими цветными листами бумаги, на которых на самом деле умещалась небольшая часть огромного мира плато Путорана с его разломами и перевалами, тысячами водопадов, лесными полянами, которые после дождей превращались в непроходимые болота, долинами и горами. Авангард принимался решать, доверяться знаниям, проверенным в совершенно другой местности, или обманчивой интуиции, которая на самом деле и является обобщением опыта.

В некоторых случаях между участниками разгорался жаркий спор о выборе пути или способе его преодоления — если один предлагал продолжать идти вдоль реки, у другого обязательно находились аргументы в пользу не перелезать каменистые прижимы с веревками и двигаться через лес

На второй день пейзажи начали понемногу меняться. Лесная чаща редела — высокие стройные ели уступали свое место ольховнику и можжевельнику. Деревья становились все ниже, а потом и вовсе заменились кустарниками. Необъятная ширь тайги зажималась течением реки к предгорью и вытягивалась в длинные полоски — зеленый частокол обрамлял огромные столовые горы. Тем вечером мы разбивали лагерь у самого подножия скал — на камнях пустынной долины, которая была обрамлена со всех сторон кромками горного хребта, где господствовали только ветер и камень. Темная стенка высокого утеса, поднимавшаяся у нас за спиной, была совершенно неприступна, а самая ее верхняя часть — плоская шапка, образовывавшая плато, — казалось, загибалась по краям наружу.

Читайте также:  Найти карта реки иртыш

Плато

Больше всего я переживала насчет дня восхождения: ведь с момента, как мы окажемся на плато, мы будем отрезаны от всякой помощи, словно улетим на другую планету. Я всматривалась в спокойные лица своих товарищей — сильных людей замечательного ума и чувства юмора, и не находила там и тени сомнений. Мне хотелось бы думать, что внешне я держалась с таким же спокойствием и уверенностью. Перед самым уходом из лагеря один из участников бросил в костер свои джинсы Calvin Klein и какие-то дорогие кеды — видимо, его тревожность доросла до такой степени, что он решил задобрить богов Путорана таким необычным способом, а заодно и избавиться от лишнего веса в рюкзаке.

И тем не менее на легкий подъем никто не рассчитывал. Хотя бы по той причине, что если бы он и существовал, то плато Путорана не было бы так отстранено от остального мира. Более того, здесь бы не появились такие противоречивые условия, создавшие уникальные рельефы местности, разнообразные ландшафты, реликтовую флору и изолированность редких и исчезающих видов животных. И все же мы были уверены, что на склонах существует место, доступное человеку с минимальным опытом альпиниста, — по крайней мере, рано или поздно, оно должно быть нами обнаружено.

Начало пути было каменистым и неровным, мои движения вперед давались с огромным трудом. Позади меня — несколько человек, неторопливо идущих в своем темпе, впереди — огромные насыпи раскрашенного лишайником курумника и ребристые скалы, закрывающие мне доступ к желанному плато. Сам подъем был длинным и монотонным — наверное, трудно представить себе занятие более однообразное и утомительное. Бесконечное перешагивание камней и балансирование на нестабильных глыбах — восхождение играло со мной в бесконечную игру. Добравшись до верха каменной стены, я снова не видела горизонта — он то и дело оказывался закрыт очередным выступом, грузной глыбой, нависающей над склоном.

Какое величие открывалось взору! Покатые громады столов базальта, разламывавшиеся у основания на большие валуны, длинной грядой уходили в синие воды ледниковых озер. Над нами — огромное синее небо, единственное цветное пятно в аскетично коричневом пейзаже. Пласты нерастаявшего с зимы снега застревали в расщелинах скал, ослепляя своей белизной. Повсюду были разбросаны небольшие лунки с маленькими озерами — вода в гигантских лужицах тоже всего лишь два месяца назад была глыбой снега, сейчас же о ее прошлом напоминают тонкие кромки льдин у берегов. Огибая синие кратеры, мы вышли на безграничное пространство плато.

