Меню

Островной монастырь река северн

Монастырь на Каменном острове: как в нем спасались и как его спасали

Издалека берега Каменного острова на Кубенском озере кажутся красно-розовыми. Почему? Потому что они покрыты отшлифованными водой и превратившимися в бурую гальку кирпичами от разрушенных в разные эпохи монастырских стен.

Этот монастырь, Спасо-Каменный, — один из древнейших и наиболее значимых на Русском Севере. Ему почти восемь веков. Правда, от того древнего монастыря сегодня уже не осталось ничего, да и от более поздних строений мало что сохранилось… Но обитель возрождается на прежнем месте, и жива память о его многовековой трагической, но в то же время чудесной истории.

«Спас камень!»

Почему мы поместили рассказ о Спасо-Каменном монастыре в сухонский сюжет? Потому что его история с Сухоной связана напрямую. Во-первых, река Сухона берет свое начало в Кубенском озере, на котором находится Каменный остров. По словам профессора А. В. Камкина, «Сухона — это начало великого Северного речного пути, ведущего в “земли неведомые”, а потому требующего освящения». Во-вторых, великий русский книжник игумен Паисий (Ярославов) в своем «Сказании о Спасо-Каменном монастыре», написанном в XV веке, свидетельствует, что основатель монастыря основал его по пути как раз на Сухону.

Летом 1341 года, при великом князе Иване Даниловиче, князь Глеб Василькович, правнук великого князя Всеволода Большое Гнездо, отправился в свою вотчину к городу Устюгу, что стоит на реке Сухоне. Чтобы в Сухону войти, нужно было пересечь Кубенское озеро. И тут, как на грех, разыгралась непогода. Десять дней пришлось князю ждать, пока стихия уймется. Наконец, кажется, разветрилось, и Глеб Василькович вышел на воду. Но затишье оказалось обманчивым — шторм разразился с новой силой, ветер и волны опрокинули и разбили княжеский корабль. Облаченный в тяжелые доспехи Глеб пошел ко дну. Чувствуя погибель, он продолжал молиться и вдруг… под ногами почувствовал твердое дно! «Спас камень!» — якобы мысленно воскликнул князь и по спасению своему дал обет поставить храм в честь праздника, в день которого он так чудесно спасся. А еще на месте своего выхода на сушу устроить монастырь.

Этим местом и оказался остров Каменный, к которому 6 августа (по старому стилю, 19 — по новому, то есть в праздник Преображения Господня) 1341 года принесло измученного князя. Остров не был необитаемым: на нем жили двадцать три старца-пустынножителя. Подвизались они в трудах и духовных подвигах, а вот храма у них не было — не из чего было строить, да и язычников местных, живших во множестве вокруг, старцы опасались. Для молитв иноки собирались в единственной на острове часовне.

Князь такому устроению острова подивился и велел поставить на нем деревянную церковь Преображения Господня и кельи для монахов. Церковь на княжеские пожертвования украсили иконами, снабдили книгами и утварью. Тут же устроили и монастырь, который стал называться Спасо-Каменный и процветал под покровительством Белозерских князей.

Есть иная версия начала истории появления на острове христиан. Якобы до прихода князя Глеба на Каменном острове находилось языческое святилище, где жрецы молились у камня. Некий новгородский воевода это святилище разрушил и водрузил на Каменном первый крест. Случилось это еще в начале XI века. Во всяком случае, археологические раскопки на берегах Кубенского озера подтверждают, что первые христиане появились здесь именно в это время.

Тому самому кресту два с половиной столетия молились корабелы-мореходы, чей путь в дальние странствия проходил мимо Каменного острова, или кого бури заставляли пережидать здесь непогоду. Монастырь же складывался рядом с крестом, но как бы сам по себе, имея основной своей целью миссионерство, обращение местных язычников в православную веру.

Устав и авторитет

О первых веках жизни Спасо-Каменной обители вплоть до второй половины XIV века практически ничего не известно: во-первых, он был очень удаленным, во-вторых, во множестве пожаров за века сгорели и были утрачены монастырские архивы. Можно предположить, что Спасо-Каменный монастырь являлся духовным маяком для путешественников, которые двигались и от Белого моря — к Уралу, и из Сибири — на запад. Во всяком случае, это был «продвинутый» монастырь: на Руси в те далекие времена еще не было киновий (то есть монашеских общежитий), а насельники Спасо-Каменного уже жили общежитийным уставом.

Во времена Дмитрия Донского игуменом монастыря был Дионисий (позднее — епископ Ростовский), который пришел из Царьграда (то есть Константинополя), а пострижен был на Афоне. Дионисий ввел строгий устав афонских обителей, заложил традиции, которые прославили монастырь и обеспечили ему авторитет на несколько веков. Именно во время игуменства Дионисия в обители приняли пострижение и подвизались будущие основатели северных монастырей — Дионисий Глушицкий, Александр Куштский, Пахомий Святолуцкий и Евфимий Сянжемский.

Евфимий Сянжемский

В 1447 году обитель посетили великий князь Василий Темный с супругой и детьми. Князь богато пожертвовал монастырю земли, а великая княгиня Мария приписала к Спасо-Каменному монастырь святого Николая Чудотворца на Святой Луке. Этими земельными пожалованиями было положено начало благосостоянию монастыря.

Рукописи горят

Немало прославленных монахов было в монастыре, но самый известный своими подвигами — преподобный Иоасаф Каменский. Ему на Каменном острове являлся Сам Спаситель и предрек вечную славу подвигам местных подвижников. В древнерусской житийной литературе описание такого видения встречается редко. После кончины святого в сентябре 1457 года мощи его прославились нетлением и чудесами и стали святыней монастыря.

