Меню

Наскальных рисунков онежского озера

Наскальных рисунков онежского озера

На трассе уезжаю с первой же машиной – даже рюкзак не успел расположить на обочине, а вчера бесполезно махал рукою 2 часа. Мужичок на «Хлебовозке», Александр, приглашает на обед в гости – попадаю в типичную Пудожскую двухкомнатку, где поскрипывают полы, непрерывно говорит телевизор, дымит кухня от обеда и домашних заготовок, топится дровяная печь.

После обеда хлебосольный Александр отвозит меня до краеведческого музея, в котором меня больше всего впечатлила вот эта вот люлька,

вместившая в себя христианскую и языческую символику: колесо, змеиные узоры – символы дождя, после которых нарождается зелень, и христианский крест.

Дороги с Пудожи на Вытегру и Каргополь были заасфальтированы только в 2001 – 2002 годах, до этого времени они считались лесными. Пудож слыла глухим углом.

В советское время сюда с Петрозаводска ходил теплоход, потом берега обмельчали и запрудились топляком – лесом, который леспромхозы раньше сплавляли по всем крупным рекам.

Кирпичные 5-ки появились в Пудоже только в 70-ых прошлого века. Район, как и вся Карелия, богат полезными ископаемыми. На Аганозеро нашли запасы никеля.

Лето в Пудожском районе выдалось тёплое, почти без дождей. Если Москву и Питер заливало, то здесь стояла теплынь и жара – даже на Кольском п-ве реки пересохли раньше времени и до осени была сушь.

В городе суета, Александр вывозит за 5 км, через реку Водлу, к повороту на Шалу – и здесь уже тишина. И не скажешь, что рядом город в 10 000 жителей. Высоко в небе слышатся тревожные звуки, запрокидываю голову и не сразу различаю журавлей. Птицы кружат небольшой стаей – один круг, второй, третий. Покричали, попрощались – и пошли.

Я вздыхаю. Моя жизнь такая же: покружу, попрощаюсь с осенью – и полечу. Куда – ещё не решил, на Мадагаскар с АВП-иками или в Таиланд. Я не забочусь о том, как заработать денег. Мои планы в жизнь – успеть много где ещё побывать. Порой так недостаёт человеческого тепла, мучает грусть – но дорога смывает и это. Она как мудрый лекарь, всегда знает, как тебя улыбнуть.

Шала – небольшой поселок на берегу Онеги, в 400 метрах от центра которого на песчаном пляже уже плещутся барашками волны. Сосны кругом. Местные приезжают к специально вырытому колодцу за онежской водой.

Здесь начинается новый отрезок моего маршрута: Пудож – Бесов мыс – Муромский монастырь. В целом это около 40 км на юг. Бесов мыс расположен где-то посредине. Не смотря на растуристиченность мест, за весь переход встречал костры только в районе р. Черная. Конец августа — сентябрь уже не сезон, берега пустынны.

Начинать можно идти по пляжу, у самой воды, а можно лесной тропой — в стороне, наблюдая за Онегой из-за сосен. Тропу проложили ягодники: сейчас сезон, и шальские часто ходят за брусникой.

До Чёрного мыса 6 км. Вокруг него дорога, но лучше её вовремя покинуть и спуститься лесом обратно к берегу, где более живописно. Здесь скалы – бараньи лбы, разбитые последующей тектоникой, многометровые глыбы вырванных из цельного массива камней. За суровым мысом снова песчаный пляж.

Эта часть Онеги отличается и от восточной – «дебристой», и от центральной – низменной. 4 км от мыса – дом рыбака-охотника, замка нет. Растопил печь, повезло: ночью дождь.

22 августа я продвинулся всего на 1 километр. Понравилось место на скале, решил здесь ночевать, а день посвятить осмотру мысов, где изображены петроглифы.

Оставив вещи, отправился в сторону Бесова мыса – и правильно сделал, на Бесовом избушек нет, места туристические. Здесь особенно красиво: обрывы в озеро, волна набегает барашками, прям гуляет и кораблик подгоняет – легендарные места.

Ступил на территорию ландшафтного заказника «Муромский»

Леса это и светлые ягельники, и ельники густые, почва каменистая, держит слабо, поэтому ветра часто валят деревья – здесь и лешего, и бабу-ягу встретишь – гуляешь как в сказке!

Я еще раз убедился, как важно ездить не на квадроциклах, а путешествовать именно ногами, пешком. Ни с лодки, ни с дороги не заметить всей этой красоты.

