Меню

Нефрит по реке онот

История открытий и исследований месторождений нефрита Сибири

С середины 19 века крупным нефритоносным районом мира становится Восточная Сибирь. Землемер Лосев в 1815 г. упомянул пещеры по р. Белой при рч. Оноте, подобные Балаганским, в которых, по слухам, имеются серебряные руды и нефрит.

Однако первое открытие россыпных проявлений нефрита по реке Онот в Восточном Саяне сделано в 1824 году С.Щукиным, когда «Харинских доставил ему с Онота кусочки нефрита, находимого в виде кругляков; один оказался настоящим восточным жадом, а другой едва ли не настоящим агальматолитом; последний найден в горе».

В 1835 году Г.С.Ковригин опубликовал в «Горном журнале» статью «О саянском нефрите», на основании которой Госдепартаментом для добычи нефрита в 1851 г. из Петербурга командируется Г.М.Пермикин, проработавший в Восточном Саяне с небольшим перерывом около 10 лет. За это время он исследовал русла нефритоносных рек Китой, Онот, Урик, Белая и Ока и вывез для Петергофской гранильной фабрики около 8 тонн валунного нефрита. Пермикин впервые выявил генетическую связь его с серпентинитами, а также установил сопутствующую нефриту породу – благородный змеевик. В 1885 г. геолог Макаров П.А. посетил верховья Хорока, притока р. Урик, где обнаружил гальку и валуны нефрита. В 1886 году И.Д.Черский занимался исследованиями валунов нефрита по рекам Китой, Онот и Урик.

В 1894-1895гг. К.И.Богданович прошел по маршруту Г.М. Пермикина, но не дошел до Даялыка, тем не менее, обнаруженные им гальки нефрита посчитал не уступающим по качеству нефритам из Китайского Туркестана. Он впервые детально изучил петрографический состав нефрита из валунов по руслам рек Урик и Онот. По Богдановичу, нефрит возникает путем замещения тонким тремолитовым агрегатом амфиболовой или пироксеновой породы. Спутанно-волокнистая структура нефрита обязана влиянию давления.

Л.А.Ячевский ( в 1895-1898 гг.) занимался поисками месторождений нефрита в верховьях рек Китой, Онот, Урик и Белая. На берегу р. Онот у «Страшного Брода» им был обнаружен огромный валун, впоследствии названный «генеральским камнем», который планировался под изготовление саркофага Александру III, но был забракован его вдовой из-за слишком темного цвета нефрита (в последствии, по воспоминаниям В.П.Солоненко, этот валун был варварски уничтожен собирателями нефрита). В 1896г. им же обнаружена первая коренная жила нефрита в Восточном Саяне по ручью Хара-Жалга, в 4,5 км от устья. По свидетельству первооткрывателя нефрит залегал в виде крутопадающей жилы мощностью от 1 м (в верхней части обнажения) до 5 м (в нижней части), причем именно в нижних горизонтах он имел изумрудно-зеленую окраску и был превосходного качества. Образование нефрита Л.А.Ячевский связывал с амфиболизацией сланцев. Ячевским впервые производились механические испытания саянского нефрита, при этом выяснено, что лучшие сорта нефрита разрушались при одноосном давлении, равном 7759 кг/см 2.

После Пермикина монопольное право на добычу нефрита отошло к другу Алибера Е.Ф.Верфелю, который с 90-х годов разыскивал отдельными поисковыми партиями нефрит и доставлял его в Петербург. В 1907 г. по консультации Ячевского Л.А. фирма «Верфель Е.Ф., Брейтус Л.А. и К» берет в концессию отвод по р. Хара-Желге, где добывает и вывозит до 5 т. нефрита. С 1908 по 1915гг. , привлекая крестьян с. Голуметь, эта же фирма вывозит с рек системы Оспы и Китоя более 800 пудов камня. За 30 лет такой деятельности Верфелю удалось накопить (добыть) до 3000 пудов камня. В 1900 г. нефритом занимается сын Баторова А.П. — бывшего доверенного Алибера, доставившего из Саян 800 кг нефрита, тогда же предприниматель П.К. Попов вывез около 500-550 кг нефрита. В 1908 г. Н.Н. Щукин сообщает о скоплении валунов нефрита в русле р. Онот, между водопадом и устьем руч. Узино.

В 1913-14 гг. в системе р. Оспы Иркутским горным округом были сделаны отводы в количестве 6 рудников, но добыча велась только в 1916 г. и размер ее неизвестен. В это время особую активность проявляют два иркутских предпринимателя: Шнелле И.Я. и Кайдалов А.Н. Первый в 1916 г. получил 4 отвода по р. Хара-Желге и Китою и добыл 8500 пудов камня, часть которого была продана в Германию.Следующие 6 отводов, полученные в этом же году, остались неотработанными. С 1917 г. в связи с известными событиями, Шнелле не смог вывезти остатки собранного камня, Кайдалов А.Н. вывез один нефритовый кусок весом 160 пудов, а Шнелле в 1923 г. вывез из долины р. Китой валун весом 3 т. В 1922 г. Кайдалов погиб в железнодорожной катастрофе, — у него в кармане был обнаружен кусок нефрита редкой красоты, размером с кулак. В 1920-30 гг. Шнелле занимается нефритом в качестве сотрудника Бургосстроя, но нет сведений о количестве найденного им камня и его реализации. В 1929 г. он открывает коренное месторождение в ключе Безымянном, впадающим в р. Онот. В 1930 г. проводится первая продажа в Китай, для чего из Восточного Саяна вывозится большое количество нефрита, но китайцы отбирают только 800 кг лучшего камня. (Продан был один валун нефрита весом 800 кг., добытый на притоке р. Оки). Этот опыт пытался повторить Иркутский Крайторг, но не смог осуществить вывозку камня.

В 1924 г. Минералогический музей Академии Наук отправляет в Саяны экспедицию под управлением Б.К.Куплетского с целью изучений месторождений нефрита, открытых Ячевским. Б.М.Куплетский описал генезис Харажалгинской жилы и впервые обратил внимание на розовый клиноцоизит (тулит), характерный минерал для месторождений нефрита, которому дал подробную характеристику.

Н.Д.Соболев, изучавший в 1929-1931гг. гипербазитовые массивы Восточного Саяна, описал открытую им вторую Харажалгинскую жилу нефрита, в 2-х км к юго-востоку от уже известного Хара-Желгинского месторождения, правда с незначительными параметрами. По его данным, нефрит в ней образуется на контакте гранит-порфиров с серпентинитами за счет воздействия гранитоидных эманаций на серпентиниты.

В 1932-36 гг. М.Ф.Шестопалов открывает коренные жилы нефрита в бассейне реки Ильчир (жила № 6 Оспинского месторождения) и реки Хуша-Гол (жилы №№ 1, 2, 3 Горлыкгольского месторождения). Шестопалов все алюмосиликатные породы, встречавшиеся среди серпентинитов, считал ксенолитами вмещающих пород, поэтому нефриты, обнаруженные на их контакте, по его мнению, являлись результатом контактово-реакционных процессов на границе кварцитов и серпентинитов при участии стресса. Этот же автор попытался определить на тот момент общий объем добычи нефрита, составляющий по его подсчетам около 200 тонн.