В сентябре 1476 года во время страшнейшего шторма на острове начался необыкновенной силы пожар. Спасаясь в ладьях от огня, монахи во множестве гибли в водах озера. Пожар уничтожил деревянный Спасо-Преображенский собор и все деревянные строения. Уцелевшая братия и настоятель собрали остатки мощей преподобного Иоасафа в ковчежец. На пепелище сын Василия Темного, князь Андрей Меньшой выстроил новый двухэтажный каменный собор — первое каменное сооружение всего Северного края. Кирпич для собора везли из Твери и Старицы. Четыреста пятьдесят лет простоял собор. Много раз переделывался, перестраивался, горел и отстраивался заново. Даже после того опустошительного пожара в монастырской «книгохранительной палате» по переписи 1670 года хранилось 364 книги. Из них только 66 были печатными, остальные — рукописными. Среди древних письменных памятников 6 книг были на пергаменте. Увы, практически все эти сокровища сгорели и пропали в последующих пожарах и разорениях.

Во второй половине XV — начале XVI века монастырь становится одной из цитаделей нестяжательства. Здесь трудятся многие «списатели», то есть переписчики древних книг и составители новых. Среди них — один из наиболее образованных и оригинальных мыслителей XV века, которого один из идеологов нестяжательства Нил Сорский считал своим учителем, игумен Троице-Сергиева монастыря, постриженик Спасо-Каменного монастыря игумен Паисий (Ярославов). До нас дошло его творение — «Сказание о Спасо-Каменном монастыре». «Сказание» известно, по крайней мере, в шестнадцати списках XVI–XVIII веков. Хотя в нем много хронологических неточностей — составитель использовал не только письменные источники, но и устные монастырские предания, и свои воспоминания, — тем не менее этот документ — ценный источник сведений по истории Спасо-Каменного монастыря и всей монастырской истории Вологодского края.

В 1528 году в этих местах побывал великий князь Василий Иванович с супругой Еленой Глинской. Они молились о чадородии. Великий князь пожаловал монастырю «на церковное сооружение и на трапезу» шестьдесят рублей. Теплую церковь Успения Богородицы на полученные деньги построили уже в царствование сына Василия Ивановича, Ивана Грозного, который родился через четыре года после приезда высокой четы в монастырь. Василий Темный делал щедрые вклады в монастырь утварью и иконами. В частности, пожаловал семейную реликвию великих московских князей — чудотворную икону Спаса Эммануила, которую его деду Дмитрию Донскому привезли из Константинополя, и икону Богоматери Одигитрии. Где сейчас находятся эти драгоценные вклады великого князя, неизвестно.

В 1545 году указом Ивана Грозного монастырские вотчины на три года освободили от государственных и городских пошлин, а позже Грозный прислал в Спасо-Каменный колокол, отлитый в Москве.

От пожара до пожара

В 1657 году на Каменном острове произошел второй страшный пожар. Вновь погибли в огне древние храмы и были отстроены каменные. И все же вторая половина XVII века считается временем расцвета обители.

По описи 1670 года на острове располагались три каменных храма. На колокольне было десять колоколов. Великолепный Спасо-Преображенский собор украшало полторы сотни икон с золочеными серебряными окладами, многие — с драгоценными камнями и жемчугом. В ризнице хранились напрестольные Евангелия, украшенные бархатом и серебром, священнические облачения, вышитые жемчугом. На острове, кроме настоятеля, жили 93 человека, из них — 27 монахов, остальные — слуги и рабочие. В вотчине монастыря было семь сел, четыре сельца и девяносто восемь деревень. Кроме того, обитель имела в Вологде два подворья, в Тотьме — две соляные варницы.

О степени значимости монастыря свидетельствовало архимандритское настоятельство (то есть настоятель должен был иметь сан архимандрита), которое существовало здесь с 1545 года. В списке привилегированных монастырей XVII века (Вологодской степени) Спасо-Каменный стоял первым.

Как многие северные монастыри, Спасо-Каменный был местом ссылки и заточения опальных церковных деятелей. Здесь отбывал ссылку один из виднейших деятелей старообрядчества, раскольник Иван Неронов, полоцкий епископ Арсений Шишка, вице-президент Синода Георгий Дашков. За крамольные стихи под надзор настоятеля определили вологодского священника Василия Сиротина.

В июле 1774 года, после третьего страшного пожара, в котором серьезно пострадали древние каменные храмы, сгорели берегоукрепительные сооружения и стоявшие на нем кельи, Святейший Синод предписал «погоревший Спасокаменный третьеклассный монастырь упразднить, а бывших в нем настоятеля и монашествующих, также ризницу и церковную утварь перевесть в Вологодский Святодуховский монастырь, которому и именоваться тем званием, каким упраздненный монастырь в штатах 1764 года напечатан…»

Как монастырь-пустынь утопающих спасал

Прошло 36 лет, прежде чем по ходатайству окрестных жителей вышло повеление монастырь восстановить, братию и имущество в него перевести, угодья вернуть, а именовать его Белавинской Спасопреображенской пустынью.

Во время Отечественной войны 1812 года на Каменном острове укрылись от нашествия французов сорок иноков московских монастырей. Три года они прожили здесь и успели за это время немало. Например, перестроили настоятельский и братский корпус, устроили прекрасный иконостас в теплой Успенской церкви.

