Меню

Первая экранизация угрюм река в каком году была

«Сборы за «Угрюм-реку» были такие, что ни Михалкову, ни Кончаловскому не снилось»

Сегодня исполняется 46 лет, как на экраны страны вышел легендарный фильм Свердловской киностудии «Угрюм-река»… А несколько дней назад к нам в редакцию по электронной почте пришло письмо… из Риги. Написала нам Вера Браже — родственница художника по костюмам Наталии Шапориной, которая работала над «Угрюм-рекой».

Вера прислала нам дневники художницы, где подробно описаны подготовка к съёмкам, сам съёмочный процесс, детально рассказано, как Наталия работала над эскизами и самими костюмами. И когда сегодня читаешь эти записи, даже мурашки по коже — любимый фильм словно разложен по полочкам. Мы решили дополнить эти записи воспоминаниями других участников тех событий. Увы, но сейчас уже многих из них нет в живых. Мы пообщались с монтажёром Светланой Тарик (которая сделала вместе с режиссёром «Угрюм-реки» Ярополком Лапшиным аж 11 картин!), гримёром Ириной Колесниковой и актрисой, снимавшейся в одной из сцен, — Екатериной Чуяновой.

— Сейчас мы все понимаем, что это великий фильм, а как было тогда? Вы чувствовали, что становитесь сопричастны чему-то грандиозному?

Ирина Колесникова: Буду говорить за себя. Мы как-то не думали о масштабе. Для нас важно было, что это исторический фильм, а значит, работа предстояла интересная, да и мастера как на подбор — что режиссёр Ярополк Леонидович, что наш старший гримёр — Мария Фёдоровна Петкевич. Мне было тогда 29 лет, всего несколько лет назад окончила училище, и представилась такая возможность — набраться опыта на большой картине.

Светлана Тарик: А я поняла, что это будет великая работа, когда прочитала сценарий. Этот фильм сразу был событием не только для Свердловской киностудии, но и для всего нашего кинематографа. До «Угрюм-реки» только Сергей Колосов снял что-то подобное — это был исторический сериал о войне «Операция «Трест». Наша киностудия была тогда очень компактная, если не сказать маленькая. И вдруг запускается такая картина, приехали великие артисты: Людмила Чурсина, Гиви Тохадзе, Александр Демьяненко, Георгий Епифанцев, Валентина Владимирова…

— Как же вам работалось с московскими знаменитостями?

Ирина Колесникова: Замечательно. Конечно, чем выше рангом актёр, тем и опытнее мастер должен был его готовить. Но у нас даже выражение было шутливое — «пустить актёра по рукам», чтобы каждый поработал со всеми. И никаких проблем не было, никто не «звездил». Работали мы часто в полевых условиях: ведь снимали-то большую часть картины на Чусовой, в Коуровке. Уезжали целыми семьями и жили всё лето… Помню, актёры даже помогали нам организоваться. Я должна была накладывать бороду Гиви Тохадзе, который играл Ибрагима. У меня грим стоял аж на трёх столах. Так он меня научил делать так, чтобы мне на одном столе всего хватало: «Давай, Ирочка, — говорит, — тон наложим. Теперь, что не нужно, уберём…» Потом я вела Людмилу Чурсину, она была очень симпатичная, одно удовольствие с ней работать, никаких капризов.

Екатерина Чуянова: Про Людмилу Чурсину мне на всю жизнь запомнилось. Мы пришли в буфет на киностудии (здание, где сейчас «Сити-центр». — Прим. «ОГ»), а там стоит она — самая последняя в очереди, и ничего… Понимаете, времена другие были. Я тогда работала редактором фильмотеки на киностудии, и нас, молодёжь, попросили сыграть в массовке. Я участвовала только в одной сцене «Угрюм-реки» — это Масленица в самой первой серии. Там и муж мой на баяне играет. Нам всем дали задание: шуметь, балагурить, а я должна была повалить Прохора — то есть Епифанцева — в снег и поцеловать… Мне тогда все завидовали (смеётся).

— А правда, что роль Прохора Громова должен был исполнять другой актёр?

Ирина Колесникова: Правда. Но Владимир Гусев в первый же съёмочный день, когда слезал со скал, сломал ногу, и на замену ему приехал Георгий Епифанцев. Он ходил гоголем, всё говорил, что сразу знал, что будет сниматься в этой картине… И ведь действительно всё выдержал… Мы ему каждый съёмочный день накладывали горбинку на нос, а он нам, гримёрам, потом в шутку оценки за него ставил.

Светлана Тарик: Жора совсем молодой тогда был — это была его первая большая роль в кино. Мы его всему учили, где паузу сделать, где ещё что… Помню, как он, пока я бегала со своими кольцами (кинолентой. — Прим. авт.), написал в моём дневнике стих: «Верьте мне, Аня и Света, что видеть вас я очень рад, если б вы были далеко где-то, это была бы не жизнь, а ад».

