Меню

Отечественная война 1812 переправы через реку березина

Сражение при Березине 14–17 (26–29) ноября 1812 г.

После сражения под Красным (Сражение при Красном 3–6 (15–18) ноября 1812 года ) Кутузов дал войскам один день отдыха – 7 (19) ноября. Войска было необходимо привести в порядок, очистить тылы от остатков разбитых французских войск. Преследование противника продолжили авангард Милорадовича, казаки Платова, отряд Ожаровского и других командиров отдельных соединений. Для дальнейшего наступления было очень важно установить связь с армиями Витгенштейна и Чичагова, чтобы нанести скоординированные удары по противнику. Русское командование считало, что войска противника могут уйти в Литву, или двигаться на Волынь, на соединение с австрийско-саксонскими войсками. Движение французов на север, чтобы соединиться с Виктором и Сен-Сиром, считалось маловероятным. Витгенштейну было приказано усилить давление на правый фланг отступающей армии противника, и обещали ему в подкрепление силы Платова и генерал-адъютанта Кутузова. Главнокомандующий также предписал Чичагову ускорить выход к Березине, чтобы упредить Наполеона и занять раньше него Борисов. Кутузов, считал, что Чичагов уже соединился с войсками Лидерса и Эртеля, таким образом, его армия должна была возрасти до 60 тыс. солдат. С такими силами адмирал Чичагов вполне мог противостоять войскам Наполеона, которые были почти без кавалерии и артиллерии.

Полученные 8 — 10 ноября от Платова, Ермолова и Сеславина сведения сделали картину более ясной. Было очевидно, что противник продолжает движение от Орши по большой дороге на Борисов. Таким образом, армия Чичагова должна была принять удар на себя. Замысел русского командования заключался в том, чтобы силами Витгенштейна с севера и армией Чичагова с юга занять оборонительную позицию на линии pек Улла, Березина фронтом на восток и отрезать войскам Наполеона пути отхода на запад. Главная армия под началом Кутузова должна была нанести удар по французам с востока.

Одной из проблем Главной армии был вопрос снабжения. По мере удаления на запад армия получала всё меньше и меньше продовольствия. Чтобы несколько улучшить ситуацию, было решено захватить несколько баз французов. Одна из крупных продовольственных баз противника располагалась в Могилеве. Главнокомандующий отдал приказ отрядам Ожаровского и Давыдова захватить её. Ожаровский отлично выполнил этот приказ. По пути Ожаровский разгромил у местечка Горки отряд противника. В бою было уничтожено около 1,5 тыс. солдат противника, около 600 захватили в плен и взяли 4 орудия. Кроме того, Ожаровский истребил отряд противника в Шклове и спас город от уничтожения. К отряду Ожаровского примкнули 10 тыс. казаков украинского ополчения. 12 (24) ноября его отряд захватил город и приступил к очищению юга Белоруссии от противника.

Кроме того, командование предприняло меры по созданию продовольственных баз в Смоленске, Киеве, увеличению запасов в магазинах Бобруйска. Не менее тяжёлым положение было с зимним обмундированием. Основная масса солдат по-прежнему была в летнем обмундировании. В результате ежедневно из армии убывало значительное число заболевших солдат, которыми были забиты идущие позади подвижные и учреждаемые в тылу стационарные госпитали. Такие потери превысили боевые и составили 30 тыс. человек. После сражения при Красном армия Кутузова имела не более 50 тыс. солдат.

В то время, как Главная армия двигалась южнее Московской дороги, Чичагов с помощью авангарда Ламберта быстрым ударом 4(16) ноября захватил Минск, где были значительные продовольственные запасы противника (около 2 млн. пайков). В городе и его окрестностях было захвачено более 4 тыс. солдат противника, в основном это были раненые и больные. 9 (21) ноября авангард Ламберта, после яростного боя, разгромил превосходящие силы противника и захватил переправу у Борисова (Южное направление. Наступление армии Чичагова ). Оставшиеся силы противника под началом Домбровского были вынуждены отступить и двинулись навстречу Наполеону. За авангардом Ламберта к Борисову подошли главные силы Чичагова и утвердились на этой позиции. Одновременно прибыли отряды Чаплица и Луковкина. Чаплиц вышел к Зембину, а Луковкин – к Шабашевичам. Чичагов стал переправлять войска на левый берег Березины. Причем, вместо того, чтобы сначала переправить кавалерию и пехоту, он начал переводить артиллерию и обозы, хотя уже 9 ноября было известно, что французов следует ожидать через 2-3 дня.

В Борисове Чичагов также получил сообщение от Витгенштейна, что его войска теснят части Удино и Виктора, которые, по его мнению, отходят через Лошницы на юг к Нижнему Березино. Чичагов направил к Лошницам 3 тыс. авангард под началом Палена (Ламберт получил тяжёлое ранение и был направлен на лечение), чтобы установиться связь с войсками Витгенштейна. Отряд Палена, двигаясь по Смоленской дороге без должных мер охранения, у Лошниц напоролся на 10 тыс. авангард армии Наполеона под началом Удино. Дорога, по которой шёл Пален, проходила в густом лесу, что исключало возможность развертывания войск. Непосредственно у Лошниц дорога выходила из леса и проходила через небольшой перелесок. Удино получив сведения о движении русских войск, развернул свой корпус именно в этом перелеске. Поперёк дороги он разместил артиллерию с пехотой, позади кавалерию. Когда русская колонна выходила из леса, она была встречена огнем французской кавалерии. Воспользовавшись замешательством русских и тем, что они не могли развернуть войска, выдвинув артиллерию, Удино пошёл в атаку. Русская пехота была загнана в лес, а кавалерия опрокинута. Русские, преследуемые французской кавалерией, отступили к Борисову. Французы появились у Борисова почти одновременно с отступающими русскими войсками.

Появление французов у города стало внезапным для Чичагова. Он предположил, что это основные силы Наполеона и не рискнул завязать бой. Адмирал переоценивал мощь армии Наполеона, считая, что у него не менее 90 тыс. боеспособных солдат. Вместо того, чтобы задержать противника имеющимися силами, пока остальные войска не переправятся на правый берег Березины, он решил очистить Борисов. В городе пришлось бросить часть уже переправленных обозов и взорвать мост через реку. 12 (24) ноября адмирал Чичагов, переоценив силы противника, отвел свои войска (около 25 тыс. солдат) из Борисова и отошел на правый берег Березины от Зембина до Уши. Захват Борисова позволил Наполеону быть хозяином левого берега и выбрать место для переправы. Кроме того, Чичагов был вынужден распылить свои силы для того, что вести наблюдение за силами врага.