Читайте также:  Когда можно начинать купаться в реке

В 1876 году на острове устроили спасательную станцию. Монахи вместе с матросами помогали терпящим бедствие людям и зимой, и летом, и днем, и ночью. Во время туманов и метелей монастырь сигналил заблудившимся боем специального именного колокола весом около пяти тонн. На крыше братско-настоятельского корпуса установили маяк — мощную керосиновую лампу под специальным стеклянным колпаком. Свет маяка был виден в хорошую погоду за 20 верст, а в плохую — за 4 версты. Руководил работой станции настоятель — архимандрит Павел. Он лично принимал участие в спасательных работах и был награжден за спасение утопающих серебряной медалью и орденом святой Анны 3-й степени.

В обители несколько раз бывал и служил святой Иоанн Кронштадский.

В 1892 году по ходатайству настоятеля монастыря и прошению жителей окрестных сел и деревень Синод разрешил перевезти мощи преподобного Иосафа в обитель и вернуть монастырю прежнее имя — Спасо-Каменный.

Как монастырь заглох

После революции монастырь постигла участь большинства российских обителей. В 1925 году его закрыли. В конце 30-х годов попытались взорвать Преображенский собор, но стены были настолько плотно и качественно сложены, что взрыв лишь разрушил крышу и верхние стены — нижняя их часть сохранилась. Успенской колокольне повезло больше: ее сохранили как маяк.

С 1945 по 1960 гостиницу, колокольню и погреба — всё, что осталось от монастырских построек — забрал себе рыбзавод. В 1970 году в гостинице вновь приключился пожар, и жизнь в древнем монастыре заглохла окончательно. Каменный остров с кирпичными руинами стал прибежищем рыбаков и туристов, колокольня пришла в аварийное состояние.

Как монастырь возрождается

Лишь в 1983 году усилиями неравнодушных людей — архитектора Александра Асафова и хранителя монастыря Александра Плигина — монастырский комплкс включили в проект «Наследие», а с 1991 года начались восстановительные работы. Восстановили колокольню, гостиницу, выстроили часовню во имя Всех вологодских святых.

В 2006 году было образовано архиерейское подворье «Спасо-Каменный монастырь» в составе Вологодской епархии. В 2009 году в Успенском храме отслужили первый молебен, а 17 августа 2010 года архиепископ Вологодский и Великоустюжский Максимилиан освятил храм, и с тех пор богослужения в храме стали регулярными.

Как добраться

Если вы поедете по железной дороге, то доезжайте до станции Сухона, что на железнодорожной ветке на Архангельск и Котлас. Там — райцентр Сокол. От него нужно доехать до города Устье. До Устья также ходят автобусы от Вологды. В Устье доберитесь до причала (от автовокзала до набережной — 15 минут). Там развешано много объявлений — звоните, ищите катер или снегокат. Зимой смельчаки идут по льду, но если нет стопроцентной уверенности в равномерной толщине льда на всем пути, делать этого не стоит. Летом попасть на Каменный остров можно только по воде.

Источник

Как получить все награды за прохождение DLC Речные набеги в Аssassin’s Creed Valhalla

Расположение всех сюжетных предметов на карте и подробный гайд по их нахождению.

В качестве вознаграждения за прохождение DLC «Речные набеги» разработчики предлагают игрокам неиссякаемый источник опыта и ресурсов, которые можно заполучить в процессе разграбления селений и монастырей. Однако главной реликвией нового дополнения стали доспехи святого Георгия.

Assassin’s Creed: Valhalla – драккарр

Чтобы собрать полный комплект брони, необходимо зачистить определенные поселения у рек Экс и Северн и отыскать важные подсказки. В данном гайде мы покажем где найти все сокровища и ключи в DLC Речные набеги для Аssassin’s Creed Valhalla.

Подробнее о дополнении Речные набеги для Assassin’s Creed Valhalla читайте здесь.

Сокровища реки Экс

На реке Экс необходимо найти два элемента брони и одну подсказку.

Броня

Части доспехов хранятся в больших сундуках, которые легко обнаружить с помощью «Зрения Одина» по золотому отблеску.

  • Плащ святого Георгия . Местоположение – Западные укрепления.

Assassin’s Creed: Valhalla – карта

Assassin’s Creed: Valhalla – плащь святого Георгия

  • Осадный щит святого Георгия . Местоположение – Восточные укрепления.

Assassin’s Creed: Valhalla – карта

Assassin’s Creed: Valhalla – осадный щит святого георгия

Подсказка

Точное местоположение подсказки на реке Экс – Эксанчестерский монастырь, находящийся справа от центра карты (у восточной части реки Экс). Вы можете избежать столкновения с врагом в этой локации или заранее очистить местность от враждебных персонажей.

Assassin’s Creed: Valhalla – карта

В отличие от частей брони святого Георгия, которые можно найти в этом регионе, подсказки Карты Реки появляются в этой локации не случайным образом. Вам удастся обнаружить их, использовав «Зрение Одина». Подсказка будет находиться на столе внутри самого монастыря. Всё что нужно сделать – это взаимодействовать с ней, и свиток автоматически добавится в инвентарь.

Assassin’s Creed: Valhalla – подсказка на столе

Сокровища реки Северн

Вторая локация DLC «Речные набеги» хранит в себе чуть больше полезных предметов. Здесь спрятаны два элемента брони, одна книга Знаний и одна подсказка к картам рек.

Броня

Рекомендуем осмотреть следующие точки во время поиска:

  • Штаны святого Георгия . Местоположение – Островной лагерь.

Assassin’s Creed: Valhalla – карта

  • Наручи святого Георгия . Местоположение – Восточные укрепления или Островной монастырь.

Подсказка

Подсказка, как и прежде, обнаруживается с помощью способности «Зрение Одина». Подсвечивается мерцающим белым цветом и располагается в Северном Монастыре, что в северо-восточной части региона. Чтобы попасть внутрь, необходимо пустить стрелу через зарешеченную дверь и сломать засов с обратной стороны.