В 1939 г. трест «Русские самоцветы», пользуясь данными М.Ф. Шестопалова, вывозит 17 т нефрита (кстати, собраного ранее Иркутским Крайпромсоюзом). Сведения, куда делся этот нефрит не сохранились. Отзывы о деятельности «Русских самоцветов» в Восточном Саяне далеко не положительные, прежде всего это касается применения взрывных работ придобычи нефрита.

В 1959-1960гг. Л.М.Журавлев проводил специализированные поисково-ревизионные работы на нефрит в бассейне рек Онот, М.Белая, Китой-Кин и в верховье Китоя. Положительных результатов не получено.

В 1959-1961гг. Ю.Н.Колесник проводил специализированные исследования нефрита в Оспинско-Китойском и Харанурском гипербазитовых массивах, результаты работ изложены в ряде опубликованных статей и в книге «Нефриты Сибири» (1966). Колесник впервые указал на важную роль метасоматических процессов, происходящих на контакте гипербазитов и интрузивных пород основного состава.

Специализированные поисково-оценочные работы на нефрит были вновь начаты в 1964 году Нефритовой партией Иркутского геологического управления. В период 1964-66гг этой партией были проведены поисковые работы по руслам рек Онот и ее притоку Усан-Гол и Урик и ее притокам Хара-Жалга, Ехе-Шигна и Даялык в центральной и предгорной части Восточного Саяна. Этими работами было установлено, что русла опоискованных рек, кроме Хара-Жалга, практической ценности на россыпные месторождения нефрита не представляют. Были определены перспективные на нефрит гипербазитовые массивы Оспинско-Китойский и Харанурский, в которых были открыты уникальные по качеству нефрита Уланходинское (1965 г.) и самое крупное — Оспинское (1967 г.) месторождения, выявлена структурно-генетическая связь нефритоносных метасоматитов с тектонически ослабленными (нефритоносными) зонами в гипербазитах.

В последующие 1967-1980гг. Восточно-Сибирской партией, экспедицией № 123, а с 1972 года экспедицией «Байкалкварцсамоцветы» Всесоюзного промышленного объединения «Союзкварцсамоцветы» МинГео СССР проводились поисково-оценочные и разведочные работы на Харанурском и Оспинско-Китойском гипербазитовых массивах в Восточно-Саянском нефритоносном районе, а также в других нефритоносных районах Сибирской провинции.

Были открыты новые жилы на Уланходинском и Оспинском месторождениях, Бортогольское, Горлыкгольское и Зуноспинское месторождения в Восточном Саяне, группа Джидинских месторождений и Куртушибинское месторождения в Западном Саяне, а также ряд месторождений и проявлений нефрита в новых районах страны. В 70-90 годы XX века геологами ГГПП «Байкалкварцсамоцветы» были открыты месторождения светлоокрашенного апокарбонатного нефрита в новом Витимском нефритоносном районе.

Из последних значимых открытий нефритоносных объектов уже XXI века в в сибирском регионе — перевод в разряд месторождений Хойтинского проявления светлоокрашенного нефрита на р. Ципе и выявление Удоканского коренного проявления нефрита в бассейне р. Калар

Источник

Нефрит

Просвечивающий до непрозрачного. Очень вязкий благодаря переплетениям тонких кристаллических волокон, и поэтому очень прочный. На изломе поверхность неровная с острыми тонкими краями. Пластинки нефрита толщиной до 10 мм просвечивают. У нефрита наблюдается слабый плеохроизм — от желтого до коричневого или зеленого цвета. Имеет восковой блеск, в т.ч. на полированной поверхности при любой степени полировки. Очень редко встречается самая ценная ювелирная разновидность нефрита — с эффектом кошачьего глаза. Синоним: жад. Не следует путать нефрит с жадеитом — иногда очень похожим на нефрит минералом из группы пироксенов.

Все нефриты относятся к двум промышленно-генетическим типам: апосерпентинитовому и апокарбонатному. Отличительной особенностью апосерпентинитовых нефритов являются зеленые тона окраски и постоянное наличие темноцветных минералов (магнетит, хромшпинелиды). Отличительной особенностью апокарбонатных нефритов являются светлые тона окраски (от салатно- и оливково-зеленой до белой) и полное отсутствие темноцветных минералов.

Нефрит. Восточная Сибирь, Россия

Месторождения нефрита в России имеются в Восточном Саяне и на Полярном Урале, где нефрит добывают открытым (карьерным) способом. В Витимском районе Забайкалья также немало мест, где находят нефрит, и здесь можно найти этот камень разных цветов. Встречаются нефриты от черного до белого цвета со всеми оттенками серого, зеленого и голубого. Крупными промышленными источниками коллекционно-поделочного сырья были Улан-Ходинское (ныне отработанное) и Оспинское месторождения (Восточно-Саянская группа), Хамархудинское и Хохюртовское (Джидинская группа), Буромское и Голюбинское (Витимская группа). Месторождения и проявления нефрита известны также на Южном Урале (гора Бикиляр), на Полярном Урале (Нырдвоменшор) в Туве и Казахстане. Существует два способа добычи нефрита: из россыпей и карьерный. Более ценными считаются камни, найденные в реках и ручьях, так как они долгое время подвергались естественному окатыванию.

Нефрит. Улан-Ходинское месторождние, Восточный Саян, Россия

В Россию до середины XIX века нефрит ввозился из Китая. В это время Петергофская гранильная фабрика приобретала темно-зеленый нефрит по тысяче рублей за пуд, а за более качественный цена удваивалась. В середине XIX в. Г.М.Пермикиным были выявлены в Восточном Саяне валуны нефрита, а затем первое коренное месторождение. Изделия Петергофской гранильной фабрики из саянского нефрита демонстрировались на Всемирных выставках в Лондоне и Париже в 1862 и 1867 гг. В течение 10 лет Г. Пермикин, следуя рассказам охотников-сойотов, исследовал русла рек Китой, Онот, Урик, Белая и Ока и вывез для Петергофской гранильной фабрики около 8 тонн нефритовых валунов. В 1896 г. была обнаружена первая коренная жила нефрита в Восточном Саяне по ручью Хара-Жалга. Тогда же на берегу р. Онот был обнаружен огромный валун, впоследствии названный «генеральским камнем», который планировался под изготовление саркофага Александру III, но был забракован его вдовой из-за слишком темного цвета нефрита. Коренная залежь нефрита в Восточном Саяне была открыта в 1896 г. Л.А.Ячевским, а месторождения в 1937 г.- М.Ф.Шестопаловым, И.С.Яншиным, А.Н.Сутуриным и др. Открыты Оспинское, Горлыкгольское, Зуноспинское, Уланходинское месторождения. В бассейне р. Витим и по его притокам разведаны месторождения Парамское, Буромское и др. Поисково-оценочные работы продолжались вплоть до 90-х годов XX века.

Шары 4см. из зелёного и белого нефрита. Северная Бурятия, Россия.

В настоящее время нефрит распространен более чем в 20 странах мира, но самые крупные и промышленно значимые его месторождения известны в России, Китае, Канаде, США, Австралии и Новой Зеландии. В России в настоящее время разведано и оценено 16 месторождений, из которых 13 находится в Бурятии: по качественным характеристикам лучшими из них являются Кавоктинское, Голюбинское и Оспинское. На девяти нефритовых месторождениях Бурятии сегодня работают восемь предприятий, в 2007 году они добыли 909 тонн сырца и 272 тонны сортового нефрита. Практически 100% добытого в Бурятии нефрита без обработки было экспортировано в Китай. Месторождения нефрита сосредоточены в пяти районах Бурятии: Муйском, Баунтовском, Закаменском, Тункинском и Окинском. В Муе и Баунте известно три месторождения белого нефрита — наиболее дефицитного в настоящее время.

