Меню

Озеро селигер экологические проблемы

Законодательно запретить сброс стоков в озеро Селигер. Спасите озеро пока не поздно.

0 людей подписали. Следующая цель: 50 000

Уважаемый Владимир Владимирович,

В воды Селигера сбрасывается ежедневно неочищенных сточных вод, по самым скромным подсчётам, более 20 тыс. тн. Они поступают с очистных сооружений города и кожевенного завода, предприятия «Звезда», посёлка ЗАТО «Солнечный» и т.д. Эта цифра не является постоянной, причём накапливающиеся в донных отложениях загрязнения являются интегрированной угрозой для вод Селигера и здоровья живущих в Осташкове и прибрежных деревнях. В рамках наших исследований — анализов сброса сточных вод в озеро Селигер с городских очистных сооружений, проведённых в 2015 году мы обнаружили, что ситуацию на о. Селигер в Тверской области можно приравнять к экологической катастрофе.

Чтобы наглядно представить объём загрязнений — весь городской плёс по дну уложен слоем ядовитой грязи до 0,5 м толщиной. Эта толща загрязняющих и отравляющих веществ опасна ещё и тем, что она загрязняет воду на многолетний период, в результате происходящих биохимических процессов непрерывного вторичного загрязнения. Опасность донных осадков состоит в том, что рыба, питаясь заражённым бентосом, не только заражается сама, но и передаёт опасные болезни людям. Донные отложения снижают кислородный режим за счёт биохимического распада и окисления органики, растворённой в воде, тампонируют поступление грунтовых напорных вод в Селигер, повышают температурный режим воды. Происходит частое цветение воды – вместо 2-3 до 5 циклов за лето, имеет место интенсивное зарастание тростником и рогозой. Подсчитано, что масса взвешенных веществ от неочищенных городских стоков за последние 100 лет по своему объёму уже сравнялась с общим объёмом естественных донных отложений. Последние накапливаются в результате отмирания и стагнации гидробионтов, водорослей и микроорганизмов в течение 25 тыс. лет. Таким образом искусственный процесс эвтрофирования озера обгоняет естественный в 500 раз.

Структура почв Селигера создаёт благоприятные условия для питания подземных вод и формирования подземного стока, поэтому поступающие в Селигер неочищенные промышленные и бытовые стоки с огромным количеством загрязняющих веществ — тяжёлыми металлами, ядохимикатами, биогенами не только приводят к угнетению озёрных экосистем, отравлению озёрных вод и их эвтрофикации, но к не менее опасному загрязнению и заражению подземных вод, стекающих с Валдайской возвышенности. Это создаёт угрозу региональной экологической безопасности. Селигер является истоком Волги, которая в свою очередь питает Иваньковское водохранилище – основной запас питьевой воды для города Москвы. В связи с этим загрязнение Селигера угрожает жизни и здоровью миллионов Москвичей.

Неорганизованные автомобильные и туристические стоянки по берегам Селигера, число которых исчисляется тысячами и с каждым годом возрастает приводят к захламлению, замусоренности и уничтожению растительности в прибрежной части. Статистика показывает, что ежегодно, в основном в летний период, количество отдыхающих туристов составляет от 600 до 800 тысяч. Это примерно 30 – 40 туристов на одного местного. Только одного мусора и бытовых отходов на берегах озера от них ежегодно остаётся до 100 тыс. тн. В воды Селигера ежегодно попадает от 10 до 20 тыс. тн. отходов, в том числе и тех, которые будут лежать на дне десятки и сотни лет (резина, пластик, металл, стеклянные бутылки).

Озеро «цветёт», в нём значительно сократилось количество рыбы. Из-за высокого содержания в озере тяжёлых металлов, количество онкологических заболеваний в Осташковском районе будет расти, так как озеро прямо или косвенно является источником питьевой воды. По статистическим данным, численность жителей в Осташкове снизилось за 30 лет на треть.

Селигерские пляжи в районе города Осташков были официально закрыты для купания в 2015 году по микробиологическим показателям.

Кроме того происходит заболачивание озера быстрыми темпами, что увеличивает риск исчезновения Селигера в ближайшие годы.

Одним из основных источников загрязнения озера является кожевенный завод. На кожзаводе образуются несколько видов сточных вод: хромсодержащие, производственные и хоз-бытовые.

Хромсодержащие сточные воды являются одними из самых опасных для окружающей среды потому, что угнетают биологию (ухудшают очистку) на городских очистных сооружениях и потенциально онкологически опасны для человека. Хром – тяжёлый металл.

Основным источником загрязнения Селигера являются городские очистные сооружения. На городских очистных сооружениях процесс биологической очистки идёт неэффективно. На вторичных отстойниках наблюдается большой вынос ила. Перед сбросом в Селигер чёрные по цвету, из-за большого количества взвешенных веществ и ила воды, хлорируются, что приводит к образованию канцерогенной хлорорганики. На городские очистные сооружения города Осташков неоднократно приезжало телевидение. Ниже приведены видео с очистных сооружений.

Также, подробнее узнать об экологической ситуации на Селигере можно из наших фильмов:

По результатам исследований, проведённых в 2015 году, на выходе с биологических очистных сооружений в озеро вода имеет превышение по аммонию в 200-250 раз, по железу в 23 раза, по фосфатам в 20 раз, по хрому (III) — в 50 раз. ХПК = 600, БПК =220 мг/л, что в 44 и 70 раз соответственно превышает нормы сброса в водоём рыбохозяйственного назначения. Загрязнение городского плёса хромом, по сравнению с фоновым содержанием, превышает сотни раз. Данная территория находится в зоне чрезвычайного загрязнения

В результате проведения надзорных мероприятий установлено, что АО «Верхневолжский кожевенный завод» осуществляет сброс сточных вод в поверхностный водный объект оз. Селигер (рыбохозяйственный водоем высшей категории) без надлежащей очистки, что является нарушением природоохранных требований, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 8.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ.

АО «Верхневолжский кожевенный завод» неоднократно за сброс сточных вод с превышением ПДК привлекалось к административной ответственности. Так, в 2015 и в 2016 году на АО «Верхневолжский кожевенный завод» наложены штрафные санкции в сумме 150 000 рублей. Кроме того, Управлением Росприроднадзора по Тверской области в 2015 году через Арбитражный суд Тверской области предъявлены исковые требования о взыскании вреда, причинённого озеру Селигер, в размере 135 747 536 (сто тридцать пять миллионов семьсот сорок семь тысяч пятьсот тридцать шесть) рублей. Согласно решению Осташковского городского суда АО «Верхневолжский кожевенный завод» обязано было в срок до 31.12.2017 принять меры по организации мероприятий по обеспечению нормативной очистки сточных вод в соответствии с требованиями санитарного и природоохранного законодательства.

В соответствии с п. 14 Методики исчисления размера вреда, причинённого водным объектам, утверждённой Приказом Минприроды России от 13.04.2009 г. № 87, определением Арбитражного суда Тверской области исковые требования уменьшены до 76 221 790, 86 рублей на величину фактических затрат на выполнение мероприятий по предупреждению сверхнормативного сброса вредных веществ, выполненных АО «Верхневолжский кожевенный завод» в 2015 году. Выполненные мероприятия подтверждены документально и вошли в проект по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды за счёт средств АО «Верхневолжский кожевенный завод», который утверждён мировым соглашением.Срок проведения мероприятий, предусмотренных мировым соглашением, установлен с августа 2016 г. по ноябрь 2018 г. Отчёты о ходе выполнения мероприятий согласно мировому соглашению должны представляться в Управление Росприроднадзора по Тверской области не реже одного раза в квартал.

Принимая во внимание печальный опыт строительства и ремонта очистных сооружений кожевенного завода и городских очистных сооружений и конституционное право граждан РФ на чистую окружающую среду мы обратились в ноябре 2017 года к Руководителю Управление Росприроднадзора по Тверской области Кузьмину А. А. с просьбой проинформировать о ходе выполнения АО «Верхневолжский кожевенный завод» мероприятий по предупреждению сверхнормативного сброса вредных веществ, предусмотреть возможность открытого рассмотрения мероприятий по предупреждению сверхнормативного сброса вредных веществ АО «Верхневолжский кожевенный завод» в поверхностный водный объект оз. Селигер. и дать разъяснения по плану мероприятий по восстановлению повреждённой экосистемы озера Селигер до нормативов рыбохозяйственного водоема высшей категории.

На данный запрос нами был получен ответ (письмо № 02-25/34 от 10.01.2018):
«Определением Арбитражного суда Тверской области от 23.08.2016 г. по делу № А66-150/2016 утверждено мировое соглашение, подтверждающее сумму иска, подлежащую взысканию в 76 221 790,86 руб.
В настоящее время Обществом произведена модернизация и техническое
перевооружение локальных очистных сооружений, в том числе в 2016 г. Смонтирована линия очистки и рекуперации хромсодержащих стоков; смонтирована линия очистки и окисления зольных стоков. Устранены запахи сероводородов в г. Осташкове. Общая стоимость затрат в 2016 году составила 48 546 285,90 рублей.
Определением Осташковского городского суда по делу
№ 13-149/2017 г. от 19.12.2017 г. по заявлению АО «Верхневолжский кожевенный завод» Обществу предоставлена рассрочка исполнения решения Осташковского городского суда Тверской области от 05.05.2015 г . до 31.12.2020 г. с выполнением мероприятий, предусмотренным Планом мероприятий по обеспечению нормативно чистого сброса сточных вод в водный объект оз. Селигер на 2017-2020 г.г.
Относительно мероприятий по восстановлению поврежденной экосистемы
озера Селигер до нормативов рыбохозяйственного водоема высшей категории, то этот вопрос находится в компетенции организаций, подведомственных Федеральному агентству по рыболовству. В связи с этим обращение было направлено в Московско- Окское территориальное управление Федерального агентства по рыболовству, а также в ФГБУ «Главрыбвод».
Кроме того, меры по предотвращению негативного воздействия на озеро Селигер Водным кодексом Российской Федерации возложены на Министерство природных ресурсов Тверской области и осуществляются за счет субвенций, предоставленных из Федерального бюджета РФ на их исполнение».

В свою очередь ФГБУ «Главрыбвод» также отказалось от ответственности за восстановление озера, а в Министерство природных ресурсов Тверской области вообще не видят особенной проблемы в сложившейся ситуации.

Из книги В.И. Косова «Селигерия» известно, что большой кожевенный завод построили в Осташкове в 1730 -1740-х годах. «В 1830 году, в период расцвета кустарной кожевенной промышленности, в Осташкове началась сильнейшая эпидемия холеры. В Осташкове пошёл слух: во всём виноваты кожевенники- это они вымачивают кожи в Селигере, Горожане говорили заводчикам Савиным: «Посмотрите, что Вы делаете с Селигером, Вам озера не жалко? Все отходы идут туда, озеро холерой-то нам и мстит – за непочтение, за грязь эту». Савины, сами до той поры безоглядно использовавшие в производстве воды Селигера, даже растерялись и испугались расправы. В 1847 году Савины установили на кожевенном заводе простейший фильтр для очистки сточных вод». Таким образом, проблеме этой уже около 300-х лет, и неизвестно сколько надо ещё и что произойдёт первым – смерть озера или его восстановление.

В связи со всем вышесказанным, Мы считаем что вред, причинённый озеру Селигер, в размере 135 747 536 (сто тридцать пять миллионов семьсот сорок семь тысяч пятьсот тридцать шесть) рублей не может быть компенсированы величиной фактических затрат на выполнение мероприятий по предупреждению сверхнормативного сброса вредных веществ потому, что при реализации такой схемы происходит закупка непонятного оборудования а ущерб озеру вообще к возмещению не планируется. Т.е. предприятие закрывает свои дыры, а озеро продолжает погибать. Такая схема не только не является рабочей, но и губительна для озера.

Формулировка «принятие мер по организации мероприятий по обеспечению нормативной очистки сточных вод в соответствии с требованиями санитарного и природоохранного законодательства» — малоэффективна, непонятна и позволяет продолжать продлять реализацию мероприятий в 2018-2020 годах и далее.

Как может выжить озеро в среде, где существует законодательная система позволяющая производить такие компенсации? Если само существование озера и конституционное право человека на чистую окружающую среду может попираться такими «законными» способами мы просим вас законодательно запретить сброс сточных вод не соответствующих нормативам рыбохозяйственного водоёма в озеро Селигер.

В первую очередь необходимо срочно законодательно прекратить сброс сточной воды и провести восстановительные работы в озере. Если сбросы не остановятся в ближайшее время, озеро погибнет и унесёт жизни проживающих на его берегах людей;

— Необходимо создать общественный контроль за процессом строительства очистных сооружений для создания прозрачного процесса очистки сточных вод;

-Организовать общественную группу обладающую правом контроля за процессом строительства, в которую могут войти все заинтересованные специалисты;

-Обязать предприятие выкладывать фотоотчёт о процессе строительства, результаты испытаний анализов сточной воды и воздуха. Данные меры необходимы для установления эффективности экологических мероприятий;

-В дальнейшем будет необходимо провести очистку, аэрацию и зарыбление озера, а так же социальную кампанию для населения, направленную на изменение отношения к природе и важности сохранения экологии.

Селигер является знаковым для Россиян как с исторической (освобождение России от татаро-монгольских и фашистских захватчиков) так и с рекреационной (удобство расположения между Санкт-Петербургом и Москвой) точки зрения. Это одно из красивейших мест в России и в мире.

Селигер может превратиться в национальный парк с памятниками природы и истории, туристическими стоянками и развитой инфраструктурой. Такой подход сделает богатым Осташковцев, озеро будет чистым, а Россияне смогут дополнить туристические направления и предпочтения нашим, Российский отдыхом. Для этого необходимо гарантировать чистоту озера, создать условия для организованного отдыха туристов. Установить контроль за загрязнением воды и воздуха в черте города Осташков и соблюдением правил пребывания туристов в водоохранной зоне.