Assassin’s Creed: Valhalla – Эйвор

Книга Знаний

Несколько новых способностей – еще один подарок от разработчиков. Книга Знаний находится в расщелине на локации «Островной монастырь» реки Северн.

Assassin’s Creed: Valhalla – карта

Изображение выглядит как текст Автоматически созданное описание

Сокровища реки Ди

Секретная река, открывающаяся после нахождения обеих подсказок. Проанализировав находки, Вагн сообщит Эйвору о перспективности таинственного региона и отправит на поиски заключительных частей доспехов.

Assassin’s Creed: Valhalla – Вагн

Процесс получения доступа к новой локации связан с квестом «Наследие Святого Георгия», а именно с заданием после завершения первого речного рейда. Согласно ему, Эйвор должен собрать подсказки на территории первых двух рек. Они не отмечены на карте Речных Набегов, потому придется искать самостоятельно.

Здесь нам предстоит отыскать две книги Знаний, два элемента брони и легендарный меч святого Георгия.

Броня

Локации, в которых могут появиться финальные части сета:

  • Шлем святого Георгия . Предполагаемое местоположение – Передовой лагерь.

Assassin’s Creed: Valhalla – шлем святого георгия

  • Доспехи святого Георгия . Предполагаемое местоположение – Перевалочный пункт.

Assassin’s Creed: Valhalla – доспехи святого георгия

Книги Знаний

Еще две способности, расширяющие список геймплейных умений Эйвора. Среди них «Ловушка берсерка» и «Боевой клич«, позволяющие отравлять врагов галлюциногенным веществом и наводить ужас душераздирающим воплем.

Assassin’s Creed: Valhalla – карта

Меч святого Георгия

Нужный нам артефакт находится в крепости «Дева-Виктрикс» в самой труднодоступной области карты.

Assassin’s Creed: Valhalla – карта

Ожесточенное сопротивление, с которым придется столкнуться Эйвору и его дружине йомсвикингов, также доставит хлопот, поскольку без помощи союзника не выйдет проникнуть на территорию крепости и сразиться с главным противником.

Assassin’s Creed: Valhalla – штурм крепости

Штурм финальной крепости из DLC напоминает аналогичные захваты из сюжетной части игры. Пробившись сквозь толпу вражеских лучников и опустив подвесной мост для своей команды, Эйвор увидит ворота замка. Именно там скрывается Герой, охраняющий Чудесный меч святого Георгия .

Assassin’s Creed: Valhalla – чудесный меч святого георгия

Ключи от речных сундуков

Речные Рейды в Assassin’s Creed Valhalla содержат различные богатства для пополнения карманов и арсенала новым снаряжением. При проведении этих рейдов вы встретите сундуки, которые не сможете открыть. Они требуют ключи Речного Рейда. Эти ключи уникальны , и вам нужно исследовать округу во время набегов, чтобы их найти.

Assassin’s Creed: Valhalla – ключ от речных сундуков

Для этого придется активно пользоваться «Зрением Одина». Ключи легко заметить по белой ауре, сужающей зону поисков. Свой первый ключ мы нашли во время атаки Крепости Экс в куче одежды. Когда мы подошли к белому контуру.

Assassin’s Creed: Valhalla – ключ от речного сундука

Внутри сундука вы найдете некоторые полезные ресурсы под ваш уровень силы и руну, которую можно экипировать на любую броню или оружие. Сундуки тоже спрятаны по всем локациям Речных Рейдов. Убедитесь в том, что как следует прочесали всю местность. Если вы не смогли найти ключ или отыскать сундук во время рейда, всегда можно вернуться в поселение через некоторое время. Режим Речных Рейдов имеет высокую реиграбельность.

Надеемся, что вам пригодится информация о наградах, которые можно получить в DLC «Речные набеги» в Assassin’s Creed Valhalla. Задавайте вопросы в комментариях по поводу прохождения, а мы с радостью на них ответим.

Обзор дополнения Речные набеги в Assassin’s Creed Valhalla

Assassin’s Creed Valhalla: как найти сокровища в Йорвикшире

Assassin’s Creed: Valhalla карта сокровищ. Где найти все золотые слитки

Assassin’s Creed Valhalla: где найти сокровище в Рюгьяфюльке

Assassin’s Creed Valhalla: как получить Гунгнир — копье Одина

Assassin’s Creed Valhalla: где найти гребешок Биль

Источник



Assassin’s Creed Valhalla — Как получить броню Святого Георгия

Assassin’s Creed Valhalla — Как получить броню Святого Георгия

Снаряжение Святого Георгия было добавлено в Assassin’s Creed Valhalla в недавнем патче 1.1.2. Данный набор, состоящий из брони, меча и щита, можно получить в режиме «Речные набеги». Его суть заключается в том, что вам нужно нападать на различные военные и гражданские объекты. Подробнее про этот режим расскажем ниже.

Набор Святого Георгия является Медвежьем, а значит с ним будут работать красные пассивные навыки. Снаряжение можно улучшать, а сам набор обладает следующими бонусами:

  • При 2 активных предметах — Повышает атаку, если вы проткнете врага насквозь. Это можно сделать с помощью завершающего удара двуручным мечом, либо выполнив особую атаку левой рукой с копьем.
  • При 5 активных предметах — Повышает скорость.

Где взять броню Святого Георгия

В полный комплект входит 5 частей брони, длинный меч, а также осадный щит. Его можно собрать лишь одним способом — из сундуков с иноземными припасами, которые можно найти в военных объектах режима «Речные набеги».