Но надо сказать об Онежских петроглифах. Меня они заинтересовали прежде всего с точки зрения мифологии: мне захотелось самому увидеть ход мыслей людей, начертавших их. Этот взгляд наиболее интересен в истории, потому как он проливает свет на происхождение нашего сознания, выделяющего нас из всего царства природы.

Точного объяснения этим изображениям на камнях 6-7 тыс давности нет – загадкой является как их происхождение, так и назначение.

Что это солярные и лунные знаки – не однозначно. Иногда эти знаки привешивают к частям тела изображенных животных, как отмечая что-то.

Малочисленны следы охоты, люди изображены только с копьями, луков нет. Нет сцен добычи рыбы. Нет добычи кита, этого грандиозного, по сути, события. Нет сцен охоты на мамонтов.

Преобладают изображения лебедей: самое характерное 2 лебедя и между ними лебеденок с «ушами».

Особо выделяется географически и стилистически лебедь со спиралевидным телом: он вторая после Беса визитная карточка достопримечательности.

Необычен и лебедь с изображением дома в теле. Далее примечательна стилизация человека: человек-лось, человек-олень, человек-змея.

Мыс Бесов Нос. Касательно самого изображения «беса», расположенного рядом с заброшенным маяком, – ясно только, что это человек, грубо выполненный – руки обводились по ладоням, они не в зеркальном отображении, как это должно быть. Крест «бесу» пририсован много позднее, уже христианами.

Изображение осетра рядом достоверно, упоминания о заплывании осетров в Онегу есть. Другие животные рядом — выдра и налим. Странно, что налим, а не изображение белухи или кита.

У самой воды инициалы заключенных 1930-ых.

Мыс Пери Нос: сексуальная сцена – «Адам и Ева», собака, «шаман» в валенках (?) с кольцами в руках.

Геометрическая тщательность и количество изображённых «солярных» и «лунных» знаков в одной сцене на Пери Нос навели меня на мысль, что это – зодиак.

Мыс Кладовец: отличается отдельно расположенным «солярным» знаком.

В целом надо добавить, что часть петроглифов была утрачена по разным причинам.

От устья речки Чёрная водят экскурсии, но в очень ограниченном исполнении, поэтому есть смысл отправиться на осмотр самому. Для этого стоит взять на заметку: 1) петроглифы интересно находить именно самому; 2) для этого в вечернем или утреннем (контровом) свете надо идти береговой линией и внимательно (!) осматривать скалы; 3) рекомендуется в тихую погоду, когда нет волн; 4) чтобы осмотреть все Бесов мыс – Пери Нос надо 3-4 часа прогулки.

Петроглифы особенно облюбовали красные, гранитные скалы. Возможно, так древние отмечали, что гранит – это выступающая плоть земли, которая как и у нас – красная. В связи с чем место и считалось священным. Почти ежегодно открывают новые петроглифы — изображения надёжно скрыты под почвой и слоем лишайников, так что любой сегодня может здесь почувствовать себя первооткрывателем.

Я обнаружил все петроглифы только с третьего раза. На Пери Нос «Адама и Еву» не нашёл, заглянул на Бесов мыс и уже стал было возвращаться, как вдруг встретился мужик с 2-мя тётушками. Я спросил его об «Адаме и Еве».
-О! – оживился Петр, ручищи здоровые – рабочие, всю жизнь на тракторе, в поле. — Идём, покажу! Мы туда же. Я тут родился и всё знаю.
Отлично! – хотя, «всё знаю» меня насторожило.

-А что там за сексуальная сцена изображена? – спрашиваю.
-Вот, мы туда как раз! Человечки изображены еб…ся. Да! Еб…ся как черти!
-Чтоб тебя! — возмутилась одна из женщин. – Срамота то какая! Постыдись перед человеком то!
-А что? – с детской наигранностью Пётр. — Я штоль их нарисовал?
-Не матерись хоть!

По дороге Петруха (так мужик в капитанской кепке предложил себя называть) рассказал мне о рыбалке на Онеге и показал, каких рыб вылавливает. Стал сокрушённо, во всеуслышание рассуждать о мате, что, мол — такой органичный язык, а вот женщины этого не понимают, потому и гвозди у них забиваются вкривь да вкось. И снова выразился пару раз смачно.

-Тьфу! – в сердцах опять вспыхнула женщина, и Петруха улыбнулся шире. Стал рассказывать мне, как раньше, в 1970-ых, интересно здесь жили, когда деревня ещё существовала. Пришли на мыс: олени, лебеди есть, а больше ничего найти не можем.
-Где они?- нетерпеливо интересуются женщины, полчаса же шли, чтобы посмотреть.
-Кто? – удивлённо Петр, — Еб…нутики??
-Тьфу!