— А что касается Ярополка Леонидовича… Говорят, он был очень жёстким и в жизни, и в работе…

Светлана Тарик: У нас с Ярополком Леонидовичем были сложные отношения. Хотя я, наверное, единственная, кто его не боялся. Он меня часто упрекал, что я ему возражаю. Тогда я ему сказала, что счастлив тот человек, у которого есть оппонент. Но нужно отдать должное его принципиальности. После того как «Угрюм-реку» первый раз показали по телевидению, к нам пришла гора благодарственных писем. А затем поступило и предложение показать картину в кинотеатрах. Но для этого нужно было сократить четыре серии до двух. Но он сказал, что ни в коем случае не будет этого делать — не уберёт ни одного кадра. Говорит: «Возьмите Репина и полкартины отрежьте, что это будет?» И тогда решили запустить как есть. Окна нашей квартиры выходят прямо на «Космос», а раньше было три сеанса в день — в 12.00, 16.00 и 20.00. Так вот в течение многих дней мы наблюдали, как набирались полные залы, хотя зрителям надо было высидеть больше четырёх часов. А сборы у нас были такие, что не снилось ни Михалкову, ни Кончаловскому…

— А чем сейчас объясняете такой невероятный успех?

Светлана Тарик: Я бы так сказала — когда есть вожак, у него подбирается приличная стая. Это про нас. Команда у нас была замечательная. Вся работа шла одновременно: съёмки, озвучивание, монтаж. Если бы работа не была запараллелена, мы бы никогда не смогли закончить картину в столь короткие сроки. На «Угрюм-реке» работали самые лучшие мастера своего дела: например, операторская работа Василия Кирбижекова чего стоит… Таких портретов, как в «Угрюм-реке», у Людмилы Чурсиной больше нет — он чувствовал не только её красоту, но и душу. Мы все работали очень сплочённо, а когда увидели результат, то выдохнули с облегчением. Если честно, до сих пор не понимаю, как нам это удалось.

— У нас есть письмо, которое художнику картины Наталии Шапориной прислала её подруга — гримёр Алла Кочурова — после приёмки картины в Москве: «Дана фильму первая категория. В день просмотра весь главк не работал. Первые три серии смотрели без перерыва, а перед четвёртой немного отдохнули. Игнатов (директор картины) доволен и ходит как гусь, с выпяченной вперёд грудью и улыбается. Так что Ваш труд был не напрасен. И все перипетии уже позади, а самое главное — результат»…

Светлана Тарик: Я как сейчас помню, как мы в первый раз показывали картину худсовету в Свердловске — 12 декабря 1968 года. После этого Станислав Игнатов привёз нам в монтажную — каждой — по флакону «Красной Москвы»…

Из дневника художника

Наталия Шапорина родилась в 1915 году в Москве. Работала ассистентом художника по костюмам на Ленфильме («Два капитана», «Всего дороже»), в Мариинском театре, Театре оперетты. По семейным обстоятельствам переехала в Ригу. На Рижской киностудии более половины фильмов того времени сделаны при её участии.

1966 год. «Получаю лестное письмо из Свердловска с предложением принять участие в съёмках фильма по роману Шишкова «Угрюм-река» в должности ассистента художника по костюмам. Это было и очень приятно, но не без горчинки. Я давно ощущаю себя вполне состоявшимся художником…» (В ответном письме Наталия сообщила о том, что она согласится на их предложение только на должность художника по костюмам, а не ассистента. Ярополк Лапшин дал своё согласие. — Прим. «ОГ»).

«Во время работы превращаюсь в скалолазку. Много эпизодов снимали на утёсах. А утёсики — будь здоров! Наверх ещё могла влезть, а смотреть вниз — тошнило от страха».

«Сегодня, 16 октября, вернулись со съёмок с Чусовского озера, где в труднейших метеорологических условиях снимали объект «тунгусское стойбище», где тунгусов в основном изображали местные татары, разбавленные местными корейцами, плюс маленькая чучмечка Анка, дочь оператора Васи Кирбижекова. Действие происходило у дико вонючих чумов, покрытых сыромятными шкурами коров, которые должны изображать оленей — так мы делаем кино и заставляем простодушного зрителя верить в истинность происходящего.»

Читайте также:  Пышные бабы купаются в реке

Благодарим Музей кино Свердловской киностудии за предоставление фотоматериалов

Источник

«Угрюм-река»: сериал VS фильма 1968 года, а также прототипы и история создания романа

Сериал «Угрюм-река» завершается, а страсти по нему не утихают. Зрители продолжают сравнивать проект с версией 1968 года и искать несоответствия с первоисточником — романом Вячеслава Шишкова, увидевшим свет в 1928 году. Экранизировать знаменитые книги трудно — всегда есть риск нарваться на тех, кто скажет «не таким я себе представлял персонажей». И все-таки справедливости ради: большинство из возмущающихся а) не дали себе труд пересмотреть советский телефильм Ярополка Лапшина и доверяются своему старому впечатлению; б) еще большее количество недовольных не держали роман в руках.