В ходе этого режима вы сможете попасть в особую часть Англии. Туда можно попасть, когда вы построите Казармы и наймете йомсвикингов. После этого необходимо заработать достаточный уровень Силы. Затем вы сможете найти нового НПС по имени Вагн, который появится на пирсе Рейвенсторпа. У него можно будет взять задание для совершения набегов.

В обновлении добавили 3 речные набега. 2 из них можно совершить на реках Экс и Северн. Эти набеги будут доступны после прохождения вступительного задания Вагна. Чтобы получить доступ к 3 набегу, который совершается на реке Ди, вам нужно получить 2 подсказки по ходу квеста «Наследство Святого Георгия». Их можно отыскать в монастырях, которые находятся в локациях, связанных с реками Экс и Северн.

Читайте также:  Вербу бросать в реку

В свою очередь броню Святого Георгия можно найти в военных объектах вышеперечисленных территорий. Ниже укажем места, где есть вероятность найти нужную часть брони.

Плащ святого Георгия

Этот предмет можно найти в сундуке, который находится в Западных укреплениях/Восточных укрепления, а также в Крепости, расположенной на реке Экс. Вам может не повезти в каком-то из этих мест, но это не проблема — в таком случае просто посетите оставшиеся области, пока не получите нужную вещь.

Осадный щит Святого Георгия

Этот предмет можно найти в сундуке, расположенном в Западных/Восточных укреплениях, либо в Крепости на реке Экс.

Штаны Святого Георгия

Данный элемент набора стоит искать в определенных частях реки Северн. Следуйте в Восточные укрепления/Островной лагерь/Северную заставу/Лагерь в низинах. Отметим, что эта местность куда обширнее предыдущей, так что поиски нужных вещей могут занять больше времени.

Наручи Святого Георгия

Их следует искать в определенных частях реки Северн. Отправляйтесь в Восточные укрепления/Островной лагерь/Северную заставу/Лагерь в низинах.

Доспехи Святого Георгия

Чтобы найти этот элемент комплекта, нужно получить доступ к реке Ди. Ниже мы расскажем, как открыть эту область (в пункте про задание «Наследство Святого Георгия»). Что касается доспехов, их следует искать в военных объектах реки Ди.

Шлем Святого Георгия

Также можно найти в окрестностях реки Ди. Искать следует в Дибери/Заставе Хиллвью/Перевалочном пункте.

Чудесный меч Святого Георгия

Этот меч не выпадает случайным образом, как в случае с вышеупомянутыми частями сета. Чтобы найти меч, вам нужно сходить в крепость Дева-Виктрикс, которую можно найти в области реки Ди. Там вы найдете босса «Герой», которого придется прикончить.

Как пройти задание «Наследство Святого Георгия»

Расположение первой подсказки

Чтобы найти эту подсказку, отправляйтесь в Эсканчестерский монастырь, который находится в области реки Экс. Там нужно найти стол, расположенный в большой зале. На нем будет лежать искомая записка.

Расположение второй подсказки

Она находится в Северном монастыре, который расположен в области реки Северн. Зайдите в большой зал монастыря и найдите проход в маленькое помещение. В нем нужно найти стол с нужной бумагой.

Когда у вас будут все подсказки, идите обратно к Вагну и поговорите с ним. Так вы откроете реку Ди и сможете найти недостающие части набора.

Источник

Спасо-Каменный монастырь в ожерелье островных обителей Русского Севера

Беседа с профессором А.В. Камкиным

«Северная Фиваида» – такое наименование усвоил себе Русский Север неслучайно: здесь подвизались тысячи угодников Божиих и были прославлены в лике святых сотни преподобных. Преподобные сами по себе не появляются: их воспитывают монастыри. Так же, как и в Фиваиде египетской, здесь, в северных пределах нашей земли, появлялись монастыри: славные, мощные, большие – и почти незаметные, скромные, бедные. Монастыри нужны всякие – были бы преподобные.

Кирилло-Белозерский монастырь. Молитва инока. Фото: архиепископ Вологодский и Великоустюжский Максимилиан Кирилло-Белозерский монастырь. Молитва инока. Фото: архиепископ Вологодский и Великоустюжский Максимилиан

Об истории возникновения, роли и значении разных монастырей нашей Северной Фиваиды мы беседуем с Александром Васильевичем Камкиным, профессором, доктором исторических наук, преподавателем Института европейских культур.

– Александр Васильевич, какое значение имеют для Православной Руси – давней и сегодняшней – монастыри, расположенные на островах? И разве не всё равно, где монастырь находится – в лесу ли, в горах, на острове?

– Нет, не всё равно. Островные монастыри занимают в культурном ландшафте и духовно-религиозной жизни Русского Севера совершенно особое место. И дело не только в том, что некоторые из них приобрели общерусскую известность, стали выдающимися по красоте архитектурными ансамблями, местами, куда стремились многочисленные паломники, были отмечены в течение ряда веков постоянным вниманием властей. Особую притягательность этим монастырям, несомненно, придавало их островное положение. Именно оно соединило множество смыслов, в конечном счете и создававших феномен островного монастыря. Одни из этих смыслов вели свое начало от сакрализации острова еще в древней языческой картине мира. Другие были рождены мифологизацией острова в коллективной исторической памяти, представлениями о нем как об особой территории, вырванной из повседневности бытия. И, наконец, свои смыслы вкладывало в образ островного монастыря христианское сознание, увидевшее в соединении монастыря и острова путь к спасительной аскезе, идеальные условия для духовной сосредоточенности, своего рода пространство преображения и истины.

