Меню

Озеро сегден основная мысль

Беседа шестая. Вернёмся к текстам

Беседа шестая. Вернёмся к текстам

Я надеюсь, ты, мой юный друг, нашёл время для самостоятельных упражнений по осуществлению понимающего чтения с теми отрывками из произведений русских писателей, что были предложены мной ранее. Теперь мой черёд представить тебе мои комментарии к ним, чтобы ты мог сравнить их со своими. Для удобства я вновь привожу предложенный для анализ отрывок и только затем свои заметки к нему.
I
Пред ликом двух богов

И. Шмелёв.
Неупиваемая чаша.
Отрывок
На ранней заре поднялся Илья и пошел в церковь. Белый туман курился в низинах, по Проточку. Сел Илья на старый могильный камень, положил голову в руки и стал думать: ну, теперь кончена положенная от барина работа. для барина и работал.
И вот, как давно, в яблочном монастырском саду, в охватившей его тяжкой
дремоте, сверкнуло перед ним яркой до боли пеной или кипящей водой на
мельнице. Миг один вскинул Илья глазами — и в страхе и радости несказанной
узнал глянувшие в него глаза. Были они в полнеба, светлые, как лучи зари,
радостно опаляющие душу. Таких ни у кого не бывает. На миг блеснули они
тихой зарницей и погасли.
В трепете поднялся Илья, смотрел сквозь слёзы в розовеющее над туманом небо — в потерянную радость:
— Господи. Твою красоту видел.

Понял тогда Илья: всё, что вливалось в его глаза и душу, что обрадовало
его во дни жизни,- вот красота господня. Чуял Илья: все, чего и не видали
глаза его, но что есть и вовеки будет,- вот красота господня. В прозрачном
и чутком сне,- видел он,- перекинулась радуга во всё небо. Плыли в эти
небесные ворота корабли под красными парусами, шумели морские бури; мерцали негасимые лампады-звёзды; сверкали снега на неприступных горах; золотые кресты светились над лесными вершинами; грозы гремели, и наплывали из ушедших далей звуки величественного хорала; и белые лилии в далеких садах, и тихие яблочные сады, облитые солнцем, и радость святой Цецилии, покинутой за морями.
В этот блеснувший миг понял Илья трепетным сердцем, как неистощимо богат он и какую имеет силу. Почуял сердцем, что придёт, должно прийти то, что радостно опаляет душу.

В анализируемых ранее отрывках диалоги персонажи с природой проходили с позиции некоего равенства, единства. Взаимопроникновение человека и природы давало некий целостный образ, раскрывающий как потаённые стороны души человека, с одной стороны, так и неявные смыслы разнообразных ликов самой природы, с другой стороны. В отрывке же из «Неупиваемой чаши» И. Шмелёва из горизонтальной плоскости это взаимоотношение в диалоге перенесено в вертикальную.
И здесь нужны некоторые дополнительные пояснения с моей стороны. Уже более 100 лет всё отчётливее слышны голоса, предупреждающие о крайне нежелательных изменениях, происходящих в человеческом сообществе. Речь идёт о так называемом секуляризме общества. Слово секуляризм, конечно, мудрёное, но очень важное в понимании процессов, имеющих место быть жизни вокруг нас. Секуляризм-это ослабление значения религиозной морали, религиозных смыслов и образов в повседневной жизни человека, в его сознании и чувствах, а также в произведениях культуры и искусства. Многие видели в этом печальном для них развороте событий угрозы нравственному облику как общества в целом, так и отдельного человека, угрозу увеличение зла и насилия в мире людей.

Реалии анализируемого отрывка относятся к тому времени, когда угроза секуляризма была незначительна, а религиозные сознание и ценности были основополагающими в жизни российского общества. Поэт начала двадцатого века Д. Мережковский свидетельствует нам об этом с очевидной убедительностью, показывая, какое место занимает Бог в жизни его лирического персонажа. Прочти его стихотворение «Бог» и проследи, как многозначно для него это высшее начало.

О, Боже мой, благодарю
За то, что дал моим очам
Ты видеть мир, Твой вечный храм,
И ночь, и волны, и зарю.
Пускай мученья мне грозят,-
Благодарю за этот миг,
За все, что сердцем я постиг,
О чём мне звёзды говорят.
Везде я чувствую, везде,
Тебя Господь,- в ночной тиши,
И в отдаленнейшей звезде,
И в глубине моей души.
Я Бога жаждал — и не знал;
Ещё не верил, но любя,
Пока рассудком отрицал,-
Я сердцем чувствовал Тебя.
И Ты открылся мне: Ты — мир.
Ты — всё. Ты — небо и вода,
Ты — голос бури, Ты — эфир,
Ты — мысль поэта, Ты — звезда.
Пока живу — Тебе молюсь,
Тебя люблю, дышу Тобой,
Когда умру — с Тобой сольюсь,
Как звёзды с утренней зарёй.
Хочу, чтоб жизнь моя была
Тебе немолчная хвала.
Тебя за полночь и зарю,
За жизнь и смерть — благодарю.

И мы можем быть уверены, что персонаж Шмелёва полностью разделил бы такую высокую оценку значимости божественного начала.
Поэтому, вступая в наш диалог с приведённым в отрывке диалогом Ильи и природы, мы начинаем понимать, что последний фиксирует, конечно, не равноправные отношения его участников. Природа надстоит над художником. В ней реализовался божественный замысел. Она, всё её разнообразие и великолепие есть свидетельство величия Творения Бога.
И как тут не вспомнить известные лермонтовские строки:
И дик и чуден был вокруг весь Божий мир
Следовательно, для человека постигать природу, постигать тайну её красоты — это, в конечном счёте, означает постижение красоты и величия «творения Бога своего».
Но есть у Ильи еще один вершитель его мыслей и желаний. О нём в отрывке говорится мимоходом, как бы невзначай. Это всего лишь маленькая строчка, но какая важная для нашего с тобой понимающего диалога, мой юный друг. Вот эта строчка:
радость святой Цецилии, покинутой за морями.

Ты обратил на неё внимание? Ты задал себе вопросы о том, что это за Святая Цецилия, и за какими это моря её кто-то покинул? Ты ведь помнишь, что мы должны вступать в диалог со всеми обстоятельствами текста анализируемого отрывка, а эта Цецилия и отдалённые моря — неслучайные элементы текста отрывка.
Вот что ты мог узнать, приложив определённые усилия для этого.
За многими моря, в Италии, в городе Болонье, в картинной местной галерее хранится полотно непревзойдённого итальянского живописца Рафаэля Санти под названием «Святая Цецилия». Она была им написана почти пол тысячелетия тому назад, в 1514 году. И с тех пор это творение великого мастера почти 500 лет волнует и восхищает умы и души людские. Вот как, например, писал когда-то о картине выдающийся венгерский композитор Ференц Лист:

«Я не знаю, благодаря каким таинственным чарам, — но эта картина предстаёт перед моим духовным взором в двух планах: как волшебно прекрасное выражение всего благороднейшего и идеальнейшего, чем обладает человеческая форма, как чудо грации, чистоты и гармонии и одновременно как совершенный символ искусства, неразрывно связанный с нашей жизнью».
На этой картине изображена Святая Цецилия, с вознесёнными к небу глазами
, в окружении святых апостолов и попирающая ногами музыкальные инструменты, недостойные играть божественную музыку. В руках у неё рассыпающийся орган, тоже неспособный соперничать с той музыкой, которую ей дано слышать с небес – музыку в исполнении ангелов. Именно поэтому она счастлива – ей даровано великое счастье внимать музыке, с которой постоянно соприкасается её христианский Бог. Ради веры в него она при жизни своей земной претерпела великие муки: за отказ предать свою христианскую веру её бросили в чан с кипящим маслом, затем трижды проткнули мечом. Но ничто не отвергло её от веры в христианские ценности. Чистота и величие её духа нашли своё отражение в этом шедевре Рафаэля Санти, правда более известного другой своей работой – «Сикстинской мадонной», написанной в то же время, что и картина, о которой мы ведём речь.

Однако не нужно думать, что эта святая из Болоньи, является для Ильи, персонажа нашего отрывка, вторым духовным центром. Совсем нет. Этим вторым мерилом всего для него являются чары Рафаэля Санти, о которых упомянул Лист. Вернее, высочайшее мастерство великого итальянского художника, его понимание красоты и величия человека.
И так, мы понимаем, что в своей душе Илья ведёт диалог с двумя духовными учителями: с всемогущим православным Богом и началом всех начал для него в живописи – с несравненным Рафаэлем Санти и с его бессмертными творениями.
И мы понимаем, что только в результате этого диалога Ильи удалось совершить свой жизненный подвиг – написать икону «Неупиваемая чаша».
Ушёл из жизни этот художник, но остался после него великий его дар своей земли, её жителям. И стала эта икона важной частью народной жизни. Вот какие проникновенные строки можно прочитать в конце повести.

Вот уже больше полвека тянутся по лесным дорогам к монастырю крестьянские подводы. Из-за сотни вёрст везут сюда измаявшиеся бабы своих близких — беснующихся, кричащих дикими голосами и порывающихся из-под верёвок мужиков звериного образа. Помогает от пьяного недуга «УпиваемаяЧаша». Смотрят потерявшие человеческий образ на неописуемый лик обезумевшими глазами, не понимая, что и кто Эта, светло взирающая с Золотой Чашей, радостная и влекущая за собой, — и затихают. А когда несут Её тихие девушки, в белых платочках, следуя за «престольной», и поют радостными голосами — «радуйся, ЧашеНеупиваемая!», — падают под неё на грязную землю тысячи изболевшихся душою, ищущих радостного утешения. Невидящие воспаленные глаза дико взирают на светлый лик и исступленно кричат подсказанное, просимое — «зарекаюсь!». … Приходят невесты и вешают розовые ленты — залог счастья. Молодые бабы приносят первенцев — и на них радостно взирает «Неупиваемая». Что к Ней влечёт — не скажет никто: не нашли ещё слова сказать внутреннее своё. Чуют только, что радостное нисходит в душу.

У тебя, возможно, возник вопрос, а какой же глубинный смысл можно понять в этом диалоге со своими божествами? А вот какой. В жизни человека обязательно должны быть идеалы. Ты спросишь, что это такое? Идеал – это какой-то пример для подражания, который выбирает для себя человек. Такими образцами могут быть чьи-то личные качества, способности, нравственные ценности, отношения к людям. Главным условием такого подражания является не слепое копирование, не рабское служение избранному идеалу, а творческое саморазвитие с использованием всех достоинств избранного кумира. Такими идеалами являлись для Ильи православный Бог и Рафаэль Санти. Именно их влияние способствовало творческому взлёту сельского художника, в результате чего появилась икона «Неупиваемая чаша».