Витгенштейн действовал не лучше Чичагова. Сначала он предполагал, что Наполеон пойдёт на соединение с корпусами Виктора и Удино, которые занимали Черею. Однако вскоре пришли известия, что французские войска ушли на соединение с Наполеоном. Действия французов утвердили Витгенштейна в мысли, что французы будут пытаться переправиться южнее Борисова. Об этом он сообщил в письме Чичагову. Витгенштейн не знал, что войска Виктора отступили вопреки приказу Наполеона, который требовал удерживать позиции и создавать видимость наступления всей французской армии на северо-запад. Установив факт отхода французских войск, Витгенштейн стал медленно двигаться вслед за ними.

Действия Наполеона

Наполеону после поражения под Красным необходимо было решить две главные задачи. Во-первых, приложить все усилия, чтобы сохранить основные кадры войск, которые отступали на запад под постоянными ударами русских регулярных частей и партизанских отрядов. Во-вторых, перед ним стояла труднейшая задача по спасению войск от одновременно удара трёх русских армий, которые вместе насчитывали около 100 тыс. человек.

Находясь в Орше, французский император переформировал 1-й корпус Даву в три батальона, 3-й корпус Нея также свели в три батальона, 4-й корпус Богарне и 8-й корпус Жюно были сведены в два батальона каждый. Наполеон даже приказал собрать знамена всех корпусов и сжечь их. Оставшуюся артиллерию также реорганизовали. В Оршу прибыло 30 орудий из 9-го корпуса Виктора, кроме того в самом городе уже был парк из 36 пушек. Из них сформировали 6 батарей и усилили ими корпуса Нея, Даву и Богарне. Войска получили необходимые боеприпасы и продовольствие из складов в Орше и Дубровне. Из оставшейся конницы был сформирован отряд в 500 офицеров, Наполеон назвал его «своим священным эскадроном». Эти меры повысили боеспособность армии. С прибытием корпусов Виктора и Удино численность армии возросла примерно до 75 тыс. человек, общая же численность с отставшими и больными солдатами, которые тянулись за корпусами, была примерно в 85-90 тыс. человек. Боеспособное же ядро армии составляло примерно 40 тыс. солдат.

В Орше Наполеон получил сообщение, что корпус Виктора не смог выполнить поставленную задачу – он должен был оттеснить армию Витгенштейна за Западную Двину. Получено также было сообщение о захвате Минска войсками Чичагова. Обеспокоенный император приказа Удино немедленно выйти к Борисову, чтобы упредить русских. Корпус Виктора должен был сыграть роль флангового авангарда, он должен был убедить Витгенштейна, что армия Наполеона будет отступать севернее Борисова. После отхода главных сил от Орши, корпус Виктора стал играть роль арьергарда.

9 (21) ноября французские войска оставили Оршу и уничтожили все переправы через Днепр. 10 (22) ноября французы прибыли в Толочин. Здесь было получено сообщение о взятие Чичаговым Борисова. Это известие вызвало беспокойство Наполеона, и он созвал военный совет. Был поставлен вопрос о дальнейших действиях армии. Предлагалось повернуть на север, оттеснить Витгенштейна за Двину, и через Глубокое идти на Вильно. Жомини считал, что можно выйти к Борисову, форсировать Березину и пробиваться на Вильну. В это время поступило донесение Удино об обнаружении брода у деревни Студенки. Это окончательно определило решение Наполеона переправиться у Борисова.

До Борисова армия Наполеона шла три дня. Первым в город вступил Удино, за ним шли гвардейские части. Здесь Наполеон два дня простоял в нерешительности. Удино принял проходившие по правому берегу русские части, выбитые из Борисова и переправившиеся через Березину у Веселова, за авангард Витгенштейна. Когда французский штаб убедился, что это предположение ошибочно, началась энергичная подготовка к переправе. Для отвлечения внимания Чичагова начали готовить ложную переправу у Нижнего Березино, где несколько тысяч солдат были должны проводить демонстративные действия. Настоящую переправу готовили у д. Студенка, в 15 км от Борисова вверх по течению Березины.

Обман удался, Чичагов, как и Витгенштейн был введён в заблуждение. Адмирал предположил, что Наполеон хочет прорываться в сторону Минска, чтобы соединиться с австро-саксонскими войсками. Чичагов вопреки совету начальника штаба Сабанеева и командиров корпусов приказал сосредоточить войска у Нижнего Березино. У Борисова был оставлен корпус Ланжерона, и у деревни Брыли отряд Чаплица. Кроме того, Ланжерон посчитал, что противник пытается восстановить переправу в Борисове и приказал Чаплицу оставить у Зембина только наблюдательный отряд, а остальном силам идти к нему. В результате то место, где французы решили переправиться, было прикрыто отрядом генерала Корнилова в составе одного батальона егерей и двух полков казаков при четырех орудиях.

14 -15 ноября (26 — 27): переправа через Березину

Наполеон, установив факт перемещения главных сил русской армии к югу от Борисова, приказал немедленно навести переправу через Березину у Студенки. Работы начались 14 (26) ноября под началом инженерных генералов Ж. Эбле и Ф. Шасслу. Один мост предназначался для пехоты, другой для кавалерии, артиллерии и обоза. Сапёрам приходилось наводить переправу в ледяной воде. По свидетельствам очевидцев практически все они потом погибли от холода. В этот же день командиры корпусов получили приказ стянуть войска к переправам.

Генерал Корнилов, обнаружив скопление французских войск у Студенки, открыл по ним огонь из своих орудий. Одновременно он направил Чаплицу известие о подготовке переправы. Однако Ланжерон задержал Чаплица в Борисове. Они оба предполагали, что Наполеон переправившись через Березину, пойдёт не на Вильну, а на Минск. Корнилов не мог помешать наведению переправы. Русская батарея вскоре была подавлена огнем 40 орудий, которые установили на высоком берегу Березины. Под защитой артиллерии переправилась кавалерийская бригада Корбино, а за ней на плотах и стрелковый батальон из дивизии Домбровского. Этих сил было достаточно, чтобы оттеснить отряд Корнилова. Когда мосты были готовы, реку форсировала кавалерия Домбровского, кавалерийская дивизия Думерка, 2-й корпус Удино. Эти силы прикрыли подступы к переправе и овладели Зембинским дефиле, где мосты через болота остались в сохранности. Если бы Чаплиц и Лнжерон разрушили эти мосты, то французы потеряли время. Когда Чаплиц подошёл к месту переправы, то встретил превосходящие силы противника, которые оттеснили его за деревню Стахово. Он послал срочное донесение Ланжерону. Последний послал на помощь только два полка, так как опасался уходить от Борисова, где ещё было много французских войск.