Источник

Озеро селигер экологические проблемы

Экологический Центр Экосистема на Facebook Экологический Центр Экосистема ВКонтакте

Ютуб канал Экосистема YouTube EcosystemaRu

Бесплатные экскурсии в музей Пиявки!
Международный Центр Медицинской Пиявки приглашает посетить музей и узнать о пользе и вреде пиявок, их выращивании, гирудотерапии, лечебной косметике и многом другом. Подробнее >>>

АгроБиоФерма «Велегож» в Подмосковье приглашает!
Принимаются организованные группы школьников и родители с детьми (от 12 до 24 чел.) по учебно-познавательной программе «Введение в природопользование» Подробнее >>>

Зимние учеты птиц России!
Приглашаем биологические кружки, профессиональных орнитологов и просто любителей птиц принять участие в программах зимних учетов птиц «Parus» и «Евроазиатские Рождественские учеты» в зимний сезон 2020-2021 годов. Подробнее >>>

Биологический кружок ВООП приглашает!
Биологический кружок при Государственном Дарвиновском музее г.Москвы (м.Академическая) приглашает школьников 5-10 классов на занятия в музее, экскурсии по вечерам, учебные выезды в природу по выходным и дальние полевые экспедиции в каникулы! Подробнее >>>

Соревнования по полевой ботанике «ВЕСЕННЯЯ ФЛОРА» пройдут в мае-июне 2020 года в онлайн-формате (определение растений по фотографиям). К участию в соревновании приглашаются школьники и взрослые любители природы, проживающие в средней полосе Европейской части России. Подробнее >>>

Здесь может быть бесплатно размещено Ваше объявление о проводимом Всероссийском конкурсе, Слёте, Олимпиаде, любом другом важном мероприятии, связанном с экологическим образованием детей или охраной и изучением природы. Подробнее >>>

Мы публикуем на нашем сайте авторские образовательные программы, статьи по экологическому образованию детей в природе, детские исследовательские работы (проекты), основанные на полевом изучении природы. Подробнее >>>

ЭКОЛОГИЯ ОЗЕРА СЕЛИГЕР

ИГНАТЬЕВ АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ
Москва, 1999

1. Введение.
2. Плёсы и озёра.
3. Современное экологическое состояние озера Селигер.
4. Характеристика фито- и зоопланктона.
5. Моллюски верховьев Волги и озера Селигер.
6. Выводы.
7. Список литературы

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ

Селигер — край светлых озер и тенистых речек, широких плесов и тесных проток, тихих заливов и уютных бухт, обширный край воды, лесов и болот. Селигерский край включает территории почти трех районов на северо-западе Тверской области, а также юго-восточную окраину Новгородской области. Площадь озера 260 кв. км, в том числе 38 кв. м занимают острова(их на озере более 160), а площадь всего бассейна составляет 2275 кв.км. Селигер принимает 110 притоков, а из него вытекает лишь одна река Селижаровка. Озеро, лежащее на высоте 205 метров над уровнем моря, ледникового происхождения. Этим объясняется его своеобразная форма — это не озеро в привычном понятии, а скорее цепочка озер, протянувшихся с севера на юг на 100 км. и связанных между собой короткими узкими протоками. Береговая линия протяженностью более 500 км. отличается изрезанностью — поросшие лесом мысы, глубокие вдавшиеся в сушу живописные заливы, разнообразные по форме острова. За каждым сужением или протокой следует плес. Их на Селигере насчитывается 24, самые большие — Полновский, Осташковский, Кравотынский, Селижаровский, Троицкий, Сосницкий.

Лето на Селигере теплое, солнечное. Дожди приносимые в основном юго-западным ветром, именуемым местными жителями «мокриком», как правило непродолжительны. Вода в озере быстро прогревается. Ее температура уже в июне +20 °С, а в июле и начале августа она поднимается до +22 °С.

Рельеф — в окрестностях Селигера в основном холмистый, изредка равнинный. Высота большинства возвышенностей от 200 до 300м над уровнем моря и 50-60м над местными равнинами. Часто можно встретить крупные валуны — отложения днепровской морены. От днепровского оледенения остались также пески водно-ледникового происхождения.

На берегах озер много естественных пляжей. Немало и крутых, поросших сосной и елью берегов.

На Селигере до 160 островов — от самых маленьких, в несколько квадратных метров, до великана Хачина, площадь которого составляет 30 кв.км.

Климат — на Селигере мягкий, влажный. Среднегодовая температура 4 градуса тепла. Самый теплый месяц — июль. Среднегодовое количество осадков — около 600мм. Лето здесь теплое, солнечное. Дожди, хотя и частые, но, как правило, непродолжительные. Лето и осень наступают недели на две позже, чем в Московской области. Господствующие ветры — с запада и юго-запада. Последний по-местному — «мокрик», приносит тепло и дождь. Лед на Селигере стоит около пяти месяцев.

Вода в озере нагревается быстро. Уже в июне температура верхнего слоя достигает почти 20 °С, а в июле и первой половине августа вода прогревается до 25 °С.

РАСТИТЕЛЬНОСТЬ

Растительность края разнообразна. Ботаники считают Селигер уникальным местом: чрезвычайно редки на Земле районы, где, как в линзе, собраны представители растительного мира обширных территорий. Днепр же вытекает из Оковского леса и течет на юг. Двина из того же леса вытекает и течет на север. Из того же леса вытекает Волга на восток. «, — писал летописец в «Повести временных лет». «Оковский» означает обилие рек. «Оки» — по-фински «река». В более позднем «Новом летописце» говорится о Волоковском лесе. Здесь было множество волоков. Еще позже этот лес назвали Волгинским. Сейчас в лесах на месте вырубок поднимаются молодые хвойные деревья. Но по берегам лес почти не тронут. Лишь туристы оставили недобрые следы: зарубки, пни, вбитые гвозди. Самые распространенные деревья — ель, сосна, береза, осина. Много рябины, ивы, черемухи. Есть также широколиственные породы — дуб, клен, ясень, реже вяз. Можно встретить лиственницу, кедр, даже пихту. Здешний кустарник — вездесущая ольха, лещина, крушина, можжевельник. Весной и летом обилие цветов, богатое разнотравье. Из водных растений особенно приметны кувшинка, кубышка, которые часто называют белой и желтой лилиями, ирис, белокрыльник (калла). Вдоль берегов материка и островов — густые заросли тростника (по-местному — «треста»).

ЖИВОТНЫЙ МИР

Животный мир Селигера представлен лосем, кабаном, медведем, волком, лисицей, зайцем, белкой, енотом, куницей. На глухих реках можно наткнуться на бобровую плотину. На болотах можно встретить цапель и журавлей. Рябчики, сороки, дятлы, дрозды, пеночки украшают Селигерские леса. На воде много уток. Говорят на Селигере можно встретить даже лебедей. Нередко, особенно на островах, можно увидеть змей. В озере водится почти 30 видов рыб: лещ, окунь, щука, судак, плотва, много снетка. Можно поймать карася, налима, язя, даже угря. Ловить рыбу в водоемах Селигерского края можно только с разрешения общества охотников и рыболовов.

Селигер — одно из значительных озер нашей страны. Площадь его — около 260 квадратных километров, в том числе под островами 38 квадратных километров. Озеро протянулось на 66 километров с севера на юг и на 37 километров с запада на восток. В целом береговая линия составляет более 500 километров. Средняя глубина озера — 5,8, а максимальная — 24 метра. Селигер лежит на высоте около 205 метров над уровнем моря. Объем воды в озере — 1,3 кубических километров. Площадь бассейна — 2275 квадратных километров.

ПОЛНОВСКИЙ ПЛЁС

Полновский плес наиболее отдаленный северный плес Селигера. Это одна из самых обширных и самая глубокая часть озера. Западный, более крутой берег плеса покрыт лесом, а по восточному, пологому, раскинулись луга и поля. Как и сам плес, подступающие к нему холмы вытянуты в меридиональном направлении (с севера на юг). В таком же направлении вытянуты и многие острова, обычно более круто обрывающиеся с южной стороны. Встречаются острова и другого рода — низкие, песчаные, образовавшиеся из отмелей. По берегам и на дне разбросаны каменные гряды и отдельные валуны. Вообще дно этого и других плесов представляет собою длинный ряд чередующихся ям и возвышенностей.

Северный конец Полновского плеса начинается с Афанасьевской луки (Княжухи). От села Полнова до деревни Кривая Клетка озеро относительно неглубокое — не более 5 метров. От Кривой Клетки глубина быстро увеличивается и напротив деревни Красота посреди плеса достигает 23 метров. Это наиболее широкая и глубокая часть Полновского плеса. Правда, ширина несколько скрадывается самым большим на этом плесе островом Скребель.

Глубокая ложбина тянется отсюда почти до острова Бежачьего, на протяжении свыше 5 километров. С восточного, более извилистого побережья вдаются в плес полуострова Иванов и Перевесье, а также мыс Милота. Между ними раскинулись широкие мелководные заливы. С западного, глубокого берега выступают наволоки (полуострова) и мысы Баран, Гладкий, Боровик, Добромыш, Толстик, Троица.

За островом Бежачим плес становится менее глубоким, а за островами Великим и Чайка глубины не превышают уже 10 метров. Вдоль восточного берега, у подножия высокого холма, на котором стоит село Городец, виднеется Городецкмй залив (Черная лука) с 14 мелкими островами. За городцомберега озера сближаются. На западе хорошо заметен наволок Хаброво, разделяющий Мошенскую и Коронишную луки. Еще далее, у деревни Орлово, наволок Узьмень с запада и наволок Орлов с востока сходятся совсем близко и образуют нечто вроде пролива. Здесь кончается Полновский и начинается Сосницкий плес. Длина: 16 километров. Ширина: до 4 километров. Средняя глубина: 9 метров.

СОСНИЦКИЙ ПЛЕС

Сосницкий плес состоит из двух примерно равных частей. Границей между ними служит заметное сужение у села Сосницы, где с противоположных берегов сходятся Сосницкий и Подольский наволоки. В северной части глубины не превышают 10 метров. На западном берегу находятся Дубовская и Осиновская луки, на восточном же — Глебова и Осинская. Вдоль западного берега тянется довольно большой остров Старицкий. Южная часть Сосницкого плеса более глубокая. За наволоком Куровым, напротив деревни Турской, есть яма глубиной около 15 метров. В южной части наиболее известные луки — Красока, длинная и довольно мелководная Зуевская и совсем мелкая Кобылеха, вблизи Полоновки. Длина: 8 километров. Ширина: до 3 километров. Средняя глубина: 8 метров.

РЕКА ПОЛОНОВКА

Полновка — довольно длинная протока, в русле которой разбросано 11 островов: Кривой, Забойный, Муждуречный, Гостинец, Зародье, Чайка, Егорий, Сопочный, Долгонький, Кругленький, Перекопок. Восточный берег Полоновки высокий, холмистый, западный — более низкий, поросший прекрасным сосновым лесом. Дно реки вязкое, илистое, местами каменистое. Встречаются глубины до 5 метров. Полоновка выносит свои воды в следующий, Кравотынский плес, в северной части которого, у села Заплавья, лежат довольно значительные Колодные острова. Главный из них, остров Кошелев (Большой Колодный) отделяет от Кравотынского плеса озеро Хресное (Крестное). Длина: 4.5 километров. Ширина: от 8 до 10 метров. Средняя глубина: 2.5 метров.

ОЗЕРО ХРЕСНОЕ

Озеро Хресное местные жители подразделяют на три — Крейское, Среднее и Владычное. Все они небольшие и неглубокие. Наибольшая глубина в этих местах — 7 метров. В озеро Хресное впадает вторая внутренняя река Селигера — Княжна. Длина: 4 километра. Ширина: 1 километр. Средняя глубина: 3 метра.

РЕКА КНЯЖНА

Княжна в отличие от Полновки на всем своем протяжении узкая извилистая река с довольно быстрым течением. Берега крутые, песчаные. Сквозь прозрачную воду видно песчаное дно. Наибольшая глубина — 3 метра. Вытекает Княжна из так называемых восточных озер. Длина: 2 километра. Ширина: около 20 метров. Средняя глубина: 2.5 метров.

ОЗЕРО СЕРЕМО (ЮЖНОЕ)

Озеро Серемо (называющееся южным Серемо в отличие от другого Серемо, северного, а также Ломским плесом) лежит среди песчаных холмов. Южный берег озера более высокий, весной северный — низкий, зоболоченный. В болотистой части находится устье реки Серемухи, текущей из северного Серемо. Дно озера ровное, песчаное. Узкий Боярский межток в южной части ведет в озеро Глубокое. Длина: 3 километра. Ширина: до 2 километров. Наибольшая глубина: 4 метра.

Читайте также:  Телецкое озеро мультинские озера

ОЗЕРО ГЛУБОКОЕ

Озеро глубокое (называющееся также Лежневским плесом) состоит как бы из двух частей — Мельного озера и собственно Глубокого. С одной стороны над озером синеет сосновый бор, с другой — белеют старинные каменные дома деревни деревни Лежнево. Озеро это вопреки своему названию довольно мелкое. Лишь в середине встречаются глубины. У Лежнево за небольшой протокой — последнее из восточных озер, Березовское. Длина: 2 километра. Ширина: до 1 километра. Наибольшая глубина: 5 метров.

ОЗЕРО БЕРЕЗОВСКОЕ

Озеро Березовское называется по селу Березову, стоящему на его северном берегу. Озеро это неглубокое, окруженное лугами и мелколесьем. Северо-восточный конец его заболочен. Здесь в озеро впадает речка Осинка, берущая начало из обширных лесных болот. Длина: 3 километра. Ширина: 1 километр. Наибольшая глубина: 3 метра.

ВОЛХОВЩИНСКИЙ ПЛЕС

Волховщинский плес представляет собой продолжение в широтном направлении восточных озер и озера Хресного. Он идет на юго-запад от Полновки и омывает северный берег острова Хачин. Берега плеса (особенно островной) довольно высокие, много прекрасных сосновых лесов, песчанных заливов. Выступающими с берегов наволоками плес делится как бы на три части. Глубины в середине достигают 15-17 метров. В юго-западном конце плес замыкается большим полуостровом Троица-Переволока. Между материком и Хачином здесь узкий межток с быстрым течением, ведущий в следующий Троицкий плес. Длина: 10 километров. Ширина: до 3 километров. Средняя глубина: 7 метров.