Нефрит — минерал и самоцвет, полудрагоценный поделочный камень. Назв.от греч. nejroV («nephros», нефрос) — почка, потому, что небольшие окатанные речные гальки нефрита по внешнему виду напоминают человеческую почку. Древние считали, что нефрит обладает многими лечебными свойствами, приносит успокоение и излечивает почечные болезни.

Читайте также:  Около быстрой речки лениво паслось стадо коров

Замечательные свойства нефрита — его прочность (в два раза прочнее стали), вязкость, стойкость к истиранию и воздействию кислот, с давних времен привлекали к нему внимание человека. Нефрит являлся первым материалом для изготовления орудий труда и охоты у древних народов Центральной Азии, Европы, Америки, Новой Зеландии и Австралии. На заре зарождения культуры он наравне с кремнем был орудием борьбы человека за жизнь. Его прочность и вязкость выдерживали самые сильные удары. Нефрит использовался ещё в бронзовом веке как камень для изготовления очень прочного оружия и орудий труда, а уже позже — для украшений. Археологическими изысканиями обнаружены предметы из нефрита, относящиеся к неолиту. Из нефрита изготавливали различные орудия труда и вооружение, вырезали амулеты (в основном из белого нефрита), фигурки богов, украшения. Этот камень обладает удивительной вязкостью и очень долго держит тепло, поэтому иногда его нагревали и использовали как грелку. Выше всего ценится изумрудно-зелёный нефрит. Были времена, когда за него платили до 1.000 золотых рублей за килограмм. В России в ХIХ в. за зелёный нефрит правительство давало двойной вес серебра.

Громадная статуя Будды в Китае (высотой 6 м) была изготовлена из белого нефрита.

В гробнице Тимура (Тамерлана) в мечети Гур-Эмир в Самарканде надгробная плита выполнена из тёмно-зелёного нефрита.

Это самое крупное в мире изделие из нефрита такого цвета, а размер валуна, из которого изготовили надгробие, был длиной около 1,2 м, шириной 0,8 и толщиной 0,5 м.; в конце XIX века было доказано, что этот нефрит был не китайского происхождения, а добыт на восточном склоне Памира в урочище Пиль, где русские путешественники обнаружили старые разработки нефрита. Известно, что Чингисхан с большим почтением относился к нефриту — его личная его печать была исполнена в виде нефритовой фигурки лежащего тигра.

В 1895 г. китайское посольство преподнесло царю Николаю II фельдмаршальский жезл из нефрита в золотой оправе.

Английская королева Виктория имела превосходной работы нефритовый скипетр, присланный ей в подарок китайским императором.

В Древнем Египте нефрит считался одним из Священных камней, напрямую связанным с Миром Богов и Царством Мертвых, с магией и властью. В египетской «Книге Мертвых» имеются сведения о правилах, предписывающих класть этот камень на мумию или в нее как символ, означающий сердце усопшего. Использовать нефрит в украшениях имели право только самые знатные люди.

Турки считали нефрит камнем победы и изготовляли из него рукояти и украшения ножей, мечей, боевых топоров. Позднее из него стали делать перстни и поясные пряжки. Благоговейное отношение турок к нефриту хорошо просматривается в легенде, которую приводит Альберт Великий. Когда Александр Македонский (на Востоке его называли Искандер Двурогий) возвращался на родину после завершения Индийской кампании, его войска остановились на берегу Евфрата. Полководец решил искупаться. Скинув одежды и роскошную перевязь, украшенную нефритовой подвеской, Искандер бросился в воду. Но тут на оставленную одежду вползла змея и перекусила перевязь. Замечательный камень упал в реку. Разыскать его не удалось. С той поры военная удача покинула Искандера. Такова легенда. Однако даже Альберт Великий, суеверный и фанатичный мистик, оставивший после себя множество невероятных безапелляционных советов и рецептов, и тот иронически относился к этой романтической басне.

Нефрит, резной амулет на шею, культура Майори (Новая Зеландия, 1500-1800 гг.). Экспонат выставки «Маори, их сокровище — душа», в Музее Искусств в Париже, 2011

Среди народа маури (Новая Зеландия), красивый зелёный нефрит — поунами, встречающийся на островах Южных морей, обычно использовали для изготовления священного мере — военного жезла, символизирующего власть, и для хей-тики — кулона в виде стилизованной фигуры предка. Украшения из нефрита высоко ценились маори из Новой Зеландии и назывались hei-tiki (хей-тики, «резной амулет нашею»). Такие резные портретные изделия были охранными амулетами владельца и передавались по наследству. Если последний в роду умирал, хей-тики хоронили вместе с ним. Иногда за обладание нефритом у маори возникали даже междоусобные войны. В наше время вывоз необработанного нефрита из Новой Зеландии запрещён. Зелёный нефрит почти также высоко ценился в древней Мексике, где он был символом сердца и крови через его союз с оплодотворяющими свойствами воды. Как и в Китае, кусочки нефрита иногда клали в рот умершим как гарантию их воскрешения.

Особо пышным цветом расцвели любовь к нефриту и суеверия, связанные с ним, на Востоке. Монголы, тибетцы, китайцы с древнейших времен и по сих пор относятся к нефриту с трогательной благоговейностью, поразительным трепетом и нежностью.

Отношение к нефриту является как бы образом жизни народа, его философией, мерилом материальной и духовной культуры, частью быта, медицины — самой жизнью. Академик В.А.Севергин в «Первых основаниях минералогии» писал: «В восточных странах делают из него болванчики, чашечки и черенки к ножам, саблям. он в сих обработанных вещах чрезвычайную имеет крепость. Он имеет название свое от мнимой прежде лекарственной его силы прогонять камень почечной и мочевой, чего ради его при себе носили» (Спб., 1798. Кн.1, с. 214). В наши дни нефриту приписывается великое множество чудесных мистических и магических, целебных и лечебных свойств.

В странах Азии нефрит именуется по-разному, и ему приписывается разное значение. В Китае и на Тибете нефритовые талисманы вешали на шею детям, чтобы оградить их от болезни, а если предстояло трудное дело, то его участники никогда не обходились без нефритовых четок. Японцы любят черный нефрит, европейцы — зелёный, монголы — белый. В зависимости от оттенков, белый нефрит делят на три разновидности. Более всего ценится белый непрозрачный и чистый камень, похожий на легендарный лотос. Он словно говорит своему владельцу: «Да будут чистыми твое сердце и мысли, как лепестки лотоса, корнями уходящие в ил, но чистые от донной грязи». Вторым идет серовато-белый хорошо просвечивающий камень с влажным масляным блеском. И третьим — нефрит цвета слоновой кости.

Нефрит в истории Китая

Наибольшей популярностью пользовался нефрит в Древнем Китае, где он ценился настолько высоко, что из него делали бляшки, имевшие хождение наравне с монетами; нефритовые грузики были эталоном для взвешивания золота, а послам в качестве верительных грамот вручали пластинки из нефрита. Нефрит (по-китайски произносится как «юй» — что означает «самый красивый камень») считался королевским самоцветом в Китае, начиная с самых ранних династий и до настоящего времени, неразрывно переплетается с древней и современной китайской культурой.