Читайте также:  Реки что впадают в балтийское море

В это время на левом берегу Витгенштейн по-прежнему считал, что войска Наполеона продвигаются к югу от Борисова. Только вечером 14 (26) ноября Витгенштейн решил выдвинуться вперёд и установить связь с Чичаговым. Было очевидно, что если бы Витгенштейн предпринял меры для более глубокой разведки, то он обнаружил место переправы противника и мог занять Студенки, чтобы воспрепятствовать отступлению противника. Однако он также переоценивал силы противника и не хотел принимать удар на свою армию. Сил армии Витгенштейна (35-40 тыс. человек) вполне было достаточно, чтобы выдержать сдержать натиск противника в течение двух дней, тем самым он дал бы возможность Чичагову выйти к угрожаемому участку и подойти армии Кутузова.

В это время Чичагов получил известие, что переправа у Нижнего Березино ложная, а настоящая расположена у Студёнки. Вскоре поступило и сообщение Ланжерона о действиях противника. Адмирал понял, что был жестоко обманут противником и немедленно выступил. 15 (27) ноября пройдя за сутки более 30 верст, армия Чичагова снова вышла к Борисову. Войска были измучены маршем, и им пришлось дать отдых, к Студенке направили только часть кавалерии. В результате 15 (27) ноября французы переправлялись довольно спокойно. В этот день реку форсировали гвардия, 1-й и 4-й корпуса Даву и Богарне. В результате Наполеон имел на правом берегу реки уже 14-15 тыс. боеспособных солдат. 2-й корпус Удино защищал место переправы, а 9-й корпус Виктора удерживал Борисов. К ночи 27 ноября 27 ноября стали прибывать отставшие отряды, толпы бросивших оружие, больных и раненых солдат, гражданские с обозами. Наполеон Бонапарт приказал пропускать только боеспособные, «идущие в строю» группы, повозки не пропускались.

Витгенштейн лишь в конце дня 15 ноября решил выдвинуть авангард к Старому Борисову, а с главными силами идти к новому Борисову. Авангард под командованием генерал-майора Властова, выйдя на опушку леса, через который шла дорога от Старого Борисова к Студёнке, обнаружил французов и начал бой. Это была дивизия генерала Партуно, которая имела задачу удерживать Борисов до завершения переправы. Но Партуно покинул город раньше из-за появления сил Платова и Ермолова. Под началом французского генерала было около 7 тыс. человек. Партуно в сумерках атаковал русские войска, но был отражен с большими потерями. Видя, что он окружен, Партуно послал к Витгенштейну офицера для переговоров о капитуляции, а сам с частью дивизии попытался пробраться лесом к переправе, но не имел успеха и был взят в плен. Утром 16 ноября сложили оружие и остальные французы. Только после этого Витгенштейн понял свою ошибку и решил атаковать французскую армию.

Главная армия в это время готовилась к бою. Приказывая Чичагову и Витгенштейну перекрыть пути отхода на запад и север, Кутузов хотел заставить противника двигаться на юг, где её ожидали главные силы русской армии. 15 (27) ноября Главная армия была остановлена на отдых, готовясь к решающему сражению.

Сражение на Березине 16 – 17 (28 – 29) ноября

Утром 16 ноября Наполеон по-прежнему удерживал оба берега Березины за собой. Он хотел перевести обоз и корпус Виктора. Он ещё не знал о капитуляции дивизии Партуно и считал, что у Виктора две дивизии. На правый берег переправилось около 20 тыс. человек, ещё примерно столько же оставалось на другом берегу.

Около 10 часов утра Витгенштейн силами Властова атаковал и обрушил огонь артиллерии по скопившимся массам людей у переправы. Виктор пошёл в контратаку, но его удар не имел успеха. Вслед за авангардом Властова, в бой вступила пехотная дивизия Берга и резерв Фока. Упорный бой продолжался до ночи. Артиллерийский обстрел вызвал панику в толпе отступающих, началась давка, люди бросились к переправам. Один из мостов рухнул.

Войска Чичагова в этот день также вышли к переправе и услышав артиллерийскую стрельбу у Студенки, также перешли в наступление. Удар принял на себя корпус Удино. Войска корпуса Сабанеева во время второй атаки почти полностью перебили Висленский легион. Большие потери понесли и другие части французского корпуса. Наполеон направил на помощь Удино войска корпуса Нея, Старую и Новую гвардии. Сам Удино был ранен и заменен Неем. Местность была болотистая, что затрудняло действия конницы, поэтому русские войска смогли только потеснить французов. Вскоре Сабанеев был вынужден прекратить атаки и перейти к артиллерийскому обстрелу. Об ожесточённости боя в этот день свидетельствует число раненых и убитых французских генералов в трех корпуса — 17 человек.

Корпус Платова заняв Борисов вечером 15 (27) ноября, утром 16 ноября переправился на правый берег реки и двинулся в обход к Зембинскому дефиле.

17 ноября Наполеон понял, что артиллерию и обозы не спасти, и приказа Виктору оставить левый берег. Войска этого корпуса расчистили себе дорогу, сбрасывая людей с моста и стали переходить на другой берег. После того как часть войск перешла на другую сторону император приказал генералу Эбле сжёчь переправу. Наполеон опасался, что за корпусом Виктора прорвётся и русская пехота. Было брошено несколько тысяч ещё боеспособных солдат и огромные толпы отставших небоеспособных французских солдат. Они были брошены, чтобы спасти тех, кто успел переправиться. Большинство брошенных утонули, пытаясь переправиться, или были взяты в плен, часть зарубили казаки.

К Зембинскому дефиле Наполеон вывел только 9 тыс. боеспособных солдат (почти половина из них гвардейцы), за ними следовали толпы, которые утратили боеспособность. Французы переправились через болота и уничтожили за собой мосты. Русские войска перешли болото несколько позже, когда усилившиеся морозы сковали их льдом.

Сражение при Березине 14–17 (26–29) ноября 1812 г.

П. Гесс. Переправа через Березину. 1840-е гг.