ТРОИЦКИЙ ПЛЕС

Троицкий плес, вытянутый с северо-запада на юго-восток, кажется совсем небольшим благодаря множеству островов. Самый значительный из них — остров Журавка, расположенный почти посреди плеса. Берега Журавки извилистые, покрытые лесом. С западного берега к Журавке близко подступает большой полуостров Жуково. Между Журавкой и другими островами — нескончаемый лабиринт межтоков, лук, заводей. Наибольшие глубины этого плеса (около 10 метров) в его северной части, у Троицы-Переволоки, где на запад поворачивает Елецкий пролив. Длина: 5 километров. Ширина: до 4 километров. Средняя глубина: 6 метров.

ЕЛЕЦКИЙ ПРОЛИВ

Елецкий пролив — это широкий извилистый пролив, идущий от Троицы-Переволоки до мыса Телка. Перед Новыми Ельцами он разливается шире, чтобы затем перейти в Березовский плес. Почти в самом начале Елецкого пролива, за деревней Дубово, на сервере от него поворачивают узкие вытянутые озера Святое, Долгое, Черное. Длина: 3,5 километра. Ширина: 0,5 километра. Средняя глубина: 5 метров.

ОЗЕРА СВЯТОЕ, ДОЛГОЕ, ЧЕРНОЕ

Озера Святое, Долгое, Черное, начинаются от Дубовской луки почти незаметной Варвариной протокой, лежат в довольно глубокой впадине. Берега местами высокие и крутые. На восточном берегу стоят леса, на западном виднеются преимущественно поля и луга. На озерах есть три небольших островка. Самое глубокое из озер — Святое. Глубина его достигает 21 метр. Поэтому вода здесь всегда холодная. К северу озера мелеют. Озеро Долгое, в которое из Святого ведет протока Вилюха, уже более мелкое. Третье озеро, Черное, окруженное темным лесом, отделено от двух первых заросшим непроходимым ручьем. Длина: 7 километров.

БЕРЕЗОВСКИЙ ПЛЕС

Березовский плес, вытянувшийся далеко на запад, в своем восточном конце начинается двумя большими луками: Дударней, раскинувшейся перед селом Княжное, и Картунской (по имени деревни Картунь). Обе они представляют собой обширные ямы — до 14 метров глубиной. Перед входом в Дударню — большое налье (мель), идущее от одного берега до другого и делающее эту луку как бы отдельной частью плеса.

За Картунью и выступающим напротив нее Усадьбинским наволоком на протяжении 1,5 километра, до наволока Хохлатого, тянется неширокая часть плеса, имеющая направление на юго-запад, с глубинами 8-10 метров. Южнее видны далеко вдающиеся в сушу Шиловская и Близненская луки. Дальше озеро расширяется, поворачивает на северо-запад. Это самая глубокая часть Березовского плеса. На протяжении примерно 3 километров здесь тянутся глубины 14-16 метров.

Следующая часть плеса, от Старого Села по направлению к Залучью, менее глубокая. У Залучья озеро образует живописный залив. Вход в него перегораживает длинный полуостров Кесарица (наволок Касора), за которым лежит первое из трех, пожалуй, самых красивых на Селигере Собенских озер.

В западном конце, перед Свапущей, Березовский плес снова довольно просторен. Кроме плесовой части, на которой глубины достигают 10 метров, по берегам хорошо заметны заросшие камышом луки. Наиболее известная из них — Барутинская, в дальнем юго-западном углу плеса. Как и в других луках, дно здесь илистое, вязкое, глубина не превышает 2-3 метров. Длина: 14 километров. Ширина: до 4 километров. Средняя глубина: 7 метров.

СОВРЕМЕННОЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ОЗЕРА СЕЛИГЕР

Рассматриваются гидрофизические, гидрохимические, гидробиологические характеристики оз. Селигер. Для трех выделенных основных участков озера показаны особенности формирования качества вод, развития фито и зоопланктона, загрязнения тяжелыми металлами. Оз. Селигер — часть Верхневолжской водной системы, ресурсы которой используются для питьевого и промышленного водоснабжения, судоходства, энергетики. Развитие хозяйственной деятельности в бассейне водоема привело к значительным изменениям характеристик озера. Так, результаты изучения бентоса, высшей водной растительности, фитопланктона, протистофауны и анализа ряда гидрохимических и гидрофизических характеристик свидетельствуют о существенных изменениях в экосистеме озера, происшедших в 1927-1975 гг. и приведших, в частности, к обеднению флоры, увеличению доли зеленых и синезеленых водорослей в составе фитопланктона.

Загрязнение водной среды и изменение гидрохимического режима выразились в увеличении содержания в озерных водах хлоридов, сульфатов, железа, органических соединений и других веществ. Отмечены также явления стагнации: возросло поглощение кислорода в глубинных слоях водоёма и расширилась область кислородного дефицита, появились сероводород, аммиак и другие восстановленные соединения, увеличилось содержание соединений N и Р. Все это свидетельствовало о тенденциях роста евтрофирования озера. Однако этот процесс развивался неравномерно в различных плесах озера, что связано как с физико-географическими особенностями водоема, так и с различием антропогенной нагрузки (ее объема и характера). Наиболее ярко признаки евтрофирования проявились в западной части Городского (Осташковского) плеса, подверженной влиянию сбросных вод предприятий г. Осташкова. Менее подверженными евтрофированию оказались Кравотынский, Березовский и Сосницкий плесы.

Наблюдения и отбор проб по вертикали проводились на 35 станциях в 1990, 1991 гг. ИВЛ РАН. Измерялись: температура воды, удельная электропроводность воды к, концентрация растворенного в воде O2, Р общ, содержание тяжелых металлов (ТМ) в воде, донных отложениях (ДО) и высшей водной растительности, БПК5, ХПК, рН и мутность, характеристики фито — и зоопланктона.

Отбор проб и определение быстро изменяющихся параметров выполнялись в пределах каждого плеса в течение дня. Содержание ТМ в воде, ДО и растительности исследовалось с использованием атомно-эмиссионной спектрометрии с индукционной плазмой. Планктонные пробы анализировались по стандартной методике гидробиологических исследований, сочетающих определение сетного и осадочного планктонов натуральных и фиксированных раствором Люголя пробах.

При анализе полученных данных были выделены три участка, центральные зоны которых включали в себя Городской, Березовский и Сосницкий плесы. При изучении загрязнения озера ТМ основное внимание было уделено Городскому плесу, поскольку этот район испытывает наибольшую антропогенную нагрузку.

Данные наблюдений (июль 1991 г.) свидетельствуют о значительной пространственной изменчивости характеристик воды по акватории и глубине. Наиболее сильно варьировали температура воды и концентрация растворенного в воде O2. Гидрометеорологические условия летом 1991 г. способствовали формированию больших перепадов температуры в термоклине, вследствие чего отмечалась резкая неоднородность гидрохимических характеристик по глубине в различных плесах озера. Различия таких характеристик по глубине в ряде случаев превышали таковые по акватории плесов.

Для придонной температуры воды вариабельность Р/М, где Р — вариационный размах колебаний, М — среднее значение характеристики, на рассматриваемых участках I-Ш (I — Осташковский и Селижаровский, II — Березовский, Елецкий и Троицкий, Ш — Сосницкий, Кравотынский и Полновский плесы) соответственно составляла 0.56, 0.90, 0.62, а для концентраций O2 в придонном слое — 2.34, 1.79, 0.91. Существенно меньше по сравнению с придонной изменялась средняя по вертикали температура воды (0.28, 0.51, 0.20 соответственно).

Самая низкая изменчивость характерна для t и к в поверхностном слое. Для t на участках 1-111 Р/М = 0.05, 0.09 и 0.05, а для к Р/М = 0.12, 0.03, 0.03 соответственно. В придонных слоях изменения к были более значительными, чем в поверхностных (Р/М = 0.2, 0.21 и 0.14).

Изменение концентраций растворенного в воде O2 по глубине в различных плесах летом достаточно разнообразно, поскольку кроме общих физико-географических факторов на распределение O2 значительно влияет морфометрия водоема, толщина гипо и эпилимниона, первичная продукция фитопланктона. Тип распределения O2 по глубине близок к распределению O2, характерному для неглубоких (15-20 м) озер с умеренной продуктивностью. Промежуточные максимумы на вертикальных профилях O2 отсутствуют, что свидетельствует о достаточно равномерном распределении фитопланктона по глубине.

Формирование дефицита O2 в придонном слое тесно связано с образованием термоклина, который оказывает существенное влияние на процессы обмена в водной толще. Известно, что коэффициенты диффузии O2 в термоклине малы (их значения могут на 1-2 порядка отличаться от отмеченных в эпи- и гиполимнионе). В результате поток растворенного в воде O2 через термоклин может уменьшаться до пренебрежимо малых значений.

Глубина залегания слоя температурного скачка составляла от 6 м в Осташковском плесе до 13 м в Сосницком. Максимальное значение градиента температуры в слое скачка равнялось 5.0 °С/м.

Наиболее значительная толщина слоя с дефицитом O2 характерна для глубоководных станций Осташковского плеса (участок I), относительные значения h/Н достигали здесь 0.57-0.62, на участке II — 0.51-0.53, а на участке Ш — 0.07-0.14.

Низкое содержание 02 в гиполимнионе на глубоководных вертикалях относительно его нормативного значения для водоемов рыбохозяйственного назначения способствует созданию неблагоприятных условий для развития гидробионтов. Такие условия могут наблюдаться летом при штилевых ситуациях, высокой первичной продукции планктона и слабом вертикальном обмене. Заморные условия в Городском плесе, наблюдавшиеся в 1964 г., по-видимому, были связаны с формированием такой ситуации. Существенное ухудшение кислородного режима озера отмечалось зимой. Согласно исследованиям, проведенным в 1972,1973 гг. Е.И. Федоровой и Н.Я. Мироновой, в области глубокой впадины западной части Городского плеса (Н = 16 м) O2 к концу зимы поглощался полностью, а для остальной части озера было характерно более высокое его содержание (4.8.9 мг O2/л, т.е. 53 % насыщения).

Летом 1990, 1991 гг. в водах оз. Селигер отмечалось высокое содержание органического вещества (ОВ). При этом наблюдалась его значительная пространственная изменчивость.

0В, содержащееся в водах озера, имеет природное и антропогенное происхождение. Для оз. Селигер характерно высокое содержание в речных и озерных водах растворенных органических соединений природного происхождения вследствие вымывания В районе маслосырзавода значения БПК.5 и ХПК составляли 8.5 и 15.8, в Кравотынском плесе и в районе Заплавья — 1.6 и 24.0, в Сосницком плесе — 1.9 и 26.0 и в Березовском — 2.5 и 28.0 мг O2/л соответственно, т.е. они были ниже ПДК для вод питьевого назначения, составляющих 5 и 30 мг 02/л соответственно.

Электропроводность, отражающая общее количество растворенных солей (показатель относительного «плодородия» озерных вод), возрастала от Березовского и Сосницкого плесов озера к Городскому плесу.

Приведенные к температуре 18 °С значения к в поверхностном и в придонном слоях Городского плеса составляли 16.0-18.0 и 16.8-20.4, в Березовском плесе — 13.4-13.8 и 13.6-15.6, а в Сосницком — 12.2-12.6 и 12.2-13.9 мСм/см соответственно. Рост к в Городском плесе был вызван влиянием сбросных вод г. Осташкова, а также тем, что этот плес замыкающий. Средние по вертикали значения к составляли для Сосницкого, Березовского и Городского плесов 12.60 ± 0.24, 14.16 ± 0.20, 17.58 ± 0.35 соответственно.

СОДЕРЖАНИЕ ТЯЖЕЛЫХ МЕТАЛЛОВ

Большая часть исследовавшихся микроэлементов присутствовала в озерной воде как в растворе, так и в составе взвесей в виде органических и минеральных соединений. Как показали результаты исследований, содержание микроэлементов в воде в растворенной форме низкое и не превышает ПДК. Более высокое содержание ТМ отмечено во взвеси (Сг, Со, Ni). Десорбцию этих элементов (переход из взвеси в раствор) летом сдерживала щелочная реакция воды, рН менялся по акватории оз. от 7.72 до 8.93.

Изменчивость растворенных форм рассматриваемых микроэлементов достаточно велика. Кроме того, значительная пространственная неоднородность их распределения характерна для концентраций РЬ (Р/М = 9.38), Сu (5.86), Мn (4.33), Zn (4.27), менее изменчивы концентрации Ве (0.35), Sr (1.12), Сu (1.12). Концентрация Мn в отдельных плесах определялась главным образом интенсивностью биологических процессов или сгонно — нагонньми явлениями. Самая значительная изменчивость (или отклонение от среднего значения) для ряда концентраций микроэлементов наблюдалась в районе сбросов сточных вод и в транзитном потоке, выносящем загрязняющие вещества в р. Селижаровку, а также в самой реке.

Загрязненность сточных вод Осташковского промышленного узла ТМ составляла 0.01-16.7 ПДК, а наибольшее ее значение — 40.9 ПДК. Многолетние сбросы сточных вод Осташковских предприятий, в частности кожевенного и других заводов, в озеро и образование труднорастворимых соединений солей ТМ привели к значительному загрязнению отдельных участков ДО озера. Этот процесс усугубился тем, что микроэлементы закреплялись на мелких глинистых и органических частичках ДО. Оценка уровня загрязнения микроэлементами ДО показала, что наиболее загрязнены ДО в районе выпуска сточных вод предприятий г. Осташкова. На ограниченном по площади участке отмечались концентрации Мо, V, Со, Sе, Аs, превышавшие предельно допустимые. Накоплению этих элементов в ДО озера также способствует использование в сельском хозяйстве минеральных удобрений. Об этом косвенно свидетельствует возрастание содержания Мо, Со, Sе, Аs в пробах, отобранных вблизи сельских районов (ниже с. Рогожа, выход из р. Полоновки в Сосницкий плес, и др.).