– Каким образом стали появляться у нас такие монастыри?

– До XV века на Европейском Севере было учреждено по меньшей мере четыре монастыря: Валаамский и Коневецкий на Ладожском озере, Палеостровский на Онежском и Спасо-Каменный на Кубенском. При всем разнообразии версий относительно времени их возникновения можно в принципе представить следующую картину. Валаамский монастырь, как утверждает одна из версий, был основан христианскими миссионерами ранней поры Сергием и Германом. В церковной литературе миссионерская роль монастыря подчеркнута известным эпизодом в легенде о хождении апостола Андрея Первозванного по землям восточных славян. В ней есть упоминание о посещении апостолом острова Валаам и о водружении на нем креста.

Преподобным Корнилием, вероятно, в конце XII века был основан Палеостровский монастырь на острове Палье в Онежском озере.

– А как и кем был основан Спасо-Каменный монастырь?

– Спасо-Каменный монастырь был основан в 1260 году белозерским князем Глебом Васильковичем, давшим во время бури на неспокойном Кубенском озере обет воздвигнуть здесь обитель, если будет спасен от гибели. Его судно вынесло на берег крошечного каменного острова, на котором, как гласит церковное предание, уже подвизалось несколько монахов-миссионеров.

В конце XIV века появился Коневецкий Рождественский монастырь на острове Коневец в Ладожском озере. Его основание связано с именем преподобного Арсения, новгородского посадского человека. До этого он три года жил на Афоне и подвизался на Валааме.

– Какие задачи выполняли островные монастыри, помимо само собой разумеющейся – молитвы?

– У ранних островных монастырей нетрудно заметить некоторые общие признаки. Во-первых, они основаны на важнейших трассах славянского проникновения на Север. Во-вторых, все монастыри расположились по северо-западной границе расселения русских, на наиболее крупных озерах Севера. В-третьих, несомненным являлся миссионерский характер этих монастырей.

Не нарушил эту традицию и Соловецкий монастырь в Белом море, ведущий отсчет своих лет с 1429 года. Его основатели – преподобные Савватий, Герман и Зосима. Можно предполагать, что в их лице соединились три потока монастырского учредительства, охватившего к тому времени Русский Север. Первый шел от Новгорода (Зосима был уроженцем новгородской земли), второй – от Кирилло-Белозерского монастыря, имевшего духовные корни в московской земле (Савватий был пострижеником этой обители), третий отражал собственно северорусские духовные поиски (Герман задолго до водружения креста вел подвижническую жизнь на Корельском берегу и близ реки Выг). Это был первый монастырь, основанный не на озерном, а на морском острове.

– Как шло основание монастырей на Севере России потом?

– В конце XV века завершается оформление опорных очагов системы озерных островов. В 1490-е годы на острове Клименецком Онежского озера сын новгородского посадника Иоакима Иона учреждает обетный монастырь. Его, как и князя Глеба, выбросило бурей на берег этого острова.

В этот период появляются монастыри на островах сравнительно небольших северных озер в глубине региона. Так, еще в 1427 году на небольшом острове озера Воже основал монастырскую обитель постриженик Кирилла Белозерского преподобный Мартиниан (впоследствии устроитель Ферапонтова монастыря). Преподобный Зосима учреждает монастырь на острове Ворбозомского озера на белозерско-московской дороге.

В 1517 году постриженик Корнилия Комельского преподобный Кирилл основывает монастырь на Красном острове Нового озера. Кирилло-Новоезерская обитель будет с самого начала пользоваться благодеяниями великих князей и царей Московских, которые ее посещали и награждали богатыми вкладами и вотчинами.

В 1520-е годы на острове Важеозера (Вежино) в 12 верстах от Александро-Свирского монастыря преподобным Никифором учреждается еще одна островная обитель. Основатель ее был учеником Александра Кирилло-Новоезерского. Тогда же на острове небольшого озера Бабьего в Тотемском уезде была основана Бабозерская Николаевская пустынь. В 1630 году на острове озера Белавинского к северу от Вологды иноком вологодского городского Ильинского монастыря Марком учреждается одноименная пустынь. К этому же времени относится учреждение монастырей на крошечных островах реки Сухоны: на Глебовом острове – Борисоглебской пустыни, на Дедовом острове – Дедовской Троицкой пустыни. Учреждение последней предание устойчиво связывает с тотемским воеводой Лопухиным – отцом первой жены Петра царицы Евдокии Лопухиной.

В 1656 году патриархом Никоном был учрежден островной монастырь в Белом море – Крестный. Он был основан на Кий-острове в заливе Белого моря, в восьми верстах от материка, в память о спасении Никона в 1630 году, когда он, будучи еще иноком Анзерского скита, был застигнут великой бурей и прибит к этому острову. Тогда же он и дал обет воздвигнуть здесь обитель, который исполнил, став патриархом.

Так сложилась общая картина основания и организации жизни и деятельности островных монастырей Севера.

– Не секрет, что положение Церкви осложнилось в XVIII–XIX веках (про век XX-й – отдельный разговор): секуляризация, обмирщение… Как встретили и пережили это время наши островные монастыри?

– Для начала отметим показательный факт: секуляризация 1764 года, ударившая по северным монастырям с огромной силой, коснулась островных обителей заметно меньше. Были упразднены лишь Белавинская и Дедова пустыни, а позднее – Клименецкий монастырь.