— Общие потери французской армии за 14–17 (26–29) ноября достигли 50 тыс. солдат (по другим данным 35 тыс. человек). Причем примерно 20 тыс. было потеряно из числа боеспособной части армии, в ходе боев с силами Витгенштейна и Чичагова. Только пленными русские захватили 5 генералов, 427 штаб- и обер-офицеров, около 23,5 тыс. солдат. Фактическая «Великая армия» Наполеона перестала существовать. Переправа через Березину и сопутствующие бои стали катастрофой для французской армии. Русская армия потеряла за это время 6-8 тыс. человек.

— Наполеону удалось избежать на реке Березине окружения и полного поражения, которое могло привести к капитуляции остатков армии вместе с императором. Наполеон смог прорваться в Вильно. Были сохранены цвет генералитета, большая часть офицерского корпуса и императорской гвардии. В результате Наполеон сохранил костяк армии, который он мог нарастить, использовав войска стоявшие в Европе, проведя новую мобилизацию во Франции.

— Наполеону удалось прорваться больше из-за ошибок Чичагова и Витгенштейна, а не благодаря своему умению. Стечение обстоятельств и ряд ошибок русских генералов спасли французского императора. Более активные и решительные действия армий Чичагова и Витгенштейна могли привести к более блестящей победе. С другой стороны, есть мнение, что это был лучший исход для этого боя. Принудив Наполеона дать решающий и возможно последний бой, русские армии понесли бы огромные потери. А в результате сражения при Березине «большая армия» Наполеона и так фактически перестала существовать. Кутузов сохранил солдат, решив стратегическую задачу по ликвидации вражеской армии, с минимальными потерями.

Источник

Разгром отступающих французов при переправе через Березину

Сражение на Березине — бои 26—29 ноября между французскими корпусами и русскими армиями Чичагова и Витгенштейна на обоих берегах реки Березина во время переправы Наполеона в ходе Отечественной войны 1812 года. Оставило сильный отпечаток в общественном сознании французов, до сих пор употребляющих слово «Березина» как синоним полного провала и катастрофы.

26 ноября к Студёнке подошёл Наполеон с гвардией и приказал немедленно начать переправу на западный берег, сам император руководил с восточного берега обороной. Бригада лёгкой кавалерии, переправившись вброд, отогнала казаков из отряда генерала Корнилова при помощи артиллерийских батарей, стрелявших по казакам с восточного берега. Первым в 1 час дня переправился 2-й корпус Удино, за ним Ней. Русский отряд генерала Чаплица обстреливал французские войска из 2 пушек издалека, ближе все подходы к мостам охранялись французами. К 4 часам дня был готов второй, более прочный мост, стоявший в 180 м от первого.

В 2 часа дня 27 ноября Наполеон со старой гвардией перешёл на западный берег. Затем начали переправляться дивизии корпуса Виктора, часть его сил прикрывали переправу на восточном берегу. К ночи 27 ноября стали прибывать отставшие отряды, толпы небоеспособных солдат, гражданские с обозами. Наполеон приказал пропускать воинские команды, повозки не пропускались. В страхе перед казаками у переправы скопились тысячи раненых и обмороженных, ожидавших разрешения проехать со своими повозками. В целом переправа продолжалась в течение дня спокойно.

27 ноября произошли первые бои. На правом берегу Удино и Ней оттеснили русского генерала Чаплица по направлению к Борисову. На левом берегу под Борисовым Витгенштейн удачно атаковал и принудил сдаться 12-ю французскую дивизию Партуно, оставленную маршалом Виктором как арьергард. Сдалось 1900 солдат, захвачена 1 пушка, дивизия также потеряла много людей убитыми и ранеными. Многие офицеры французской армии в мемуарах винили лично Партуно в больших потерях, понесённых Наполеоном на переправе, насчитывая в рядах сдавшейся дивизии в 2 раза больше солдат, чем она имела на самом деле.

28 ноября одна дивизия Дендельса из корпуса Виктора была возвращена на восточный берег для прикрытия переправы совместно с польской дивизией Жерара. Там эти дивизии в 9 часов утра вступили в бой с войсками Витгенштейна.

28 ноября войска Чичагова, который осознал, что Наполеон переправился у Студёнки, попытались атаковать переправившиеся силы французов, но безуспешно. Чичагов располагал 15 тысячами пехоты и 9 тысячами конницы, у корпуса Удино, который сдерживал Чичагова, было в распоряжении до 8 тысяч солдат, потом Наполеон отправил ему резерв в 4 тысячи. Удино был ранен и заменён маршалом Неем. Бои шли на обоих берегах Березины в районе болотисто-лесистой местности, затруднявшей манёвры кавалерии. Русские оттеснили французов, но не захватили переправу.

Всего по утверждению Сегюра через Березину успело переправиться до 60 тысяч человек, большая часть из них гражданские и небоеспособные остатки «Великой Армии». Ближе к вечеру 28 ноября на собравшуюся толпу стали сыпаться ядра артиллерии Витгенштейна. Толпы людей кинулись к мостам. Один из мостов рухнул. В создавшемся беспорядке переправа застопорилась, люди по свидетельству очевидца погибали в давке от удушья. Отступавшие ночью, при продолжающемся обстреле, части Виктора смели с моста в реку повозки и людей. Во время боёв в трёх французских корпусах убито и ранено 13 генералов.

29 ноября в 9 часов утра французский офицер Серюрье, выполняя приказ генерала Эбле, сжёг мосты. Военные обозы французов остались на восточном берегу.

На оставшуюся на восточном берегу многотысячную толпу практически безоружных людей налетели казаки. К месту переправы запоздало подошли части Витгенштейна, уничтожая отставшие части французов.

Главным итогом переправы явилось то, что Наполеон в казалось бы безвыходных обстоятельствах сумел переправить и сохранить боеспособные силы. Клаузевиц исчисляет потери Наполеона за несколько дней Березины в 21 тысячу человек из числа имевшихся у него боеспособных солдат. Потери небоеспособных остатков «Великой Армии» исчислить труднее, Клаузевиц упоминает, что до 10 тысяч отставших французов было взято в плен Витгенштейном. На самой переправе нашли смерть также тысячи раненых и обмороженных французов. Кутузов в своём донесении царю оценивает потери французов в 29 тысяч человек.

По ведомости Шамбре армия Наполеона через 3 дня после переправы сократилась до 9 тыс. солдат под ружьём, из них 4 тыс. в гвардии. Тот же Шамбре насчитывал 30 тыс. боеспособных солдат до Березины, из чего следует, что у Наполеона выбыло из строя 21 тыс. солдат, не считая потерь среди небоеспособных лиц при армии. Большую часть этих потерь следует отнести не на боевые потери, а на деморализованных солдат, бросивших или потерявших оружие. Как пишут очевидцы, потерявшего оружие не заставляли сражаться и наказать тоже не могли, чем многие пользовались. Ударившие морозы ускорили разложение Великой Армии.