Художественная резьба по камню стала одним из первых и популярных национальных ремесел Китая. Нефрит использовали как талисман для защиты от злых сил, и как символ статуса своего владельца, подчеркивающий его достоинство, благородство и высокий дух. История нефрита уходит корнями в глубокое прошлое. Но, считая нефрит священным камнем, его первоначально подвергали лишь минимальной обработке, придавая форму круга-диска — символа Неба, или квадрата — символа Земли. Такие диски и пластинки использовали в религиозных церемониях. Мелодичные нефритовые подвески, как знак отличия, украшали одежду придворной знати. Предметами из самого ценного, белого «как бараний жир» нефрита мог пользоваться только сам император.

Мелкая пластика древнего времени изображает в основном символичные фигурки животных и носит ритуальный характер. В эпоху правления династии Мин (1368 — 1644) нефрит постепенно теряет свое религиозное значение, из него начинают вытачивать украшения, предметы обихода: от экранов и пейзажных композиций до всевозможных кубков, фигурок богов и музыкальных инструментов. При этом распространение нефрита достигает необычайного размаха. С одной стороны, почитание нефрита было связано с олицетворением этого камня, как воплощения благородного сердца искреннего и мудрого мужа. С другой стороны, нефрит настолько сложен в обработке (ведь этот камень невероятно прочный), что работать с ним мог только человек с чистой душой и твердой волей. На изготовление одной пейзажной композиции могли уйти годы! Сосредоточенность, точность, мужество, силу, уравновешенность — эти качества резчика, так ценимые в культуре Китая, воплощал нерушимый нефрит.

Резьба по камню раскрывает и еще одну особенность восточного восприятия жизни. Художник, беря в руки камень, никогда не приступал к работе сразу. Он познавал нефрит, отыскивал в нем скрытые образы. Китайские мастера никогда не подчиняли материал, но искали пути сотворчества с природой, раскрываю идею символического взаимопроникновения всего существующего. Неповторимая красота этих скульптур, виртуозность, с которой мастер обрабатывает камень, проистекает из глубокого чувствования материала.

Одна из древних легенд гласит, как придворный резчик минской эпохи провозгласил, увидев камень, который ему представил Император, что нефрит скрывает в себе образ карпа, плескающегося в водах Небесного дворца. Никто из окружающих не понял, что видит художник, но когда он закончил работу, предоставив свое восхитительное произведение на суд публики, то опилки, оставшиеся от его работы едва покрывали монету.

Поскольку «юй» (нефрит) в Китае — собирательное понятие для всех драгоценных камней, «резьба по юй» стала неотъемлемой частью китайских искусств и ремесел. По мнению британского натуралиста доктора Джосефа Нидхэма, любовь к изделиям из нефрита является отличительной чертой культуры Поднебесной. В Китае были обнаружены примитивные орудия труда из необработанного нефрита, относящиеся к Новому каменному веку. Однако нет оснований полагать, что древние расценивали нефрит как сколь-либо значимый материал. Выбор оправдывался его твердостью и удобством для изготовления разного рода инструмента и оружия. Со временем люди научились ценить красоту камня, который после обработки и шлифовки становился не только предметом практического применения, но и декоративным изделием, радующим глаз. Со сменой рабовладельческого строя феодальным нефрит окончательно превратился в предмет роскоши. Среди похоронных предметов, относящихся к тому периоду, обнаружено много поделок из нефрита, которые служили украшениями усопших или же церемониальными сосудами. В настоящее время среди экспонатов в музеях по всей стране представлены нефритовые вазы, курильницы, треножники, кубки, чаши всевозможных форм.

В середине феодальной эры в Китае стали появляться крупные изделия из нефрита. По сей день в Круглом городе парка Бэйхай стоит кувшин, выполненный из нефрита, размером с небольшую ванну. Из него потчевал вином своих приспешников император династии Юань Кублай Хан. Этот 3,5 тонный кубок, 493 см в диаметре, 70 см в высоту и 55 см в глубину, вмещает до 3000 литров вина. Эллиптической формы чаша украшена изображениями облаков, волн, драконов и морских коньков. И это — старейшее нефритовое изделие дошедшее до нас с тех времен в нетронутом виде. Также следует упомянуть о другом изваянии из нефрита, относящемся ко времени правления императора Цянлуна (18 в.), — скульптурной композиции «Усмирение Великого наводнения Могучим Юем». Гравировка выполнена вслед за появлением одноименной картины в период династии Сун. На каменной глыбе, высотой в 2,4 м и

1 м в ширину, изображен героический символ всего китайского трудового народа — Великий Юй — в сражении с Великим наводнением. Согласно историческим записям, необработанный камень, весом

5 тонн, был доставлен из района Хотан, Синьцзян, проделав путь длиной в 4000 км, на что ушло 3 года. И еще несколько лет потребовалось мастерам на обработку и полировку камня. «Есть цена у золота, а нефрит — бесценен», гласит китайская поговорка. Иногда нефритовые изделия описывают как «достойные цепи городов», это сравнение прижилось с тех пор, как правитель государства Цин князь Чжао предложил «связку» из 15 городов в обмен на знаменитый круглый нефрит Ху. В современном Китае во всех крупных городах существует множество нефритовых мастерских и заводов. Процесс обработки камня, раннее проходивший вручную, теперь частично механизирован. И хотя некоторые операции стали проходить быстрее, резьба по нефриту по-прежнему остается предметом главным образом ручной работы. А цена на драгоценный юй будет продолжать расти, вслед за сокращением его запасов на земле.

Фабрика нефрита, пекинский музей-магазин

Нефрит — лапидарный камень Правителя Неба и императоров Китая, символизирующий космическую энергию, совершенство, силу, власть, неподкупность, бессмертие. В китайской традиции олицетворяет целый ряд добродетелей: моральную чистоту, справедливость, искренность, мужество, гармонию, преданность и благожелательность. Императорская нефритовая печать символизировала, что власть императору дана Небом. Множество оттенков нефрита, от белого к зеленому, голубому и красному — почти черному, позволяли различать предметы культа по цвету так же, как и по форме. Несмотря на то, что нефрит был символом Солнца и «ян», его безмятежно-спокойный цвет также связывали с мягкой красотой женского тела и даже с сексуальными отношениями (нефритовая игра). Вплоть до XVIII в. добыча нефрита не представляла труда и он служил материалом большинства китайских изделий из резного камня — породила в симпатической магии убеждение, что истолченный нефрит продлевает жизнь, и что нефритовый амулет сохраняет тело от разложения после смерти, отсюда большое количество нефритовых поделок, которые находили в захоронениях Китая. Китайские алхимики верили, что нефрит имеет совершенную форму и в этом смысле замещает золото как символ абсолютной чистоты.