Содержание ТМ, мг/кг сухой массы, в высшей водной растительности менялось в зависимости от вида растений и микроэлемента: Аs менялось от 1.8 в кубышке до 21.2 в кувшинке, Сd — от 0.29 в рдесте травяном до 6.0 в кувшинке, Сг — от 3.3 в тростнике до 143 в кувшинке, Сu — от 0.2 в тростнике до 80.2 в кувшинке, Zn — от 13.7 в гречихе до 50.5 в роголистнике погруженном. Концентрации Сг, Ni, Сd незначительно превышали предельно допустимые. Коэффициенты накопления микроэлементов растениями также значительно варьировали для отдельных элементов и видов растений. Наиболее высокие коэффициенты накопления (К = мкг металл/г 0В, отнесенные к мкг металла/г воды) характерны для кувшинки: для Си К = 2.2 х 103, для Сг К = 246 х 103.

ХАРАКТЕРИСТИКИ ФИТО- И ЗООПЛАНКТОНА

В составе летнего фитопланктона в оз.Селигер и в р. Селижаровке преобладали диатомовые и зеленые водоросли, субдоминантные формы представлены синезелеными водорослями и динофлагеллятами. Среди зоопланктона преобладали ракообразные, коловратки и простейшие.

Планктон всех трех исследованных участков озера достаточно богат и разнообразен. Повышенное загрязнение вод в районе Осташковского плеса приводит к снижению здесь видового разнообразия, изменению численности и биомассы доминирующих видов гидробионтов, а иногда и их качественного состава. Число видов фитопланктона и его видовое разнообразие, учитываемое по индексу Шеннона-Уивера, в Осташковском плесе были ниже, чем в водах Березовского и Сосницкого плесов. Из-за роста численности низших грибов, нитчатых бактерий и устойчивых к органическому загрязнению зеленых и синезеленых водорослей численность и биомасса фитопланктона в водах Осташковского плеса были выше, чем соответствующие характеристики планктона на других участках.

Аналогичные закономерности характерны и для зоопланктона: в воде Осташковского плеса возросли общая численность и суммарная биомасса зоопланктеров. При этом наблюдалось снижение числа видов и индекса Шеннона-Уивера почти вдвое по сравнению с Березовским и Сосницким плесами. Неоднороден по акватории был и состав зоопланктона. В Березовском и Сосницком плесах преобладали низшие ракообразные, тогда как в Осташковском среди зоопланктеров увеличилась доля простейших (с 4 до 24 %). Протистофауна была представлена в основном инфузориями в домиках, раковинными амебами и мелкими жгутиковыми.

Воздействие антропогенной нагрузки на фитопланктон Осташковского плеса выразилось в снижении среди доминирующих видов доли диатомовых и динофлагеллят при возрастании зеленых и синезеленых водорослей по сравнению с аналогичными показателями других плесов. Доля динофлагеллят при этом снизилась с 5 до 2 %, а доля синезеленых возросла с 0 до 9 %.

В фитопланктоне Осташковского плеса во всех преобладающих систематических группах наблюдалось значительное увеличение доли мелких клеток. Соответственно среди планктонных водорослей Осташковского участка была снижена доля форм гидробионтов крупных и средних размеров. Доля мелких форм диатомовых в планктоне Березовского и Сосницкого плесов составляла 28-32, а в планктоне Осташковского плеса — 66 %. Для зеленых водорослей доля мелких форм возросла с 21 до 55, для динофлагеллят — с 27 до 60, для синезеленых — с 31 до 54 %. У синезеленых водорослей наблюдалось сравнительное измельчание клеток при укрупнении колоний за счет числа входящих в состав их клеток и бесклеточных пространств псевдовакуолей.

Летний фитопланктон р. Селижаровки характеризовался преобладанием зеленых водорослей, составлявших 54 % общего числа видов, тогда как на долю диатомовых приходилось 33, а на долю динофлагеллят — 13 %. Синезеленые в речном планктоне отсутствовали. В зоопланктоне отмечалось преобладание мелких коловраток и инфузорий. Резкое обеднение видового состава планктона отмечалось в местах выпуска сточных вод в Осташковском плесе. Так, в районе выпуска стоков кожевенного завода отмечено всего шесть видов фитопланктона (среди них нитчатые бактерии, грифы грибов, одноклеточные зеленые водоросли Chlorella и Scendesmus). При этом мелких форм среди водорослей было 88, средних и крупных — 7 и 5 % соответственно.

Под влиянием роста загрязнений отмечается изменение состава гидробионтов и их морфолого-функциональных особенностей. В местах с наибольшим загрязнением в популяциях повышается доля мелких размерных форм доминирующих видов водной флоры и фауны. Изменение размеров клеток водорослей имеет большое значение как фактор приспособления фитопланктона к воздействию различных абиотических факторов. При увеличении численности водорослей и росте загрязнения вод отмечается тенденция к уменьшению средних размеров их клеток. В составе зоопланктона в загрязненных водах велика доля простейших, т.е. более мелких животных, чем коловратки и ракообразные. При дальнейшем усилении антропогенной нагрузки единственной группой зоопланктонных животных остается протистофауна, в которой также начинают преобладать мелкие формы над средними и крупными, т.е. мелкие Flagellata инфузориями. И хотя скорость потребления бактерий одной инфузорией примерно в 40 раз выше, чем одним жгутконосцем, суммарное выедание бактерий более многочисленными (примерно на 1-2 порядка) по сравнению с инфузориями мелкими Flagellata может быть значительно большим, чем в случае наличия в составе протистофауны сравнительно малочисленных инфузорий.

Таким образом, усиление евтрофикации интенсифицирует до известных пределов трансформацию загрязняющих веществ гидробионтами, включая выедание животными избытка водорослей и бактерий. При этом в биоценозах возрастает доля мелких многочисленных организмов с интенсивным метаболизмом.

Результаты исследования многоплесового оз. Селигер указывают на существенную пространственную неоднородность биологических и химических характеристик, определяющих качество озерной воды и экологическое состояние водоема. Это свидетельствует о неоднородности развития в водоеме процессов евтрофирования и загрязнения водной среды вследствие неодинакового воздействия антропогенного фактора на отдельные плесы и природных различий последних.

Неблагоприятные условия, возникшие в Осташковском плесе в связи с антропогенным влиянием, привели к тому, что летом — 1/2 толщи вод Городского плеса, а в глубоководной зоне до 2/3 толщи воды имеют содержание растворенного в воде O2 ниже нормативного значения, установленного для рыбохозяйственных водоемов. Для этого плеса характерно и более сильное загрязнение. Здесь повышено содержание ТМ в растительности и ДО, удельной электропроводности в воде по сравнению с вышележащими плесами.

Более благоприятные условия характерны для других плесов. Результаты многочисленных отечественных и зарубежных исследований состояния озер, подверженных антропогенному евтрофированию, свидетельствуют о том, что скорости процессов их евтрофирования существенно различны. Однако общие закономерности развития евтрофирования на озерах аналогичны.

На начальных этапах евтрофирования слабопроточных, с замедленным водообменом средних по глубине и глубоких озер важную роль в процессах превращения веществ играют мелководья и литоральные фитоценозы. Барьерная роль литорали проявляется в снижении скорости евтрофирования водоемов и регулировании этого процесса. Так развивались процессы евтрофирования на Валдайском, Боденском, Великих американских и других озерах. Аналогичная картина наблюдается и на оз. Селигер. Сравнение полученных характеристик оз.Селигер с показателями 70-х гг. свидетельствует о том, что в целом евтрофирование озера идет медленно. И если на начальном этапе евтрофированию был подвержен в основном Осташковский плес, то на современном этапе эти процессы распространились и на другие плесы. Загрязнение озера отмечается в Березовском, Елецком, Троицком и других плесах.

Используемые для оценки евтрофирования озер гидрохимические показатели (активная реакция воды рН, содержание в воде Од, разных форм углекислоты и биогенных веществ) иногда не позволяют однозначно судить о ходе процесса евтрофирования. На Валдайском оз. в пелагиали в застойных слоях Городского плеса ареальный дефицит O2; составлял 0.05-0.06 мг O2/(л сут), т.е. соответствовал таковому в эвтрофных водоемах. В то же время по ряду других химических показателей (содержанию O2, углекислоты и биогенных веществ) выявить существенные антропогенные изменения режима не представлялось возможным. В частности, в двух небольших по площади впадинах глубинами 26 и 28 м, расположенных вблизи городского берега, минимальные концентрации O2 составляли 2.8-3.0 мг/л, а в глубоких слоях воды основной впадины содержание O2 было равно 6 мг/л в слое на глубине 20-30 м и 5.7 мг/л у дна (на глубине 39 м).

На озерах альпийского региона, по размерам и глубине аналогичных оз.Селигер, выявлена зависимость между содержанием O2 и характеристиками трофности озер. На олиготрофных озерах Фелдси-Антерси в период стратификации концентрация O2 в гиполимнионе составляла 4.3, на оз. Фелси — 7.5, а на мезотрофном оз. Пибурге-си-0.8 мг/л.

Таким образом, евтрофирование озер — сложный процесс, не однозначно влияющий на кислородный режим, содержание биогенных веществ, фитопланктон и т.д. Это отражает достаточно сложные связи состояния озер с величиной и характером антропогенной нагрузки и ее распределением в водоеме в зависимости от морфометрических условий, развития шельфовой зоны, проточности, особенностей циркуляции вод и других факторов.

МОЛЛЮСКИ ВЕРХОВЬЕВ ВОЛГИ И ОЗЕРА СЕЛИГЕР

Моллюски верховьев Волги специально не изучались, и в литературе имеются лишь отдельные разрозненные сведения о составе их фауны и биологии некоторых видов (Панкратова, 1940; Стальмакова, 1957: Богатов, Цыганов, 1973; Богатов, 1973, 1975; Алимов, Богатов, 1975). Сведения о моллюсках озера Селигер недостаточно полны (Молчанов, 1912; Дексбах, 1936).

Исследования проведены в июле-августе 1973 г. в прибрежной зоне Верхневолжских озер (Верхневолжское водохранилище) и оз. Селигер. Исследованы озера: Стерж, Вселуг, Пено, Волго, Сиг, Долосец, Титара, Святое, Собенские, а также северные, северо-западные и северо-восточные плесы оз. Селигер; кроме того, исследованы устьевые части рек и ручьев, впадающих в Верхневолжские озера и оз. Селигер, в том числе: Коча, Кудь, Полоновка, Волга (выше оз. Стерж). Кроме наших сборов, в настоящей работе использован материал (сборы 1970 г.), любезно предоставленный нам В. В. Богатовым, которому автор выражает искреннюю благодарность. Кроме того, использованы материалы В. Я. Панкратовой, хранящиеся в Зоологическом институте АН СССР (Ленинград).

Исследованные водоемы лежат на северо-западе Валдайской возвышенности на высоте 205 м над ур. м. и имеют площадь: оз. Селигер — 212 км 2 , Верхневолжские озера — 183 км 2 . Оз. Селигер ледникового происхождения и состоит из нескольких разрозненных плесов, соединенных между собой протоками. Верхневолжское водохранилище образовано в 1843 г. в связи с постройкой плотины выше устья р. Селнжаровки. В связи с тем, что Верхневолжские озера соединены между собой Волгой и фактически являются ее руслом, здесь представлены как озерные, так п речные виды моллюсков. В зоогеографическом отношении исследованные водоемы принадлежат к Балтийской провинции Европейско-Сибирской подобласти Палеарктической области (Старобогатов, 1970).

В результате исследований указанных водоемов отмечено 79 видов (50 брюхоногих и 29 двустворчатых), в том числе в Верхневолжских озерах 61 вид (38 брюхоногих и 23 двустворчатых), в оз. Селигер 58 видов (40 брюхоногих и 18 двустворчатых).

Из эндемиков провинции нами отмечены: Marstoniopsis steini — в озерах Сиг и Долосец. В пойме Волги этот вид отмечен лишь в нескольких точках: оз. Березовском в 20 км выше г. Горького (Жадин, 1940), оз. Заболотском Владимирской обл. (Линдгольм, 1920), роднике на берегу р. Оки у г. Мурома Владимирской обл. (Жадин, 1925), р. Игуменке — правом притоке р. Костромы у г. Костромы (Затравкпн, 1975). В исследованном районе этот вид отмечал Молчанов (1912) в оз. Карегош близ оз. Селигер. Прудовика, найденного в оз. Сиг и определенного как Lymnaea glabra (Mull.), вероятно, следует отнести к другому близкому виду, а именно к L. clavafa, так как достоверных местонахождений L. glabra на территории СССР нет. L. glabra отмечался некоторыми авторами для отдельных водоемов бассейна Волги, но эти находки вызывают сомнения. Anisus uorticulus отмечен нами в р. Полоновке близ Сосницкого плеса оз. Селигер. Этот озерный вид в р. Полоновку, вероятно, занесен из оз. Селигер. Итак, из отмеченных в исследованном районе видов только два являются эндемиками провинции, остальные виды имеют более широкое распространение.

Читайте также:  Сколько платить за озеро

По биотопам виды распределяются следующим образом. На песчаном и илисто-песчаном дне озер найдены Viviparus viviparus, V. contectus, BUhynia tentaculata, Lymnaea patula, L. auricularia, L. ovata, L. stagnaUs. Planorbarius corneas, Pisidium amni-cum, P. inflatum, Unio pictorum, U. tumidus, U. conus, U. limosus, Anodonfa minima, A piscinalis. На затопленных корневищах деревьев (озера Пено и Волго) обнаружено множество Valvatidae (Valvata piscinalis, V. cristata, V. pulchella), Bithynidae (Bithy-nia tentaculata, B. inflafa, B. troscheli), Planorbidae

Заросли рогоза (Typha latifolia> оз. Селигер заселяют различные Lymnaea из группы palustris, L. stagnalis. Planorbis planorbis, Anisus vortex, Physa fontinalis. В зарослях пойменных ручьев з основном представлены: Lymnaea stagnalis, Physa fontinalis, Pianorbarius corneus, P. purpura, P. banaticus, Planorbis planorbis, Anisus vortex, Л. con-tortus, A. albus, Bithynia tentaculata, B. inflata, Valvata pulchella, V. cristata.