Всего Наполеон потерял на реке около 35 тысяч человек пленёнными, ранеными, убитыми, утонувшими и замёрзшими.

Источник



Переправа через Березину

Отвлекающие маневры французов у Ухолдах имели полный успех. Адмирал Чичагов именно туда начал стягивать основные силы 3-й Западной армии, намереваясь преградить путь французам. Однако Наполеон начал переправу у Студянки, а не у Борисова. За одну ночь героическими усилиями французских саперов переправа была налажена, и на рассвете 14 (26) ноября французы начали переправу.

Читайте также:  Реконструкция дома от реки

 Переправа через Березину
Переправа через Березину. Худ. Fournier-Sarlovèze, Joseph Raymond, (1836–1916)

14(26) ноября: Русские оттеснены от переправы)
Чтобы не выдать маневра раньше времени, Наполен отправил на противоположную сторону отряд кавалерии под командованием Корбино, который вступил в бой с отрядом генерала П.Я. Корнилова. Русские войска были оттеснены от места переправы. Одновременно с этим переправу начал корпус Удино, который в образцовом порядке перебрался на правый берег. Наполеон переправил также и артиллерию, чтобы окончательно оттеснить русских.

К концу дня к месту переправы прибыл отряд генерала Чаплица, которому удалось остановить продвижение неприятеля между деревнями Брыли и Стаховом. Однако часть французов уже успела перейти реку. В течение дня опоры мостов несколько раз падали под тяжестью орудий, однако саперы постоянно чинили их.

15 (27) ноября: На левом берегу остался только корпус Виктора и дивизия Партуно
На следующий день на правый берег перешла Императорская гвардия, за которой следовал штаб Наполеона и сам французский император, а также остатки корпусов Даву, Нея и Богарне. Порядок на переправе поддерживался жесткой дисциплиной: гвардейские жандармы не пускали на мосты раненых, отставших и безоружных. К вечеру переправа боеспособных частей была практически завершена, однако на восточном берегу оставалось огромное количество нонкомбатантов – солдат, которые по той или иной причине не могли держать оружие. Все они были обузой армии, однако на переправу их не пускали.

На левом берегу реки оставался только корпус Виктора и дивизия генерала Л. Партуно, которые должны были прикрывать переправу. Корпус Витгенштейна тем временем пробивался к месту переправы, стремясь разгромить еще оставшиеся на левом берегу силы французов. У Старого Борисова его войска атаковали дивизию Партуно. Бой был очень кровопролитный, Партуно потерял примерно половину дивизии убитыми, был окружен и взят в плен. Русские войска угрожали остаткам Великой армии, поэтому на рассвете 28 ноября Наполеон сосредоточил все боеспособные войска на обоих берегах реки, немного южнее Студенки.

16 (28) ноября: Решающее сражение
На западном берегу против Наполеона действовал Чичагов, на восточном – Витгенштейн. Назревало решающее сражение. Чичагов и Витгенштейн имели численное преимущество перед французами – у каждого было по 30 тыс. человек. Корпус Виктора, оставшийся не левом берегу, насчитывал всего 6 тыс. человек, войска на правом берегу – около 20 тыс. Однако из-за неграмотных маневров и несогласованности в действиях с русской стороны в бою принимало участие лишь 25 тыс. на западном берегу, и 15 — на восточном.

На правом берегу сражение началось на рассвете 28 ноября, атакой русских войск. Однако лесная местность не позволила русским войскам двигаться сомкнутыми колоннами. Они были вынуждены построиться в стрелковые цепи и вступить в перестрелку с противником. Некоторое время Удино удавалось сдерживать натиск русских, однако численное превосходство было очевидным. Корпус Удино нес тяжелые потери и отходил, сам маршал был ранен пулей в бок. Раненого Удино сменил Ней, который перешел в контратаку и отбросил русскую пехоту, а польские войска генерала Зайончека едва не завладели русской батареей. Во время этой атаки Зайончек был тяжело ранен ядром в ногу. Чичагов, перебросив подкрепления, сумел отбить наступление поляков. Русские полки вновь теснили неприятеля, несмотря на все усилия маршала Нея. Но в решающий момент Ней приказал кирасирам генерала Ж.П. Думерка прямо через лес атаковать русские войска. Французские кирасиры бросились на цепи русских стрелков и обратили их в паническое бегство. Следом за кирасирами в атаку перешли польские уланы генерала Дзевановского, которые довершили разгром русских егерей. В результате этой атаки русская пехота была полностью опрокинута, потеряв убитыми и ранеными около 2 тыс. человек. После этого сражения на правом берегу перешло в перестрелку, русским войскам не удалось достичь успеха, не смотря на явное численное превосходство.

На левом берегу тем временем кипел не менее жаркий бой. Витгенштейн несколько раз теснил Виктора, но французы всегда отбивали свои позиции. К середине дня русская кавалерия подошла к переправе и начала уничтожать нонкомбатантов, которые практически не оказывали сопротивления. Витгенштейн подтянул и артиллерию, которая открыла губительный огонь по неприятелю.

В критический момент Виктор приказал своей кавалерии любой ценой остановить наступление Витгенштейна. Эта задача легла на плечи гессенских шеволежер и баденских гусар. В мемуарах участники называли эту атаку «атакой смерти». Немецкие кавалеристы прорвали каре русских егерей. Большая часть егерей погибла в рукопашной, а уцелевшие были захвачены в плен. Действие немецкой легкой кавалерии поддерживала польская пехота. В результате на левом берегу, как и на правом, русские войска больше не предпринимали активных действий. С наступлением темноты французы продолжили переправу, однако оставшиеся на левом берегу нонкомбатанты по неизвестной причине не сдвинулись с места. Генерал Эбле специально посылал к ним офицеров, но потытки вразумить несчастных не имели успеха. На следующий день большая их часть была захвачеена русскими войсками. Французы также оставили на левом берегу остатки обозов и артилерии.

На следующий день авангард Великой армии под командованием маршала Нея через замерзшие болота начал отходить к Зембину. Чичагов пытался преследовать отступающих французов, авангарды А.П. Ермолова и С.Н. Ланского даже вступили в бой с неприятелем, но это были уже последние попытки адмирала исправить ситуацию.