Читайте также:  Какое течение быстрое или медленное у реки невы быстрое или медленное

Традиционное символическое значение нефрита в китайской культуре с его многочисленными характеристиками вытекает из более мирского универсального символизма литофании. По китайской традиции, нефрит обладает очень важным и привилегированным качеством — бессмертием. Поэтому он фигурирует в обрядах и заклинаниях ещё с третьего тысячелетия до нашей эры, например, в фигурах драконов и тигров, которые представляли цикл упадка и возрождения природных сил. Такой символизм взят из «Шао Ли», относящегося к XII столетию до н.э. Он насчитывает шесть ритуальных воплощений нефрита: Пи, Тсунь (Tsupg), Ху, Хуан, Куй (Kuei), Чань. Символом Пи является диск с отверстием посередине, обозначающий небо, которое является местом абсолютной пустоты. Ху — это нефрит тигра. Хуан такой же, как и Пи, но сделан из чёрного жадеита и разделён на две или три части; он используется в китайской магии, особенно в обрядах некромантии. Тсунь — символ земли, круглый изнутри и квадратный снаружи, обычно изготавливается из жёлтого нефрита. Нефрит относится к мужскому началу — Ян и к сухим элементам.

Конфуцианство запрещало изображение женской и мужской наготы, потому что она вызывает эротические чувства. Нагота здесь целиком вытеснена в сферу эротического «искусства спальни», а ее изображения имеют преимущественно функциональный характер. В Древнем Китае фаллический культ имел двойственное содержание. Для удовлетворения своей плоти женщины применяли «куэй» — имитацию пениса в виде стержня из нефрита. Одновременно с этим «нефритовый стержень» имел магическое значение, его название использовали и в качестве эпитета. Талисманы и обереги в виде фаллосов носили, чтобы уберечься от болезней, забот, человеческой зависти, они популярны у крестьян и рыбаков, используются как амулеты от бесплодия.

В Китае существуют с древних времен «шесть инструментов» или «шесть священных камней» — Би, Цзун, Гуй, Чжан, Ху, Хуан.

Обладание этими предметами указывали на знатность владельца и на его причастность к высоким ритуалам. Ритуальным предметом — цилиндром Цзун совершались обряды Земли. Использование китайцами нефритов так разнообразно и восхищение их свойствами так велико, что они наделяют нефриты еще и музыкальностью. «Каменный перезвон», использовавшийся при дворе и в религиозных церемониях, состоял из 16 не декорированных камней, а те, что были известны как «певческие», состояли из 12-24 пластинок причудливых резных форм. Это использование нефрита в качестве музыкального инструмента по типу ксилофона уходит корнями в глубокое прошлое Китая. Китайский писатель Хиу-Чин приписывает нефриту пять достоинств, соответствующих пяти душевным качествам человека: мягкий блеск — мягкосердечию; прочность — умеренности и справедливости; мелодичный звук — познанию наук; негибкость и неизменяемость — мужеству; внутреннее строение, не поддающееся подделке — чистоте. А.Е. Ферсман называл нефрит национальным камнем Китая.

Наиболее полное описание нефрита можно найти в китайском трактате «Ку-ю-ту-пу». Он был написан специальной комиссией в конце XII в. и включал сто книг с более чем семьюстами изображениями минерала.

Главным центром добычи нефрита был город Хотан Восточного Туркестана, который поставлял мускус и в изобилии нефрит.

Историк Абель-Ремюза утверждает, что нефрит подобен красоте девушке, и если при второй луне с деревьев и трав начинает стелиться особенный блеск, это будет означать, что в реке появился ию. Потому и город Хотан прозван китайцами Ию-тян. Из коренных месторождений в верховьях Яркенда в Памире свыше пяти тонн нефрита посылали китайскому императору, пока его сын не заболел, отдыхая в кровати из добытого в Яркенде нефрита. Тогда император Китая запретил ломать в ущельях Яркенд-Дарьи зеленый камень, заковал в цепи и приказал бросить на дороге отправляемую в Пекин глыбу. А добывать нефрит с тех пор разрешалось лишь из реки: рабы и солдаты, стоящие по пояс в воде, должны были перехватывать катящийся по дну камень и выбрасывать его на берег.

Источник

Нефрит по реке онот

геовики — Р-коллекция

Онот р.(и район), Вост. Саян, Россия

xls-кристаллы
* (1766)-первоначальное местонахождение минерала (type locality) и год первой публикации
!-образцы и находки, примечательные в каком-либо отношении (размерами кристаллов, изученностью, «весом» в коллекциях и др.)
!!-превосходные образцы, выдающиеся находки
. -одни из самых лучших (исключительных) образцов, самые знаменитые находки

ВИС — В.И. Степанов
ЕК — картотека местонахождений минералов А.А. Евсеева
М — Минералы: Справочник. Т. I-V. — М. : Наука, 1960-2003. (указаны том, выпуск и страница )
МК (= WS) — Мир камня (= World of Stones) (журнал), 1993-1997, №№1-12
ФМ (= ММ) — Минералогический музей им. А. Е. Ферсмана РАН (Москва)
BML — Bernard J. H. and Hyrsl J. Minerals and Their Localities. — Granit Publishing House, Praha, Czech Republic, 2004. — 807 p.
MR — Mineralogical Record (журнал)

Нефрит. Онот р., Вост. Саян, Сибирь, Россия. Высота более 40 см. Образец: Минер. музей им. А.Е. Ферсмана РАН ( ПДК-4515 ) . Фото: © А. Евсеев.

Местонахождени я минералов \ mineral localities на сайте и на страницах справочника Евсеев А.А. Географические названия в минералогии. Краткий указатель. Ч. I, М. , 2000. — 269 с.; Ч. II, М. , 2000. — 282 с.
Часть I и II (выборочно)

Онот р. , левый приток р. Мал. Белая, Вост. Саян, Ср. Сибирь (Ю), РФ \\ аваруит!; доломит!; магнезит!; нефрит!! ; тальк!; Ф, 159

Местонахождения минералов в бассейне р. Онот и прилегающих территорий (Вост. Саян) с примерами находок. Составил: © А.А. Евсеев. Внимание: название и привязка (положение на карте) некоторых местонахождений требует уточнения (показаны на карте красными и коричневыми значками). Карты предназначены только для образовательных целей. Подробнее: Евсеев А.А. Атлас мира для минералога. М., 2004. — 284 с. \\ Евсеев А.А. Атлас для минералога. Россия и бывший СССР . М., 2011. – 248 с

МИНЕРАЛЫ \ ИЗБРАННЫЕ НАХОДКИ

Амазонит!! \\ Даллык р., верх. , Вост. Саян, Россия.

Графит

Графит. Алиберовский р-к, Ботогольский голец, Вост. Саян, Ср. Сибирь (Ю), Россия. Образец: ФМ (№41954, Лабунцов А.Н., Костылева Е.Е., 1940). Фото: © А.А. Евсеев.

Доломит

Доломит. Онотское м-ние, В. Саян, Россия. 4х3х1,5 см. Образец: Минер. музей МГРИ-РГГРУ (Р-1058. Евсеев А.А., 2011.10) . Фото: © А. Евсеев

Доломит. Онотское м-ние, Вост. Саян, Россия. Минер. музей им.А.Е. Ферсмана РАН. 2016.06.24. Фото: А. Евсеев \\ НМК-146

Нефрит

Нефрит. Онот р., Вост. Саян, Сибирь, Россия. Высота более 40 см. Образец: Минер. музей им. А.Е. Ферсмана РАН ( ПДК-4515 ) . Фото: © А. Евсеев.

Нефрит. Онот р., Вост. Саян, Сибирь, Россия. Более 60 см. Образец: Минер. музей им. А.Е. Ферсмана РАН ( ПДК-645. Ячевский Л.А.). Фото: © А. Евсеев.