В устьевых частях рек, впадающих в Верхневолжские озера и оз. Селигер, отмечены: Lymnaea sfagnalis, L. palustris, Physa fonfinalis, Planorbis planorbis, Anisus vortex, Viviparus contectus. В мелких озерках, пойменных болотцах и лужах отмечены:

Planorbis planorbis, Anisus vortex, A. contortus, Pianorbarius corneus, P. purpura. Aero-loxus lacustris. Из видов, указанных в оз. Селигер Молчановым (1912), ряд видов нами не обнаружен. Молчанов (1912) отмечал в р. Шебериха, западнее оз. Селигер, Margaritifera margaritifera, но нахождение этого вида в районе оз. Селигер весьма спорно, так как этот вид в СССР отмечен только в Карелии и на Кольском п-ове, а также в Ленинградской обл. (Старобогатов, 1977).

Многие виды ранее в указанных водоемах не наблюдались или отмечались под другими названиями: Lymnaea patula, L. atra, L. intermedia, L. tumida, L. fontinalis, L. inflata, Unio conus, Pianorbarius purpura, P. banaticus (последние два вида описью вали ранее для исследованных водоемов под сборным названием Planorbis corneus), Euglesa ruut, E. humerosa, E. waldeni (ранее не указывались), Anisus acronicus (отмечался как Gyraulis gredleri), Hippeutis fontana указан как Н. complanatus), Musculium ryckhoiti (ранее отмечался как М lacustre). Кроме М. ryckhoiti здесь, вероятно, может быть найден близкий к нему вид, приуроченный ко временным водоемам северо-запада Европы М. terverianum (Dupuy), а также М. crepleni (Dunker). Euglesa tetragona ранее описывалась как Pisidium nullum, Sphaerium nitidium — как S. radiatum, Euglesa personata — как Pisidium Dusilum.

Как фоновые виды можно указать для оз. Селигер: Lymnaea palustris, Planorbis planorbis, Anisus vortex, Unio piciorum, U. tumidus, U. conns’, для Верхневолжских озер:

Valvata piscinalis, V. pulchella, V. cristata, Planorbis planorbis, Anisus vortex,. Bithynia inflata, B. tentaculata.

В зоогеографическом отношении 88 видов, известных из оз. Селигер и Верхневолжских озер (таблица), представлены следующими группировками: эндемики балтийской провинции-2, палеарктические виды — 16, голарктические, евразиатские и европейскосибирские — 8. европейские — 36, европейско-западносибирские — 17, юго-западноевропейские — 6, северо-западноевропейские — 1, южноевропейские — 2.

Евтрофикапия оз. Селигер обусловила его переход из олиготрофного состояния в мезотрофное с отдельными эвтрофными зонами, о чем свидетельствуют данные кислородного режима озера и гидробиологические показатели. Продолжающееся антропогенное воздействие привело к евтрофированию и загрязнению озера, накоплению в донных отложениях ТМ, изменению видового состава гидробионтов и их качественного состояния, в частности измельчанию клеток планктона. Однако процесс деградации озера происходит сравнительно медленно, он неоднороден в различных плесах озера.

Ухудшение экологического состояния оз. Селигер обусловлено воздействием большого числа факторов, их сложными взаимосвязями между собой, многие из которых трудно определить. Несомненно, что интенсивное освоение некоторой части побережья неблагоприятно отразилось на состоянии водной среды озера.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Береховских В.Ф., Волкова З.В., Золотарёва Н.С. Современное экологическое состояние оз. Селигер.// Водные ресурсы. — М., 1997. — Том 24, вып. 3. — с. 344-351. — Библ.: с. 351 (нов).

2. Дексбах. Н.К. Система озера Селигер 3. Население дна и зарослей М. — Л. 1936. Стр. 38-44

3. Затравкин М.Н. Моллюски верховьев Волги и озера Селигер — Зоологический журнал, 1981, т. 60, вып 12. с. 1878-1881.

4. Наумов В. Проблемы озера Селигер. — » Рыбоводство и рыболовство», 1976. №5 с. 23-24

5. Никаноров Ю.И. Летний замор рыбы в озере Селигер Природа № 7, 1965, с. 128.

6. Никаноров Ю.И. Рыбное хозяйство на озера Селигер. Рыбное хозяйство, 1966, №8, с. 18-20

Источник

СОВРЕМЕННОЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ОЗ. СЕЛИГЕР

Рассматриваются гидрофизические, гидрохимические, гидробиологические характеристики оз. Се­лигер. Для трех выделенных основных участков озера показаны особенности формирования каче­ства вод, развития фито и зоопланктона, загрязнения тяжелыми металлами. Оз. Селигер — часть Верхневолжской водной системы, ресурсы которой используются для пи­тьевого и промышленного водоснабжения, судо­ходства, энергетики. Развитие хозяйственной дея­тельности в бассейне водоема привело к значи­тельным изменениям характеристик озера. Так, результаты изучения бентоса, высшей водной растительности, фитопланктона, протистофауны и анализа ряда гидрохимических и гидрофизических характеристик свидетельст­вуют о существенных изменениях в экосистеме озера, происшедших в 1927-1975 гг. и приведших, в частности, к обеднению флоры, увеличению до­ли зеленых и синезеленых водорослей в составе фитопланктона.

Загрязнение водной среды и из­менение гидрохимического режима выразились в увеличении содержания в озерных водах хлори­дов, сульфатов, железа, органических соедине­ний и других веществ. Отмечены также явления стагнации: возросло поглощение кислорода в глубинных слоях водоёма и расширилась область кислородного дефицита, появились сероводород, аммиак и другие восстановленные соединения, увеличилось содержание соединений N и Р. Все это свидетельствовало о тенденциях роста евтрофирования озера. Однако этот процесс развивался неравномерно в различных плесах озера, что связано как с физико-географически­ми особенностями водоема, так и с различием антропогенной нагрузки (ее объема и характера). Наиболее ярко признаки евтрофирования про­явились в западной части Городского (Осташков­ского) плеса, подверженной влиянию сбросных вод предприятий г. Осташкова. Менее подвер­женными евтрофированию оказались Кравотынский, Березовский и Сосницкий плесы (рис. 1).

Наблюдения и отбор проб по вертикали про­водились на 35 станциях в 1990, 1991 гг. ИВЛ РАН (рис. 1). Измерялись: температура воды , удельная электропроводность воды к, концентра­ция растворенного в воде О2, Р общ, содержание тя­желых металлов (ТМ) в воде, донных отложениях (ДО) и высшей водной растительности, БПК5, ХПК, рН и мутность, характеристики фито- и зо­опланктона.

Отбор проб и определение быстро изменяющихся параметров выполнялись в пределах каж­дого плеса в течение дня. Содержание ТМ в воде, ДО и растительности исследовалось с использова­нием атомно-эмиссионной спектрометрии с индук­ционной плазмой. Планктонные пробы анализи­ровались по стандартной методике гидробиологи­ческих исследований, сочетающих определение сетного и осадочного планктонов натуральных и фиксированных раствором Люголя пробах.

При анализе полученных данных были выде­лены три участка, центральные зоны которых включали в себя Городской, Березовский и Со­сницкий плесы (рис. 1). При изучении загрязне­ния озера ТМ основное внимание было уделено Городскому плесу, поскольку этот район испы­тывает наибольшую антропогенную нагрузку.

Данные наблюдений (июль 1991 г.) свидетель­ствуют о значительной пространственной измен­чивости характеристик воды по акватории и глу­бине (табл. 1). Наиболее сильно варьировали тем­пература воды и концентрация растворенного в воде О2. Гидрометеорологические условия летом 1991 г. способствовали формированию больших перепадов температуры в термоклине, вследст­вие чего отмечалась резкая неоднородность гид­рохимических характеристик по глубине в раз­личных плесах озера. Различия таких характери­стик по глубине в ряде случаев превышали таковые по акватории плесов.

Для придонной температуры воды вариабель­ность Р/М, где Р — вариационный размах колеба­ний, М — среднее значение характеристики, на рассматриваемых участках I-Ш (I — Осташков­ский и Селижаровский, II — Березовский, Елец­кий и Троицкий, Ш — Сосницкий, Кравотынский и Полновский плесы) соответственно составляла 0.56, 0.90, 0.62, а для концентраций О2 в придон­ном слое — 2.34, 1.79, 0.91. Существенно меньше по сравнению с придонной изменялась средняя по вертикали температура воды (0.28, 0.51, 0.20 со­ответственно).

Самая низкая изменчивость характерна для t и к в поверхностном слое. Для t на участках 1-111 Р/М = 0.05, 0.09 и 0.05, а для к Р/М = 0.12, 0.03, 0.03 соответственно. В придонных слоях измене­ния к были более значительными, чем в поверх­ностных (Р/М = 0.2, 0.21 и 0.14).

Изменение концентраций растворенного в во­де О2 по глубине в различных плесах летом доста­точно разнообразно, поскольку кроме общих фи­зико-географических факторов на распределе­ние O2 значительно влияет морфометрия водоема, толщина гипо и эпилимниона, первич­ная продукция фитопланктона. Тип распределе­ния О2 по глубине близок к распределению О2, ха­рактерному для неглубоких (15-20 м) озер с умеренной продуктивностью. Промежуточные максимумы на вертикальных профилях O2 отсутствуют, что свидетельствует о достаточно равномерном распределении фито­планктона по глубине (рис. 2).

Содержание O2 в поверхностных слоях воды по сравнению с возможными концентрациями на­сыщения при данной температуре воды на рассматриваемых участках озера менялось от не­большого недонасыщения (3—4%) до незначи­тельного пересыщения (3-12%). При этом недонасыщение 2-5% наблюдалось в речной час­ти (р. Селижаровка) и в Березовском плесе и бы­ло вызвано погодными условиями. Пересыщение отмечалось в Осташковском плесе. В Сосницком плесе пересыщение вод по O2 достигало 11%. При этом толщина пересыщенного слоя была наибо­лее высокой и составляла 6-7 м.

В гиполимнионе на всех станциях глубинами 12-17 м наблюдался дефицит О2. При этом наибо­лее низкое его содержание в придонных слоях от­мечалось в водах Городского плеса. Резкое сни­жение концентраций О2 в придонном слое до 0.5-1.2 мг/л (5-11% насыщения), на ст. 2,3,5,14, было связано с влиянием распространения сбросных вод г. Осташкова в Городской плес и в район ис­тока р. Селижаровки. Низкое содержание О2 (1.8-4.3 мг/л, 16-18% насыщения) в придонном слое отмечалось и в Березовском плесе. Более высокие концентрации О2 в придонном слое Со­сницкого плеса по сравнению с Осташковским и Березовским (32-41%) насыщения) свидетельст­вуют о более благополучном состоянии этого плеса в июле 1991 г. (табл. 2).

Таблица 1. Средние значения и вариационный размах некоторых гидрофизических характеристик вод участков 1-Ш оз. Селигер (числитель — поверхность, знаменатель — дно; п —число членов ряда; Р — размах колебаний вели­чин; М — средние значения; Р/М — вариабельность; s — прозрачность вод, см; к — удельная электропроводность воды, приведенная к температуре 18°С, мСм/см; t — температура воды, °С; O2 — концентрации растворенного в воде кислорода, мг О2/л)

характерис- I(л =14) П(я =10) III (/1=11)
тика М Р Р/М М Р Р/М М Р Р/М
s k t O2 2.2 17.0 18.1 20.1 15.9 9.3 3.9 1.8-3.5 16.0-18.0 16.8-20.4 19.6-20.6 11.4-20.3 8.6-9.8 9.6-0.5 0.77 0.12 0.2 0.05 0.56 0.13 2.34 2.5 13.6 14.9 18.2 11.9 8.7 4.0 2.2-3.0 13.4-13.8 13.6-16.6 17.4-19.1 8.4-19.1 8.3-9.0 9.0-1.8 0.32 0.03 0.21 0.09 0.9 0.08 1.79 1.94 12.3 12.9 19.4 15.0 9.5 7.2 1.5-2.3 12.2-12.6 12.2-13.9 18.8-19.8 9.9-19.3 8.0-10.0 9.5-3.0 0.41 0.03 0.14 0.05 0,62 0.21 0.91
станция h/Н станция н­ция h/Н станция н­ция
I 9.50 III
9.30 0.09 8.08 9.30
7.20 0.25 7.22 7.07
0.09 8.15 II 0.14 8.43
7.93 0.44 6.09 9.50
0.12 7.24 0.53 5.84 8.10
8.02 0.42 6.50 8.00
0.48 5.39 9.00 8.10
0.40 6.29 0.38 6.71 8.40
9.64 0.32 7.27 9.50
0.46 6.16 8.04 0.07 3.00
0.57 5.23 0.51 5.95 8.90
0.62 4.63 0.38 6.45

Таблица 2. Относительные толщины слоев воды на участках I-III оз. Селигер с дефицитом O2 и содержа­ние О2, мг/л, в придонном слое (прочерк — отсутствие дефицита О2)

Рис. 2. Вертикальное распределение температуры воды t, растворенного в воде O2, концентрации насыщения O2 при данной температуре воды O2(t) и удельной электропроводности к в Осташковском (а, в) и Сосницком (б, г) плесах в июле 1991 г. на ст. 11, 12,26, 27 (а-г соответственно).

Формирование дефицита O2 в придонном слое тесно связано с образованием термоклина, кото­рый оказывает существенное влияние на процес­сы обмена в водной толще. Известно, что коэф­фициенты диффузии О2 в термоклине малы (их значения могут на 1-2 порядка отличаться от от­меченных в эпи- и гиполимнионе). В результате поток растворенного в воде O2 через термоклин может уменьшаться до пренебрежимо малых зна­чений .

Глубина залегания слоя температурного скачка составляла от 6 м в Осташковском плесе до 13 м в Сосницком. Максимальное значение градиента температуры в слое скачка равнялось 5.0°С/м.

Наиболее значительная толщина слоя с дефи­цитом О2 характерна для глубоководных станций Осташковского плеса (участок I), относительные значения h/Н достигали здесь 0.57-0.62, на участке II — 0.51-0.53, а на участке Ш — 0.07-0.14 (табл. 2).