 Переправа через реку Березину
Переправа через реку Березину. Худ. Петер фон Гесс

Итоги сражения

Наполеон ушел. Последнее сражение войны 1812 года завершилось бесславно для России – имея численное преимущество, Чичагов и Витгенштейн не смогли окончательно разгромить остаки армии Наполеона. При Беризине Великая армия понесла примерно такие же потери, как и в Бородинском сражении – от 30 до 40 тыс. человек. Однако в эти трагические дни авторитет Наполеона возрос как никогда. Корпус Виктора на 3\4 состоял из немцев, собственно французов было всего 5 тыс., и именно иностранные контенгенты отличились мужеством и стойкостью.

Остатки Великой армии покидали Россию, покидали ее в крайне тяжелых условиях, лишенные обмундирования и продовольствия. В этой ситуации все в Великой армии понимали, что спасти армию от окончательного уничтожения может только военный гений Наполеона. И в боях на Березине Наполеон Бонапарт в очередной раз подтвердил свою репутацию человека, искусного в военном деле.

Код для размещения ссылки на данный материал:

Источник

Отечественная война 1812 переправы через реку березина

После Бородино в недрах дворцовых кабинетов придворными генералами императора Александа I был разработан план операции на реке Березине, получивший название Петербургского, главной целью которого являлось окружение и пленение императора Наполеона I и его армии. Согласно этому плану выполнение задачи должно было осуществиться силами фланговых частей русских войск – отдельным корпусом генерала от кавалерии Петра Витгенштейна, Третьей Западной армии адмирала Павла Чичагова, а также главной группировкой русской армии под командованием генерал-фельдмаршала Михаила Кутузова.

Переправа Великой армии через Березину 26 ноября 1812 года
Раймонд Жозеф Де ФУРНЬЕ

Корпус Витгенштейна с севера и Третья Западная армия Чичагова с юга должны были занять оборонительную позицию на линии pек Ула и Березина фронтом на восток, отрезав тем самым Наполеону пути отхода на запад. Армия Кутузова, преследуя французскую армию с востока, должна была завершить её окружение и нанести решающее поражение.

Я не берусь давать оценку этому плану, отмечу только, что в конце сентября он был доведён до главных действующих лиц, от которых возражений не последовало. По большому счёту всё, происходящее в те дни на Березине можно описать 1-2 предложениями (и не морочить никому голову), как это зачастую и делается: Не зная, что ему здесь уготована погибель, Наполеон устремился с остатками Великой армии к реке, в надежде переправиться через неё. И ему это удалось сделать потому, что несогласованность в действиях командующих русскими войсками помешала им объединить свои силы до подхода французов, как это было запланировано.

А можно попытаться поподробнее, но чуть-чуть, что я и попробую сделать.

Итак, 27-тысячный арьергард Третьей армии адмирала Чичагова, под командованием генерал-лейтенанта барона Ф.В. Сакена, оттеснив и заперев австрийский и саксонский корпуса соотвественно фельдмаршала Шварценберга и дивизионного генерала Ренье, позволил основным силам Третьей Западной армии (порядка 26-27 тысяч человек) занять сначала Минск, а затем Борисов. По пути следования к армии Чичагова должен был присоединиться также, стоявший в Мозыре, корпус генерала Фёдора Эртеля, который, однако, не исполнил приказ, остался на месте, ссылаясь эпизоотию (падёж скота).

Со своей стороны на соединение в императором Наполеоном двигались достаточно свежие, не утомлённые частыми боями и длительными переходами, корпуса французских маршалов Виктора и Удино. 23 ноября к Борисову подошёл корпус маршала Николя-Шарля Удино (с примкнувшими к нему частями генерала Домбровского), который встретив на пути посланный на разведку авангард генерал-майора Павла Петровича Палена, неожиданно атаковал его. Внезапность встречи и нападения не позволили Палену развернуться на узкой лесной дороге, ему пришлось отступать к Борисову. Удино, следовавший по пятам, влетел в Борисов вслед за Паленом. Адмирал Чичагов отступил из города, перевёл войска на правый берег реки и сжёг за собой мост через Березину.

Не подозревавший о русской западне, Наполеон прибыл 25 ноября в Борисов, оценив обстановку, он понял, что путь на Минск ему закрыт. Зато было найдено подходящее место для переправы, а именно, у деревни Студянка (от Борисова вверх по течению Березины), где река была не очень широкой и глубокой, а местность на другом берегу болотистой и лесистой. А чтобы отвлечь внимание русских от места переправы, император приказал предпринять демонстративные фиктивные действия по сооружению ложной переправы ниже по течению реки.

Адмирал Чичагов, введенный в заблуждение действиями французов, а также полученным от Кутузова указанием принять меры осторожности на случай, если Наполеон пойдёт вниз по Березине к стороне Бобруйска, чтобы там переправясь, обратится на Игумен и Минск , отвёл свои силы южнее Борисова к Забашевичам, посчитав, что французы должны переправиться именно здесь, чтобы кратчайшим путем выйти на дорогу, ведущую к Минску, оставив у брода напротив Студянки лишь небольшой заслон. Таким образом почти одновременно 25 ноября вечером адмирал и Наполеон направились в разные стороны по течению Березины.

Не умаляя просчётов и ошибок адмирала Чичагова, следует всё-таки отметить, что находясь далеко от основного театра военных действий, он не мог знать даже приблизительную численность и состояние войск противника (чего уж там, и через 200 лет эти цифры очень варьируют в различных источниках). К тому же, у него не было точных карт местности. Вот что писал сам адмирал в своих Записках : Нужно было без промедления захватить линию вдоль Березины. Мы были вынуждены продвигаться на ощупь, т.к. местные жители не хотели давать нам сведения, а точных карт у нас не было. Карты действительно были сняты перед самой войной, но для того, чтобы сделать по ним гравюры времени не хватило, а Кутузов, располагавший манускриптами карт, несмотря на мои многочисленные просьбы, не согласился ни передать их мне, ни хотя бы направить ко мне одного из работавших с ними (картами) офицеров. Он держал их в своем штабе, находившемся в семи переходах от театра военных действий

Наполеон распорядился оборудовать на возвышенности у Студянки позиции для 40 крупнокалиберных пушек для прикрытия переправы и приступить к строительству мостов. Передовые французские части из корпуса маршала Удино перешли Березину вброд и оттеснили русский заслон из отряда генерала Корнилова к Стахово, чтобы обезопасить строительство переправы. Ценой неимоверных усилий в ледяной воде, под руководством генералов Ж. Эбле и Ф. Шасслу, французам удалось построить два моста, один для пехоты, другой для артиллерии и обоза. Поняв, что его план по дезинформации русских удался, Наполеон приказал начать переправу на правый берег Березины 26 ноября.