Солнце палило нещадно. Поднимавшийся с ледяных равнин едкий ветер на время сдувал с нас разогретый воздух, обжигая наши лица. Мы продолжали идти по голой и угнетающе безжизненной долине. Мы радовались, что на какое-то время ушли комары, но взамен получили многочасовое скитание по каменистой пустыне. Спустя время мы увидели вдалеке гладь небольшого озера продолговатой формы, которое сверкало словно ртуть на контрасте коричнево-оранжевого рельефа. Позади него возвышались очертания другого плато, а за тем — обрыв следующего стола, и так далее, пока глаз не утыкался в синеватую дымку на самом горизонте.

Это место дышало торжественностью. Десятки безжизненных верхушек плато плавными пирамидальными утесами съезжали в озеро Собачье, которое огромным зеркалом отражало в себе небосвод. Дальние столы были в зеленовато-голубой дымке, все-таки растительность до последнего тянулась вверх к солнцу и окаймляла их отвесные подножия. У самых наших ног поднимался пологий каменистый склон, за которым следовал резкий обрыв вниз. И покуда хватало моей дальнозоркости и времени нашей стоянки на обед, волшебная панорама череды непрерывно перекрещивающихся и соединяющихся линий массивов очаровывала меня.

Каньоны, озера и водопады

Идти по плато было легче — немного похудевший рюкзак, пускай и со сломанной лямкой, которую я завязывала в двойной узел на поясе, поднимал мне настроение. Мучительные первые дни похода, проведенные в улиточном передвижении по курумнику, оправдались сторицей — теперь я буквально бежала по камням.

Я больше не думала, куда поставить ногу и не проверяла валун палкой на устойчивость — ступни сами становились в нужное место, в то время как я успевала смотреть по сторонам, болтать с попутчиками или делать небольшие остановки для фотографий. Буквально каждый валун здесь был изъеден лишайником — белесые, зеленоватые и даже рыжие проплешины отметили каждый кусочек путоранской земли.

Благодаря подъему плато возникшие разломы и трещины расширились под действием воды и льда, образовав разветвленную сеть водотоков. Горные купола разделяли глубокие озера, которые вдавались в базальтовые массивы. Их спокойное движение сочеталось со стремительным течением рек. Казалось, обрывы стали еще круче и были абсолютно неприступными. С их высот срывались мощными потоками водопады, которых было тут бесчисленное множество, разных по формам порогов и высоте.

Когда мы прошли к каньону истока реки Верхней Хихикаль, нам открылась невероятная панорама каменистых террас. Наверное, такое может только присниться — тишина, блики тонкой полоски воды, разрезающей себе дорогу в узком ущелье, и необъятная ширь северных территорий

Солнце уже собиралось закатиться за гору, опускаясь с каждой минутой все ниже и ниже к линии горизонта. Вечер был такой ясный и тихий, что долина, раскинувшая под нами свои недружелюбные каменистые почвы, была видна от края до края. Вытянутая по свой форме, ее поверхность шла под уклон к центру, где расположилось несколько больших озер, каждое около километра в окружности.

По берегам не было никакой растительности, не считая ярко-зеленой травы и мелкой россыпи невзрачных, но нежных тундровых цветов. Сквозь прозрачную воду выступали острые камни, хаотичная насыпь которых отливала золотом в мягких лучах солнца. Противоположный от стороны заката столовая гора, наступающая на озеро невысокой стеной, налилась розоватым светом и бросала на воду свое идеальное отражение. Натяжения глади ничего не нарушало — почти осязаемое безмолвие окружало со всех сторон.

Возвращение

Проснувшись намного раньше будильника, я почувствовала, как палатка зашуршала от порывов ветра, маленькие капельки дождя стали лупить по тенту. Белая ночь незаметно переходила в рассвет, и вместе с новым днем нарастала тревога. Погода испортилась, и надо было быстрее собирать лагерь и выдвигаться. Рискуя быть застигнутыми дождем врасплох, мы все же пошли последний раз взглянуть на панораму каньона. Взгляд тонул в сумасшедшем разгуле неба. Там, где раньше виднелась синяя гладь озера, была плотная завеса облака. Четкость очертания гор исчезала на глазах в молочной дымке, зловеще надвигающейся на нас. Тянуть не было смысла — мы спрятались за дождевиками и вновь зашагали по плато.