Как Оля помогла Маше

Об озере этом не пишут и громко не говорят. И заложены все дороги к нему, как к волшебному замку; над всеми дорогами висит знак запретный, простая немая чёрточка. Человек или дикий зверь, кто увидит эту чёрточку над своим путём – поворачивай! Эту чёрточку ставит земная власть. Эта чёрточка значит: ехать нельзя и лететь нельзя, идти нельзя и ползти нельзя…
Кружишь по лесу молчаливому, кружишь, ищешь, как просочиться к озеру, – не найдёшь, и спросить не у кого: напугали народ, никто в том лесу не бывает. И только вслед глуховатому коровьему колокольчику проберёшься скотьей тропой в час полуденный, в день дождливый. И едва проблеснёт тебе оно, громадное, меж стволов, ещё ты не добежал до него, а уж знаешь: это местечко на земле излюбишь ты на весь свой век.

Сегденское озеро – круглое, как циркулем вырезанное. Если крикнешь с одного берега (но ты не крикнешь, чтоб тебя не заметили) – до другого только эхо размытое дойдёт. Далеко. Обомкнуто озеро прибрежным лесом. Лес ровен, дерево в дерево, не уступит ни ствола. Вышедшему к воде, видна тебе вся окружность замкнутого берега: где жёлтая полоска песка, где серый камышок ощетинился, где зелёная мурава легла. Вода ровная-ровная, гладкая без ряби, кой-где у берега в ряске, а то прозрачная белая – и белое дно.
Замкнутая вода. Замкнутый лес. Озеро в небо смотрит, небо – в озеро. И есть ли ещё что на земле – неведомо, поверх леса – не видно. А если что и есть – оно сюда не нужно, лишнее.
Вот тут бы и поселиться навсегда.. Тут душа, как воздух дрожащий, между водой и небом струилась бы, и текли бы чистые глубокие мысли.
Нельзя. Лютый князь, злодей косоглазый, захватил озеро: вон дача его, купальни его. Злоденята ловят рыбу, бьют уток с лодки. Сперва синий дымок над озером, а погодя — выстрел.

Там, за лесами, горбит и тянет вся окружная область. А сюда, чтоб никто не мешал им, закрыты дороги, здесь рыбу и дичь разводят особо для них. Вот следы: кто — то костёр раскладывал, притушили в начале и выгнали.
Озеро пустынное. Милое озеро.
Родина…

Как-то, блуждая по интернетовским форумам, я наткнулся на такой вопль души:
— Помогите, пожалуйста. Я готовлюсь к ЕГЭ (экзамену) по литературе. Очень волнуюсь. Много ещё трудных для меня заданий по программе я не могу выполнить. Одно из них такое: напишите о смысловом содержании крохотки А. Солженицына «Озеро Сегден».
Бедной Машеньке, автору этого послания, как оказалось, ответил только один сердобольный человек. Его можно похвалить за отзывчивость. Но то, что Ольга написала, вряд ли окажет столь необходимую помощь Маше. Ответ этот был поверхностным и схематичным. И вот почему. Но сначала прочитай его сам.

Главная тема- Родина (в разных понятиях, для автора- боль за Родину, обида за то, что губят озеро и природу, нет доступа к озеру, для «хозяев“ — вседозволенность и «приоритетность», безнаказанность). Идея — нельзя допустить гибели озера, крик души! Как символ родины — озеро Сегден.

Интересно, насколько он совпал с твоими мыслями? Очень многим? Но это не беда! Ведь мы с тобой только учимся понимающему чтению, которым совсем не владела Оля, продемонстрировав только информационное прочтение этой крохотки и совсем не поняв при этом глубинных её смыслов.
И всё же, спросишь ты, почему я дал столь суровую оценку столь доброму поступку неизвестной нам с тобой Ольги? Для ответа на сей твой вопрос – упрёк давай осуществим диалоговое понимающие чтение этой крохотки, которая, ох, как не проста.

Но на этом этапе нашей с тобой работы естественно должен возникнуть вопрос: а кто и что могут стать участниками диалога, кроме нас с тобой. Только озеро? А где персонажи, которые вступили в диалог с удивительным озером? Где все эти Кати, Егоры, Лизы, агрономы, Ильи и Пётры Петровичи? Или кто-нибудь другой?
Никого же нет!
Вот в этом отличие этого маленького рассказа от всех текстов, которые мы с тобой ранее понимали. В нём нет явного персонажа. Он не упомянут по имени. Но он всё же есть. Это автор. Это Александр Солженицын. Это его диалог с озером будет предметом нашего диалогического прочтения. Но с чем вступают в него участники понимаемого нами диалога: озеро и писатель? Что мы должны о них знать, чтобы уяснить глубинные смыслы этого шедевра миниатюрной прозы?
Прежде всего об озере. Оно расположено в Рязанской Мещере в получасе езды от Рязани, между реками Пра и Ока. Это озеро с очень старым, дославянским, мокшским, именем, обозначающим камышовое озеро, было свидетелем древнего ратного подвига славян, их неодолимого мужества в борьбе за свою свободу. Отсюда почти 880 лет тому назад, 21 декабря 1237 года, начали свой путь к вечной славе жители Великой Рязани, погибшие все, от мала до велика, под ударами мечей и копий воинов Хана Батыя, но не предавшие свою свободу.
Вот как пишет об этом древнее сказание“ Повесть о разорении Рязани Батыем».

И стал воевать царь Батый окаянный Рязанскую землю, и пошел ко граду Рязани. И осадил град, и бились пять дней неотступно. А в шестой день спозаранку пошли поганые на город — одни с огнями, другие с пороками, а третьи — с бесчисленными лестницами — и взяли град Рязань, и не осталось в городе ни одного живого, все равно умерли и единую чашу смертную испили.

И как близка была эта многострадальная земля, с её самоотверженной вечной готовностью защищать свою свободу, Александру Солженицыну, когда он после долгих лет тюрем, лагерей и поселения в глухих казахских степях в 1959 году выбрал Рязань местом постоянного жительства. Где и прожил двенадцать лет, и где начался очередной этап его борьбы против власти за свободу своих сограждан, и где начался его тяжкий путь писателя, для которого высшими идеалами были свобода и правда. Здесь был написан «Один день Ивана Денисовича», здесь вышла из-под пера его большая часть «Архипелага Гулаг». И здесь, наконец, были созданы, появившиеся в печати в 1961 году его крохотки, и среди них «Озеро Сегден».

Не лишне отметить, что первым писательским псевдонимом А. Солженицына был Александр Рязанский. Уж не потому ли, что для него слово «рязанский» означало прежде всего свободолюбивый.
Время написания крохоток было сложное и тревожное. Страна и её народ, с большой надеждой встретили так называемую «оттепель», когда казалось, что, наконец, гражданские свободы будут возвращены многострадальному народу, что прекратится государственный террор против своего населения. Но уже повеяло холодом будущих гонений на свободолюбивых сограждан, жертвой которых станет сам А. Солженицын.
И поэтому вряд ли на первом месте в сознании писателя были тогда проблемы сохранения природы и воспевания её красот, даже таких, как озеро Сегден. Тем более что у этих мест был свой бесподобный поклонник – Константин Паустовский с его неподражаемой «Мещёрской стороной», написавший в ней ещё в 1939 году такие простые и пронзительные по силе духа слова:

На первый взгляд — это тихая и немудрая земля под неярким небом. Но чем больше узнаешь её, тем всё больше, почти до боли в сердце, начинаешь любить эту обыкновенную землю. И если придётся защищать свою страну, то где-то в глубине сердца я буду знать, что я защищаю и этот клочок земли, научивший меня видеть и понимать прекрасное, как бы невзрачно на вид оно ни было, — этот задумчивый лесной край, любовь к которому не забудется, как никогда не забывается первая любовь.

Прочитав текст этой солженицынской крохотки, конечно, так поражаешься и панорамному взгляду писателя, и пластичности его прозы, и свежести языка, что почти не замечаешь некие «языковые огни», смотри второй эпиграф к тексту.
Я их для большей чёткости выпишу лесенкой.

Заложены дороги.
Запретный знак.
Поворачивай.
Земная власть.
Ехать нельзя.
Лететь нельзя.

Проберёшься.
Не крикнешь, что б тебя не заметили. (1)
Нельзя.
Лютый князь.
Злодей косоглазый.
Захватил.
Злоденята.
Его дачи, купальни.
Горбит и тянет вся область.
Закрыты дороги.
Никто не мешал им.
Особо для них.
Притушили и выгнали. (2)
Озеро.
Небо.
Родина.

Как видно из этой любопытной выборки, это не отдельные бартовские огоньки вспыхивают то тут, то там в тексте, а полыхает мощное пламя писательской ненависти к коммунистической власти и порядкам, которые она установила в стране. И мы понимаем, что автор вступил в диалог не с озером, не с точкой на карте великой страны. Он обеспокоен судьбой своего многострадального народа, заслуживающего иной жизни, достойной и свободной, судьбой всей страны. Отсюда и двойничество: озеро и Родина

Почти две дюжины таких огоньков напоминают дюжину ударов в спину революции, которые нанёс А. Аверченко в 1920 году в своей одноимённой книге. Это были удары по той революции, которая в 1917 году установила антинародную власть в России. Ту власть, которую представляет в «Озере Сегден» «злодей узкоглазый». И это не значит, что представители власти в стране узкоглазы. Ведь кем пугали издревле своих детей матери на Руси? «Злым татарином» стращали. И дело не в национальности, не во внешнем облике представителей власти, а в том зле, которое принесло татарское иго русской земле. Автору видится советская власть такой же бедой и проклятием для своего народа, как и проклятое многолетнее татарское полонение. Думаю, что А. Солженицын вложил бы и свой голос в тот горький и страдальческий выкрик, который прозвучал в конце книги А. Аверченко «Дюжина ударов в спину революции, когда два пожилых человека в ответ на предложение купить дорогие билеты, чтобы иметь возможность любоваться красавицей — Невой, закричали: «За что они Россию так?!»

Читайте также:  Черное озеро в россии карта

А своеобразное обрамление этими ударами величественной картины озера ещё больше усиливает обличительный настрой крохотки. Двадцать два удара распределены симметрично по отношению к описанию этого удивительного природного явления – озера, затерявшегося где-то в мещёрских краях. Первые одиннадцать ударов мы находим перед описанием. И все они о попрании прав человека, об ограничении его возможностей. Убедишься в этом сам, если прочтёшь мою выборку до цифры два. И жутким троекратным заклятием в этой части текста звучит жёсткое слово «Нельзя». С него же начинается и та часть текста, которая следует после описания озера. И эти вторые одиннадцать ударов живописуют отвратительную физиономию коммунистической власти, на которую «горбит и тянет вся область, а, понимай, всё население страны.
И замыкают маленький рассказ три смысловых огонька: озеро, небо, Родина. Нет, эти три слова лучше всего написать с заглавной буквы: уж больно ёмкие смыслы автор в них вкладывает. Вот так. Озеро. Небо. Родина. У тебя не возник вопрос, вот с озером и Родиной мне, вроде как, понятно, а причём тут небо? Дело в том, что в сознания человечества небо – это не только тот космос, в котором находится вселенная с её грандиозным миром планет, созвездий, комет и прочих сюрпризов, больших и малых. Это и не то место, куда мы время от времени поглядываем, пытаясь понять, что нам грозит: дождь, снег или ещё какая-нибудь иная пакость. Об этом как-то хорошо написал Кант, немецкий философ.