Нефрит (В. Саян), розовый кварц (Мадагаскар), лазурит (Памир), ставролит (Вост. Сибирь) и др. Образцы: Минералогический музей РГГРУ. Фото: © А.А. Евсеев.

Поллуцит!! \\ Гольцовское (= Гольцовое) м-ние —ФМ

Скорцалит! \\ Гольцовское (= Гольцовое) м-ние —ФМ

— Луговской Г.П. О скорцалите из пегматитов Сибири ЗВМО. 1965. Вып. 2. 212-

Топаз! \\ «. группа энтузиастов решила проверить старую заплывшую канаву, затерянную среди хребтов Восточного Саяна в верховьях реки Ока» (2008 г.). \\ Подробнее и фото ( путешествие 2008 г.)

Холмквистит !! \\ Гольцовское (=Гольцовое) м-ние —ФМ

Холмквистит-асбест. Гольцовское м-ние, В. Саян; Иркутская обл., Россия. Образец: ФМ (№71637, Тарновский Г.Н., 1968). 2. Холмквистит. Гольцовское м-ние, В. Саян; Иркутская обл., Россия. Образец: Мин. музей им. А.Е. Ферсмана РАН (№70089, Луговской Г.П., 1967). Фото 1-2: © А.А. Евсеев.

Циркон

Циркон (длина кристалла

3 см). Ботогольский голец, Вост. Саян, Ср. Сибирь (Ю), Россия. Образец: ФМ (Туровский С.Д., 1946). Фото: © А.А. Евсеев.

МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ \ ПРИМЕРЫ НАХОДОК

Ботогольское м-ние, Ботогольский голец (и м-в), 180 км к Ю от ж.-д. ст. Зима, Китойский кряж, Вост. Саян, Ср. Сибирь (Ю), РФ \\ графит!!; канкринит!; лампрофиллит, Ba-вый!; нефелин; циркон!; МЩ; Ф, 265! \\ Лобзова Р.В. Графит и щелочные породы района Ботогольского массива. М., 1975. 124 с.

Гольцовое м-ние \\ бавенит; ганит!; лазулит; манганотанталит!; митридатит!; монтебразит; мораэзит!; нигерит!!—Зап. Фадиевский уч-к (ГГМ, Цыганов А.Е., 1969); поллуцит!; скорцалит!!-вкрапл. 5 мм; холмквистит!!; ФМ; Филиппова Ю.И. \\ Подробно: http://www.klopotow.narod.ru/mindata/locathn/Irk_obl/golcovoe/golcov.htm \\ Экспедиция К.И. Клопотова и др. (июль 2007 г.) — http://www.klopotow.narod.ru/mindata/locathn/Irk_obl/golcovoe/golcov_1.htm

Ильчирский р-н, верх. р.Китой \\ асбест!!—м-ния-откр. в 1902 г.

Онотский тальковый р-к, Вост. Саян, Иркутская обл., Ср. Сибирь (Ю), РФ

Онотское м-ние талька,

130 км к ЮЗ от Черемхово, б-н р. Онот, Вост. Саян, Иркутская обл., Ср. Сибирь (Ю), РФ \\ доломит!!; магнезит!; тальк!!—xl в магнезите—ЦСГМ \\ http://klopotow.narod.ru/

Из публикаций

Данилова Ю.В., Данилов B.C. Углеродсодержащая минерализация в тектонитах Оспинско — Китойского массива (Восточный Саян, Россия). // Геология рудных месторождений, 2001, т.43, №1. — 71-82.

Добрецов Н.Л., Татаринов А.В. Жадеит и нефрит в офиолитах. Новосибирск: Наука, Сиб. отд-ние, 1983. 124 с.

Колесник Ю. Н. Нефриты Сибири. Новосибирск: Наука, 1965

Лобзова Р.В. Графит и щелочные породы района Ботогольского массива. М., 1975. 124 с.

Луговской Г.П. О скорцалите из пегматитов Сибири ЗВМО. 1965. Вып. 2. 212-

Минаева Ю. А., Егоров К. Н. Минералого-петрографические особенности дайки кимберлит-пикритового состава в северо-западной части Урикско-Ийского грабена (Восточное Присаянье). — Зап. РМО, 2008, ч. 137, вып. 3, страницы 23-39
Миронов А.Г., Жмодик С.М. Высококалиевые породы неясного генезиса в Ильчирском офиолитовом поясе. Геология и геофизика. 2006. т. 47. № 11, с.1148-1157.

Сутурин Н.А., Замалетдинов Р.С. Нефриты. Новосибирск: Наука, Сиб.отд-ние, 1984. 149 с.

ФМ = Мин. музей им.А.Е. Ферсмана РАН

находки минералов по листам карты мира: 1 – 2 – 3 – 4 – 5 – 6 – 7 – 8 –9 – 10 –11 –12 – 13 – 14 – 15 – 16 – 17 – 18 –19 –20 – 21 – 22 – 23 – 24 – 25 – 26 – 27 – 28 – 29 – 30 – 31 – 32 — 33

А — Б — В — Г — Д — Е — Ж — З — И — К — Л — М — Н — О — П — Р — С — Т — У — Ф — Х — Ц — Ч — ШЩ — Э — Ю — Я

Источник



Нефрит по реке онот

Мы переходим к нашей стране. Есть ли в ней нефрит? Откуда взят был темно-зеленый монолит для гробницы Тамерлана в мечети Гур-эмир в Самарканде? Где источник редких доисторических орудий из нефрита, найденных в Восточной Сибири? Действительно ли сойоты Саян украшали себя бляшками из местного нефрита? Где в верховьях реки Китая скрывается месторождение чисто белого нефрита?

Вот несколько вопросов, которые нам ставились наукой. Часть их нам удалось разрешить. Но сколько упорной работы, сколько отваги и мужества, какая проницательность ума потребовались для разъяснения этих загадок!

Камень в гробницах Средней Азии привозной, и ни одно из указаний на наличие нефрита в Горной Бухаре, Дарвазе или каком-либо другом районе Средней Азии не оправдалось.

Зато украшения и другие нефритовые изделия Восточной Сибири связаны с месторождениями, лежащими, несомненно, на русской территории. Отсюда, из верховий восточных Саян, по-видимому, еще в XVIII в., сойоты сбывали монголам твердый зеленый нефрит, а китайцам — лазурит и мягкий «образный камень» — агальматолит.

Первые сведения о сибирском нефрите были получены в 1826 г. от учителя Иркутской гимназии Н. Щукина, который нашел валуны этого камня на берегах горных саянских рек — Онота и Бибоя. Но более точные данные были получены только после того, как поиски и добычу этого камня стали вести Г. М. Пермикин и француз Алибер. Первый, со свойственной ему энергией, дал впервые прекрасное научное описание Саянских месторождений, тогда как второй шумно рекламировал на всемирных выставках в Лондоне (1862) и Париже (1867) найденный в Саянах нефритовый материал.