Сосредоточенное настроение ходового дня быстро вернулось ко мне. Время понеслось по ускоренному графику — поджимал дождь, грозящий вымочить нас до нитки. Тем временем мы преодолевали очередной крутой взлет к бесконечной череде террасных гор, нагнетающих мрак, чтобы потом свалиться в очередную озерную долину. Горы на горизонте, находящиеся за границей серого щита облаков, накрывшего плато, были в сизых тенях. Температура упала, и от холода путь казался еще более пустынным. Чтобы не замерзнуть, приходилось двигаться — если получалась остановка дольше десяти минут, пот мгновенно леденел под футболкой, бросая меня в дрожь.

Север вытягивает все соки жизни — сковывает бурные потоки воды льдом, замедляя ее ход, прибивает растительность к земле, заставляя ее ютиться в расщелинах камней, откуда ее не выбьют холодные порывы ветра. Но главное — север ополчается против воли человека, который верит в свой дерзкий замысел покорить безмолвные и чуждые ему территории.

Он угнетает нас непреложностью природных законов, давит безграничной мощью стихии, выжимает из души все ложное и напускное, оставляя с мыслью, что мы всего лишь пылинки в этом мире, след которых затеряется в бесконечном круговороте жизни на земле

Внизу было ровное зеленое море тайги, а мы сидели на ее границе, четко отмеченной низкорослыми кустарниками. Камни все больше обрастали лишайником, растворяясь под зыбью ягеля, и постепенно уступали место влажному разнотравью и голубичному ольховнику. Мы спускались с плато обратно в каньон, к бассейну реки Бунисяк — ее серая лента уползала на север, скрываясь за каменистыми косами и островками темных пятен леса.

После каньона шла лесистая тундра, где надо было быть еще осторожнее, так как курумник под мокрой мягкой подушкой мха был неразличим и можно было легко приложиться к земле. Тучи с плато стекли в долину и отдали ей всю влагу — полянки раскисли и превратились в болота, ручейки наполнились и разлились на бурные потоки, лесная чаща обрушивала на нас кубометры воды, стекающей с растительности в наши ботинки.

С заходом солнца резко становилось холодно, и каждый жался к костру — в последний раз мы разводили его перед подъемом на плато. Лица моих товарищей расцветали от горячего чая. Зажав двумя ладонями кружку, я тоже радовалась вечеру, но мне было жаль отсюда уходить, несмотря на холодную морось и неприветливость хмурого леса, в котором мы прятались по палаткам ночью.

По берегам Бунисяка было много смородины и малины — в тот день бесконечное обрывание этих кустов здорово задерживало темп группы, но никто не был в силах пройти мимо налитых сочных ягод. Прорывавшиеся сквозь облака лучи солнца избирательно бросали на горы яркие пятна света — то и дело в чудесном влажном небе появлялся и пропадал тонкий изгиб радуги.

Хранитель Путорана

Сбежав от непогоды обратно в озерную долину Ламы, мы еще не знали, что на плато Путорана уже наступила зима — буквально через несколько дней здесь выпадет первый снег. Идеальную погоду никогда не подгадать, лето умещается в короткие два месяца, а осень начинается уже в конце августа. Я пришла в себя, когда до базы оставалось меньше километра. Всего лишь четверо человек, включая меня, решили идти знакомиться к белому шаману на базу Бунисяк. Пробираясь к ней через туман, затекавший на берег с озера, я напрочь забыла про свою усталость — все мои мысли поглотили размышления о бане.

Олег, хозяин базы, показался мне суровым человеком, более близким к миру трав и животных, силам ветра и воды, чем к внешнему миру. В этом был весь он, своеобразный хранитель Путорана, знавший тундру наизусть, умевший охотиться, изучать неизвестные языки и проводить шаманские обряды.