«Две вещи на свете наполняют мою душу священным трепетом — звёздное небо над головой и нравственный закон внутри нас»

И только здесь мы подходим к глубинному смыслу этой отважной и мудрой крохотке. По мысли Солженицына, человеку в его стране надо жить не по законам и запретам преступной власти, а по тем божественным предписаниям, которые даёт небо в лице Бога, и совести, что обретается в сердце и является нравственным заветом сотен предшествующих поколений его Родины, носящей гордое имя – Россия.
Именно так, мне думается, надо понимать эту крохотку, а ни как некие призывы любить родину, бороться за экологию озера или против чьих-то приоритетных прав.

Источник

Анализ цикла А.И. Солженицына «Крохотки» — жанр, мысль и темы рассказов

История создания

Работы были написаны в период с 1958 по 1960 год. Еще несколько работ писатель создал в конце 1990-х. Они различаются по размеру, тематике, жанрам, но вместе легко соединяются в цикл, который показывает взгляд писателя на мир. Солженицына интересует:

  • озеро Сэгден;
  • могила поэта;
  • город на Неве и многое другое.

Цикл был написан во время велосипедных поездок Солженицына по средней России. Вторую часть он написал после долгих лет, которые провел за рубежом. После возвращения на родину у него появились мысли о продолжении цикла «Крохотки». Они стали отражением самого сокровенного. Всего в цикл вошли 34 миниатюры.

Солженицын пытался опубликовать работы в России, но безуспешно. Везде ему отказывали, а Твардовский и вовсе сказал, что не чувствует в них жанра. В итоге цикл удалось опубликовать только за границей в 1964 году.

Жанровая принадлежность

У критиков нет однозначного мнения о том, к какому жанру принадлежит цикл. Б. Кодзис причислял работы к лирической миниатюре. Долгое время в советской литературе не приветствовался такой жанр. Солженицын умело сочетал беллетристику и публицистику, поэтому его работы приобрели особую привлекательность.

Если внимательно изучить рассказы, то можно заметить: писатель словно намеренно отказывался от прямого выражения мыслей и больше зарисовывал мелкие эпизоды. Именно мгновения наиболее полно отражали идеи автора. Тексты напоминают стихотворения следующими признаками:

  • интонационные перебои;
  • эмоциональная выразительность;
  • ритм словесных повторов.

Л. Колобаева настаивала на том, что цикл относится к жанру малого эпоса. В небольших рассказах Солженицын не только показывает субъективное авторское виденье, но и раскрывает суть этих моментов. Если сравнивать две части цикла, то в первой чувствуются социальные проблемы, а во второй — общие философские. Например, в «Колокольне» Солженицын показал свои переживания за судьбу родины.

Некоторые литературоведы сравнивали «Крохотки» с хлебными крошками, которые писатель щедро рассыпал для страждущих. Этот цикл призван напитать души, возродить в них светлые чувства. Хоть тексты небольшие по размеру, в них выделяют завязку, кульминацию, развязку.

Например, в миниатюре «Дыхание» лирический герой описывает яблоневый сад после дождя. Ничто не сравнится с этим наслаждением. Но тюрьма лишает способности наслаждаться свежим воздухом.

Основные проблемы

Солженицын раскрыл разные идеи в миниатюрах. Так, в «Грозе в горах» писатель описал важность умения сопротивляться жизненным невзгодам. Лирические герои наблюдали за природной стихией. Они перестали бояться грома, молний, ливня и словно стали каплями в море, которые не страшатся урагана, почувствовали себя частицами мира.

Эта идея нашла яркое отражение в «Костре и муравьях». Герой бросил бревно в огонь и не посмотрел, что там много насекомых. Позже он вытащил тлеющее дерево, часть муравьев убежало, но еще больше их вернулось к бревну. Они гибли, но их словно манило.

В этом крохотном рассказе писатель отразил свое мнение о событиях 1917 года. Многие оставались в России, хотя она была окутана Гражданской войной. Люди отказывались покинуть родину.

Солженицын затрагивал проблему преемственности и памяти. В рассказе «Старое ведро» писатель поведал о незавидной участи обычного ведра. Он сравнил его с судьбой фронтовиков, ведь все, что они делали, чаще забывается.

В рассказе «Утенок» писатель описывал маленького птенчика. Он восхищается чудом жизни и подчеркивает: люди на Венеру полетят, за 20 минут весь мир обойдут, но этого живого существа в пробирке не создадут. Могущество рождения жизни недоступно человечеству. Только природа способна на это.

Любая «Крохотка» наполнена смыслом. Чтобы понять его, нужно прочитать весь цикл. В нем писатель рассказывает об общечеловеческих проблемах.

Источник

Анализ цикла «Крохотки» Солженицына

— Попробуем на материале «Крохоток» понять: нашёл ли А.И. Солженицын такую Россию,
такое место, где усталой душе был приют … Что такое «крохотка»? Подберите, пожалуйста, синонимы к этому слову. (Миниатюра; маленькое, крохотное произведение; зарисовка; стихотворение в прозе; маленький рассказ.)

«В малой форме можно очень много поместить», — писал А.И. Солженицын. Оттолкнувшись от этого утверждения автора, попробуем подтвердить (или опровергнуть) эту мысль. И мне хотелось бы, чтобы вы на материале «Крохоток» углубили своё представление о личности А.И. Солженицына.
Выявление читательского восприятия;

— Вы прочли «Крохотки». Каково ваше впечатление о них? Каковы их темы?

В «Крохотках» автор свежим зрением пытается постичь те изменения, которые произошли в обществе за время его долгого вынужденного отсутствия. Его зоркий взгляд
видит очень многое из того, чего люди в хлопотливой суете повседневных забот порой не
замечают и мимо чего равнодушно проходят.

— Что автор больше всего ценит? Каковы его приоритеты?
(Свободу, возможность дышать свежим воздухом, красоту, простоту и естественность; гармонию, тишину и покой … )

— А что должна содержать в себе миниатюра? Что это за жанр?

Термин «миниатюра» заимствован из живописи. Подобно художнику, рисующему красками маленькую картину, писатель создаёт небольшие зарисовки с помощью слов. Малый объём диктует необходимость информационной насыщенности и ёмкого выражения состояния души лирического героя. Мысли, чувства, ощущения — вот те источники, которые питают лирическую миниатюру. Часто она имеет глубокий философский подтекст.

Структурные элементы миниатюры — ёмкие заглавие, содержание и заключительная мысль-итог. К жанру миниатюры обращались многие художники слова.

«Крохотки» имеют биографическую основу или автор фантазирует? Послушаем историю создания этих произведений.

Первые «Крохотки» писались в 1958-1960 годах, когда А.И. Солженицын жил с семьёй в Рязани и работал учителем в средней школе. В них отразились впечатления от велосипедных поездок по Средней России. Попытки напечатать их в журналах «Новый мир», «Семья и школа» оказались тщетными. Долгое время «Крохотки» ходили в самиздате. Первая публикация — в журнале «Грани», Франкфурт, 1964 год, NQ 56.

Рязань соответствовала представлению автора об истинной России. Недалеко от Рязани, в селе Константинове, родился Сергей Есенин. Жить в Рязани и не побывать на Родине великого поэта Солженицын не мог. 20 июля 1960 года он был в селе Константинове.

— Какие впечатления от поездки выразил он в миниатюре «На родине Есенина»?

Автор «крохотки» хотел подчеркнуть бедность обстановки, в которой жил С.Есенин, и силу его таланта, не зависящую ни от каких внешних обстоятельств. Поэт со всей силой
любви к Родине воспел рязанские просторы, создав бессмертные образы красоты.

— Что увидел писатель в других местах?
— В «крохотке» «Прах поэта» чувствуется боль автора, сожаление о том, что везде то же самое. Но дело не только в бедности, но и в изменении сознания людей, в их беспамятстве, отрыве от своих корней.

— Забыв о памяти предков, о своих корнях, о том, что слова род, природа и народ изначально одного корня, люди подменили нравственное отношение к добру как благу (добрые дела во благо людей) материальным, имущественным. Об этом писал А.И. Солженицын и в рассказе «Матрёнин двор» («… добром нашим, народным или моим странно называет язык имущество наше. И его-то терять считается перед людьми постыдно и глупо»).

— Эта мысль есть и в «Крохотках»: «все живущие заняты хлебом, наживой и честолюбием перед соседями».

Автор нарочито замечает грубые, прозаичные детали окрестностей села Константинова, чтобы подчеркнуть жизненные приоритеты жителей.

— Такое современное понимание «добра» разделяет общество. Может быть> в этом и есть
причина духовного кризиса, наблюдаемого в стране? Как вы думаете? Каких людей, по вашему мнению больше: хороших или плохих?

— Солженицын считает, что плохих людей больше, потому что для того, чтобы изменяться к лучшему, нужна работа души. А затруднять себя этим многие не хотят.

— А что может объединить людей, создать умиротворение в душах?

— Автор отвечает на этот вопрос в «крохотке» «Путешествуя вдоль Оки»: «Пройдя просёлками Средней России» начинаешь пони мать, в чём ключ умиротворяющего русского пейзажа. Он в церквах … И всегда люди были корыстны, и часто недобры. Но раздавался звон вечерний, плыл над селом, над полем, над лесом. Напоминал он, что покинуть надо мелкие земные дела, отдать час и отдать мысли — вечности.

Этот звон, сохранившийся нам теперь в одном только старом напеве, поднимал людей оттого, чтоб опуститься на четыре ноги. В эти камни, в колоколенки эти, наши предки вложили всё своё лучшее, всё своё понимание жизни».

— Согласны вы с писателем? Возникали ли у вас подобные мысли?
— Обратите внимание, как с помощью сонорных звуков [л], [н], однотипных конструкций
(над селом, над полем, над лесом) передаёт Солженицын колокольный звон, его строй и
тональность. Какие слова находит писатель, чтобы мы задумались о вечном?

(«Начинаешь понимать», «ключ», «русский пейзаж»; «церковь», «звон вечерний плыл над селом», «над полем, над лесом»; «покинуть надо мелкие земные дела»; «отдать мысли — вечности»; «звон, старый напев … поднимал людей»; «в эти камни наши предки вложили всё своё лучшее, всё своё понимание жизни).

Во многих людях — крестьянах, купцах, студентах, в заводчиках, жертвовавших деньги на храмы, музеи и даже на революцию жила, как заметит позднее Солженицын, «простота … дослужебная, дочиновная, досословная, догосударственная, невежественно-природная простота». Эта соборность, общинность долго противостояла зловещему разделению народа на классы, на партии, сословия, противостояла организации борьбы между ними».