Читайте также:  Озеро орон иркутская область

Наконец, нашли. Но волна большая – петроглифы захлёстывает. На том и разошлись.
-Ты это, завтра на речку придёшь, меня кликни. Так и кричи: «Петруха-а-а!»

Я вернулся в свой лагерь и решил напоследок пройтись по предзакатным скалам.

Весь день была хорошая погода, я провел в общении с миром. Так было хорошо, что жаль, когда солнце начало уходить. А вдруг оно больше не вернется, такое яркое, ласковое? — подумалось вдруг. В такие минуты переживаешь за весь мир, такой величественный и прекрасный! Это очень сильное чувство. Можно посчитать его сентиментальным, но переживания, которые приносит оно, возвращают тебя в природу снова и снова. Именно это чувство помогает преодолевать трудности пути.

Я не раз задумывался, почему в природе чувствуешь так. Первое соображение: это был светлый день моей жизни, такой сказочный потому, что он каждой минутой принадлежал мне! Я делал то, что хочу и когда хочу, природа вторила, вот и почувствовалось удовлетворение — восхищение жизнью, ее милостью, однажды вдохнувшей душу в воду и песок.

Да, только задумайтесь, ведь это именно она незримой силой сродняет простые элементы в одно целое до такой степени, что возникает самостоятельное, сложно структурированное существо! Как можно при таком подходе не любить жизнь, или преднамеренно отнимать чужую? Это невозможно. Как не должно и испытывать разрушающих чувств, вынуждающие проклинать весь белый свет.

Вот почему учиться жить – это актуально. Не приспосабливаться «как все», а именно совершенствоваться – искать и находить ответы на вопросы в поисках счастья и предназначения.

Второе соображение — я часто задумываюсь о разнице между городской суетой и жизнью в природе. Кто-то любит красиво сервировать стол, кто-то модно одеться, а у путешественника совсем другие ценности. Для него дом – это сам мир, жизнь — дорога, а красота — это первозданность природы.

По сути, ты видишь то же самое, что иные люди находят в лоске, но твоё внимание направлено не на внешнее оформление, а на внутреннее содержание – во вне, нацелено на мир. Вот почему мне нравится видеть мир нетронутым, природу первозданной, реки полные рыбой, а лес — живностью, исполинских деревьев и ягод, а людей счастливых. Принцип тот же, но разница огромна, потому что ни одни красочные картинки не заменят мне настоящей природы. Ты словно переориентирован, настроен на другое представление о Мире.

Третье соображение — я давно пришёл к выводу, что та самая энергия, вдыхающая душу, это самостоятельная, мощная сила. Это не физические законы и атмосферные явления сложили белки так, чтобы выросла цепь ДНК (вероятность чего даже математически чрезмерно мала), а именно материальная сторона подчинилась духовной, в результате чего и выстроился порядок. На эту тему спорят давно, но только второе соображение решает проблему курицы и яйца в принципе, потому что для энергии на начальном этапе важен сам процесс, а не следствие – какое бы оно ни было, лысое ли, или в перьях.

«Какая энергия, — скажете вы, — Чушь собачья!» И я бы также верил бы только показаниям приборов, если бы жил исключительно городской жизнью и не почувствовал этой «периориентировки». Потому что в городе, среде искусственной, этой энергии, — назовем её, как в древности — Праной, — исключительно мало, в то время как природа переполнена ею, и наша душа способна эту разницу чувствовать. Вот почему минута, проведённая в природе, даже в пустыне, так полна, а время в городе тянется мучительно серо, с редким вдохновением.

Эта энергия – чувства восхищения, прекрасного, умиротворенности. В природе ты испытываешь, как вот на Бесовом мысу сейчас, эту энергию, условно говоря, в 98% случаев, в то время как в городе, к примеру, в 2%. И энергия эта связана напрямую с нашим настроением и отношением к жизни.

Жизнь в природе показала мне сам источник. Я не раз удивлялся – да откуда берется столько сил? В офис на 3-ий этаж ноги не несут, а на 3 000 метров ты готов целый день ползти с радостью в сердце! Невозможно никак иначе объяснить это и другие схожие с подобной ситуации переполнения энергией, кроме как признанием её существования как некой созидательной силы, основополагающей и всепроникновенной. Чему, по моему мнению, служат следующие подтверждения:

-проявление Праны в разных по происхождению ситуациях; её чувствует каждый (в особенности женщины);
-Прана актуальна даже в большей степени, чем вода и еда, проявляясь как любопытство интерес, что особенно видно по детям — которые забегавшись забывают обо всём;
-природа – источник Праны; именно поэтому люди уходили в леса в поисках «откровения» и практиковался аскетизм – т. е. существовала система общественных отношений, связанных с Праной, жречество и шаманизм (который, теперь известно, был распространён по всему миру, наряду с такими явлениями как пирамиды, удлинённые черепа, курганы);
-душа человека – часть Праны, которая стремится слиться с общим источником, поэтому нам свойственно искать и находить прекрасное, видеть и ценить красивое, а также идеализировать, — в этом рассмотрении механизм юношеского максимализма уже не что-то противоречащее нормам, а наоборот — попытка не потерять единственную связь, и развить её; известно, что начинающий говорить ребенок способен овладеть любым языком, потому что наиболее близок к лингвистическим универсалиям — скажем, к природе;
-Прана открыта и наукой – это «тёмная материя» и «темная энергия» вместе (как известно, эти невидимые — подтверждённые больше только теоретически субстанции вместе, парадоксально звучит, составляют 96% вселенной!! Т. е. вдумайтесь в логику: нас окружает 96% невидимого мира, который мы не в состоянии даже зафиксировать:) ).

Вот и представьте теперь, как познавали мир «дикие» древние люди, что догадывались об этом. И подумайте, ради чего стоит жить и к чему необходимо стремиться!

Но вернемся к теме путешествий.

23 я осмотрел заброшенную деревню Бесоносиху в 1 км от мыса Бесов Нос,

и в обед, кликнув Петруху, переплыл реку Черная. Буквально через 1 км за устьем Чёрной мыс Гажий Нос. Из-за бури 2010 в этом районе, образовавшей завалы протяжённостью в десятки метров, тропы через мыс не стало, а берега скалистые, пробираешься с трудом.

В бухте по ту сторону встретил «местных» — Владимира и Елену из Пудожи, решивших отдохнуть средь онежской тиши. Местные часто приплывают по Чёрной на лодках, бросают мусор. Как же я был удивлён, что эти местные и чужой мусор собирают – они старой закалки, и посещали эти пляжи ещё во времена своей молодости. Вот как традиции складывают бережное отношение к среде обитания.

Мужичок подрабатывает гидом и проявляет не только к природе Онеги, но и к петроглифам недюжинный интерес. Вот его координаты, если кому нужно: В разговоре за чаем у костра я выяснил, что много на что не обратил внимание, и решил, оставив вещи, вернуться к петроглифам снова. Так меня перевезли через Чёрную обратно и я пришёл к выводу, что надо обходить мысы в поисках петроглифов самостоятельно.

Источник

Загадки Карелии: Онежские и Беломорские петроглифы

Загадки Карелии: Онежские и Беломорские петроглифы

Свидетельства жизни древнего человека в виде наскальной живописи встречаются практически на всех континентах. В нашей стране подобные артефакты — карельские петроглифы — были обнаружены во время экспедиции по изучению побережья Онежского озера. И хотя местные жители знали о них достаточно давно, попытки фиксации были предприняты лишь после «открытия» геолога и археолога Константина Гревингка.

О карельских петроглифах

Разбросанные по разным частям республики петроглифы Карелии датируются IV-III веками до н.э. Изображения получили свое название от двух древнегреческих слов — πέτρος «камень» и γλυφή «резьба». На работах древних мастеров — животные, птицы, люди, сцены охоты и быта. Также встречаются рисунки небесных тел и разных геометрических фигур. Условно все петроглифы Онежского озера объединены в 24 группы. Большие скопления наскальных изображений найдены и в районе Белого моря.

Рисунки выбиты в твердой породе — граните — на глубину 1–4 мм. Некоторые из них представляют собой схематические силуэты, состоящие из одного контура. А другие выполнены в виде сплошной забивки. Подобная живопись особенно выделяется на фоне остальной нетронутой горной породы. Карельские петроглифы значительно отличаются по высоте — от нескольких сантиметров до максимального размера в 4,1 м. Древние художники выбирали для своих произведений самые живописные места восточного побережья Онежского озера и устья реки Выг у Белого моря. И хотя Беломорские и Онежские петроглифы Карелии разделяет порядка 300 км, наблюдается идентичность ряда изображений. Но даже несмотря на схожесть, эти две большие группы наскальной живописи отличаются по стилю, тематике и технике нанесения рисунков.