То на берегу, то в самых бурных стремнинах рек, стекающих с обнаженных вершин Саянских гор, покрытых ниже альпийскими лугами и еще ниже густой кедровой тайгой, впервые встречены были «голыши» — валуны этого камня; и название рек Онота, Урика, Хорока, Даялока и Оспы сделались широко известными благодаря нефриту. Но как ни бился Пермикин, ему не удавалось найти коренное месторождение. Надежда на это открытие как будто улыбнулась ему в верховьях ручья Сахангера, но лишь экспедиция Академии наук 1925 г. подтвердила его догадку, и коренное месторождение нефрита на берегах труднодоступной реки Хара-Джелги было описано советским минералогом Б. М. Куплетским.

Большие валуны нефрита на берегу реки Онот. Восточная Сибирь
Большие валуны нефрита на берегу реки Онот. Восточная Сибирь

Читайте также:  Как река волга растения

Образным, красочным языком описывает Пермикин свои первые странствования. Мы предоставим ему самому рассказать несколько эпизодов из его путешествий 1851 г., когда после счастливой находки больших глыб нефрита по реке Оноту он вследствие собственной неосторожности лишился своих запасов хлеба и поэтому решил обратный путь совершить по реке.

«С рассвета, — пишет он, — я распорядился устроить плот как для сплава найденных кусков нефрита, которые были под рукою, так равно и для того, что водою полагал скорее достигнуть стана, не изнуряя себя и людей трудным, по неудобству дорог, путешествием посуху; однако ж лошадей с одним рабочим должен я был отправить этим путем. Плот из шести бревен поспел у нас к первому часу пополудни; я сложил на него все камни, весом около 20 пудов, и прочий багаж и с двумя оставшимися при мне мастеровыми пустился вниз по Оноту.

Проплыв довольно хорошо и скоро не более трех верст, мы вдруг увидели перед собою порог, где вода на пространстве сажен тридцати падала по диагональной линии сажени на три и, встречая на пути своем разбросанные большой величины подводные камни, ударялась в них, по мере наклонения русла, с возрастающей быстротой и с оглушительным шумом. Не успел я рассмотреть всю угрожающую нам опасность, как ежеминутно увеличивающимся стремлением воды плот притянуло к самому порогу и, несмотря на все наши усилия, увлекло в черту порога и посадило одним краем на большой подводный камень. При первом же ударе плот мигом повернуло поперек течения и захлестнуло водою даже свободную его кромку, которая в свою очередь погрузилась наклонно к камню. При столкновении и быстром повороте плота мы едва удержались за кобылины, приделанные к нему плотно для гребей, а без этого в тот же миг сделались бы жертвой кипучей бездны.

Не видя средств к спасению и стоя по колена в воде, мы чувствовали, что холод истощает последние наши силы. Чтобы не вдруг сдаться на жертву смерти, я придумал устроить поверх воды, на плоту, помещение из имевшихся у нас двух, впрочем довольно тонких, весел. Мы прикрепили их на поларшина от воды и поместились все трое на этой узкой насести. На беду нам, в девятом часу вечера нашла дождевая туча и нас промочила до костей. После дождя и заката солнца, как обыкновенно бывает в горах, наступил холод, и мы, сидя на двух тоненьких жердочках, без всякого движения, стали совершенно коченеть; к тому же разболелись у нас головы, и всех троих клонил смертельный сон. Заметив эту новую опасность, я собрал последние силы и принялся развлекать от сна мастеровых и во время неодолимой для них дремоты не давал им падать, чем и самого себя поддерживал в бдении. «.

Украшение для одежды из молочного нефрита в виде резного ажурного круга со знаком долголетия в центре. Диаметр 6 см. Работа XVIII в.
Украшение для одежды из молочного нефрита в виде резного ажурного круга со знаком долголетия в центре. Диаметр 6 см. Работа XVIII в.

К счастью, вода на следующее утро спала. С опасностью для жизни Пермикин с товарищами перебрались на берег и совершенно измученные добрались до лагеря.

Отвезя часть нефритовых валунов в Иркутск, неутомимый Пермикин вновь отправился на Онот для сплава остальных глыб. Возвращение на этот раз было еще более трудным, так как Онот сильно вздулся и вода местами неслась с бешеной скоростью.

После всех трудов, задержек и опасностей Пермикин 15 ноября благополучно прибыл в Иркутск. Количество вывезенного им в этот раз нефрита достигало, по определению его, 1200 кг в 12 валунах, 400 кг — в других 11 и 800 кг — в одном цельном валуне, который было невозможно довезти до самого Иркутска, почему он и был оставлен на большом тракте.

Так, после нескольких лет работы, свыше 8 т лучшего материала было перевезено на Петергофскую гранильную фабрику. И хотя здесь не было того молочно-серого сорта, который особенно ценят китайцы, не было и ярко-зеленых тонов бирманских жадеитов, все же сочные, густые краски саянского нефрита доставили этому камню заслуженную славу, а в лучших изделиях наших гранильных фабрик выявились и все замечательные его свойства.

В тонких пластинках, абажурах и колпачках для лампочек удалось использовать чудный эффект сочного зеленого тона; а в проходящем свете прекрасно выступал узор жилок, мелких складок, извилин и пятен, составлявший особую красоту этих изделий.

Крупные вазы и чаши в строгом античном стиле выявляют благородство однообразного густо-зеленого тона; в них камень красиво гармонирует с синей мулдакаевской яшмой и серебряной оправой. Прекрасны вычурные резные работы, напоминающие искусство Китая; тоненькие разрезные ножи, сложные ветки и листья теневой мозаики.

Разнообразно применение нефрита в прикладном искусстве, и несомненно, что среди материалов Петергофской фабрики нефрит долгое время играл ведущую роль. Много замечательных изделий из нефрита вышло из ее мастерских и цехов.

Долгие годы работали художники и мастера над повторением древних образцов.

И нам делается понятным, что, когда в 1937-1938 гг. составлялся проект памятника Великой Октябрьской социалистической революции, горячие поклонники и исследователи сибирского нефрита предложили положить в основание этого памятника грандиозный валун нефрита весом почти в 30 г, лежащий в бурных стремнинах саянской реки Китоя.

Этот камень должен был нести грядущим векам весть о великом переломе в жизни человечества, весть о величии века, что лучше всего символизируется прочностью и вечностью нефрита: ведь 10 тыс. лет использования этого камня делают его старейшим каменным материалом человечества.

Источник

«Люди нефрита». История поисков, открытия и разработки месторождений нефрита Прибайкалья

Л.Н. Лузгина, Л.Д. Вахромеева

Минералогический музей им. А,В. Сидорова Иркутского государственного технического университета, Иркутск, Россия, e-mail: hrizopraz @ mail.ru

Одним из самых древних по использованию человеком минералов является нефрит. Развитие горного дела в Восточной Сибири сопровождалось поисками и добычей цветного камня для нужд Российской империи. Значительная часть экспонатов Минералогического музея представлена изделиями экспедиции «Байкалкварцсамоцветы».

Одним из самых древних но использованию человеком в Прибайкалье минералов является нефрит. История открытия аллювиальных отложений нефрита уходит в далекое прошлое, к доисторическим временам. При строительных работах с конца XIX столетия до нашего времени по левобережью Ангары, от Глазковского предместья г. Иркутска до истока р. Ангары, по берегам оз. Байкал на стоянках древнего человека были найдены каменные изделия древнего человека из нефрита. Цвет изделий древних мастеров относится к оттенкам зеленого, что свидетельствует об использовании в качестве материала нефрита саянских месторождений.