— А какими чувствами автора освещено восприятие действительности в «крохотке» «Озеро Сегден»?

— Озеро Сегден … Где находится оно? В каком уголке нашей необъятной страны? Что
особенного таит в себе загадочная природа этого уголка земли? И почему именно здесь
защемило сердце великого писателя своей сопричастностью с Родиной?

Озеро Сегден находится около села Ласкова Рязанского района. г.п. Смолицкая указывает
такие варианты названия, как Сегденское, Сегдино, Сегодина. По всей вероятности, гидроним имеет финна-угорское происхождение. Возможно его сопоставление с мокшанским словом сенди — камыш, что соответствует и естественно-географической характеристике озера, большая часть берегов которого заросла камышом

Читаем 1-й абзац «крохотки» «Озеро Сегден»:

«Об озере этом не пишут и громко не говорят. И заложены все дороги к нему, как к волшебному замку; над всеми дорогами висит знак запретный, простая немая чёрточка. Человек или дикий зверь, кто увидит эту чёрточку над своим путём, — поворачивай! Эту чёрточку ставит земная власть. Эта чёрточка значит: ехать нельзя и лететь нельзя, идти нельзя и ползти нельзя».

— Что вы услышали здесь? Какие художественные приёмы использует здесь автор?
(Инверсию, сравнение, повтор, иронию.)

С горькой иронией пишет Солженицын о скрытом, как у волшебного замка, местонахождении этого озера. Немая чёрточка — запрещающий въезд знак — гласит, что сюда запрещён въезд, но Солженицын усиливает мысль: ехать, лететь, идти, ползти – ничего нельзя.

Не случайно трижды повторено словосочетание «эта чёрточка», эпитет «немая» (чёрточка) содержат контраст: немая, а много требующая. Попарное соединение глаголов
движения подчёркивает, что любой способ передвижения, любая попытка — под запретом. И это должен понимать каждый — человек ли, дикий ли зверь. А кто не понимает или сознательно нарушит запрет земной власти, тому «доходчиво» всё объяснит охрана, сидящая в засаде, как при охоте на дикого зверя.

Читаем следующее предложение:

«А близ дорог в сосновой чаще сидят в засаде постовые с турчками и пистолетами».

— А что означает слово турчок?

Казачий словарь-справочник объясняет, что это полицейский свисток. Помните о казачьих корнях Солженицына?

Читаем следующий абзац. Подумайте, как создаётся здесь «эффект присутствия».

«Кружишь по лесу молчаливому, кружишь, ищешь, как просочиться к озеру, — не найдёшь, и спросить не у кого: напугали народ, никто в том лесу не бывает. И только вслед глуховатому коровьему колокольчику проберёшься скотьей тропой в час полуденный, в день дождливый.

И едва проблеснёт тебе оно, громадное, меж стволов, ещё ты не добежал до него, а уж знаешь: это местечко на земле излюбишь ты на весь свой век».

Обращаем внимание на то, как писатель передаёт долгое, безрезультатное движение:
кружишь, кружишь, ищешь, не найдёшь, спросить не у кого. А причина? « … напугали народ, никто в том лесу не бывает».

Изобразительные возможности языка продемонстрированы в пределах одного сложного предложения. Читатель вслед за лирическим героем втайне побывал на берегу запретного озера. Вместе с ним боялся быть пойманным, наказанным и выдворенным за пределы «заповедной» территории.

«Эффект присутствия» создаётся глаголами 2-го лица настоящего времени (кружишь, ищешь, не найдёшь, проберёшься, знаешь, излюбишь), ты — любой, каждый из нас. Пробраться к озеру можно только тропой.

Автор называет её «скотьей», используя притяжательное прилагательное (по типу «лисья,
медвежья»). Убеждаемся: в словаре Ожегова такого прилагательного нет, есть скотский, скотный, скотиний, скотинный.

Как вы думаете, можно было употребить такие слова в этой миниатюре? Скорее всего, нет: они грубы, неуместны в таком тексте. «Скотья» — это авторский неологизм, но как точно передаёт он значение слова!

«Скотья тропа» — тропа, проложенная зверем в помощь человеку, ищущему подход к озеру. Л. Чуковская писала, что Солженицын «великий художник, человечный, возвращающий нам родной язык, любящий Россию … »

— А как вы понимаете слово «излюбишь»?

Давайте уточним значение этого слова в словаре В.И.Даля (выберем из всего спектра значений подходящее).
Излюбить — облюбовать, избрать по выбору.

Сравним с употреблением этого слова в Нобелевской лекции А.И.Солженицына: «В
русском языке излюблены пословицы о правде: одно слово правды весь мир перетянет».
Ср.: излюбленный — самый любимый и привычный (Л П.Алекторова, ЛА. Введенская, В. И. Зимин и др. Словарь синонимов русского языка).

Глагол излюбишь передаёт силу, глубину чувства любви и её постоянство (даже вопреки приставке ИЗ, предполагающей скорее исчерпанность).

Продолжаем чтение.
«Сегденское озеро — круглое, как циркулем вырезанное. Если крикнешь с одного берега (но ты не крикнешь, чтоб тебя не заметили) — до другого только эхо размытое дойдёт далеко. Обомкнуто озеро прибрежным лесом. Лес ровен, дерево в дерево, не уступит ни ствола. Вышедшему к воде, видна тебе вся окружность замкнутого берега: где жёлтая полоска песка, где серый камышок ощетинился, где зелёная мурава легла. Вода ровная-ровная, гладкая без ряби, кой-где у берега в ряске, а то прозрачная белая — и белое дно.
Замкнутая вода. Замкнутый лес. Далеко. Озеро в небо смотрит, небо — в озеро. И есть ли ещё что на земле — неведомо, поверх леса – не видно. А если что и есть — оно сюда не нужно, лишнее».

— Что здесь привлекло ваше внимание?

— Автор восхищён, предложения короткие, порой назывные, безличные, но очень выразительные, ёмкие: «Замкнутая вода. Замкнутый лес. Озеро в небо смотрит, небо — в озеро».

— Обратите внимание на цвет: желтая полоска песка, серый камышок ощетинился, зелёная мурава, вода прозрачная белая, белое дно. Здесь нет ничего лишнего, отвлекающего от лицезрения Божественной красоты. Краски естественны, звуки гармоничны. Понравилось
ласкательное слово камышок и употребимый с ним глагол ощетинился.

— Здесь всё какое-то сказочное, красивое, гармоничное. Круглое озеро, берег тоже окружность, и лес вокруг озера образует круг. Здесь ни убавить ни добавить, только необходимое, чтобы понять, как прекрасна земля.

— Круглое, как циркулем вырезанное озеро похоже на зеркало, в которое засматриваются не только облака, деревья, но, наверное, и человек. Здесь всё говорит о вечности и ты сам
невольно задумываешься о вечности.

— Вы правы, ребята, увидев в этой миниатюре удивительную упорядоченность в природе: «лес ровен, дерево в дерево». Деталей пейзажа немного: лес, песок, камышок, ряска, вода, небо. А большего и не нужно. Оно действительно лишнее. К тому же трудная жизнь, полная лишений, сделала писателя аскетом.

За годы одиннадцатилетнего лишения свободы он научился довольствоваться малым. Но и там, как признавался автор, душа удивительным образом становилась взыскательнее и тоньше, остро реагируя надобро и зло, отсекая всё лишнее, чего человеку не надо.

В этом спрятанном от мира людей уголке душа отзывается на красоту природы. покой,
умиротворяется и устремляется в горние вершины … Завершаем чтение миниатюры.

«Вот тут бы и поселиться навсегда … Тут душа, как воздух дрожащий, между водой и
небом струил ась бы, и текли бы чистые глубокие мысли. Нельзя. Лютый князь, злодей косоглазый, захватил озеро: вон дача его, купальни его.

Злоденята ловят рыбу, бьют уток с лодки. Сперва синий дымок над озером, а погодя — выстрел. Там, за лесами, горбит и тянет вся окружная область. А сюда, чтоб никто не мешал им, — закрыты дороги, здесь рыбу и дичь разводят особо для них. Вот следы: кто-то костёр раскладывал, притушили в начале и выгнали. Озеро пустынное. Милое озеро. Родина … »

— Как вы думаете, может ли пейзаж стать элементом характеристики лирического героя? (Да, он выдаёт его чуткую, восприимчивую к красоте душу. Вспомним его слова: местечко, милое озеро, родина.)

Скрытое от окружающего мира, устремлённое в небо, озеро показалось лирическому герою земным раем. Земное и небесное там не в противостоянии, а в отражении, в нерасторжимой связи.

Понятно высказанное желание поселиться там навсегда (поселиться бы, струилась бы, текли бы). Слова о чистых глубоких мыслях, которые текли бы здесь, соотносятся с течением и чистотой воды. Трепетность души, свободной от земных оков, сравнивается с едва видимым движением воздуха.

— А как вы понимаете слово струилась? (Поднималась, текла, парила.)
— А когда душа парит? (Когда человек счастлив. Это момент радостного единения человека и природы.)

— Но … «нельзя», — прерывает свои размышления о мечте лирический герой. И гармония в природе противопоставлена несправедливому человеческому мироустройству. Вы обратили внимание, сколько раз употребляется в этой «крохотке» слово нельзя? (5 раз!)

Читайте также:  Метод исследования озера байкал

— Что вы можете сказать о смысле этого слова?

На нём (в сочетании со зрительным образом «немая чёрточка» — запрещающий въезд знак) делается смысловой акцент. Сталкиваются понятия Родина, милое озеро — нельзя, запрет. К сожалению, нельзя поселиться в этом местечке навсегда. Не удастся продлить строение души, открытой высокому.

— Кто такой князь? (Начальство, властители, может быть, местный «удельный князь».)

— Какими словами характеризуется хозяин озера? Выдают ли они авторское отношение? (лютый князь)

— Подберите синонимы к эпитету лютый. (Злой, жестокий.)

— А почему злодей косоглазый?

— Он как сказочный отрицательный герой — лихо одноглазое.

— Может быть, видит всё однобоко, упрощённо, не обладает широтой зрения.

— Обратим внимание на слово захватил. (Силой овладел, не по праву, не по закону.)

— В словаре С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой к истолкованию слова «князь» приведена поговорка: из грязи в князи (презр.), значение которой — возвысился не по заслугам. Интересно и такое наблюдение: ведёт себя эдаким князьком (перен.: превышая свою власть, ни с кем не считаясь; разг. неодобр.). Убеждаемся: каждое слово в авторской характеристике «хозяина» озера очень значимо, дополняет друг друга.

— Кто такие злодей и злоденята? (Родственники, приближённые, обслуга; они относятся к
природе потребительски: ловят рыбу, бьют уток.)

— В противовес занятиям «злодея» и «злоденят» горбит и тянет вся окружная область
(ассоциация с бурлаками).

— Какой здесь основной приём изображения? Его цель?