Читайте также:  Город в озере в китае

Онежские петроглифы

На восточном берегу Онежского озера обнаружено более 1000 наскальных рисунков. Изображения встречаются на протяжении 20 км — Бесов и Пери Нос, остров Гурий, мысы Кладовец и Гагажий. Онежские петроглифы Карелии отличаются большей мифологичностью и требуют сложной интерпретации. Самые популярные из группы — петроглифы Бесова Носа. А наиболее известный здесь рисунок — изображение «Беса» высотой 2,5 м, которое рассекает природная расщелина. Некоторые исследователи считают, что древний мастер скорее изобразил «Великую Богиню», через которую пытался осмыслить философию жизни. Примерно в XVI веке монахи расположенного неподалеку Муромского монастыря «обезвредили» этот символ, выбив на нем православный крест. На Бесовом Носе Карелии петроглифы отличаются размером и наполнением. Так, на почти гладком граните выбиты силуэты выдры, рыбы и лебедей. Причем огромные размеры и непропорционально длинные шеи птиц скорее напоминают динозавров. Также среди онежских петроглифов есть сцены охоты, небесные светила и другие символы. Современные туристы отмечают, что многие изображения напоминают необычные для того времени предметы, например, радар или скафандр.

Беломорские петроглифы

В беломорских петроглифах чаще прослеживается определенный сюжет. Также здесь встречается больше рисунков морских животных и водоплавающих плиц. Исторические артефакты найдены на островах Большой Малинин, Ерпин Пудас, Шойрукшин. Причем в древности они находились у самой воды, но с веками море «отошло». Место под названием «Чертовы Следки» открыл Александр Линевский в 1926 году во время этнографической практики по изучению местного быта. Оно представляет собой около 500 выбитых рисунков времен неолита. Две группы рисунков находятся на бывшем острове Шойрукшин. Здесь можно увидеть разных птиц, зверей, людей. А также лодки и сцены охоты на морских и лесных обитателей.

Название места родилось благодаря выбитой цепочке из восьми босых ступней, ведущих к фигуре «Беса». На его метровом силуэте особенно выделяется профиль, кисть, стопа и детородный орган.

Вторая группа из более 2000 беломорских петроглифов найдена на скалах Залавруги. Здесь наблюдаются уникальные динамические композиции из нескольких фигур. Например, сцены сражения и охоты на оленей, тюленей и белух. Особенно впечатляет обилие деталей и выразительность наскальной живописи. А еще в Залавруги обнаружено самое старое на континенте изображение лыжника. Удобные тропы и смотровые площадки позволяют туристам комфортно ознакомиться с древней живописью. Поездки сюда доступны в летнее время после весенних паводков.

Петроглифы Карелии в музеях

Хорошо сохранившиеся наскальные изображения возрастом 5–8 тыс. лет — уникальное свидетельство жизни древних людей. Петроглифы Карелии помогают узнать о повседневности, культуре, верованиях и разных занятиях человека тех времен. В 1934 году большая плита с петроглифами Онежского озера с мыса Пери Нос была перевезена в Эрмитаж. На ней высечено 50 рисунков, которые специалисты определяют как годовой хозяйственный цикл. Причем каждый сезон промысла расположился на отдельной части плиты.

К сожалению, при взрыве скалы была утеряна часть рисунков. Среди них и уникальная для наскальной живописи этих мест сцена деторождения. Небольшой обломок скалы оказался в местном краеведческом музее в Петрозаводске. К нему несколько лет назад присоединились еще пару плит с выбитыми изображениями, отколовшиеся природным путем. Сегодня ознакомиться с ними можно в зале онежских петроглифов. Здесь разработана любопытная интерактивная экскурсионная программа для детей, во время которой можно примерить маску шамана, попытаться обработать шкуру или добыть огонь.

Также в музее представлена стена с петроглифами Бесова Носа и рядом других. И только вблизи становится понятно, что это качественное фото-панно. 11 сезонов работы фотографа Игоря Георгиевского с онежскими и беломорскими петроглифами позволили запечатлеть множество кадров древних артефактов. Среди них — сцена охоты, «космические пришельцы» и даже эротическая сцена. Путем сложного процесса съемок и многочасовой компьютерной обработки автору удалось соединить в единый кадр значительную площадь скальной поверхности.

Как и чем добраться?