Низкое содержание 02 в гиполимнионе на глу­боководных вертикалях относительно его норма­тивного значения для водоемов рыбохозяйственного назначения способствует созданию неблаго­приятных условий для развития гидробионтов. Такие условия могут наблюдаться летом при штилевых ситуациях, высокой первичной про­дукции планктона и слабом вертикальном обме­не. Заморные условия в Городском плесе, наблю­давшиеся в 1964 г., по-видимому, были связаны с формированием такой ситуации. Существенное ухудшение кислородного режима озера отмечалось зимой. Согласно исследованиям, проведен­ным в 1972,1973 гг. Е.И. Федоровой и Н.Я. Миро­новой, в области глубокой впадины западной час­ти Городского плеса = 16 м) O2 к концу зимы поглощался полностью, а для остальной части озера было характерно более высокое его содер­жание (4.8.9 мг О2/л, т.е. 53% насыщения).

Летом 1990, 1991 гг. в водах оз. Селигер отме­чалось высокое содержание органического веще­ства (0В). При этом наблюдалась его значитель­ная пространственная изменчивость.

0В, содержащееся в водах озера, имеет при­родное и антропогенное происхождение. Для оз. Селигер характерно высокое содержание в реч­ных и озерных водах растворенных органических соединений природного происхождения вследст­вие вымывания гумусовых веществ почвенного покрова.

В районе маслосырзавода значения БПК.5 и ХПК составляли 8.5 и 15.8, в Кравотынском пле­се и в районе Заплавья — 1.6 и 24.0, в Сосницком плесе — 1.9 и 26.0 и в Березовском — 2.5 и 28.0 мг О2/л соответственно, т.е. они были ниже ПДК для вод питьевого назначения, составляющих 5 и 30 мг 02/л соответственно.

Электропроводность, отражающая общее ко­личество растворенных солей (показатель отно­сительного «плодородия» озерных вод), возраста­ла от Березовского и Сосницкого плесов озера к Городскому плесу (рис. 2).

Приведенные к темпе­ратуре 18°С значения к в поверхностном и в при­донном слоях Городского плеса составляли 16.0-18.0 и 16.8-20.4, в Березовском плесе — 13.4-13.8 и 13.6-15.6, а в Сосницком — 12.2-12.6 и 12.2-13.9 мСм/см соответственно. Рост к в Городском плесе был вызван влиянием сбросных вод г. Ос­ташкова, а также тем, что этот плес замыкаю­щий. Средние по вертикали значения к составля­ли для Сосницкого, Березовского и Городского плесов 12.60 ± 0.24, 14.16 ± 0.20, 17.58 ± 0.35 соот­ветственно (табл.3).

Таблица 3. Изменение средних по вертикали значений электропроводности воды, мСм/см, на участках I-III оз. Селигер летом 1991 г.

станция к станция к станция к
I II III
17.14 14.39 12.54
17.60 14.40 12.93
17.10 14.23 12.93
17.50 13.98 12.37
17.70 13.87 12.46
17.90 14.15 12.37
18.15 14.09
14.06
М 17.58+0.35 М 14.16+0.2С М 12.60+0.24

Таблица 4. Средние значения и вариационный размах содержания растворенных форм ТМ в водах оз. Сели­гер летом 1990 и 1991 г.

Элемент Число проб Р, КГ/Л М, мкг/л Р/М
Си 3.5 5.6-1.7 1.12
РЬ 2.5 23.4-0.6 9.38
Сг 0.6 1.5-0.08 2.37
са 0.29 1.76-0.06 5.86
Со 0.63 1.3-0.2 1.74
Мп 0.60 2.84-0.24 4.33
Ре 20.2 40.0-5.23 1.72
1.48 4.0-0.27 2.52
2п 5.49 25.6-2.13 4.27
V 0.16 0.5-0.01 2.97
0.42 0.76-0.29 1.12
0.81 2.2-0.12 2.57
А5 1.01 2.55-0.22 2.50
Ве 0.14 0.15-0.10 0.35

СОДЕРЖАНИЕ ТЯЖЕЛЫХ МЕТАЛЛОВ

Большая часть исследовавшихся микроэле­ментов присутствовала в озерной воде как в рас­творе, так и в составе взвесей в виде органических и минеральных соединений. Как показали резуль­таты исследований, содержание микроэлементов в воде в растворенной форме низкое и не превы­шает ПДК. Более высокое содержание ТМ отме­чено во взвеси (Сг, Со, Ni). Десорбцию этих эле­ментов (переход из взвеси в раствор) летом сдер­живала щелочная реакция воды, рН менялся по акватории оз. от 7.72 до 8.93.

Изменчивость растворенных форм рассматри­ваемых микроэлементов достаточно велика. Кроме того, значительная пространственная неоднородность их распреде­ления характерна для концентраций РЬ (Р/М = 9.38), Сu (5.86), Мn (4.33), Zn (4.27), менее измен­чивы концентрации Ве (0.35), Sr (1.12), Сu (1.12) (табл. 4). Концентрация Мn в отдельных плесах определялась главным образом интенсивностью биологических процессов или сгонно — нагонньми явлениями. Самая значительная изменчивость (или отклонение от среднего значения) для ряда концентраций микроэлементов наблюдалась в районе сбросов сточных вод и в транзитном пото­ке, выносящем загрязняющие вещества в р. Селижаровку, а также в самой реке.

Загрязненность сточных вод Осташковского промышленного узла ТМ составляла 0.01-16.7 ПДК, а наибольшее ее значение — 40.9 ПДК. Мно­голетние сбросы сточных вод Осташковских предприятий, в частности кожевенного и других заводов, в озеро и образование труднорастворимых соединений солей ТМ привели к значитель­ному загрязнению отдельных участков ДО озера. Этот процесс усугубился тем, что микроэлемен­ты закреплялись на мелких глинистых и органи­ческих частичках ДО. Оценка уровня загрязне­ния микроэлементами ДО показала, что наибо­лее загрязнены ДО в районе выпуска сточных вод предприятий г. Осташкова. На ограниченном по площади участке отмечались концентрации Мо, V, Со, Sе, Аs, превышавшие предельно допусти­мые. Накоплению этих элементов в ДО озера также способствует использование в сельском хо­зяйстве минеральных удобрений. Об этом ко­свенно свидетельствует возрастание содержания Мо, Со, Sе, Аs в пробах, отобранных вблизи сель­ских районов (ниже с. Рогожа, выход из р. Полоновки в Сосницкий плес, и др.).

Содержание ТМ, мг/кг сухой массы, в высшей водной растительности менялось в зависимости от вида растений и микроэлемента: Аs менялось от 1.8 в кубышке до 21.2 в кувшинке, Сd — от 0.29 в рдесте травяном до 6.0 в кувшинке, Сг — от 3.3 в тростнике до 143 в кувшинке, Сu — от 0.2 в трост­нике до 80.2 в кувшинке, Zn — от 13.7 в гречихе до 50.5 в роголистнике погруженном. Концентрации Сг, Ni, Сd незначительно превышали предельно допустимые. Коэффициенты накопления микро­элементов растениями также значительно варьи­ровали для отдельных элементов и видов расте­ний. Наиболее высокие коэффициенты накопле­ния = мкг металл/г 0В, отнесенные к мкг металла/г воды) характерны для кувшинки: для Си К = 2.2 х 10 3 , для Сг К = 246 х 10 3 .

ХАРАКТЕРИСТИКИ ФИТО — И ЗООПЛАНКТОНА

В составе летнего фитопланктона в оз. Сели­гер и в р. Селижаровке преобладали диатомовые и зеленые водоросли, субдоминантные формы представлены синезелеными водорослями и динофлагеллятами. Среди зоопланктона преобла­дали ракообразные, коловратки и простейшие.

Планктон всех трех исследованных участков озера достаточно богат и разнообразен. Повы­шенное загрязнение вод в районе Осташковского плеса приводит к снижению здесь видового раз­нообразия, изменению численности и биомассы доминирующих видов гидробионтов, а иногда и их качественного состава (табл. 5,6). Число видов фитопланктона и его видовое разнообразие, учи­тываемое по индексу Шеннона-Уивера, в Осташ­ковском плесе были ниже, чем в водах Березов­ского и Сосницкого плесов. Из-за роста числен­ности низших грибов, нитчатых бактерий и устойчивых к органическому загрязнению зеле­ных и

синезеленых водорослей численность и би­омасса фитопланктона в водах Осташковского плеса были выше, чем соответствующие характе­ристики планктона на других участках.

Аналогичные закономерности характерны и для зоопланктона: в воде Осташковского плеса возросли общая численность и суммарная био­масса зоопланктеров. При этом наблюдалось снижение числа видов и индекса Шеннона-Уиве­ра почти вдвое по сравнению с Березовским и Со­сницким плесами (табл. 5). Неоднороден по аква­тории был и состав зоопланктона. В Березовском и Сосницком плесах преобладали низшие ракооб­разные, тогда как в Осташковском среди зоо­планктеров увеличилась доля простейших (с 4 до 24%). Протистофауна была представлена в ос­новном инфузориями в домиках, раковинными амебами и мелкими жгутиковыми. Среди инфузо­рий преобладали Сос1опе11а сга1ега, обилие кото­рой отмечалось в озере в 1979 г.

Воздействие антропогенной нагрузки на фито­планктон Осташковского плеса выразилось в снижении среди доминирующих видов доли диатомовых и динофлагеллят при возрастании зеле­ных и синезеленых водорослей по сравнению с аналогичными показателями других плесов. Доля динофлагеллят при этом снизилась с 5 до 2%, а доля синезеленых возросла с 0 до 9%.

В фитопланктоне Осташковского плеса во всех преобладающих систематических группах наблюдалось значительное увеличение доли мел­ких клеток (табл. 5). Соответственно среди планктонных водорослей Осташковского участ­ка была снижена доля форм гидробионтов круп­ных и средних размеров. Доля мелких форм диатомовых в планктоне Березовского и Сосницкого плесов составляла 28-32, а в планктоне Осташ­ковского плеса — 66%. Для зеленых водорослей доля мелких форм возросла с 21 до 55, для диноф­лагеллят — с 27 до 60, для синезеленых — с 31 до 54%. У синезеленых водорослей наблюдалось сравнительное измельчание клеток при укрупне­нии колоний за счет числа входящих в состав их клеток и бесклеточных пространств псевдоваку­олей.

Летний фитопланктон р. Селижаровки харак­теризовался преобладанием

зеленых водорослей, составлявших 54% общего числа видов, тогда как на долю диатомовых приходилось 33, а на долю динофлагеллят — 13%. Синезеленые в речном планктоне отсутствовали. В зоопланктоне отме­чалось преобладание мелких коловраток и инфу­зорий Сос1опе11а сга1ега. Резкое обеднение видово­го состава планктона отмечалось в местах выпус­ка сточных вод в Осташковском плесе. Так, в районе выпуска стоков кожевенного завода отме­чено всего шесть видов фитопланктона (среди них нитчатые бактерии, грифы грибов, однокле­точные зеленые водоросли Chlorella и Scendesmus). При этом мелких форм среди водорослей было 88, средних и крупных — 7 и 5% соответст­венно.

Таблица 5. Состав фитопланктона на участках 1-111 оз. Селигер летом 1991 г. (числитель — характеристики планктона, знаменатель — зоопланктона)

Показатель I II III
Число видов 12/3 18/7 17/5
Индекс видового разнообра­зия по Шеннону-Уиверу 2.0/0.7 3.8/1.7 3.2/1.4
Общая численность, тыс. кл/мл 53.7/10.5 41.8/9.3 45.6/9.8
Суммарная биомасса, мг/л 7.3/1.2 3.7/0.9 4.2/0.7

Таблица б. Соотношение клеток доминирующих ви­дов водорослей фитопланктона оз. Селигер на участ­ках 1-Ш летом 1991 г., %

Планктонные водоросли Размеры клеток I II III
Диатомовые Крупные
Средние
Мелкие
Зеленые Крупные
Средние
Мелкие
Динофлагелляты Крупные
Средние
Мелкие
Синезеленые Крупные
Средние
Мелкие

Под влиянием роста загрязнений отмечается изменение состава гидробионтов и их морфолого-функциональных особенностей. В местах с на­ибольшим загрязнением в популяциях повышает­ся доля мелких размерных форм доминирующих видов водной флоры и фауны. Изменение разме­ров клеток водорослей имеет большое значение как фактор приспособления фитопланктона к воздействию различных абиотических факторов. При увеличении численности водорослей и росте загрязнения вод отмечается тенденция к умень­шению средних размеров их клеток. В соста­ве зоопланктона в загрязненных водах велика до­ля простейших, т.е. более мелких животных, чем коловратки и ракообразные. При дальнейшем усилении антропогенной нагрузки единственной группой зоопланктонных животных остается протистофауна, в которой также начинают пре­обладать мелкие формы над средними и крупны­ми, т.е. мелкие Flagellata инфузориями. И хотя скорость потребления бактерий одной инфузори­ей примерно в 40 раз выше, чем одним жгутконосцем, суммарное выедание бактерий более многочисленными (примерно на 1-2 порядка) по сравнению с инфузориями мелкими Flagellata мо­жет быть значительно большим, чем в случае на­личия в составе протистофауны сравнительно ма­лочисленных инфузорий.

Таким образом, усиление евтрофикации ин­тенсифицирует до известных пределов трансфор­мацию загрязняющих веществ гидробионтами, включая выедание животными избытка водорос­лей и бактерий. При этом в биоценозах возрастает доля мелких многочисленных организмов с ин­тенсивным метаболизмом.

Результаты исследования многоплесового оз. Селигер указывают на существенную простран­ственную неоднородность биологических и хими­ческих характеристик, определяющих качество озерной воды и экологическое состояние водо­ема. Это свидетельствует о неоднородности раз­вития в водоеме процессов евтрофирования и за­грязнения водной среды вследствие неодинакового воздействия антропогенного фактора на отдельные плесы и природных различий

Читайте также:  Яковлевский район с озером

Неблагоприятные условия, возникшие в Ос­ташковском плесе в связи с антропогенным влия­нием, привели к тому, что летом -1/2 толщи вод Городского плеса, а в глубоководной зоне до 2/3 толщи воды имеют содержание растворенного в воде O2 ниже нормативного значения, установ­ленного для рыбохозяйственных водоемов. Для этого плеса характерно и более сильное загрязне­ние. Здесь повышено содержание ТМ в расти­тельности и ДО, удельной электропроводности в воде по сравнению с вышележащими плесами.