— Это антитеза: там — здесь. Её цель — показать разный уровень жизни; социальное
расслоение, неравенство. Переход к финалу подготовлен всем предыдущим повествованием, абзацами-антитезами. Обратим внимание: абзацы становятся всё меньше. И вот конец: «Озеро пустынное. Милое озеро».

— Какую мысль передаёт здесь автор?

Здесь вновь используется смысловая антитеза — основной авторский приём организации текста: передано сложное авторское отношение (озеро милое, но пустынное, потому что
запретное, чужое, как и его название. И человек чувствует себя здесь чужим. Об этом когда-то с горечью писал и С.Есенин: «В своей стране я словно иностранец». «Русь советская»).

— А мне кажется, что слова пустынное и милое можно воспринимать как контекстуальные синонимы, ведь автора вела «мечта о тихом уголке России».

— Какие мысли и чувства автора заключены в последнем слове «Родина …?

— Это итог, эмоциональный и смысловой.

— Слово передаёт итог двойственного впечатления от увиденного. Здесь даже многоточие значимо, оно свидетельство недоговорённости и одновременно знак надежды на читательский отклик, на диалог с писателем.

— Сопоставьте, пожалуйста, последнюю строку с первой. О чём говорит вам это сопоставление?

— Повествование об озере, затерявшемся в лесной глуши Мещёры, переходит в раздумье о Родине. (От частного — к общему. Кстати, в тексте представлены все типы речи: повествование, описание, рассуждение.)

— Смог ли автор уместить в малой форме многое?
— «Крохотки» очень ёмкие по содержанию.

«В малой форме можно очень много поместить, и это для художника большое наслаждение — работать над малой формой. Потому что в малой форме можно оттачивать грани с большим наслаждением для себя», — писал А.И.Солженицын.

Хочу показать вам пример совсем маленькой по объёму «крохотки».
Выразительное чтение «крохотки» «Костёр и муравьи»

«Я бросил в костёр гнилое брёвнышко, недосмотрел, что изнутри оно густо населено
муравьями. Затрещало бревно, вывалили муравьи и в отчаянье забегали, забегали поверху и корёжились, сгорая в пламени. Я зацепил брёвнышко и откатил его на край. Теперь муравьи многие спасались — бежали на песок, на сосновые иглы. Но странно: они не убегали от костра.

Едва преодолев свой ужас, они заворачивали, кружились, и — какая-то сила влекла их назад, к покинутой родине! — и были многие такие, что опять взбегали на горящее брёвнышко, метались по нему и погибали там … »

— Что можете сказать? О чём это?

— На мой взгляд, эта зарисовка является аллегорией преодоления жизненных трудностей и авторского отношения к Родине. Солженицына осудили за антисоветскую агитацию и выслали из страны за критику…

А он, живя в Америке, писал статью «Как нам обустроить Россию» (1990) и при первой возможности вернулся на Родину (1994). Потому что, как писал Паустовский, очень любивший Мещёрский край, «человеку никак нельзя жить без Родины, как нельзя жить без сердца».

Даже критикуя, писатель деятельно желает своей стране добра.

— Какие же чувства вызывает у А.И. Солженицына Родина?
Преклонение перед красотой, любовь и горечь, боль. Любовь и боль (как у Есенина — плач) — вот два главных чувства, передающие отношение А.И. Солженицына к Родине. А между ними — целая гамма чувств и переживаний: недоумение, восхищение, преклонение, любовь, сожаление, растерянность, негодование, тоска, обида, боль …

— О чём заставили вас задуматься «крохотки» А.И. Солженицына?

(Если в «Одном дне Ивана Денисовича» жизнь героя измеряется днём, то в «Крохотках» единицей измерения времени становятся минуты, мгновения. Но эти мгновения заставляются задуматься о жизни, о предназначении человека, о мире природы, о человеческом обществе; о том, что мы живём на прекрасной земле, и эта земля — наша Родина.)

— Каким вам видится автор «Крохоток»?

(Внимательным, любящим природу и Родину, страдающим, неравнодушным .. ,)

Писатель с болью в душе пишет о происходящем в родной стране, Он уверен, что «писатель — не посторонний судья своим соотечественникам и современникам, он — совиновник во всём зле, совершённом у него на родине или его народом».

Об этом говорил Солженицын в Нобелевской лекции, которая ему была присуждена «за нравственную силу, почерпнутую в традиции великой русской литературы».

Источник



Исследовательская работа по литературе «Образ автора в философском цикле А.И. Солженицына «Крохотки»

Боровская Елена Анатольевна

Работа выполнена ученицей 9 класса и может быть полезна при изучении творчества А.И. Солженицына.

Скачать:

Вложение Размер
solzhenicin_avtosohranennyy.doc 158 КБ

Предварительный просмотр:

МБОУ Молодёжнинская средняя общеобразовательная школа

Приаргунского района Забайкальского края

Тема: «Образ автора в философском цикле А.И. Солженицына «Крохотки»

Выполнила ученица 9А класса

Учитель – Е.А. Боровская

I Введение – стр.3

II Основная часть

Образ автора в философском цикле А.И. Солженицына «Крохотки»

  1. Цикл «Крохотки» — многолетние раздумья автора о человеке, о природе, о проблемах современного общества и о судьбе России – стр.5
  2. Развитие А.И. Солженицыным традиций русских писателей в цикле «Крохотки» – стр.5
  3. Своеобразие композиции «Крохоток» – стр.6
  4. Основные проблемы и авторская позиция в цикле – стр.7
  5. Языковые средства «Крохоток»

и их роль в раскрытии образа автора – стр.10

6. Анализ отдельных миниатюр цикла: – стр. 13

а) Анализ миниатюры «Дыхание»;

б) Анализ миниатюры «Гроза в горах»;

в) Анализ миниатюры «На родине Есенина» с привлечением очерка К.Г. Паустовского «Бескорыстие» из повести «Мещёрская сторона»;

г) «Песнь о муравьях». Сопоставительный анализ образов муравьёв в произведениях Л.Н. Толстого (фрагмент главы «Охота» повести «Детство», рассказ «О муравьях»), рассказе М.М. Пришвина «Муравьи» и миниатюре А.И. Солженицына «Костёр и муравьи»;

д) Анализ миниатюры «Колокольня»;

е) Анализ миниатюры «Молитва».

III Заключение – стр.22

Список используемой литературы – стр.24

Пришёл я в мир сей,

Чтобы невидящие видели…

Евангелие от Иоанна. 9,31 (1, стр.1102)

А.И. Солженицын (1918 – 2008) – великий русский писатель, лауреат Нобелевской премии (1970). Это Лев Толстой через сто лет. Символ эпохи XX века.

Его часто называли пророком. И жизнь его сложилась как житие пророка, посылая писателю испытания: войну, тюрьму, смертельную болезнь. Чудесное исцеление (как в житии) вселило в него веру, что Господь сохранил его для того, чтобы помочь русскому народу осознать своё предназначение и свои грехи, «принести покаяние, собраться с силами и выпрямиться, так обретя истинную суть» (2,стр.37)

Все мысли Солженицына были о России. Даже находясь в изгнании, он писал о ней, воспевал русский национальный характер, мечтал о переустройстве родины.

Вернувшись домой в 1994 году, писатель – до самой смерти – продолжал призывать к освобождению от зла.

Все его творения: и крупномасштабные романы, и маленькие рассказы, и публицистика, – это напоминание о высших ценностях, о долге и назначении человека, о судьбе родной страны.

Поэтому творчество А.И. Солженицына очень актуально сегодня, когда происходит разлад в человеческой душе, потеряны прежние и не приобретены новые ориентиры, нарушена система взаимоотношений человека с окружающим миром. Например, в ноябре 2008 года в Ивановской области был разрушена старинная церковь, где после революции располагалась школа. Сейчас же местные жители – каждый за тысячу рублей – разобрали здание на кирпичи.

Но в то же время в Воронежской области на месте уничтоженного храма построена церковная обитель для бывших заключённых и их же руками. Значит, искалеченная душа имеет надежду на исцеление.

Мне кажется, что это замечательное событие произошло под воздействием на людей и произведений А.И.Солженицына, одним из которых является философский цикл «Крохотки». В нём писатель выступает не только как публицист, моралист, призывающий к переустройству российской действительности и воспевающий свободу и душевную красоту, но и как великий художник слова, способный создавать неповторимые и яркие человеческие образы, образы природы, даже неодушевлённых предметов.

И за всем этим видится образ автора.

Поэтому целью моей исследовательской работы является раскрытие образа автора в философском цикле «Крохотки».

  1. изучить лирические миниатюры цикла А.И. Солженицына, отдельные произведения Л.Н.Толстого, М.М. Пришвина, К.Г. Паустовского;
  2. выявить традиции русских писателей, используемые писателем в «Крохотках»;
  3. определить своеобразие композиции философского цикла;
  4. сформулировать основные проблемы и выявить авторскую позицию в произведениях цикла;
  5. отметить языковые средства и определить их роль в раскрытии образа автора.

Методы исследовательской работы:

  1. анализ миниатюр А.И. Солженицына, отдельных произведений Л.Н. Толстого, М.М. Пришвина, К.Г. Паустовского;
  2. интерпретация отдельных произведений вышеперечисленных писателей.

Образ автора в философском цикле «Крохотки»

Цикл «Крохотки» — многолетние раздумья автора о человеке, о природе, о проблемах современного общества и о судьбе России

«Крохотки» – это цикл философских эссе, итог многолетних раздумий А.И. Солженицына о человеческой жизни, о природе, о судьбе России, о проблемах современного общества.

Писатель создавал эти произведения на протяжении всей литературной жизни.

Восемнадцать этюдов цикла были написаны в конце пятидесятых годов двадцатого столетия, ещё до высылки, однако, ни один из них, ходивших в «самиздате», не был напечатан. Вернувшись на родину, Солженицын создал и опубликовал ещё тринадцать миниатюр.

Показательно, что эти своеобразные «стихотворения в прозе» не давались автору в изгнании: «Только в России я оказался способен снова их писать, там – не мог…» (5, стр.24)

Развитие А.И. Солженицыным традиций русских писателей в цикле

В этом цикле А.И. Солженицын продолжает лучшие традиции великих русских писателей.

Опираясь на произведение А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», он создаёт путевые очерки «Озеро Сегден», «Прах поэта», «На родине Есенина», «Город на Неве», «Путешествуя вдоль Оки», дававшие автору возможность показать действительность как бы со стороны, глазами наблюдателя. В них, как и у Радищева, раскрывается внутренний мир путешественника – человека чуткого ко всему, что он видит.

Философские раздумья писателя, композиционные особенности произведений цикла, повышенная эмоциональность стиля роднят «Крохотки» со «Стихотворениями в прозе» И.С. Тургенева.

Многие миниатюры А.И. Солженицына созвучны рассказам, очеркам и зарисовкам М.М. Пришвина из циклов «Лесная капель», «Лисичкин хлеб», «Незабудки», поэмы «Фацелия»; повести К.Г. Паустовского «Мещёрская сторона».