Современная версия Юрия Мороза далека от совершенства, но вот чего у нее не отнимешь, так это почти постраничной тщательности в изложении книги, целых 16 серий — это вам не кот начхал. Возможно, в столь медленном повествовании потерялись нерв, надрыв и интрига, зритель к середине сериала подзабыл Анфису, а главная идея так и не оформилась, зато нам в подробностях показали кризис брака Прохора, его сексуальную ненасытность, желание овладевать всем и всеми — землями, приисками, аристократками, дикими тунгусками. Нам представили детально проработанный образ Нины, трансформацию ее отношения к мужу — от влюбленности, ревности до разочарования и поиска новых ощущений в объятиях другого мужчины — образованнного и сдержанного управляющего Протасова. Нина и Протасов предстали живыми, подробными персонажами. Софья Эрнст и Юрий Чурсин рассказали на Первом канале, что у создателей даже была мысль продолжить «Угрюм-реку» и дописать за Шишкова историю жизни этой пары после смерти Прохора в революционные годы. Вовремя остановились.

Александр Горбатов и Юрий Чурсин в сериале «Угрюм-река»

Четырехсерийный телефильм Лапшина рассказывал о событиях быстро, пропуская детали и множество второстепенных линий. Из всего массива романа режиссер вычленил ровно то, что работало на главную идею фильма — показать историю распада личности, которой было многое дано, но которая не смогла распорядиться дарами и усмирить свою гордыню. По сути Лапшин, посвятивший фильм Прохору, представил свою вариацию на тему «тварь ли я дрожащая или право имею». События в его кино подавались более спрессовано — от убийства Анфисы до финала жизненного пути Прохора всего-то отделяла одна серия. И магия образа Анфисы не терялась, и получалось, что к горькому итогу жизни Прохор пришел во многом из-за того, что предал любовь. Это было мощное высказывание, приближающее роман Шишкова к произведениям Достоевского. С другой стороны, такая стремительность в изложении событий обеднила линии остальных героев, уж Нины и Протасова — точно. Жена Прохора появляется в версии 1968 года в коротких эпизодах, и их связь с Протасовым совсем не выписана. Актеры, играющие эти роли — Валентина Иванова и Павел Махотин, совсем не запоминаются. Не почувствовал зритель в старом кино и атмосферы начала XX века, нарождающегося в России технического прогресса, слома эпох, перехода общества на иную стадию развития. При этом телефильм, подчиняясь официальной идеологии тех времен, уделил большое внимание положению рабочего класса и всяческим пропагандистским речам. Впрочем, всего этого и в самом романе хватает.

Александр Горбатов в роли Прохора в сериале «Угрюм-река»

Важное отличие прочтения Юрия Мороза (и, как мне кажется, самое слабое место сериала) заключается в том, что Прохор изначально в этом проекте не положительный герой. Произведение называется «Угрюм-река», вот и его главный персонаж угрюмый, нелюдимый, необаятельный тип. И ты не понимаешь, почему же его так полюбили неординарные женщины — Анфиса и Нина. Смотреть 16 серий на героя, который тебе неприятен, тяжело. То ли дело старый фильм. Помимо всего прочего, Прохор там необыкновенный красавец, «юноша пылкий со взором горящим». Актер Георгий Епифанцев после картины моментально стал суперзвездой (хотя первоначально на эту роль планировался Владимир Гусев, но сломал ногу перед съемками). Герой влюблял в себя живостью, стремительностью, невероятной тягой к знаниям и желанием изменить мир к лучшему. Прохор пытался побороть родовое проклятие, жить по справедливости, помогать людям.

Епифанцеву на момент съемок было 28 лет, играл он 18-летнего, выглядел на все 40, но харизма была просто потрясающая. В предыдущей статье я уже писала, что он походил на молодого Петра I. И этим Лапшин, конечно, ближе подошел к книге: Шишков в начале романа любуется своим героем, например, рассказывая о его пытливости и страсти к образованию и книгам, пишет, как Прохор в детстве пытался провести воду в баню «при посредстве архимедова винта» и построить железную дорогу от склада, чтоб дрова по ней в дом возить. Парень рос деятельным, страстным, но и наивности на первых порах было хоть отбавляй. Засыпая, он, например, воображал себя Дон Кихотом, а верного друга Ибрагима представлял Санчо Пансой, мечтал о том, как будет рассекать на собственном авто по Америке, а еще работать китобоем в океане. Яркая красочка, да? И падение героя с такой нравственной высоты казалось в сериале 1968 года настоящей катастрофой. Первая его экспедиция на Угрюм-реку и в книге, и в версии Лапшина носила воспитательную цель — это была школа мужества: отец Петр Данилович, отправивший сына в опасный поход, пытался сделать из Прохора «человека» и заодно разведать возможности освоения далеких краев для купеческих целей. С Анфисой Прохор до поездки даже намека на отношения не имел.