Более благоприятные условия характерны для других плесов. Результаты многочислен­ных отечественных и зарубежных исследований состояния озер, подверженных антропогенному евтрофированию, свидетельствуют о том, что скорости процессов их евтрофирования сущест­венно различны. Однако общие закономерности развития евтрофирования на озерах аналогичны.

На начальных этапах евтрофирования слабо­проточных, с замедленным водообменом средних по глубине и глубоких озер важную роль в процес­сах превращения веществ играют мелководья и литоральные фитоценозы. Барьерная роль литорали проявляется в снижении скорости евтрофи­рования водоемов и регулировании этого процес­са. Так развивались процессы евтрофирования на Валдайском, Боденском, Великих американских и других озерах. Аналогичная картина наблю­дается и на оз. Селигер. Сравнение полученных ха­рактеристик оз. Селигер с показателями 70-х гг. свидетельствует о том, что в целом евтрофирование озера идет медленно. И если на начальном эта­пе евтрофированию был подвержен в основном Осташковский плес, то на современном этапе эти процессы распространились и на другие плесы. За­грязнение озера отмечается в Березовском, Елец­ком, Троицком и других плесах.

Используемые для оценки евтрофирования озер гидрохимические показатели (активная ре­акция воды рН, содержание в воде Од, разных форм углекислоты и биогенных веществ) иногда не позволяют однозначно судить о ходе процесса евтрофирования. На Валдайском оз. в пелагиали в застойных слоях Городского плеса ареальный де­фицит О2; составлял 0.05-0.06 мг O2/(л сут), т.е. соот­ветствовал таковому в эвтрофных водоемах. В то же время по ряду других химических показате­лей (содержанию О2, углекислоты и биогенных веществ) выявить существенные антропогенные изменения режима не представлялось возмож­ным. В частности, в двух небольших по площади впадинах глубинами 26 и 28 м, расположенных вблизи городского берега, минимальные концен­трации O2 составляли 2.8-3.0 мг/л, а в глубоких слоях воды основной впадины содержание O2 было равно 6 мг/л в слое на глубине 20-30 м и 5.7 мг/л у дна (на глубине 39 м).

На озерах альпийского региона, по размерам и глубине аналогичных оз. Селигер, выявлена за­висимость между содержанием О2 и характерис­тиками трофности озер. На олиготрофных озе­рах Фелдси-Антерси в период стратификации концентрация О2 в гиполимнионе составляла 4.3, на оз. Фелси — 7.5, а на мезотрофном оз. Пибурге-си-0.8 мг/л.

Таким образом, евтрофирование озер — слож­ный процесс, не однозначно влияющий на кисло­родный режим, содержание биогенных веществ, фитопланктон и т.д. Это отражает достаточно сложные связи состояния озер с величиной и ха­рактером антропогенной нагрузки и ее распреде­лением в водоеме в зависимости от морфометрических условий, развития шельфовой зоны, проточности, особенностей циркуляции вод и других факторов.

Источник



В Тверской области обнаружен источник загрязнения Селигера

Твериград в Яндекс новостях

Твериград в ГуглНовостях

Твериград в телеграм

Из бесхозного хранилища нефтепродукты попадают в реку, впадающую в озеро.

Межрегиональная общественная организация «Экологическая безопасность» по Тверской области бьет во всех колокола. 9 апреля в ходе проверки по информации жителей города Осташков экологи обнаружили на земельном участке с кадастровым номером 69:45:0080145:184 бесхозное хранилище мазута. На его территории установлены огромные подземные емкости для нефтепродуктов, которые в настоящее время не используются. Однако из этих огромных баков на грунт вытекает мазут, который затем попадает в реку Емша и озеро Селигер.

При этом подземные емкости мазута находятся в открытом доступе, территория участка не огорожена, отсутствует электрическое освещение. По соседству с хранилищем находятся жилые дома и обустроены детские площадки.

– Такая ситуация грозит не только тяжелые экологическими последствиями для окружающей природной среды и жемчужины Тверского края – озера Селигер, но и является прямой угрозой жизнью и здоровью людей, тем более детей, которые во время игр могут провалиться в один из баков с мазутом,

– предупреждают общественники.

Письма с информацией о бесхозном хранилище нефтепродуктов, загрязняющем окружающую среду, направлены в Осташковскую межрайонную природоохранную прокурату и другие надзорные, правоохранительные и административные органы.

В министерстве природных ресурсов и экологии Тверской области Tverigrad.ru cообщили, что данное хранилище мазута находится на территории котельной №6 города Осташкова. Летом и осенью 2020 года в районе котельной Минприроды Тверской области и Осташковской межрайонной природоохранной прокуратурой проводились проверки. Фактов попадания мазута в реку Емша тогда установлено не было.

По результатам проверки Минприроды инициировано и в настоящее время продолжается судебное разбирательство по установлению собственника объекта и возложению на него обязанности организовать сбор и передачу отходов в районе котельной №6 в Осташкове.

Собственнику котельной было направлено требование оградить принадлежащий ему объект недвижимости с целью предотвращения свободного доступа граждан.

Министерством природных ресурсов и экологии Тверской области будет проведена дополнительная проверка на предмет установления наличия утечки мазута в реку Емша.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник

Ихтиофауна и экология озера Селигер

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЗАОЧНЫЙ ИНСТИТУТ ПИЩЕВОЙ

СОДЕРЖАНИЕ ТЯЖЕЛЫХ МЕТАЛЛОВ

Большая часть исследовавшихся микроэле­ментов присутствовала в озерной воде как в рас­творе, так и в составе взвесей в виде органических и минеральных соединений. Как показали резуль­таты исследований, содержание микроэлементов в воде в растворенной форме низкое и не превы­шает ПДК. Более высокое содержание ТМ отме­чено во взвеси (Сг, Со, Ni). Десорбцию этих эле­ментов (переход из взвеси в раствор) летом сдер­живала щелочная реакция воды, рН менялся по акватории оз. от 7.72 до 8.93.

Изменчивость растворенных форм рассматри­ваемых микроэлементов достаточно велика. Кроме того, значительная пространственная неоднородность их распреде­ления характерна для концентраций РЬ (Р/М = 9.38), Сu (5.86), Мn (4.33), Zn (4.27), менее измен­чивы концентрации Ве (0.35), Sr (1.12), Сu (1.12) (табл. 4). Концентрация Мn в отдельных плесах определялась главным образом интенсивностью биологических процессов или сгонно — нагонньми явлениями. Самая значительная изменчивость (или отклонение от среднего значения) для ряда концентраций микроэлементов наблюдалась в районе сбросов сточных вод и в транзитном пото­ке, выносящем загрязняющие вещества в р. Селижаровку, а также в самой реке.

Загрязненность сточных вод Осташковского промышленного узла ТМ составляла 0.01-16.7 ПДК, а наибольшее ее значение — 40.9 ПДК. Мно­голетние сбросы сточных вод Осташковских предприятий, в частности кожевенного и других заводов, в озеро и образование труднорастворимых соединений солей ТМ привели к значитель­ному загрязнению отдельных участков ДО озера. Этот процесс усугубился тем, что микроэлемен­ты закреплялись на мелких глинистых и органи­ческих частичках ДО. Оценка уровня загрязне­ния микроэлементами ДО показала, что наибо­лее загрязнены ДО в районе выпуска сточных вод предприятий г. Осташкова. На ограниченном по площади участке отмечались концентрации Мо, V, Со, Sе, Аs, превышавшие предельно допусти­мые. Накоплению этих элементов в ДО озера также способствует использование в сельском хо­зяйстве минеральных удобрений. Об этом ко­свенно свидетельствует возрастание содержания Мо, Со, Sе, Аs в пробах, отобранных вблизи сель­ских районов (ниже с. Рогожа, выход из р. Полоновки в Сосницкий плес, и др.).

Содержание ТМ, мг/кг сухой массы, в высшей водной растительности менялось в зависимости от вида растений и микроэлемента: Аs менялось от 1.8 в кубышке до 21.2 в кувшинке, Сd — от 0.29 в рдесте травяном до 6.0 в кувшинке, Сг — от 3.3 в тростнике до 143 в кувшинке, Сu — от 0.2 в трост­нике до 80.2 в кувшинке, Zn — от 13.7 в гречихе до 50.5 в роголистнике погруженном. Концентрации Сг, Ni, Сd незначительно превышали предельно допустимые. Коэффициенты накопления микро­элементов растениями также значительно варьи­ровали для отдельных элементов и видов расте­ний. Наиболее высокие коэффициенты накопле­ния = мкг металл/г 0В, отнесенные к мкг металла/г воды) характерны для кувшинки: для Си К = 2.2 х 10 3 , для Сг К = 246 х 10 3 .

ХАРАКТЕРИСТИКИ ФИТО И ЗООПЛАНКТОНА

В составе летнего фитопланктона в оз. Сели­гер и в р. Селижаровке преобладали диатомовые и зеленые водоросли, субдоминантные формы представлены синезелеными водорослями и динофлагеллятами. Среди зоопланктона преобла­дали ракообразные, коловратки и простейшие.

Планктон всех трех исследованных участков озера достаточно богат и разнообразен. Повы­шенное загрязнение вод в районе Осташковского плеса приводит к снижению здесь видового раз­нообразия, изменению численности и биомассы доминирующих видов гидробионтов, а иногда и их качественного состава (табл. 5,6). Число видов фитопланктона и его видовое разнообразие, учи­тываемое по индексу Шеннона-Уивера, в Осташ­ковском плесе были ниже, чем в водах Березов­ского и Сосницкого плесов. Из-за роста числен­ности низших грибов, нитчатых бактерий и устойчивых к органическому загрязнению зеле­ных и

синезеленых водорослей численность и би­омасса фитопланктона в водах Осташковского плеса были выше, чем соответствующие характе­ристики планктона на других участках.

Аналогичные закономерности характерны и для зоопланктона: в воде Осташковского плеса возросли общая численность и суммарная био­масса зоопланктеров. При этом наблюдалосьснижение числа видов и индекса Шеннона-Уиве­ра почти вдвое по сравнению с Березовским и Со­сницким плесами (табл. 5). Неоднороден по аква­тории был и состав зоопланктона. В Березовском и Сосницком плесах преобладали низшие ракооб­разные, тогда как в Осташковском среди зоо­планктеров увеличилась доля простейших (с 4 до 24%). Протистофауна была представлена в ос­новном инфузориями в домиках, раковинными амебами и мелкими жгутиковыми. Среди инфузо­рий преобладали Сос1опе11а сга1ега, обилие кото­рой отмечалось в озере в 1979 г.

Воздействие антропогенной нагрузки на фито­планктон Осташковского плеса выразилось в снижении среди доминирующих видов доли диатомовых и динофлагеллят при возрастании зеле­ных и синезеленых водорослей по сравнению с аналогичными показателями других плесов. Доля динофлагеллят при этом снизилась с 5 до 2%, а доля синезеленых возросла с 0 до 9%.

В фитопланктоне Осташковского плеса во всех преобладающих систематических группах наблюдалось значительное увеличение доли мел­ких клеток (табл. 5). Соответственно среди планктонных водорослей Осташковского участ­ка была снижена доля форм гидробионтов круп­ных и средних размеров. Доля мелких форм диатомовых в планктоне Березовского и Сосницкого плесов составляла 28-32, а в планктоне Осташ­ковского плеса — 66%. Для зеленых водорослей доля мелких форм возросла с 21 до 55, для диноф­лагеллят — с 27 до 60, для синезеленых — с 31 до 54%. У синезеленых водорослей наблюдалось сравнительное измельчание клеток при укрупне­нии колоний за счет числа входящих в состав их клеток и бесклеточных пространств псевдоваку­олей.

Летний фитопланктон р. Селижаровки харак­теризовался преобладанием

зеленых водорослей, составлявших 54% общего числа видов, тогда какна долю диатомовых приходилось 33, а на долю динофлагеллят — 13%. Синезеленые в речном планктоне отсутствовали. В зоопланктоне отме­чалось преобладание мелких коловраток и инфу­зорий Сос1опе11а сга1ега. Резкое обеднение видово­го состава планктона отмечалось в местах выпус­ка сточных вод в Осташковском плесе. Так, в районе выпуска стоков кожевенного завода отме­чено всего шесть видов фитопланктона (среди них нитчатые бактерии, грифы грибов, однокле­точные зеленые водоросли Chlorella и Scendesmus). При этом мелких форм среди водорослей было 88, средних и крупных — 7 и 5% соответст­венно.

Таблица 5. Состав фитопланктона на участках 1-111 оз. Селигер летом 1991 г. (числитель — характеристики планктона, знаменатель — зоопланктона)

Показатель I II III
Число видов 12/3 18/7 17/5
Индекс видового разнообра­зия по Шеннону-Уиверу 2.0/0.7 3.8/1.7 3.2/1.4
Общая численность, тыс. кл/мл 53.7/10.5 41.8/9.3 45.6/9.8
Суммарная биомасса, мг/л 7.3/1.2 3.7/0.9 4.2/0.7

Таблица б. Соотношение клеток доминирующих ви­дов водорослей фитопланктона оз. Селигер на участ­ках 1-Ш летом 1991 г., %

Планктонные водоросли Размеры клеток I II III
Диатомовые Крупные 9 37 23
Средние 25 31 49
Мелкие 66 32 28
Зеленые Крупные 16 35 42
Средние 29 36 37
Мелкие 55 29 21
Динофлагелляты Крупные 21 45 41
Средние 29 38 21
Мелкие 60 27 38
Синезеленые Крупные 35 38
Средние 21 31
Мелкие 54 31

Под влиянием роста загрязнений отмечается изменение состава гидробионтов и их морфолого-функциональных особенностей. В местах с на­ибольшим загрязнением в популяциях повышает­ся доля мелких размерных форм доминирующих видов водной флоры и фауны. Изменение разме­ров клеток водорослей имеет большое значение как фактор приспособления фитопланктона к воздействию различных абиотических факторов. При увеличении численности водорослей и росте загрязнения вод отмечается тенденция к умень­шению средних размеров их клеток. В соста­ве зоопланктона в загрязненных водах велика до­ля простейших, т.е. более мелких животных, чем коловратки и ракообразные. При дальнейшем усилении антропогенной нагрузки единственной группой зоопланктонных животных остается протистофауна, в которой такженачинают пре­обладать мелкие формы над средними и крупны­ми, т.е. мелкие Flagellata инфузориями. И хотя скорость потребления бактерий одной инфузори­ей примерно в 40 раз выше, чем одним жгутконосцем, суммарное выедание бактерий более многочисленными (примерно на 1-2 порядка) по сравнению с инфузориями мелкими Flagellataмо­жет быть значительно большим, чем в случае на­личия в составе протистофауны сравнительно ма­лочисленных инфузорий.