Идейно-тематическое содержание «Крохоток» перекликается с мыслями Л.Н. Толстого, М. Горького, А.Н. Толстого, а также М.М. Пришвина и К.Г. Паустовского о природе и красоте, о величии и судьбе родной земли, о поступках и призвании человека, о душе и Боге…

Своеобразие композиции «Крохоток»

Слово «крохотки» – авторский неологизм, который, на мой взгляд, обозначает «очень маленький», «крошечный».

Действительно, цикл состоит из небольших по объёму лирических произведений, в которых писатель поднимает важнейшие, вечно волновавшие его духовно-этические, нравственно-эстетические и гражданские проблемы.

Более тридцати миниатюр (мною прочитано 24 – те, которые я смогла найти в книгах) объединены целью – показать человека во взаимодействии с окружающим миром, определить его роль в обществе, в судьбе страны, помочь найти ему призвание и укрепить веру в свои духовные силы.

Во всех этюдах цикла присутствует образ рассказчика, о чём говорят местоимения я, мы и глаголы первого лица: «я стою под яблоней…», «мы на Венеру скоро полетим…», «она застала нас…» и другие. Но он очень близок к образу автора, расширен до его пределов. Неопределённая форма глаголов в безличных предложениях («можно было представить», «не различить отражений…», «страшно подумать…»), местоимения ты, вы , определённо-личные предложения с глаголами второго лица и повелительного наклонения («ты входишь в село…», «вы не бранитесь, а посмотрите хорошо…», «начинаешь понимать…», «не упустите посмотреть…») придают обобщённый характер происходящему. Это даёт возможность писателю объективно и публицистически точно, остро и выразительно высказать свою точку зрения.

Почти каждую крохотку связывает и общее построение: сначала описание или повествование, а в итоге – авторское размышление, его отношение к той проблеме, которую А.И. Солженицын пытается решить. Иногда автор «Крохоток» прямо не сообщает о своей позиции, но её не трудно заметить, благодаря языковым средствам, и сделать соответствующий вывод.

Вся композиция цикла, расположение миниатюр, помогает читателю увидеть образ автора, его «диалектику души».

Мною сформулированы основные проблемы произведений и определена авторская позиция, которые и представлены в таблице:

«Основные проблемы и авторская позиция в философском цикле «Крохотки»

Человек и природа

Редкая возможность несвободного человека подышать свежим воздухом

Только будучи вольным, можно ощутить радость свободного дыхания от общения с природой и жить дальше.

«Пока можно ещё дышать после дождя под яблоней – можно ещё и пожить!»

Недоступность удивительной красоты уголка родной природы для простого человека

Озеро Сегден – удивительной красоты уголок родной природы, любовь к которому сохраняется навсегда.

«Это местечко на земле излюбишь ты на весь свой век».

«Вот тут бы поселиться навсегда…», но «нельзя».

Не каждый человек может увидеть красивейшее озеро, доступное только избранным, власть имеющим людям.

Могущество человека и неповторимость, своеобразие любого живого существа

«Но никогда…со всем нашим атомным могуществом… мы не смонтируем этого невесомого

жалкенького жёлтенького утёнка…»

Варварское разрушение памятников православной культуры и могил

Непонимание и неприятие факта уничтожения двух монастырей и могилы поэта Полонского

Огромное желание жить

«Ведь вот как оно хочет жить – больше нас!»

«Отраженье в воде»

Можно ли постичь истину в житейской суете?

Постичь истину в житейской суете невозможно.

«Если… не отразим… истину, – не потому ли,…что ещё движемся…?»

Человек среди стихийных сил природы

«Мы стали ничтожной и благодарной частицей этого мира,…в первый раз создававшегося сегодня – на наших глазах».

Цена великолепия города на Неве

«Страшно подумать»: забудутся человеческие муки и слёзы, на которых создаётся «такая законченная вечная красота».

Стремление живого существа к свободе

Каждое живое существо стремится к свободе: «Не надо мне, мол, ваших костей, — дайте только свободу. »

Человек и способы его передвижения

Нежное воспоминание об отвергнутом способе передвижения – на животных; неприязнь к современному способу передвижения – на машине

Отношение человека к старым, ненужным предметам

Война и память о ней

Старые, забытые предметы способны хранить память и будить в человеке волнующие чувства.

Воспоминания о военных буднях и фронтовых друзьях навсегда останутся в памяти.

«На родине Есенина»

Талант в убогой российской деревне

Способность увидеть красоту в неброском пейзаже.

«Небесный огонь опалил однажды эту окрестность…». Восхищение талантом Есенина, сумевшего «найти столькое… для красоты, которую тысячу лет топчут и не замечают».

Писательский труд тяжёл, прочен и ёмок, как колхозный рюкзак

«Костёр и муравьи»

Чувство родины у маленьких муравьёв

«…какая-то сила влекла их назад, к покинутой родине». Муравьи обладают огромным чувством родины и способны идти на добровольную гибель.

Забвение христианских традиций в современном обществе

Неприятие равнодушного, подчас жестокого отношения современного общества к умершим и кладбищам; горькая ирония: «Мы-то ведь никогда не умрём!»

«Приступая ко дню»

Отношение современного человека к вере и молитве

Современный человек больше заботится о своём теле, а не о духе.

«Нет, это не молитва. Это – зарядка».

«Путешествие вдоль Оки»

Варварское отношение к православным храмам

Церкви – ключ умиротворяющего русского пейзажа, связь человека с небом…

Разрушение и осквернение церквей – признак оскудения духа, преобладание мелкого над вечным.

Ласковая, сострадательная, но в то же время надёжная, крепкая лиственница.

«Что за диковинное дерево!»

«Ведь – и люди такие есть».

Молния как кара небесная.

Способность выстоять после испытания совестью

Многие проходят испытание совестью, но не каждый может выстоять: «И кто ещё остоится после того, а кто и нет».

Связь колокольного звона с важнейшими событиями в жизни русского народа

Колокольный набат – вестник большого несчастья.

Наказание и опала тем, кто вещает в России о «великой Беде».

Отношение власти к маленьким российским городам, к памятникам православной культуры

Проблема выбора обманутых людей

Негодование по поводу равнодушия власти к проблемам маленьких городов, варварского отношения к древним церквям.

Непотопленная колокольня – символ России, надежда на будущее: «…нет, всю Русь до конца не попустит Господь утопить…»

Роль сумерек в жизни человека.

В сумерки овладевает человеком «незамечаемая в суете дня глубокая серьёзность жизни…»

Петушье пенье в современных деревнях

В связи с запустением деревень невозможно услышать полуденное петушье пенье, от которого становится на душе спокойно и радостно

Человек и вера в Бога

«Как легко мне жить с Тобою, Господи!

Как легко мне верить в Тебя!»

Из таблицы видно, как происходит развитие душевного состояния автора: от маленького, временного – к всеобъемлющему, вечному.

Языковые средства «Крохоток» и их роль в раскрытии образа автора

Огромная роль в раскрытии образа автора принадлежит языковым средствам, которые отражают его духовный мир, помогают понять авторскую точку зрения, усиливают выразительность цикла и подчёркивают эмоционально-экспрессивное значение сказанного.

Роль языковых средств

«зеркальная гладь»(«Отраженье в воде»), «ласковые уши» («Способ двигаться»),«нескладные гиблые жизни» («Город на Неве»)

Создают образность, помогают понять авторское отношение к происходящему

«рубец неизбежной смерти», («Мы-то не умрём»), «дожди десятилетий», («Путешествуя вдоль Оки»), «удар кары-совести» («Молния»)

Создают образность, помогают понять авторскую позицию

(«царевнами белыми…» («Путешествуя вдоль Оки»), «верблюд – двугорбый лебедь» («Способ двигаться»), «подобно капле морской» («Гроза в горах»)

Выделяют какой-либо важный признак предмета или действия, создают образность

«не изъясняли» («Колокол Углича»), «братние ножи» («Прах поэта»), «по соболезности» («Лиственница»)

Повышают выразительность, способствуют достоверному изображению эпохи

«шибко», «худое ведро» («Старое ведро»), «сиживали» («В сумерки»), «нутро» («Молния»)

Оживляют тест, помогают изобразить действительность с привычной для читателя точки зрения

«бедняга» («Шарик»), «жалкенький» («Утёнок»), «булыги буханок» («На родине Есенина»)

Содержат элемент оценки, повышают эмоциональность

«надвигались,… чередовались,… выступали,… исчезали» («Гроза горах»), «заворачивали,… кружились,… взбегали,… метались» («Костёр и муравьи»), «нагибаться, приседать, кланяться…» («Приступая ко дню»)

Указывают на динамичность действий, вносят дополнительную эмоциональную окраску

«И в чём тут держится душа?» («Утёнок»), «прошло всё дымом» («Старое ведро»), «взяли моду» («Колхозный рюкзак»)

Дают оценку происходящему

«Ещё живём?» («Отраженье в воде»), «Разве это дело – навещать тех, кто есть не просит?» («Мы-то не умрём»), «…да отчего бы ему не потечь и дальше так?» («Петушье пенье»)

Повышают эмоциональность, привлекают внимание к определённым частям текста

«Ведь оно тоже хочет жить!» («Вязовое дерево»), «Что за диковинное дерево!» («Лиственница»), «Как легко мне верить в Тебя!» («Молитва»)

Повышают эмоциональность, привлекают внимание к определённым частям текста

«сочают» («Дыхание»), «дружливый» («Молния), «додлевается» («Колокол Углича»)

Дают новую яркую окраску образам

Существительные и прилагательные, образованные автором от глаголов

«запусть»(«Колокольня»), «неподымна» («Лиственница»), «обезлюженье»(«Петушье пенье»).

Наполняют содержание особой авторской энергией

Образованные писателем наречия

«примирённо» («Мы-то не умрём»), «напрострел» («Молния»), «невперебив» («В сумерки»).

Повышают выразительность высказываний автора

Глагольные формы, образованные автором при помощи приставок

«иссилясь» («Молния»), «изважены» («В сумерки»)

Указывают на индивидуальность автора, повышают эмоциональность сказанного

Языковые средства цикла помогают читателю представить образ автора простым, не отделяющим себя от народа человеком с внимательным взглядом, неравнодушным характером, отзывчивым сердцем и поэтической душой.

Анализ отдельных миниатюр цикла

«Дыхание» (7, стр.207)

В первой миниатюре цикла говорится о состоянии природы после дождя и о той радости, которую переживает автор, — радости подышать свежим воздухом, «напоенным цветением, сыростью, свежестью».

Очень важно, что перед читателем возникает образ человека, недавно вернувшегося из тюремного заключения, и от этого становится более понятным его огромное, заставляющее всё забыть стремление «дышать так, как дышат здесь, на воле».

Текст начинается кратким, но детальным описанием пейзажа: весеннее утро, тучи, отцветающая яблоня, травы, которые «сочают после дождя».