Олег держал свою землю железной хваткой и вселял веру в завтрашний день — его скорее боялись, чем ненавидели. Истории про неуживчивый и упрямый нрав хозяина обрастали домыслами. На самом же деле его уважение и доверие требовалось заработать, как и он сам в свое время заслуживал дружбу с древнейшими народами севера — нганасанами и долганами

В своем доме Олег создал этнографический музей, в который вложил всю душу и двадцатилетние труды исследований: на трех этажах он уместил более тысячи экспонатов быта коренных жителей плато Путорана, и это была всего лишь малая часть, отражавшая традиции уникальной культуры. Хозяин любезно разместил нас в небольшом домике и пригласил в столовую, пообещав натопить нам баню. Прищурив глаза, он отвечал на наши вопросы с небольшой усмешкой, и все же ему было интересно с нами поговорить.

За ужином мы сидели в той же столовой, которая стала постепенно наполняться другими туристами, гулом телевизора, навешанными на крючки куртками, тарелками, по цепочке расходившимися из окошечка кухни, смехом и обрывками громких фраз на английском — атмосфера, напоминавшая что-то среднее между соседскими посиделками и студенческим общежитием. Новые лица привлекли внимание жителей базы — сначала нам пожелали приятного аппетита, потом вскользь спросили, откуда мы приехали, ну а в конце подняли в воздухе рюмку, приглашая нас таким образом выпить вместе.

Беглому пересказу наших приключений собравшиеся за столом внимали с неподдельным азартом. Кто-то вставлял громкие «ой», другие сыпали вопросами, касающимися преимущественно бытового комфорта в походе. Мы знали, что им понравится слушать про наши трудности и неудачи, которые им никогда не испытать, и специально повышали накал страстей — за что получали восхищенные взгляды. Что бы там ни было, люди всегда уважают смелость, удачливость и немного безрассудства. Получив все ответы, с лиц туристов все равно не сходила маска удивления.

Читайте также:  Левые притоки реки колорадо

Тусклый свет лампочки отбрасывал желтые грязные тени на развешанные на веревку вещи, жар от печки нагрел комнату и начал усыплять. Перед сном каждый из нас наверняка перебирал в памяти отрывки самых ярких событий последних ходовых дней. Мы думали о чем-то своем, о завтрашнем катере, о силе жажды приключений, которая заставляла нас рисковать, тревожиться и преодолевать себя, хотя можно было путешествовать спокойно и уютно…

Закрыв глаза, я представляла Путорана, этот удивительный мир грохочущих водопадов, террасных гор и висящих арок радуги после дождя — мои мысли быстро перемешались со сновидениями. Настоящая реальность находилась прямо за окном, но начинала как будто растворяться и превращаться в другое измерение. Воспоминания о путешествии снова стали для меня призрачными грезами об этом месте.

Источник



Лечу как горная река

  • Цитаты
  • Категории
  • Авторы
  • Добавить

Горная река

Молчание это сухой колючий снег который лежит на вершинах наших обид , это безмолвие замерзших слёз , а как хочется что бы опять
Зеленела трава и играли солнечные зайчики в струях чистой горной реки , из этого растаевшего снега , но заговорить первым нельзя , это немыслимый позор и унижение…
Ну что ж , плывём дальше на север…

Тот кто пересаживается со спокойного берега на лодку,
Плывущую по стремительной горной реке, должен прежде всего пересаживать свою голову. Не изменив мышление и думая
По старому не успеешь отвернуть от скалы. И неважно насколько Велик и могуч твой корабль, скала все равно больше, в зачёт идёт только скорость реакции и послушный
Руль.

Влюблённый человек, как и горная река, смывает все преграды на своём пути.

И понял он что только побывав в крайностях можно найти золотую середину.
Был он злым, страшным, коварным и люди боялись его и обходили стороной.
Тогда он стал добрым, понимающим, и помогающим всем
И люди стали его бессовестно использовать, окружили и залезли на него, бесконечно требуя.
И тогда он стал как обточенный камень в горной реке, как голыш, и гладкий со всех сторон и твёрдый, одним словом
Ни то ни сё… и теперь люди не знают, что с ним делать)))

НЕ ТРАТЬТЕСЬ

Не тратьте жизнь! Она — мгновение, не вечность!
В ней ценны каждый миг и каждый вздох.
Как горная река свирепа, быстротечна,
Готовит неожиданный подвох.