26 ноября задолго до рассвета мы покинули бивуак у Ниманичей и с остатками Великой армии направились к Борисову. 23 ноября Борисов был взят Чичаговым, а 24-го отбит герцогом Реджио. Было еще темно, когда мы вошли в город, который вытянулся на два лье вдоль реки. Нас вели огни костров русских на правом берегу. Когда рассвело, нас укрыл лес, протянувшийся от Студени на четыре лье за Борисов. С правого берега все утро слабо доносились артиллерийская канонада и ружейная стрельба, ставшие интенсивнее к вечеру. Это Удино со 2-м корпусом перешел наведенные у Студени мосты и отбивал атаку Чичагова на Борисов.

Читайте также:  Какое бывает название реки

Медленно, с продолжительными привалами, мы, наконец, добрались к вечеру до Студени, расположенной на левом берегу, на высоком склоне, гребень которого был занят артиллерией, которая должна была защитить мосты на сваях. Строительство этих мостов началось утром 26 ноября и было завершено во второй половине дня генералом Эбле. Они находились в 100 туазах* один от другого, сразу же за Студенкой, ниже по течению. Правый мост предназначался для пехоты и конницы, левый – для артиллерии и всевозможных повозок.

Ширина Березины в этом месте равняется 54 туазам, ее берега болотисты, глубина примерно 6 футов. Войска подходили к мостам по сходням, подступы к которым были затоплены, поскольку река вышла из берегов. Дерево для строительства мостов и жилищ добыли, разобрав дома Студени, а поскольку требовались и дрова для отопления, эта деревня практически перестала существовать. Место же, где она стояла, было занято остатками армии, разбившей там бивуак в ожидании переправы на другой берег, назначенной на следующий день. Здесь скопилось столько людей, лошадей и повозок, что мы сочли себя счастливчиками, найдя место для ночлега за внешней стеной одного из домов, занятого французскими жандармами, ведь там мы были укрыты от ледяного ветра.

* – туаз – единица длины во Франции, равная 1,949 м

Первыми переправились через реку корпуса маршалов Удино и Мишеля Нея с молодой гвардией. Всю ночь и все утро 27 ноября движение продолжалось, французские батальоны один за другим переходили на правый берег. В это же день переправился сам Наполеон со штабом и старой гвардией, затем по мостам прошли артиллерия, корпуса маршала Даву и вице-короля Итальянского. Чуть позже проследовала резервная кавалерия. На левом берегу остался 9-й корпус маршала Виктора, а также здесь скопилось значительное число обоза и раненых.

27 ноября в два часа ночи гвардия, 3-й армейский корпус, а с ними 25-я дивизия (из 6 пехотных и 4 кавалерийских полков, а также 1000 человек в артиллерии, в ней осталось всего 150 человек без пушек) покинули бивуак в Студене и перешли по мостам на правый берег реки. Офицеры руководили этим движением с 7 утра. Для многих тысяч солдат Великой армии, рассредоточенных по бивуакам на большом расстоянии вокруг, это выступление стало сигналом тоже броситься к мостам. На рассвете стала видна плотная нестройная масса людей, лошадей и повозок, двигающаяся к узким мостам и, так сказать, берущая их штурмом. Хотя противника рядом еще не было, этот наплыв толпы был, тем не менее, страшен.

Еще больше толчею усугубляли жандармы и понтонеры, которые, подчиняясь полученным приказам, пропускали на мосты лишь идущие строем подразделения или офицеров и солдат с оружием и отгоняли всех прочих, применяя при необходимости силу. Сотни людей были раздавлены и растоптаны в этой толчее или сброшены в воду. Те же, кому посчастливилось ступить на мосты, подвергались не меньшей опасности, если только им не удавалось держаться за перила. Но когда перил не оказывалось, несущаяся толпа могла сбросить крайних в Березину, а упавшим грозила участь быть затоптанными.

Посреди этой жуткой суеты был виден император, остановившийся на берегу между двумя мостами, со спокойствием на лице и прилагавший все усилия, чтобы покончить с хаосом и восстановить порядок. Он руководил переправой до самого вечера, потом вместе со своей свитой перешел на правый берег и расположил свою главную квартиру в деревушке Занивки, в полулье от Березины.

Большинство наших войск, перебравшись на правый берег, останавливалось там же. Не беспокоясь о том, что происходит вокруг них, они заботились лишь о разведении огня, чтобы согреться и приготовить пищу, и моментально приготовились к тому, чтобы остаться на ночь здесь на бивуаке. Напрасный труд! Едва под сильным снегопадом им после нескольких попыток удалось развести костры, едва они растопили снег, чтобы получить воду, как на правый берег вышли войска 9-го армейского корпуса и развернулись на этом же бивуаке. Те же, кто устроился здесь первыми, были вынуждены оставить им всё с таким трудом приготовленное и искать себе на ночь другой ночлег.

Оттесненные от нашего костра, мы отошли к деревне Занивки, расположенной в полулье, на склоне холма. Нам удалось добраться туда, когда уже смеркалось. Шел сильный снег. К тому времени там уже собралась вся императорская главная квартира, остатки гвардии и все войска, перешедшие сегодня в течение дня через Березину, которые, не сохраняя ни строя, ни порядка, смогли дотащиться сюда через снегопад, привлеченные издалека заметными огнями бивуаков.
Все дома были заняты. Отовсюду нас прогоняли. С большим трудом, после длительных поисков, мы нашли свободное место перед домом, в котором располагался наш штаб и большинство наших офицеров и солдат. Со шпагой в руке пришлось добыть несколько поленьев, чтобы разжечь костер, вокруг которого мы и провели всю ночь, сидя в три или четыре линии в глубоком снегу и лишенные какого бы то ни было провианта. Но большинство из тех, кто занял дома, недолго нежились в них, потому что повсюду вспыхивали кровавые сражения не за то, чтобы найти место в домах, а за сами эти дома. Озлобленные из-за холода солдаты, особенно гвардейцы, начали с того, что содрали с домов крыши, чтобы разжечь костры, а затем стали разбирать и сами дома, несмотря на отчаянное, но безуспешное сопротивление их обитателей. На следующий день Занивки исчезли, превратившись в дым бивуачных костров.

Узнав о переправе французов у Студянки, адмирал Чичагов форсированным маршем двинулся обратно и к вечеру 27 ноября успел стянуть свои войска к Борисовскому укреплению. В ночь на 28 ноября, он двинулся к переправе.