Затем на фоне этого уголка природы, сохранившегося в современном городе, появляется фигура мужчины, вдыхающего «сладкий дух».

При помощи однородных членов («не одна яблоня, но и травы», «втягиваю, ощущаю, дышу»), повторов («воля», «воздух», «дышу») передаётся состояние природы и человека, чувство восторга и упоения после прошедшего дождя.

Авторские неологизмы («сочают», то есть «наполняются, истекают соком»; «напаивает», то есть «источает, распространяет аромат») придают новую, более яркую окраску пейзажной зарисовке и несут особую энергию, возникающую от взаимодействия природы и человека и указывающую на индивидуальность автора и его художественное чутьё.

В свою очередь, метафоры («звериными клетками пятиэтажных домов», «стрельбу мотоциклов», «завывание радио», «бубны громкоговорителей») усиливают противопоставление шумного, бездушного, холодного города, немного напоминающего тюрьму тем, что он ограждён и стенами, и звуками от природы, и «крохотного садика», в котором автор, то открывая, то закрывая глаза, наслаждается свежим воздухом и забывает обо всём. Реальность перестаёт для него существовать.

В последних двух абзацах повествование и описание сменяется рассуждением о том, что главное – это воля, рождающаяся от общения с природой и позволяющая свободно дышать. Александр Солженицын, переживший в заточении несправедливость, жестокость и унижения, но не утративший желания жить и способности наслаждаться скромными, но бесценными для него природными подарками, говорит нам об остром чувстве свободного дыхания, особенно после дождя, несущего очищение, обновление и надежду не только окружающему миру, но и человеческой душе: «Пока можно ещё дышать после дождя под яблоней – можно ещё и пожить!»

«Гроза в горах» (7, стр.209)

В миниатюре «Гроза в горах» прослеживаются традиции русских писателей А.Н. Толстого (повесть «Детство Никиты», глава «Стрелки барометра») и А.М. Горького (ранние романтические произведения, например, «Песня о Буревестнике»).

Слово «гроза» ни разу не употребляется в тексте – только «она». Но всё говорит об этом волнующем явлении природы: тьма, молния, гром, ливень…

Как в некоторых мифах – ночь, когда всё обычное днём становится величественным, поражающим воображение человека.

Наступление грозы напоминает нам Библейскую историю о сотворении мира: «тьма, ни верха, ни низа, ни горизонта…», «…и отделилась тьма от света…», «…есть уже твёрдая земля…», «…всё было мрак и бездна…». Эта реминисценция говорит об огромном размахе и силе стихии, не зависящей от воли человека.

Олицетворения («она шла», «вспышки надвигались», «голос грома наполнил ущелья…», «рёв рек», «молнии падали…») и гипербола («сосны, ростом с горы») помогают увидеть природу одухотворённой, сравнить её с имеющим душу живым существом, которое заполнило собой весь мир.

Эпитеты («непроглядная ночь», «раздирающая молния»), прилагательные, обозначающие цвета («сияние белое», «сияние розовое», «сияние фиолетовое»), антонимические пары («блеск и тьма», «ни верха, ни низа», «выступали…,исчезали…») создают выразительный и могущественный образ грозы.

И как контраст – изображение мизерности, ничтожности испуганных маленьких людей через глаголы движения («мы выползли из палаток – и затаились»), сравнительные обороты («подобно капле морской», «Мы стали ничтожной и благодарной частицей…»).

Но страх сменяется восторгом, благоговением перед грозной стихией. И у автора, являющегося участником событий, возникает такое чувство, что в эти секунды (как в Библии) рождается новый мир, намного лучше прежнего. Каждый, кто видит это, понимает, как прекрасно – «быть каплей морской», «ничтожной частицей этого мира…, в первый раз создавшегося сегодня – на наших глазах».

Действительно, вселенский масштаб и единый образ сосуществования природы и человека.

«На родине Есенина» (7, стр.212)

А.И. Солженицын пять лет прожил в Рязани, где работал учителем физики в средней школе. Его путешествие по этому краю легло в основу некоторых путевых очерков, одним из которых и является миниатюра «На родине Есенина».

Какова она, родина Сергея Есенина? Откуда черпал великий поэт своё вдохновение? Что за сила помогала ему создавать прекрасные стихотворения? На эти и другие вопросы пытается ответить писатель.

Произведение начинается с описания деревни. Мы видим неприглядную картину: «пыль», «садов нет», «хилые палисаднички», «свинья зачуханная»…

Затем вместе с автором заходим в маленький старый дом Есениных, где «чуланчики», «клетушки», вместо стен – перегородки не до потолка.

Впечатление автора усугубляют эпитеты («хилый курятник», «убогие перегородки», «слепой сарайчик») и слова с уменьшительно-пренебрежительным оттенком («палисаднички», «чуланчик», «сарайчик», «банька», «польце»).

Кругом серость, убогость, тоска, которые распространяются и на окружающий пейзаж: «нет близко леса», « обыкновенное польце», «луговые петли спокойной Оки».

Автор рисует образ русской деревни, «каких много и много». И люди, там живущие, «заняты хлебом, наживой и честолюбием перед соседями»

И невольно волнение охватывает А.И. Солженицына: «Какой же слиток таланта метнул Творец сюда?» Как Есенин, «деревенский драчливый парень», мог увидеть ту скромную красоту, «которую тысячу лет топчут и не замечают»?

Писатель восхищается даром поэта, сердце которого было распахнуто для мира, впитывало радость бытия и выплёскивало её с любовью в стихах и песнях.

На самом деле, «небесный огонь опалил однажды эту местность», о которой ранее писал и другой замечательный русский писатель К.Г. Паустовский в повести «Мещёрская сторона». (3, стр.365, 371)

Мещёрский край, где находится рязанский дом Сергея Есенина, – родина талантов: художников, иконописцев. Отсюда родом русская святая Феврония Муромская… И, наверное, неслучайно.

«На первый взгляд – это тихая и немудрая земля под неярким небом».

А.И. Солженицын, впервые путешествуя по есенинским местам, не смог заметить всю их прелесть, потому что она «раскрывается не сразу, а очень медленно, постепенно».

А человек, рождённый в этом «лесном задумчивом крае», с детства беззаветно любит его, так как наделён способностью «видеть и понимать прекрасное, как бы невзрачно на вид оно ни было». Эта любовь и двигает людьми, черпающими своё вдохновение в родной земле и создающими величайшие духовные и художественные творения.

Вот дар Божий, которым был наделён русский поэт Сергей Есенин, так удивлявший своим талантом писателя Александра Солженицына.

«Песнь о муравьях»

Сопоставительный анализ образов муравьёв в произведениях Л.Н. Толстого (фрагмент главы «Охота» повести «Детство» (8, стр.26), рассказ «О муравьях» (9, стр.24)), рассказе М.М. Пришвина «Муравьи» (4,стр.215) и миниатюре А.И. Солженицына «Костёр и муравьи» (7, стр.213)

Л.Н. Толстой, М.М. Пришвин – писатели, чьи традиции продолжил и развил в своём творчестве автор «Крохоток».

Одна из таких традиций – обращение к таинственному миру природы, к её большим и малым образам, размышление о загадочности и разумности представителей животного и растительного мира.

Например, муравьи. Такие крошечные, незаметные! Насекомые, к которым очень часто человек относится с пренебрежением, и не замечает их, и топчет их ногами, и разоряет их дом – муравейник.

И Толстой, и Пришвин, и Солженицын разрушают обычное представление об этих существах.

В повести Л.Н. Толстого «Детство» (глава «Охота») мы видим муравьёв глазами ребёнка, Николеньки Иртеньева, который является и рассказчиком, и наблюдателем, и героем одновременно.

Внимание мальчика привлекает многочисленность муравьёв и их движение: «кишмя кишели», «один за другим торопились», «перелезали», «останавливались», «искали обхода или ворочались назад, или по хворостинке добирались», «намеревались забраться за рукав».

Николенька сам побуждает муравьёв к действию: «Я взял в руки хворостину и загородил им дорогу».

Здесь муравьям приписываются действия разумных существ, которые стремятся преодолеть преграду: они подлезают под хворостину, «презирая опасность», «которые были с тяжестями, совершенно терялись и не знали, что делать».

Миниатюра Л.Н. Толстого «О муравьях» представляет незатейливую бытовую сценку.

В кладовке муравьи обнаружили банку с вареньем и забрались в неё. Героиня рассказа не только очищает банку от муравьёв, но и проводит своеобразный опыт: то ставит банку на верхнюю полку, то подвешивает её к потолку за верёвочку на гвоздик. Она при этом наблюдает за поведением муравьёв: «Я остановилась посмотреть, что он [муравей] будет делать».

Муравьи изображены глазами простой женщины, возможно, кухарки, тоже как разумные существа, умеющие мыслить и даже разговаривать: «Верно, этот муравей рассказывал другому, по какой дороге он пришёл из банки, потому что сейчас же много муравьёв пошли друг за другом… по той же самой дороге, по которой пришёл муравей».

В одном из рассказов замечательного русского писателя М.М. Пришвина муравьи также являются главными героями, чьё поведение в необычной ситуации и описывает рассказчик.

В начале произведения М.М. Пришвин, по привычке наблюдая за маленькими хозяевами муравейника, с чувством равнодушия к этим лесным обитателям, которое свойственно, в основном, многим людям, говорит: «Велика ли штука муравей, чтобы разбираться настойчиво, куда и зачем он бежит…»

Но затем его внимание привлекают странные действия муравьёв, которые можно сравнить с хорошо обученной, сильной, сплочённой армией, идущей в наступление: «…в муравейнике была объявлена всеобщая мобилизация», «всё государство…собралось», «впереди шли муравьи-разведчики».

Пришвина поразило то, что эти насекомые готовы пожертвовать своими жизнями, только чтобы остальные смогли идти вперёд: «передние муравьи самоотверженно бросались в смолу и своими телами устилали путь для других».

Такая организованность, взаимовыручка, целеустремлённость, самопожертвование возвышают образы муравьёв и поднимают их до уровня настоящих воинов, стремящихся к укреплению и процветанию своего государства – муравейника.

А.И. Солженицын же в своей миниатюре «Костёр и муравьи» показывает не только инстинкты, не только разум этих крошечных насекомых, но и приписывает муравьям высокие человеческие чувства и качества характера: отвагу, бесстрашие, огромную силу воли, непомерную любовь к родине.

Рассказчик нечаянно бросил в костёр бревно, недосмотрев, «что изнутри оно густо населено муравьями». Вытащив бревно из огня, он увидел, что муравьи не убегали, а «взбегали на горящее бревно, метались по нему и погибали там…»

Автор потрясён: муравьи, как верные стражи, настоящие патриоты, не покидали родное бревно, несмотря на предстоящую гибель – «какая-то сила влекла их назад, к покинутой родине!»

Это очеловечивание и возвеличивание образов насекомых происходит под влиянием чувств удивления и уважения, которые испытывает А.И. Солженицын к таким маленьким, но духовно очень сильным существам – лесным муравьям.