Не тратьтесь понапрасну на былые раны.
Из трещин — выбиваются цветы!
На пустяки не тратьтесь, скучные романы.
Любить — так до конца, без суеты!

Не тратьте жизнь свою на сплетни и раздоры
Не лезьте в душу. Не понять вам смысл.
Жить надо бренной жизнью, все минуя споры
И быть собой в «театре без кулис»!
… показать весь текст …

Миллионы событий в жизни и они текут непрерывно,
Непрерывность самое незыблемое свойство бытия, но не сознания, в нём есть события выпирающие как валуны в горной реке, именно они запоминаются навсегда, потому что рвут его непрерывность …

Мы постоянно лавируем по горной реке Жизни среди бурлящих волн Стрессов по порогам Проблем и Забот, но всё-таки на байдарке Удачи с вёслами Оптимизма!
— иz —

Что-то изменить.

Ты и я мы же взрослые люди
И пора научиться решать
Что нас ждет, и как сложатся судьбы,
Что мы можем еще предпринять.

Я готова стать временем года,
Если только того хочешь ты!
Стать, готова явленьем природы,
Или светом далекой звезды!

Хочешь, буду березовой рощей,
Хочешь, горною стану рекой,
Или яркой звездою средь ночи,
Иль ключом с родниковой водой?
… показать весь текст …

РЕАЛЬНОСТЬ ЖИЗНИ

Из общего стакана пили квас,
Жевали жвачку из гудрона.
Магнитофон кассетный, румба, джаз,
Без интернета и Айфона.

Мы радовались всяким мелочам.
Сдували разом одуванчик…
Зачитывались прозой по ночам
И солнечный ловили зайчик.

Романтика! Влюблялись «навсегда».
Открытки с ликом Купидона.
Свидания у школьного двора,
Без губ, набитых силиконом…
… показать весь текст …

Реальность

Из общего стакана пили квас,
Жевали жвачку из гудрона.
Магнитофон кассетный, румба, джаз,
Без интернета и Айфона.

Мы радовались всяким мелочам.
Сдували разом одуванчик…
Зачитывались прозой по ночам
И солнечный ловили зайчик.

Романтика! Влюблялись «навсегда».
Открытки с ликом Купидона.
Свидания у школьного двора,
Без губ, набитых силиконом…
… показать весь текст …

Источник

За туманом — горная река

Что вы представляете, когда слышите о сплаве? То, как замечательно было бы скользить на лодке по водной глади, лениво выуживая рыбу из реки? Есть и такие «сплавщики». Но спортивный водный туризм, который вот уже десятки лет привлекает людей в стерлитамакский турклуб «Глобус», имеет мало общего с отдыхом и развлечениями — это преодоление сложнейших порогов, довольно изматывающая работа в катамаранах. Руководит федерацией спортивного туризма города, в состав которой входит «Глобус», заслуженный путешественник России, кандидат в мастера спорта по спортивному туризму Юрий Козлов. Спортивным туризмом он занимается с 1974 года. С тех пор совершил более 100 походов (в основном — руководителем), в том числе 34 сложных, выезжая за пределы республики. Одно из путешествий завершилось недавно.

Заброска в тайгу

— Спортивный туризм, в отличие от походов, в которые люди идут для своего удовольствия, подразумевает участие в соревнованиях, — объясняет Юрий Козлов.

Группа Юрия Владимировича заявила маршрут четвертой категории (самая сложная — шестая): сплав по рекам Хайлама и Уда в Иркутской области с исследованием притоков. Хайлама — река малоизученная, до недавнего времени по ней почти никто не сплавлялся из-за ее недоступности. Сейчас возле реки начались геологоразведочные работы, ищут золото. А для разведки нужны дорога и лагерь. Путь к реке проложили, но и теперь добраться туда можно с большим трудом на могучих «Уралах». Заброска продолжалась 19 часов: туристы посчитали, что по тайге машина в среднем пробиралась со скоростью шесть километров в час. В глухой тайге стояли 12 незаселенных вагончиков, подготовленных для добытчиков золота. В них группа Юрия Козлова и разместилась на ночлег с разрешения главного геолога лагеря. Вагончики снабжены благами цивилизации: есть интернет и спутниковая связь, генератор дает лагерю электричество.