Таким образом, усиление евтрофикации ин­тенсифицирует до известных пределов трансфор­мацию загрязняющих веществ гидробионтами, включая выедание животными избытка водорос­лей и бактерий. При этом в биоценозах возрастает доля мелких многочисленных организмов с ин­тенсивным метаболизмом.

Результаты исследования многоплесового оз. Селигер указывают на существенную простран­ственную неоднородность биологических и хими­ческих характеристик, определяющих качество озерной воды и экологическое состояние водо­ема. Это свидетельствует о неоднородности раз­вития в водоеме процессов евтрофирования и за­грязнения водной среды вследствие неодинакового воздействия антропогенного фактора на отдельные плесы и природных различий

Неблагоприятные условия, возникшие в Ос­ташковском плесе в связи с антропогенным влия­нием, привели к тому, что летом -1/2 толщи вод Городского плеса, а в глубоководной зоне до 2/3 толщи воды имеют содержание растворенного в воде O2 ниже нормативного значения, установ­ленного для рыбохозяйственных водоемов. Для этого плеса характерно и более сильное загрязне­ние. Здесь повышено содержание ТМ в расти­тельности и ДО, удельной электропроводности в воде по сравнению с вышележащими плесами.

Более благоприятные условия характерны для других плесов. Результаты многочислен­ных отечественных и зарубежных исследований состояния озер, подверженных антропогенному евтрофированию, свидетельствуют о том, что скорости процессов их евтрофирования сущест­венно различны. Однако общие закономерности развития евтрофирования на озерах аналогичны.

На начальных этапах евтрофирования слабо­проточных, с замедленным водообменом средних по глубине и глубоких озер важную роль в процес­сах превращения веществ играют мелководья и литоральные фитоценозы. Барьерная роль литорали проявляется в снижении скорости евтрофи­рования водоемов и регулировании этого процес­са. Так развивались процессы евтрофирования на Валдайском, Боденском, Великих американских и других озерах. Аналогичная картина наблю­дается и на оз. Селигер. Сравнение полученных ха­рактеристик оз. Селигер с показателями 70-х гг. свидетельствует о том, что в целом евтрофирование озера идет медленно. И если на начальном эта­пе евтрофированию был подвержен в основном Осташковский плес, то на современном этапе эти процессы распространились и на другие плесы. За­грязнение озера отмечается в Березовском, Елец­ком, Троицком и других плесах.

Используемые для оценки евтрофирования озер гидрохимические показатели (активная ре­акция воды рН, содержание в воде Од, разных форм углекислоты и биогенных веществ) иногда не позволяют однозначно судить о ходе процесса евтрофирования. На Валдайском оз. в пелагиали в застойных слоях Городского плеса ареальный де­фицит О2; составлял 0.05-0.06 мг O2/(л сут), т.е. соот­ветствовал таковому в эвтрофных водоемах. В то же время по ряду других химических показате­лей (содержанию О2, углекислоты и биогенных веществ) выявить существенные антропогенные изменения режима не представлялось возмож­ным. В частности, в двух небольших по площади впадинах глубинами 26 и 28 м, расположенных вблизи городского берега, минимальные концен­трации O2 составляли 2.8-3.0 мг/л, а в глубоких слоях воды основной впадины содержание O2было равно 6 мг/л в слое на глубине 20-30 м и 5.7 мг/л у дна (на глубине 39 м).

На озерах альпийского региона, по размерам и глубине аналогичных оз. Селигер, выявлена за­висимость между содержанием О2и характерис­тиками трофности озер. На олиготрофных озе­рах Фелдси-Антерси в период стратификации концентрация О2 в гиполимнионе составляла 4.3, на оз. Фелси — 7.5, а на мезотрофном оз. Пибурге-си-0.8 мг/л.

Таким образом, евтрофирование озер — слож­ный процесс, не однозначно влияющий на кисло­родный режим, содержание биогенных веществ, фитопланктон и т.д. Это отражает достаточно сложные связи состояния озер с величиной и ха­рактером антропогенной нагрузки и ее распреде­лением в водоеме в зависимости от морфометрических условий, развития шельфовой зоны, проточности, особенностей циркуляции вод и других факторов.

МОЛЛЮСКИ ВЕРХОВЬЕВ ВОЛГИ И ОЗЕРА СЕЛИГЕР

Моллюски верховьев Волги специально не изучались, и в литературе имеются лишь отдельные разрозненные сведения о составе их фауны и биологии некоторых видов (Панкратова, 1940; Стальмакова, 1957: Богатов, Цыганов, 1973; Богатов, 1973, 1975;

Алимов, Богатов, 1975). Сведения о моллюсках озера Селигер недостаточно полны (Молчанов, 1912; Дексбах, 1936).

Исследования проведены в июле-августе 1973 г. в прибрежной зоне Верхневолж­ских озер (Верхневолжское водохранилище) и оз. Селигер. Исследованы озера: Стерж, Вселуг, Пено, Волго, Сиг, Долосец, Титара, Святое, Собенские, а также северные, се­веро-западные и северо-восточные плесы оз. Селигер; кроме того, исследованы устьевые части рек и ручьев, впадающих в Верхневолжские озера и оз. Селигер, в том числе: Коча, Кудь, Полоновка, Волга (выше оз. Стерж). Кроме наших сборов, в настоящей работе использован материал (сборы 1970 г.), любезно предоставленный нам В. В. Богатовым, которому автор выражает искреннюю благодарность. Кроме того, использо­ваны материалы В. Я. Панкратовой, хранящиеся в Зоологическом институте АН СССР (Ленинград).

Исследованные водоемы лежат на северо-западе Валдайской возвышенности на высоте 205 м над ур. м. и имеют площадь: оз. Селигер-212 км 2 , Верхпеволжские озе­ра — 183 км 2 . Оз. Селигер ледникового происхождения и состоит из нескольких разроз­ненных плесов, соединенных между собой протоками. Верхневолжское водохранилище образовано в 1843 г. в связи с постройкой плотины выше устья р. Селнжаровки. В свя­зи с тем, что Верхневолжские озера соединены между собой Волгой и фактически являются ее руслом, здесь представлены как озерные, так п речные виды моллюсков. В зоогеографическом отношении исследованные водоемы принадлежат к Балтийской провинции Европейско-Сибирской подобласти Палеарктической области (Старобогатов, 1970).

В результате исследований указанных водоемов отмечено 79 видов (50 брюхоногих и 29 двустворчатых), в том числе в Верхневолжских озерах 61 вид (38 брюхоногих и 23 двустворчатых), в оз. Селигер 58 видов (40 брюхоногих и 18 двустворчатых).

Из эндемиков провинции нами отмечены: Marstoniopsis steini — в озерах Сиг и Долосец. В пойме Волги этот вид отмечен лишь в нескольких точках: оз. Березовском в 20 км выше г. Горького (Жадин, 1940), оз. Заболотском Владимирской обл. (Линдгольм, 1920), роднике на берегу р. Оки у г. Мурома Владимирской обл. (Жадин, 1925), р. Игуменке — правом притоке р. Костромы у г. Костромы (Затравкпн, 1975). В иссле­дованном районе этот вид отмечал Молчанов (1912) в оз. Карегош близ оз. Селигер. Прудовика, найденного в оз. Сиг и определенного как Lymnaea glabra (Mull.), вероятно, следует отнести к другому близкому виду, а именно к L. clavafa, так как достоверных местонахождений L. glabra на территории СССР нет. L. glabra отмечался некоторыми авторами для отдельных водоемов бассейна Волги, но эти находки вызы­вают сомнения. Anisus uorticulus отмечен нами в р. Полоновке близ Сосницкого плеса оз. Селигер. Этот озерный вид в р. Полоновку, вероятно, занесен из оз. Селигер. Итак, из отмеченных в исследованном районе видов только два являются эндемиками про­винции, остальные виды имеют более широкое распространение.

По биотопам виды распределяются следующим образом. На песчаном и илисто-песчаном дне озер найдены Viviparus viviparus, V. contectus, BUhynia tentaculata, Lym­naea patula, L. auricularia, L. ovata, L. stagnaUs. Planorbarius corneas, Pisidium amni-cum, P. inflatum, Unio pictorum, U. tumidus, U. conus, U. limosus, Anodonfa minima, A piscinalis. На затопленных корневищах деревьев (озера Пено и Волго) обнаружено множество Valvatidae (Valvata piscinalis, V. cristata, V. pulchella), Bithynidae (Bithy-nia tentaculata, B. inflafa, B. troscheli), Planorbidae

Заросли рогоза (Typha latifolia> оз. Селигер заселяют различные Lymnaea из груп­пы palustris, L. stagnalis. Planorbis planorbis, Anisus vortex, Physa fontinalis. В зарос­лях пойменных ручьев з основном представлены: Lymnaea stagnalis, Physa fontinalis, Pianorbarius corneus, P. purpura, P. banaticus, Planorbis planorbis, Anisus vortex, Л. con-tortus, A. albus, Bithynia tentaculata, B. inflata, Valvata pulchella, V. cristata.

В устьевых частях рек, впадающих в Верхневолжские озера и оз. Селигер, отме­чены: Lymnaea sfagnalis, L. palustris, Physa fonfinalis, Planorbis planorbis, Anisus vor­tex, Viviparus contectus. В мелких озерках, пойменных болотцах и лужах отмечены:

Planorbis planorbis, Anisus vortex, A. contortus, Pianorbarius corneus, P. purpura. Aero-loxus lacustris. Из видов, указанных в оз. Селигер Молчановым (1912), ряд видов нами не обнаружен (таблица). Молчанов (1912) отмечал в р. Шебериха, западнее оз. Сели­гер, Margaritifera margaritifera, но нахождение этого вида в районе оз. Селигер весьма спорно, так как этот вид в СССР отмечен только в Карелии и на Кольском п-ове, а также в Ленинградской обл. (Старобогатов, 1977).

Многие виды ранее в указанных водоемах не наблюдались или отмечались под другими названиями: Lymnaea patula, L. atra, L. intermedia, L. tumida, L. fontinalis, L. inflata, Unio conus, Pianorbarius purpura, P. banaticus (последние два вида описью вали ранее для исследованных водоемов под сборным названием Planorbis corneus), Euglesa ruut, E. humerosa, E. waldeni (ранее не указывались), Anisus acronicus (отме­чался как Gyraulis gredleri), Hippeutis fontana указан как Н. complanatus), Musculium ryckhoiti (ранее отмечался как М lacustre). Кроме М. ryckhoiti здесь, вероятно, может быть найден близкий к нему вид, приуроченный ко временным водоемам северо-запада Европы М. terverianum (Dupuy), а также М. crepleni (Dunker). Euglesa tetragona ра­нее описывалась как Pisidium nullum, Sphaerium nitidium — как S. radiatum, Euglesa personata — как Pisidium Dusilum.

Как фоновые виды можно указать для оз. Селигер: Lymnaea palustris, Planorbis planorbis, Anisus vortex, Unio piciorum, U. tumidus, U. conns’, для Верхневолжских озер:

Valvata piscinalis, V. pulchella, V. cristata, Planorbis planorbis, Anisus vortex,. Bithynia inflata, B. tentaculata.

В зоогеографическом отношении 88 видов, известных из оз. Селигер и Верхневолж­ских озер (таблица), представлены следующими группировками: эндемики балтийской провинции-2, палеарктические виды — 16, голарктические, евразиатские и европейскосибирские — 8. европейские — 36, европейско-западносибирские -17, юго-западно­европейские — 6, северо-западноевропейские — 1, южноевропейские — 2.

ВЫВОД

Евтрофикапия оз. Селигер обусловила его пе­реход из олиготрофного состояния в мезотрофное с отдельными эвтрофными зонами, о чем свиде­тельствуют данные кислородного режима озера и гидробиологические показатели. Продолжающее­ся антропогенное воздействие привело к евтрофированию и загрязнению озера, накоплению в дон­ных отложениях ТМ, изменению видового состава гидробионтов и их качественного состояния, в ча­стности измельчанию клеток планктона. Однако процесс деградации озера происходит сравнитель­но медленно, он неоднороден в различных плесах озера.

Ухудшение экологического состояния оз. Се­лигер обусловлено воздействием большого числа факторов, их сложными взаимосвязями между собой, многие из которых трудно определить. Не­сомненно, что интенсивное освоение некоторой части побережья неблагоприятно отразилось на состоянии водной среды озера.

С П И С О К Л И Т Е Р А Т У Р Ы :

1. Береховских В.Ф., Волкова З.В., Золотарёва Н.С. Современное экологическое состояние оз. Селигер.// Водные ресурсы. – М., 1997. – Том 24, вып. 3. – С. 344 – 351. – Библ.: С. 351 (нов).

2. Дексбах. Н.К. Система озера Селигер 3. Население дна и зарослей М. – Л. 1936. Стр. 38 – 44

3. Затравкин М.Н. Моллюски верховьев Волги и озера Селигер – Зоологический журнал, 1981, т. 60, вып 12. С 1878 – 1881.

4. Наумов В. Проблемы озера Селигер. – » Рыбоводство и рыболовство», 1976. №5 с. 23 – 24

5. Никаноров Ю.И. Летний замор рыбы в озере Селигер Природа № 7, 1965, с. 128.

Никаноров Ю.И. Рыбное хозяйство на озера Селигер. Рыбное хозяйство, 1966, №8, с. 18 — 20

Источник