Первый вопрос желающих увидеть беломорские петроглифы — как добраться? Большинство туристов изначально прибывают в столицу Карелии — Петрозаводск. Оттуда можно на катере попасть в поселок Шальский, где взять в аренду лодку или полноприводный джип под управлением местного проводника. Точные GPS-координаты онежских петроглифов:

  • мыс Бесов Нос — 61.673011, 36.021501;
  • мыс Перий Нос −61.681816, 36.037979;
  • мыс Карецкий Нос — 61.713524, 36.059692;
  • мыс Корюшница — 61.665119, 36.051026;
  • полуостров Кочковнаволок — 61.801360, 35.954286. Пункт отправления для осмотра беломорских петроглифов — Беломорск. Наскальные рисунки находятся примерно в 6 км от города. До Беломорска удобно доехать на поезде, а затем присоединиться к экскурсии местного краеведческого музея. Количество людей в группе — 15 человек, длительность программы — до 3 часов. Также можно воспользоваться услугами местных таксистов. Точные GPS-координаты беломорских петроглифов:
  • устье реки Выг — 64.498048, 34.674444;
  • урочище Залавруга — 64.498187, 34.674677. Карельские петроглифы — настоящий символ как самой республика, так и всей России. В них зашифрован культурный код древнего человека, его уклад и восприятие мира. По этим архаичным картинкам можно увидеть его отношение к природе, космосу и другим людям. Поэтому древняя наскальная живопись заслуживает внимания туристов и дальнейшего изучения специалистов.

Оставьте свой email, чтобы получать актуальные статьи о Карелии

Источник



Беломорские и Онежские петроглифы в Карелии. Где расположены и как добраться самостоятельно?

Одной из наиболее популярных достопримечательностей Карельского края являются петроглифы.

Наскальные рисунки, обнаруженные в Республике Карелия сделаны первобытным человеком более пяти тысячелетий назад.

Одни из них обнаружены на берегу Онежского озера, другие — в низовьях реки Выг на разбросанных островах (Беломорские).

Найденные петроглифы ученые относят к одним из древнейших в мире.

Общая информация с фото

Петроглифы — наскальные рисунки, выполненные первобытным человеком. На них изображены люди, животные, мифологические существа. Карельская наскальная живопись сохранилась в хорошем состоянии. По ней можно восстановить жизнь древнего человека, его быт и годовой цикл жизнедеятельности.

Если рассматривать расстояние между обнаруженными стоянками древних людей по прямой, то их разделяют 325 км.

Первыми были обнаружены Онежские петроглифы. Их возраст датируется 5000–6000 годами.

Первые описания онежских рисунков относятся к 1848 году. Их изучал профессор Дерптского университета, археолог К. И. Гревингк. В 1926 году была обнаружена наскальная живопись и в районе Беломорья.

Советский археолог А. М. Линевский в течение 10 лет занимался изучением обоих центров. Эта работа позволила рассматривать беломорские рисунки как наиболее ранние, а онежские — поздние. В отличие от беломорских петроглифов среди онежских много мифических, диковинных существ.

Выбрать подходящее жилье в Карелии можно в поисковой форме ниже:

На Онежском озере

На онежском берегу было обнаружено порядка 1300 рисунков различной величины: от 20–40 см до 4 метров. Группа изображений протянулась по берегу озера больше, чем на 20 километров и захватила близлежащие красноватые скалы. Препятствием в поисках новых петроглифов стали лишайники, в большом количестве покрывающие скалы.

Что обозначают?

Среди изображений животных можно увидеть тюленей, медведей, лосей. Из птиц можно узнать лебедей. К удивлению ученых, на скалах изображены Солнце и Луна.

Это позволило сделать вывод, что уже в то время человек задумывался о годовом обороте времен года и связанных с этим явлением циклом сельскохозяйственных работ. Также на рисунках можно узнать ритуалы и действия первобытного человека, совершаемые во время охоты на животных или ловле рыбы.

На оконечности Бесов мыс возвышается фигура, которую некоторые называют Бесихой. Ее тело разделяет узкая щель, через которую проходит черта между этим и потусторонним миром. Она была обнаружена монахами, жившими в Муромском монастыре приблизительно в XV–XVI веках. Чтобы препятствовать нечистой силе, они нанесли на поверхность фигуры православный крест.

Выявлена особенная аномалия: в этом месте странно ведут себя часы (могут останавливаться или убегать вперед), не работает спутниковая навигация.

Опытные капитаны привыкли водить суда, ориентируясь на маяк. Как предполагают ученые, местные скалы богаты магнитными рудами.

Посмотреть расписание поездов можно здесь:

Где находятся,как добраться и экскурсии с гидом

Для поездки к онежским петроглифам проще всего воспользоваться услугами экскурсионных фирм, например, заранее забронировать здесь. Местные жители тоже не отказывают приезжим.

Самостоятельно добраться до места можно по автомобильной трассе А-119. Ехать необходимо до города Пудож. Можно на автобусе или легковой автомашине. Лучше, если это сразу будет внедорожник. В 35 км от города находится деревня Карашево. После нее пойдет грунтовая дорога.

При отсутствии личного транспорта можно нанять у местных жителей в Карашево лодку с мотором. На ней придется плыть до поселка Шульский.