В указанное время, несмотря на все трудности, продолжает создаваться своего рода духовное ожерелье Соловецкого и Валаамского монастырей. В начале XVIII века на Соловецком архипелаге учреждаются Андреевская пустынь и Голгофо-Распятский скит. В конце того же века на месте первых подвигов Савватия и Германа был учрежден Савватиевский скит. Воздвигнут храм-маяк Спасо-Вознесенского скита на Секирной горе. На месте уединения игумена Филиппа, стараниями которого в XVI веке Соловецкий монастырь приобрел цветущий вид, была основана Филиппова (или Иисусова) пустынь. В 1900 году на Муксалме на пожертвования нижегородского купца Шапошникова был основан Сергиево-Радонежский скит.

Читайте также:  Австралийские реки в австралии

В конце XVIII века учреждаются островные дочерние скиты Валаамского монастыря: на самом Валааме – Всесвятский скит, на Коневецком – Коневецкий и Святогорский Казанский скит. В XIX веке на самом Валаамском острове учреждаются Коневский скит и Назарьевская обитель, а также скиты Ильинский (остров Ильинский), Никольский (остров Крестовый), Предтеченский (остров Предтеченский), Александро-Свирский (остров Святой), Тихвинский (остров Тихвинский) и Авраамиевский.

Во второй половине XIX века возрождаются некоторые из упраздненных монастырей. Среди них – Белавинская и Дедова пустыни. Последним из островных монастырей Севера стал учрежденный в 1889 году на Новой Земле в Ледовитом океане для поддержки русских промышленников Николаевский Новоземельный скит, приписанный позднее к Николо-Корельскому монастырю.

Всего, таким образом, семья островных обителей состояла из 34 монастырей, скитов и пустыней.

– Все ли островные монастыри имели одинаковое значение, или же у каждого была какая-то своя особая роль?

– По их месту в геокультурном пространстве Севера островные монастыри легко разделяются на три группы. Такие монастыри, как Валаамский, Коневецкий, Палеостровский, Клименецкий, Соловецкий, Крестный, Анзерский – наиболее древние, известные и крупные – маркировали границы этноконфессиональной территории русских с севера и запада. В этом смысле они создавали своеобразную сакральную границу Севера. Важно, что с определенного времени это были одновременно и границы государственные, поэтому на некоторые обители были возложены военно-стратегические задачи.

Такие монастыри, как Спасо-Каменный, Вожеозерский, Ворбозомский, Кирилло-Новоезерский, Белавинская, Дедовская и Борисоглебская пустыни, располагались либо на водных трассах, либо вблизи стратегических коммуникаций внутри региона. Концентрация островных монастырей вдоль Сухонского речного пути связана, помимо прагматических соображений, еще и с тем, что Сухона – это начало великого Северного речного пути, ведущего в «земли незнаемые», а потому требующего освящения.

Третья группа островных монастырей (многочисленные скиты и пустыни Валаама, Соловков и Коневецкого монастыря) создавала своего рода сакральное обрамление своих материнских обителей.

С точки зрения геокультурной организации пространства, все они занимали маргинальное положение. Прежде всего, маргинальность определялась их островным расположением. У одних монастырей она усиливалась тем, что монастырь размещался на окраине региона, на «краю земли». У других тем, что, располагаясь рядом с коммуникациями, островная обитель все же «отстранялась» от них. Она то возвышалась из воды и тем самым как бы исключалась из водного пути, то, наоборот, скрывалась за водной гладью, зримо отделяясь от близлежащей трассы.

Исследователи обратили внимание на явные особенности именований островных монастырей. Если изучить перечень соборных храмоименований, то среди древнейших и крупнейших обителей лидирует освящение главного соборного престола в честь Преображения (Валаамский, Спасо-Каменный, Соловецкий). В литературе не раз высказывалось мнение, что образ Преображения вообще был центральным символом исторического движения русского народа, направленного на освоение просторов полуночных стран. В этом заключалось своего рода религиозное искание «нового неба и новой земли», изображенных в апокалиптических пророчествах Иоанна Богослова. Смысл освоения и заключался в Преображении.

Складывалась своя пространственная система и на уровне микротерриторий. На Соловках, ставших центром всероссийского паломничества и в массовом православном сознании отождествлявшихся с островом спасения, материнский монастырь был дополнен семью малыми монастырями. Каждый из них находил свое место в общей системе соловецкого монастырского сообщества. Все дочерние обители были непременными пунктами внутрисоловецкого паломничества.

Приписные скиты Валаама также становились местом коллективных воспоминаний о событиях в истории монастыря, его святых и святынях.

Для уяснения особенностей функционирования островных монастырей обратимся к истории наиболее известных обителей.

Соловецкий монастырь достиг своего расцвета через полтора столетия после основания – в середине XVI века, при игумене Филиппе (Колычеве; впоследствии митрополите Московском). Обитель имела богатейшее хозяйство по всему Беломорскому Поморью и разумно, экологически взвешенное хозяйство на самих Соловецких островах. Исключительно важное военно-стратегическое значение монастыря обеспечивало ему постоянное государственное внимание. Даже секуляризация не подорвала его уверенного материального положения.

Валаам пережил несколько периодов бедствий. В конце XVI века и в 1611 году шведы до основания сжигали монастырь. В 1715 году Валаам был возрожден с помощью братии Кирилло-Белозерского монастыря. В XIX веке он переживал период яркого расцвета, славился неповторимой красотой своего вида, многоотраслевым хозяйством, строгим уставом и массовым паломничеством.

Кирилло-Новоезерский и Палеостровский монастыри в новое время не имели российской известности, но занимали видное место в духовной жизни своих малых историко-культурных территорий.

Крестный монастырь, основанный патриархом Никоном, уже при своем основании получил щедрую поддержку – земельные угодья и 6000 рублей на строения. После секуляризации 1764 года его положение сильно ухудшилось, он впал в запустение, из которого стал выходить только с получением правительственных субсидий после 1870 года.