Как бы там ни было, но силами одной армии адмирала Чичагова замкнуть кольцо вокруг Наполеона и его армии было невозможно. А как же соблюдали правила игры другие участники операции – фельдмаршал Кутузов и генерал Витгенштейн?

Пётр Христианович повёл себя, мягко скажем, некрасиво. Возможно не желая рисковать приобретённой славой защитника Петербурга, он медлил и осторожничал. Пусть Чичагов с ними возится, а когда уже по сию сторону останется хвост их, тогда я дам им знать , – писал в одном из писем Витгенштейн. Корпус Витгенштейна двигался с севера вслед за отступавшими маршалами Удино и Виктором, не особенно их беспокоя. В итоге он оказался не на западном, а на восточном берегу реки, и только Чичагов оборонял линию Березины против Наполеона.

Корпус Витгенштейна, подойдя 27 ноября к мызе Старый Борисов, встретил французскую колонну – арьергард армии Наполеона – заблудившуюся в пути передовую часть дивизии генерала Луи Партуно, спешившую к переправе в Студянке. В надежде пробиться, Партуно атаковал русские войска, но был отбит с большими потерями А на следующий день, потеряв около половины своих солдат и утратив надежду соединиться с маршалом Виктором, с остатками дивизии попал в плен.

Если бы граф перешел Березину у Лепеля и пошел на соединение с Чичаговым, это воспрепятствовало бы возможности переправы французской армии. Действовать же целым корпусом он намеревался только 28 ноября, рассчитывая при этом содействие отрядов Платова и Ермолова.

Ну, а Михайло Илларионович, отрядив авангард в лице казаков Платова и отрядов Ермолова, которые прибыли в Борисов только 28 ноября, похоже, даже и не думал ни о каком взаимодействии с Чичаговым, находясь в нескольких переходах от места действия. Только 26 ноября Кутузов с армией выступил из местечка Копыса и переправился через Днепр. Зато не имея представления об изменяющейся ситуации, фельдмаршал постоянно давал указания, как адмиралу руководить войсками, посылая ему свои противоречивые приказы, датированные задним числом, а в рапортах императору утверждал, что он, преследуя неприятеля, уже на подходе к Березине.

Таким образом, план взаимодействия между войсками Чичагова, Витгенштейна и главной армией Кутузова остался на бумаге.

Утром 28 ноября французы по-прежнему удерживали оба берега реки за собой. Здесь и разыгралось сражение: на правом берегу переправившиеся французские войска маршалов Удино (который после получения очередного ранения был заменён маршалом Неем) достаточно успешно отражали наступление войск адмирала Чичагова, а на левом берегу у Студянки войска маршала Виктора, продержавшись до вечера против войск Витгенштейна, ночью перешли реку.

С наступлением темноты на левом берегу, среди бесчисленной толпы, не успевшей перейти по мостам через реку 27 ноября, установилось спокойствие. Попытки переправиться прекратились, и все спокойно отдыхали на развалинах Студени, на склонах ее холмов, посреди огромной массы всевозможных повозок, поставленных как придется и образующих огромный круг диаметром во много сотен шагов недалеко от начала мостов. Всю округу освещали бивуачные огни. Очевидно, большинство этих несчастных, измученных страданиями, перестали чувствовать опасность, возможно, они рассчитывали на помощь корпуса Виктора, левый фланг позиций которого находился на холмах Студени, а правый упирался в Березину, прикрывая таким образом на левом берегу подходы к мостам. Кроме того, там находились тысячи больных, раненых и искалеченных, которые, будучи рошены своими сопровождающими и удерживаемые собственной беспомощностью в повозках, оказались пленниками этой негостеприимной земли.

Так прошла ночь с 27 на 28 ноября. Но 28-го с рассветом гром пушек на обоих берегах сообщил о подходе слева Витгенштейна с 40-тысячным войском, а справа – Чичагова с 27 тысячами человек, наступающими в направлении мостов. Эти звуки предвещали последний день жизни большинства несчастных. Тогда, слишком поздно, они попытались переправиться на другой берег и вновь толпой бросились к мостам, левый из которых, предназначенный для повозок, в конце концов рухнул под тяжестью и не мог быть восстановлен в этой толчее и панике.

С этого момента единственная мысль, единственная цель занимала все умы – добраться до последнего целого моста, а чтобы достичь его, необходимо было смести все, стоящее на пути: командиров, товарищей, женщин и детей, топча их ногами или сбрасывая в воды Березины, либо в огонь пожаров, пылающих между двумя мостами.

Виктор со своим корпусом, сократившимся до 6000 человек, прилагал невероятные усилия, чтобы остановить Витгенштейна. Удино; Ней и Домбровский со своими 9 тысячами отбросили Витгенштейна к Стахову, но тот, располагавший значительно превосходящими их силами, вновь стал подступать к мостам и в конце концов открыл смертоносный огонь своей многочисленной артиллерией не только по корпусу Виктора, но и по плотной толпе беззащитных людей, скоплению повозок и лошадей и по самому мосту.

Тогда беда и отчаяние этой толпы достигли своего апогея. Почти каждый выстрел неприятеля попадал в цель. Ядра и картечь проделывали бреши в этой компактной массе, крики несчастных заглушали гром пушек и свист пуль, и люди с новым пылом бросились к мосту. Вокруг мостов, словно холмы, громоздились кучи тел людей и лошадей, растоптанных или убитых огнем противника. Чтобы достичь моста, следовало пройти по ним, одновременно ведя бой. Время от времени кто-то падал в воду и крошево льда, но их место занимали другие. Наконец наступила ночь, стрельба противника стала менее точной. К девяти часам вечера Виктор со своим корпусом сумел проложить дорогу через это скопище ужаса и отчаяния. Он сумел перейти на правый берег, оставив в Студене арьергард.

Многие не воспользовались этой ночью, хотя могли бы тоже перейти на другой берег. Когда утром 29-го русские вновь подступили к мостам, времени для переправы наших войск уже не было, хотя они и предприняли попытку прорваться, отчаянную, но бесполезную, так как в половине девятого по мостам был вновь открыт огонь и путь к спасению оказался отрезанным навсегда.

Та же участь ожидала бы остатки Великой армии на правом берегу, если бы Чичагов разрушил мосты в болотистой местности между Занивками и Зембином на единственном, еще остававшемся у них пути к отступлению и немедленно занял эту дорогу еще до перехода Великой армии через Березину. К счастью, он недооценил важность этой дороги. Армия пришла в Зембин, разрушила мосты и таким образом отгородилась болотами от преследовавшего ее неприятеля.

Источник