Читайте также:  Сколько ехать от евпатории до озера сасык сиваш

Также можно доехать поездом до Петрозаводска. Оттуда идет автобус до Шалы. А далее придется плыть, как и в первом случае. Как вариант пеший поход (17 км) до мыса Бесов Нос.

Источник

Петроглифы

Карельские петроглифы, наскальные рисунки почтенного возраста — им не менее 5-8 тысяч лет. Сохранились изображения прекрасно, сегодня это уникальный источник информации о жизни древнего человека. О его культуре и мифологии, повседневном быте и занятиях. Графика неолита — в нашем проекте «100 символов Карелии».

Восточный берег Онежского озера. Фото: Игорь Георгиевский

Петроглифами (по-древнегречески πέτρος — камень, γλυφή — резьба) во всем мире называют изображения, высеченные на камнях. Они есть в Азии и в Европе, в обеих Америках, в Африке и в Австралии.

В Карелии наскальные святилища всегда в самых красивых местах. Древние художники жили на Белом море при впадении реки Выг, на мысах и островах восточного берега Онежского озера. На этих двух территориях археологи находят высеченные кварцем изображения людей, животных и небесных светил. Фигуры нередко образуют выразительные и взаимосвязанные композиции — целое повествование о жизни неолитического человека.

Беломорские и онежские петроглифы находятся на расстоянии 300 километров друг от друга, на юго-востоке и северо-востоке Карелии. Тысячи изображений: это и антропоморфные фигуры — как реалистические люди той далекой эпохи (плывущие на лодках, идущие на лыжах, стреляющие из луков, танцующие), так и фантастические персонажи — бесы. Есть солярные и лунарные знаки — древние, может, и не были астрономами, но за небесными светилами наблюдали.

Надежда Лобанова, археолог, доктор исторических наук. Фото: Игорь Георгиевский

— Сегодня накопилось достаточно фактов, свидетельствующих о том, что между этими двумя петроглифическими галереями существовали связи в определенный период, — говорит археолог Надежда Лобанова. — Выявлены изображения идентичные: не просто похожие, а как будто сделанные одной рукой (я показывала их многим художникам, искусствоведам — они сходятся во мнении, что это так). Да, различаются по стилю, по сюжетам, но, тем не менее, есть ниточки, которые их связывают друг с другом.

Беломорские петроглифы. Бесовы следки

«Бесовы следки» — около 500 наскальных изображений эпохи неолита. Две группы рисунков находятся на бывшем острове Шойрукшин. Южная группа была засыпана дамбой при строительстве ГЭС, а над северной гидростроители в 1968 году возвели защитный павильон-музей. В последние годы он находился в аварийном состоянии и был закрыт для туристов. Сегодня работы по строительству нового павильона ведутся, за ними можно понаблюдать онлайн.

Рисунки на скале сейчас законсервированы, но ученые их изучают и фиксируют давно. Расположены изображения очень плотно: звери, птицы, лодки, люди, сцены морской и лесной охоты. Название родилось не случайно: по нижнему краю скалы тянется цепочка из восьми следов босых ступней, то левой, то правой. Следы ведут к Бесу — самой крупной фигуре, выбитой с краю от основной массы рисунков. Бес изображен в профиль, высотой около метра. Древний художник выделил его профиль с выступающим носом и подбородком, кисть, стопу и мужское достоинство.

Открыли «Бесовы следки» не археологи. В 1926 году Александр Линевский, тогда студент Ленинградского географического института, приехал в Карелию на этнографическую практику.

Из воспоминаний Александра Линевского:

Мне как этнографу надлежало изучать новые явления в быту поморов Белого моря, записывать сведения о событиях гражданской войны на Севере, собирать материал о жизни населения в дореволюционное время. В конце трехмесячной экспедиции произошло непредвиденное событие, после которого я решил, где мне работать и чему посвятить жизнь.

В семи километрах от старинного села Сороки (ныне город Беломорск) находится селение Выгостров. В нем, судя по рассказам сорочан, не было ничего для меня интересного. «Хлеб жуют да селедочкой закусывают», — так говорили они о жителях Выгострова. Однако мною почему-то овладело то неуемное беспокойство, которое хорошо знакомо участникам любой экспедиции: «А вдруг там найдется что-нибудь замечательное?».

В августовскую жару с тяжелым рюкзаком на спине побрел я в деревню Выгостров. По дороге мне посчастливилось разговориться с жителем Выгострова Григорием Павловичем Матросовым. На следующее утро он повез меня на лодке к островку, называемому «Бесовыми следками».