— Сегодня индустрия доставки к нехоженым местам достаточно развита, — рассказывает Козлов. — Есть специальные агентства или частники, промышляющие не только забросом туристов, но и доставкой до труднодоступных районов специалистов, рабочих, привозом для вахтовиков продуктов и вещей. Мы договаривались с владельцем «Урала». Пока добирались до места, реку Малую Бирюсу форсировали на машине более 50 раз! Водители там — бесстрашные люди: вода уже в кузове плещется, а они едут, цепляясь колесами за камни. Машину тихонечко сносит по течению, но до берега «Урал» доезжает. Построить дорогу в таких местах почти нереально — слишком дорого. Может, это и к лучшему — природа остается нетронутой.

По словам Юрия Владимировича, больно смотреть, какую свалку устраивает человек после себя там, куда он все-таки смог добраться. Заброшенные прииски оставляют гнетущее впечатление: выдранный дерн перемешан с камнями, из земли торчат обломки бог весть чего и старые драги (комплексы для добычи золота), на берегах ржавеет брошенная техника. Если в труднодоступной местности ломается механизм или автомобиль, часто его там же и бросают. Это дешевле и проще, нежели пытаться вывезти сломанную технику. Ржавые механизмы смотрятся в тайге отвратительно.

Хайлама и Уда

— К лагерю геологоразведчиков мы подъехали поздно вечером, — продолжает рассказ Козлов. — В темноте спускаться к реке Хайламе даже наш отчаянный водитель не решился — там «криминальный» спуск. Из лагеря выехали рано утром, еще в тумане. Хайлама в дымке тумана казалась невероятно красивой. Запомнились нам и каскады порогов. Когда разведывали притоки реки, поднимались очень высоко и сверху оценили масштабы Саян. Вид был настолько величественным, что дух захватывало.

Участников похода набралось девять человек: двое уфимцев и семеро туристов «Глобуса».

— Вместе с дорогой путешествие заняло 19 дней, — сообщает Юрий Владимирович. — На маршруте мы были 13 суток. Кроме прохождения рек в нашу задачу входило разведывание притоков Хайламы для возможной организации по ним сплавов. Всего пройдено 8 порогов четвертой и пятой категорий сложности. Иногда река собирается в узкое горло, где едва протискивается катамаран. В других местах ее ширина сравнима с Ашкадаром. Хайлама необыкновенно динамична, на маршруте то и дело обходили валуны. Почти половину группы составляли не слишком опытные туристы, но и они отлично справились с порогами. Недаром мы заранее внимательно изучали лоцию (описание рельефа дна, ориентиров опасных мест и т.д.) реки и наметили график движения.

Хайлама впадает в Уду — тоже горную реку, но побольше и протяженнее. Она протекает в районе Тофаларии на западе Иркутской области и знаменита тем, что, сплавляясь по ней, погиб студент Валерий Грушин. В память о нем был основан знаменитый Грушинский фестиваль бардовской песни. В этом году группа Козлова останавливалась у небольшого мемориала Грушина на скале — аскетичного, но трогательного. У барельефа Валерия установлен металлический тубус, где туристы оставляют записи. Нашли и свою, датированную 2009 годом — тогда ребята из «Глобуса» были в походе шестой категории сложности.

Дары леса и обитатели тайги

— Запомнились необыкновенные красоты и девственная чистота Восточных Саян, — продолжает собеседник. — Рыбалка в этот раз оказалась богатой. На блесну то и дело брали ленок, хариус, таймень. Гиганты не попадались, но четырехкилограммовый таймень и ленок весом в 2,5 килограмма не удивляли. Наши рыболовы порой выуживали и отпускали рыбин — весь улов мы бы просто не съели. Грибы находили нечасто, а вот ягоды порадовали: ели традиционные для тайги голубику, чернику, ниже по маршруту полакомились смородиной. Видели соболя, изюбря, кабаргу, множество белок. На каждой стоянке натыкались на следы медведя. Бывало, после ночевки поверх наших следов замечали характерные отпечатки лап Топтыгина.