Ко времени освоения русскими землепроходцами территории Сибири в XVII в. местные племена хранили память о россыпных (галечно-валунных) месторождениях по берегам рек. В результате тесных взаимоотношений русских первопроходцев с эвенкийскими племенами были получены сведения об оленных тропах — путях продвижения к самым удаленным уголкам Сибири, знания о богатствах (в том числе минеральных) этого края.

Одним из первых русских рудознатцев Прибайкалья является пятидесятник Иркутского и Тункинского острогов Анисим Михалев [2]. Он с казаками сплавлялся по Ангаре, Иркуту, Селенге и Витиму. Анисим Фи липпов Михалев известен находками месторождений соли (Усолье), слюды на Витиме, графита, селитры и «травяного камня» (нефрита), Первые пути из Иркутского острога в Тунку проходили через деревню Михалеву, невысокие водоразделы Олхинского плато.

Развитие горного дела Восточной Сибири в XV7IT столетии сопровождалось поисками и добычей цветного камня для нужд всей Российской империи.

Особенно заметна в это время горно-добывающая деятельность Григория Маркиановича Пермикина (1813—1879). На Урале он с молодых лет полюбил цветные камни и научился работать с ними.

После окончания Технологического института Г.М. Пермикин, в звании чиновника особых поручений по поискам цветных камней, командируется в Казахстан, Восточную Сибирь. Восточные Саяны были его особой любовью, и их он «знал, как свой письменный стол, со всеми потайными ящичками». Сведения о находках валунов нефрита в Саянах появились в 20-х годах XIX в. (Н.С. Щукин, горные техники Ковригин и Коверский). Пермикин описал в своих донесениях графу Л.А. Перовскому, вице-президенту Департамента уделов, россыпи валунного нефрита п бассейнах рек Онот, Урик, Оспа и других. Многие пуды великолепного поделочного нефрита были вывезены санным путем и поступили на Петергофскую гранильную фабрику [2, 3]. Изделия из саянского нефрита, датированные серединой XIX в., экспонируются во многих центральных российских музеях.

В XIX столетии на основе Высочайших разрешений на разработку многих площадей, содержащих полезные ископаемые, частными предпринимателями в Восточном Саяне активизировалась разработка валунного нефрита. О добыче нефрита по рекам Хара-Желга и Онот живописал [1] потомок И.Я. Шнелле (1870—1932) — сотрудник Института геохимии РАН Д.С. Глюк.

В экспозиции Минералогического музея им. А. В. Сидорова находятся два валуна зеленого саянского нефрита, которые с полным правом можно называть историческими. Есть все основания предполагать, что находки эти относятся к началу XX столетия.

История более крупного (массой 250 кг) валуна необычна. В фондовой документации Музея он значится как дар студентов геологоразведочного факультета. А среди ветеранов-преподавателей и давних выпускников института передается устное воспоминание о том, как студенты, постигавшие минералогические знания в 60-х годах, нашли на территории разоренного иерусалимского кладбища этот будущий интересный экспонат и на носилках принесли в здание музея Горно-металлургического института.

О валуне изумительно чистого насыщенного цвета, по форме и размерам напоминающем человеческую голову, в семье потомком И.Я. Шнелле хранилась память как о нефрите, с которым хозяин не захотел расставаться. В сложные послереволюционные годы валун послужил оплатой адвокатских услуг О.Г. Патушинского. В 1960-х годах директор Музея А.В.Сидоров приобрел его в иркутском комиссионном магазине для Музея.

В 1892 г. Леонард Антонович Ячевский (1856— 1916) геолог, профоссор минералогии Екатеринославского высшего горного училища, член ВСОИРГО, проводя исследования и поисковые работы в Саянах, обнаружил жилку нефрита в коренном залегании в борту долины р. Ха-ра-Жолга. К поискам коренных месторождений нефрита вернулись в 1960-е годы. На основе Нефритовой партии Иркутского геологического управления была создана экспедиция «Байкалкварцсамоцветы», которая до конца столетия занималась поисками, разведкой и добычей многих самоцветов в Восточной Сибири, в том числе нефрита. Первое коренное месторождение нефрита — Улан-Хадинское (яблочно-зеленого цвета) было найдено в 1965 г. Начальником Нефритовой партии был назначен выпускник Горно-металлургического института Равиль Сергеевич Замалетдинов. Затем он многие годы проработал главным геологом экспедиции «Байкалкварцсамоцветы». Позднее на производственную практику к Замалетдинову пришел студент университета Александр Сутурин. С тех пор их соединяли не только дружеские связи, но и тесные производственные и научные интересы [4, 5].

При изучении архивных и фондовых материалов Р.С. Замалетдинов ознакомился с результатами предшествовавших работ по изучению и добыче нефрита. В первый же полевой сезон поисковых работ Нефритовой партии им был найден в правом борту долины верховьев р. Хара-Желга заявочный столб И.Я. Шнелле (1912 г.). Он представлял собой часть ствола (высотой 1 м) прежде росшего здесь небольшого дерена (кедра?), располагавшегося на краю поросшей мохом ямы, продавленной ранее лежавшим валуном нефрита. Верхняя часть заявочного столба (длиной около 0.5 м) с надписями на двух затесанных гранях была отпилена. С тех пор этот замечательный экспонат хранится в частной коллекции Р.С. Замалетдинова.

Благодаря целенаправленности работ экспедиции, которой долгие годы руководили талантливый администратор Э.Ф. Соклешин и главный геолог Р.С. Замалетдинов, география нефритовых месторождений расширилась от Восточно-Саянского нефритоносного района с его многочисленными месторождениями до бассейна среднего течения р. Витим и притоков р. Джида. В Витимском нефритоносном районе, кроме апогипербазитовых нефритов, были найдены Александром Секериным апокарбонатные светлоокрашенные нефриты.

При входе в Минералогический музей им. А.В. Сидорова его многочисленных посетителей встречает замечательное творение природы — необычной формы валун массой около 1.5 т. Он найден в 1974 г. в верховьях р. Хохюрта (приток р. Джида), на участке работ экспедиции » Байкалкварцсамоцветы «.

Усилиями Лысенко Яна Григорьевича (замдиректора Джидинского вольфраммолибденового комбината) с активной помощью Семенова Михаила Иннокентьевича (директора комбината, выпускника геолого-разведочного факультета института), Семенова Вадима Михайловича (проректора института по научной работе), Диденкова Юрия Николевича (доцента геолого-разведочного факультета) в 1983 г. уникальный валун занял свое место в Музее.

Значительная часть экспонатов из нефрита Минералогического музея им. А.В. Сидорова представлена изделиями камнерезной мастерской экспедиции «Байкалкварцсамоцветы» .

1. Глюк Д.С. И.Я. Шнелле и саянский нефрит // Вестн ГеоИГУ, Иркутск 2005. Вып. 4. С. 244-247.

2. Гранина А.Н. Разведчики Сибирских недр. Иркутск: Воет -Сиб кн. изд-во, 1958. 127 с.

3. Душкин Ю.С. Соль Земли // Земля иркутская. 2000. № 13. С. 8 — 12.

4. Сутурин А.Н. Нефрит — камень вечности // Наука в СССР 1986 №1 С. 24-29; №2. С. 30-32.

5. Сутурин А.Н., Замалетдинов Р.С. Нефриты. Новосибирск: Наука, 1984, 152 с.

Источник