Спасо-Каменный монастырь долгое время пользовался любовью и особым покровительством великих князей и царей. Первоначально он был под особым покровительством князей Белозерских, а затем, начиная с княжения Димитрия Ивановича Донского – Московских. Имел лидирующее значение среди вологодско-белозерских монастырей. В обители надолго утвердится особая строгость иноческой жизни.

После катастрофического пожара 1774 года монастырь фактически перестал существовать. Но по указу императора Павла он стал возрождаться и вплоть до 1917 года сохранял весьма стабильную жизнедеятельность.

Можно заметить некоторую смену функциональных приоритетов в деятельности островных монастырей в зависимости от исторических эпох.

Важнейшим назначением первого поколения монастырей было миссионерство. Одновременно они закрепляли в исторической памяти представления о рубежах и пределах Отечества.

С XVI века островные монастыри дали толчок так называемому богословию «острова спасения». Особый вклад в его становление в XVII веке внес патриарх Никон. После иноческого делания в Анзерском скиту он везде возводит островные монастыри: Крестный в Белом море, Валдайский по образцу Иверского Афонского монастыря и Новоиерусалимский в Подмосковье (последний, хотя и не был островным, но фактически напоминал таковой, поскольку гористое место почти со всех сторон было окружено рекой Истрой). Им овладевает иерусалимская и новоиерусалимская символика, образы Обетованной Земли Царства Небесного, Нового Иерусалима. Так богословие «острова спасения» стало соединяться с богословием горнего мира. Оно оказало огромное воздействие на жизнь православной России, создавало мощный духовный образ эсхатологического плана.

Потеряв эту роль в XVIII столетии, островные монастыри взяли на себя новую функцию – стали местом притяжения паломнических потоков общероссийского, регионального и локального масштаба.

– Расскажите, пожалуйста, о месте Спасо-Каменного монастыря в, если так можно выразиться, духовном ожерелье Русского Севера.

– Спасо-Каменный монастырь относится к числу обетных. И это не только достаточно редкое явление для островных обителей, но и свидетельствует о силе религиозного чувства, проявившегося в момент его основания. Он – древнейший православный духовный миссионерский центр, вводивший наш край в мир христианской цивилизации. К тому моменту на Русском Севере существовало всего лишь три монастыря: Кайсаровский близ Вологды и Троице-Гледенский и Михайло-Архангельский в Великом Устюге. Все они были городскими. Он же стал первым, основанным в глубинке, рядом с важнейшей водной трассой, по которой шло славянское заселение Севера, а вместе с ним – христианство и государственность. Еще не было знаменитых островных собратьев – Соловков и Валаама, не было Московского кремля и Троице-Сергиевой обители, а здесь уже затеплилась лампада новой веры и вставал на ноги мощный очаг миссионерства и просвещения.

В период активного монастырского учредительства значение этой обители было сродни тому, какое имела Троице-Сергиева обитель. Отсюда, как из Троицы, выйдут основатели новых монашеских общежитий – Александр Куштский, Дионисий Грушицкий и другие. Постепенно оформится свой собор святых Спасо-Каменских.

Как и многие островные монастыри, Спасо-Каменный стал уникальным культурным центром, который творили всем миром. В 1478 году на острове начинается сооружение каменного Спасо-Преображенского собора. Это был первый монументальный храм в северных землях Руси: «идеже в той земли от начала миру ничтоже бывало каменного от храмов». Строили всем миром: каменщики для его строительства были выписаны из Ростова, кирпич привезен из Твери, а белый камень, который здесь был использован лишь в отдельных элементах декора, доставлен был из Старицы.

Известно о работе, исполненной великим художником русского средневековья преподобным Дионисием в Спасо-Каменном монастыре около 1481 года. Здесь было три иконы его письма.

На острове сложилось уникальное книжное собрание. По переписи 1670 года, здесь хранилось 364 книги, из них только 66 книг были печатные. Среди древних письменных памятников шесть книг были «на харатье», то есть на пергаменте. И даже это богатство являлось лишь частью сохранившейся после пожара библиотеки. Здесь трудились переписчики древних книг, составители новых. Творчество инока Спасо-Каменного монастыря Паисия Ярославова – известного книжника, старца, автора «Сказания о Каменном монастыре» – известно каждому знатоку русской культуры.

Очень рано оформилась связь крошечного острова, затерянного в лесах и озерах Заволжского края, с великим духовным центром мирового Православия – с Афоном. При Московском князе Димитрии Ивановиче Донском игуменом был назначен пришелец из Константинополя – афонский монах Дионисий, впоследствии епископ Ростовский. Он ввел в Спасо-Каменном монастыре устав афонских обителей, заложил традиции, которые определили авторитет и славу монастыря на несколько столетий вперед.

В Спас-Камне – первом на Вологодчине – была введена архимандрития, что означало установление на длительное время его старейшинства среди монастырей. Архимандриты и старцы Кубенозерской обители участвовали в важнейших общероссийских мероприятиях – в Соборе 1503 года, где вместе с преподобным Нилом Сорским защитили чистоту Православия от ересей, в Соборе об учреждении Патриаршества (1589), в Соборе об избрании на царство Бориса Годунова (1598), в процессе избрания царем Михаила Федоровича Романова (1613).

Так что, как видите, значение этого крошечного острова, казалось бы затерянного в водах и лесах нашего Севера, чрезвычайно велико – как для Русской Церкви, так и для Российского государства. И уж от нас зависит, будет ли этот остров затерян только в водах и лесах или и в нашей памяти.

Источник