Здесь на пологой скале были выбиты семь следов то правой, то левой человеческой ступни, которые вели к изображению «беса» — самой крупной фигуре на этой скале. «Бесовы следы» окружало множество силуэтов оленей, лосей, китов и других животных. Были выбиты здесь на первый взгляд малопонятные сцены быта и различных промыслов. Всего на этой скале насчитывалось до трехсот рисунков. До сих пор не могу понять, как же сорочане, жившие в семи километрах от деревни, ничего не знали о «Бесовых следках»?

Вот в этот день и решился для меня нелегкий вопрос — куда ехать работать после окончания геофака.

Беломорские петроглифы. Залавруга

Другая группа петроглифов Беломорья выбита на скалах Залавруги. С веками море ушло на несколько километров, а на пересохшем протоке реки Выг остались более двух тысяч древних наскальных изображений.

— Здесь есть совершенно уникальные многофигурные композиции, — говорит археолог Надежда Лобанова. — Больше нигде в мире подобной выразительности, экспрессивности нет. Такие петроглифы — только на Залавруге. Безусловные шедевры мирового наскального искусства.

«Старая» Залавруга была открыта в 1936 году. Здесь нашли несколько групп петроглифов: батальные сцены и лесная охота на оленей.

«Новую» Залавругу открыли на 27 лет позже, в 1963 году. Археологическая экспедиция под руководством Юрия Савватеева вскрыла слой почвы по соседству с ранее найденными рисунками и обнаружила ещё 26 групп петроглифов.

Здесь популярны сцены, связанные с морской охотой. В основном на белух, но есть несколько, где показана охота на тюленей. Они обычно наиболее впечатляют посетителей и исследователей. Динамичные, с обилием деталей, которые не получишь ни из какого другого источника.

А это — охота на лося. Практически фотоотчёт.

Петроглифы, охота на лося. Фото: Игорь Георгиевский

Видите длинную лыжню? Три охотника шли по следу лося (есть след в натуральную величину, как в учебнике). Есть отпечатки лыжных палок, всего три пары. Лыжня разделяется — лосей было несколько, и каждый охотник отправился за своей добычей. Считается, что в Залавруге находится самое древнее в Европе изображение человека на лыжах.

За сезон сюда приезжает не менее 15-20 тысяч посетителей. Кого-то привозят туристические автобусы, кто-то сам ищет информацию в интернете — и находит отворотку с трассы, тропу, ведущую в лес. Входных билетов нет, так что учет достаточно условный: его ведут смотрители-добровольцы. Они же и экскурсии проводят.

Алексей Вербов в начале 2000-х приносил сюда камушки с уменьшенными копиями петроглифов на продажу. Познакомился с археологами, начал читать о петроглифах, а потом и проводить экскурсии для желающих. Последние десять лет весь туристический сезон Алексей здесь, с утра до вечера.

— У меня нет специального образования, — говорит Алексей. — Но за эти годы я много прочел, много общался с учеными, археологами. Линевский, Равдоникас, Савватеев, Лобанова — свои экскурсии я строю на предположениях и версиях ученых. Некоторые посетители задают десятки вопросов, некоторые просят побыстрее: только самое главное минут за двадцать.

Я самостоятельно изучал не только беломорские петроглифы, но и всё, что нашел в интернете о наскальных изображениях России, Северной Европы, мира. Наши рисунки уникальны. Даже по количеству: беломорские петроглифы — это около четырех тысяч изображений, в России такого нигде нет. Тем более петроглифов, доступных для посещения.

И главное — здесь мы видим многофигурные композиции повествовательного характера. Сюжеты, происшествия, события — всё в движении, в динамике, в развитии. Художественная традиция не прерывалась на протяжении столетий — и вот наши шедевры: коллективная зимняя охота на лосей, на кита.

Онежские петроглифы

Бесов Нос — почти километровый мыс восточного берега Онежского озера. Удивительное, почти мистическое место. На Бесовом Носу кажется, что именно здесь проходит граница миров — между небом, бескрайней водой и земной твердью, под солнцем и луной, которые нередко видны рядом, одновременно.

Древние люди, по всей видимости, тоже не остались равнодушными к магии места — они оставили после себя рисунки на самом долговечном носителе: граните. Петроглифы Бесова Носа относятся к эпохе неолита (V — IV тыс. до нашей эры) и входят в группу онежских петроглифов.

Они разбросаны по скалам мысов восточного побережья Онежского озера. Всего на 20 км озерного берега насчитывается более тысячи изображений. Но самые знаменитые из онежских петроглифов находятся на Бесовом и Пери Носах.

Источник