Таким образом, три великих русских писателя: Л.Н. Толстой, М.М. Пришвин, А.И. Солженицын, – стремятся донести до своих читателей мысль, что человек должен бережно относиться к любым представителям живой природы, даже крошечным муравьям, которые имеют право на существование и уважение, хотя бы для того, что у них можно многому поучиться и воспитать в себе добрые чувства.

«Колокольня» (7, стр.218)

Проблему разрушения, уничтожения маленьких провинциальных городов и деревень, которые в основном составляют единый образ прекрасной, великой, но многострадальной России, равнодушного отношения к ним представителей власти поднимает А.И. Солженицын в произведении «Колокольня».

Восемь веков простоял шумный торговый город, «переживший разорения жестокие и от татар, и от поляков», а в двадцатом веке был на две трети утоплен в Волге родными руками, потому что «поскупились большевики» поставить плотину. «Собор взорвали или растащили на кирпичи ради нашего будущего», — с горькой иронией замечает автор. Колокольня с остатками города – это единственное, что осталось.

Такова судьба многих скромных населённых пунктов российской глубинки.

Чувство горечи слышится и в эпитетах («израненные, грустные улочки», «полузамёрзший, переломленный, недобитый город»), создающих печальную атмосферу запустения, безысходности. Но люди, «покинутые, обманутые», и здесь живут, ибо надо жить. «И жить – здесь».

И мы видим, как « на фальшивой набережной калязинские бабы…тщатся выполаскивать бельё», как колокольня стоит « луковкой и шпилем – в небо!» А.И. Солженицын пытается объяснить, почему колокольня сохранилась, хотя полтора яруса под водой: заповедная она!

И вот эту колокольню автор сравнивает с Россией. Стоит она, несломленная, непокорённая, непоколебимая, и не разрушается, как бы ни пытались её унизить и уничтожить.

В голосе А.И. Солженицына звучит надежда, напоминающая молитву: «Нет, всю Русь до конца не позволит Господь утопить…» И в этих словах писателя чувствуется огромная любовь к своей родной земле и беззаветная вера в духовную мощь русского народа.

«Молитва» (7, стр.221)

Произведение «Молитва», которым завершается философский цикл «Крохотки», было написано А.И. Солженицыным в преклонном возрасте, после возвращения в Россию.

Созданное на основе традиций духовной литературы, оно соединило в себе все помыслы и чувства, которыми проникнуто и мировоззрение, и творчество писателя.

«Молитва» представляет собой стихотворение в прозе, где лирический герой изображён глубоко верующим, идущим по жизненной стезе с Богом в душе, который помогает ему не поддаваться искушениям и преодолевать преграды:

Когда расступается в недоумении

или сникает ум мой,…

Ты снисылаешь мне ясную уверенность,

Лирический герой стремится к добру. Пройдя «через безнадёжность», находясь «на хребте славы земной», он благодарит Бога за то, что Тот даёт ему возможность своим творчеством, талантом, образом жизни славить Господа.

Автор как будто предчувствует свой уход и со смирением приближается к нему, сохраняя веру в Божью волю и людей:

А сколько не успею –

Значит, ты определил это другим.

Вся миниатюра наполнена светлым, чистым и высоким чувством любви и безграничной веры:

Как легко мне жить с Тобой, Господи!

Как легко мне верить в Тебя!

Я думаю, что в «Молитве» А.И. Солженицын, размышляя о своей жизни, творчестве и об отношении к Богу, ярко выражает устремлённость к вечному и совершенному.

Итак, образ автора «Крохоток» возникает сразу же – с миниатюры «Дыхание», где ощущается, в первую очередь, физическое состояние героя, недавно вернувшегося из-за решётки, от воздействия на него сил природы – радость свободного дыхания от чистого воздуха после дождя.

Постепенно, от крохотки к крохотке, мы видим, как расширяется круг интересов автора и усиливается его внимание к тому, что происходит вокруг. С удивлением и восторгом он наблюдает за маленьким жёлтеньким утёнком, смешным щенком, разумными муравьями, говорит о неповторимости каждого живого существа и о стремлении его к свободе. Рассуждает о месте человека среди стихийных сил природы. Размышляет о красоте, о творчестве, о таланте, о человеческом призвании. Пристально всматривается в старые, никому не нужные предметы, умеющие хранить память. Его волнует положение великих городов и захудалых деревень. В голосе автора, беззаветно преданного России, слышно негодование по поводу варварского отношения людей к православным храмам, могилам. Душа его откликается на колокольный звон: набат вызывает чувство тревоги и ужаса; спокойный, переливчатый – дарует успокоение и радость, пробуждает в нём надежду на будущее.

И в «Молитве», завершающей философский цикл «Крохотки», автор предстаёт перед нами высоко духовной личностью, человеком, способным с достоинством идти по суровой жизненной дороге, имеющим чуткое сердце и верящим в добро и истину.

Роль образа автора «Крохоток» очень важна своей духовной и патриотической идеей, ценна в художественном плане – «плачевное плетение и яростное выкрикивание словес» (2,стр.37). Её назначение – воспитывать в человеке добрые качества: любовь к родной стране, уважительное и внимательное отношение к природе, уважение к традициям, стойкость, отзывчивость, милосердие, искреннюю веру в Бога.

И весь философский цикл А.И. Солженицына, состоящий из ярких публицистических, но в то же время лирических «стихотворений в прозе», неразрывно связан с произведениями великих русских писателей, которые жили в России, которые творят сейчас и которые появятся в будущем, потому что это «литература с сильным нравственным стержнем» (2,стр.36). Настоящая литература.

Список используемой литературы

  1. Библия. М., Российское библейское общество, 2001.
  2. Литература. Приложение к газете. М., Первое сентября, 2008, №22.
  3. Паустовский К.Г. Разливы рек. Повести. Рассказы. Сказки. М., Детская литература, 1974.
  4. Пришвин М.М. Зелёный шум. М., Правда, 1983.
  5. Сараскина Л.И. Подпольная литература А. Солженицына в проломе свободы // Солженицын А.И. Матрёнин двор. Рассказы. М., Детская литература, 2006.
  6. Солженицын А.И. Малое собрание сочинений, т.3. Рассказы. М., ИНКОМ НВ, 1991.
  1. Солженицын А.И. Матрёнин двор. Рассказы. М., Детская литература, 2006.
  2. Толстой Л.Н. Избранные сочинения в трёх томах, т.3. М., Художественная литература, 1989.
  3. Толстой Л.Н. Как ходят деревья. Рассказы, сказки, басни. М., Астрель АСТ, 2000.
  4. Энциклопедический словарь- справочник. Литература в школе от А до Я. 5-11 классы. М., Дрофа, 2006.

Источник

Озеро Сегден

2. ОЗЕРО СЕГДЕН

1) Об озере этом не пишут и громко не говорят. 2) И заложены все дороги к нему, как к волшебному замку; над всеми дорогами висит знак запрет­ный, простая немая черточка. 3) Человек или дикий зверь, кто увидит эту черточку над своим путем, — поворачивай! 4) Эту черточку ставит земная власть. 5) Эта черточка значит: ехать нельзя, и лететь нельзя, идти нельзя, и ползти нельзя.

1) А близ дорог в сосновой чаще сидят в засаде постовые с турчками и пистолетами.

2) Кружишь по лесу молчаливому, кружишь, ищешь, как просочиться к озеру, — не найдешь, и спросить не у кого: напугали народ, никто в том лесу не бывает. 8) И только вслед глуховатому коровьему колокольчику пробьешься скотьей тропой в час полуденный, в день дождливый. 9) И едва проблеснёт тебе оно, громадное, меж стволов, еще ты не добежал до него, а уж знаешь: это местечко на земле излюбишь ты на весь свой век.

10) Сегденское озеро — круглое, как циркулем вырезанное. 11) Если крикнешь с одного берега (но ты не крикнешь, чтоб тебя не заметили) — до другого только эхо размытое дойдет. 12) Далеко. 13) Обомкнуто озеро прибрежным лесом. 14) Лес ровен, дерево в дерево, не уступит ни ствола. 15) Вышедшему к воде, видна тебе вся окружность замкнутого берега: где желтая полоска песка, где серый камышок ощетинился, где зеленая мурава легла. 16) Вода ровная-ровная, гладкая без ряби, кой-где у берега в ряске, а то прозрачная белая — и белое дно.

17) Замкнутая вода. 18) Замкнутый лес. 19) Озеро в небо смотрит, небо — в озеро. 20) И есть ли еще что на земле — неведомо, поверх леса — не видно. 21) А если что и есть — оно сюда не нужно, лишнее.

22) Вот тут бы и поселиться навсегда. 23) Тут душа, как воздух дро­жащий, между водой и небом струилась бы, и текли бы чистые глубокие мысли.

24) Нельзя. 25) Лютый князь, злодей косоглазый, захватил озеро: вон дача его, купальни его. 26) Злоденята ловят рыбу, бьют уток с лодки. 27) Сперва синий дымок над озером, а погодя — выстрел.

28) Там, за лесами, горбит и тянет вся окружная область. 29) А сюда, чтоб никто не мешал им, — закрыты дороги, здесь рыбу и дичь разводят особо для них. 30) Вот следы: кто-то костер раскладывал, притушили в начале и выгнали.

31) Озеро пустынное. 32) Милое озеро.

Задания к тексту

2) Определите и прокомментируйте основную проблему текста.

3) Сформулируйте авторскую позицию.

4) Выскажите собственное мнение по поднятой проблеме.

5) Определите тип речи и стиль текста. Обоснуйте свое мнение.

6) Из предложений 23-27 выпишите одно слово, образованное приставочно-суффиксальным способом и одно — бессуффиксным.

7) Дайте толкование выделенным словосочетаниям.

8) Из предложения 7 выпишите словосочетание со связью согласование.

9) Из предложений 10-23 выпишите все возвратные глаголы.

10) Из предложений 17-23 выпишите все глаголы в условном (сослага­тельном) наклонении.

11) Из предложений 28-30 выпишите все глаголы и определите их спряжение.

12) Из предложения 8 выпишите прилагательные и определите, к какой группе они относятся: (1) качественные, 2) относительные, 3) притяжа­тельные).

13) Из предложений 1-5 выпишите слово категории состояния.

14) Из предложений 7-9 выпишите все частицы.

15) Из предложений 1-4 выпишите наречие.

16) Из предложений 6-9 выпишите определительное местоимение.

17) Из предложений 28-33 выпишите страдательное причастие.

18) Среди предложений 7-13 найдите предложения с составными имен­ными сказуемыми. Укажите номера этих предложений.

19) Напишите номера предложений, в которых имеются сравнительные обороты.

20) Среди предложений 6-9 найдите сложное, в состав которого входит безличное. Укажите номер этого предложения.

21) Среди предложений 21-25 найдите сложносочиненное. Напишите номер этого предложения.

Источник