— Я сам охотник, мишку встречал в тайге и в Башкирии, но ни разу не наблюдал агрессии со стороны зверя. Может, везло. Единственный случай нападения помню от прирученной медведицы. В 1991 году Уфа организовала экспедицию туристов Башкирии на Камчатку. Там случайно мы набрели на лесничество, где приютили осиротевшего медвежонка. К моменту нашего прихода медведице исполнилось 1,5 года, это уже крупный зверь. Все мужчины сфотографировались без проблем. Но когда подошла очередь единственной женщины, зверь внезапно набросился и сильно повредил ей руку.

Говорят, не бывает плохой погоды, бывают плохо одетые туристы. На маршруте стоит быть готовым к любым погодным неожиданностям. Козлов вспоминает, как в одном из путешествий по Саянам с утра из-за дикой жары туриста «нокаутировал» солнечный удар. А спустя несколько часов температура рухнула до нуля, поднялся сумасшедший ветер. В этом году погода баловала своим разнообразием: от зноя до прохлады и дождей.

Цена путешествия

Любопытна стоимость такого похода. Учитывая, что снаряжение, палатки, спальники и прочие вещи у туристов «Глобуса» уже есть, основные траты приходятся на дорогу. Недавнее путешествие по Восточным Саянам обошлось каждому участнику почти в 20 тысяч рублей. Не считая трат на питание во время маршрута, которые совсем невелики, утверждает Юрий Козлов. Много это или мало за двухнедельный сплав по Восточным Саянам — каждый решает сам.

— Я бы хотел поблагодарить свою группу, — добавляет руководитель похода. — Коллектив был сплоченным, все вели себя по-взрослому, никого заставлять работать не пришлось. Многолетняя практика доказывает — в туризме недобросовестные, эгоистичные, злые люди не задерживаются. Вдали от цивилизации, на воде, где каждый на виду, очень быстро выясняется, кто есть кто. В походе действует принцип единоначалия — участники обязаны подчиняться руководителю, вне зависимости от своего мнения. Но после завершения похода в клубе проводится общее собрание — «точка», где любой из членов группы имеет право высказаться о том, что ему не понравилось, чем он был недоволен и что хотел бы изменить. Но главное — обсуждаются планы новых походов.

Мечты о непройденном

Есть у водников «Глобуса» маршруты-мечты: непокоренные, сложные реки на Кольском полуострове, в Средней Азии. По словам Юрия Владимировича, как будто что-то не пускает его на реку Укучикту в Забайкалье. Собирались трижды. Один год внезапно не смогла поехать целая группа опытных туристов, без которых отправляться в Забайкалье было бы неблагоразумно. Пришлось выбрать реку попроще. Во второй раз сам Козлов получил бытовую травму, потом опять не сложилось. В итоге, Укучикта пока неприступна.

— В нашей стране практически не осталось непройденных мест, — рассуждает Юрий Козлов. — Порой группы создают новые связки в маршрутах, исследуют притоки, но в целом больших открытий нет. В последние годы на чемпионате России по спортивному туризму побеждают команды, побывавшие в зарубежных походах: в Непале, Монголии, странах Южной Америки, Китае. Это покорение безумно сложных рек, что дает солидные баллы по новизне, полезности. Но заграничные вояжи по карману весьма обеспеченным клубам. Мы несколько раз прикидывали ценник зарубежного похода и отказывались.

— Спортивный туризм в нашем городе существует благодаря энтузиазму примерно двух десятков человек, — просвещает руководитель «Глобуса» Юрий Козлов.

Наш клуб давно находится на самоокупаемости: сами финансируем походы, ремонтируем и шьем катамараны. С покупкой нового снаряжения выручают гранты. Туризм объединяет людей — вместе со старейшиной клуба Владимиром Ганюшкиным мы подсчитали: за минувшие полвека участники «Глобуса» образовали около ста семейных пар. А занятия водным туризмом кроме пользы для тела и ума дарят невероятные впечатления, которые вряд ли можно получить где-то еще.

Источник