Юрий Мороз почему-то захотел заоострить конфликт отца и сына: в новой версии Петр Данилович отправляет Прохора в ссылку, по сути на верную гибель, потому что видит в нем соперника в борьбе за сердце Анфисы. Книгоманы не на шутку оскорбились, сочли такой сценарный поворот искусственным. Возможно, они и правы. В отличие от Лапшина Мороз будто снимает историю безумия — Прохор у него похож на темного и мрачного купца Рогожина из «Идиота». И в этой связи его Анфиса, конечно, может быть только Настасьей Филипповной, ее и изображала на экране Юлия Пересильд.

Александр Горбатов и Юлия Пересильд в сериале «Угрюм-река»

Два телефильма представляют диаметрально разные трактовки этого женского образа. В старом фильме породистая красавица Людмила Чурсина играла женщину чистую, искренне любящую и несчастную. Образ попал в зрительские сердца, но в романе Шишкова Анфиса была куда более разбитной особой — с ямочками на щечках, высокой грудью, белым телом. Орехи щелкала, наряжаться любила, в тунгусских мехах ходила, кинжалом, отравленным китайским ядом в «вертучей руке» играла, и мучила мужчин, и авансы раздавала всем подряд, была взбалмошной, жестокой — одним словом, ведьмой. А спала ли с Петром Даниловичем — Шишков все время мастерски уходит от прямых ответов.

Кто бы что ни говорил, но Чурсина с ее аристократической внешностью не была шишковской Анфисой, а вот Юлия Пересильд ближе к образу, придуманному писателем. Только вот кудри, делающие героиню похожей на миледи из «Трех мушкетеров»… Неужели по моде тех лет? Почему вообще в новой версии и купцы, и женщины — все так старательно завиты? Долетали ли новинки парикмахерского искусства до отдаленных сибирских уголков — сомневаюсь.

Софья Эрнст и Юлия Хлынина в сериале «Угрюм-река»

А вот летящие епанчи и длинные рубахи Прохора, нижнее белье героинь, невероятно роскошные меха, которые русские купцы за бесценок покупали у тунгусов — все это в новом сериале впечатляет. Как и интерьеры домов, сервировка столов. Картинка вкусная, ее хочется рассматривать. Для описания купеческого быта с его размахом этих нероновских пиров нуворишей все это важно.

Поклонников шишковского романа не на шутку возмутил еще один факт. В фильме Лапшина путешествующий по Угрюм-реке Прохор встречает жадного и жестокого купца, эксплуатирующего труд бурлаков. Персонаж носил армянское имя Оганес Агабабыч, и актер Валентин Донгузашвили недвусмысленно играл толстопузого чужеродца, пришедшего в эти русские (вообще-то тунгусские) земли зарабатывать деньги. У Юрия Мороза купец не имеет имени, и герой совсем не похож на восточного человека. Времена политкорректности? Возможно. Линия мусульманина Ибрагима в версии Мороза тоже развивается по весьма «политкорректным» лекалам, нам в ярких красках показывают, как несколько богатых и образованных христиан из-за трусости предают верного, преданного иноверца. А ведь он только принял православие и задумал жениться на кухрке Варваре… Кстати, Юрий Миронцев, играющий Ибрагима, очень хорош — такую фактуру и транслируемую внутреннюю энергию надо активнее использовать в кино.

Читайте также:  Словно ветер в степи словно в речке женщина поет

А теперь немного истории. Вячеслав Шишков, придумавший роман, который мы обсуждаем четвертую неделю кряду, по образованию совсем не литератор. Окончил техническое училище, работал в Томском округе водных путей сообщения. В 1910-е годы много путешествовал по Сибири и Уралу, в составе исследовательских экспедиций изучал территории, прилегающие к Иртышу, Оби, Енисею, Лене, Ангаре. Знакомился с людьми, изучал быт, общался с шаманами. И напитывался атмосферой, нравами и обычаями этих суровых мест. Реки под названием Угрюм не существовало в природе, это название Шишков услышал в одной из сибирских песен и вынес в название романа, намекая на угрюмость людей, живущих в этом суровом крае и живущих не по совести. Литературоведы считают, что, описывая характер реки, автор скорее всего имел в виду Лену и Нижнюю Тунгуску. Кстати, в этих местах, а именно Туруханске располагались ссыльные лагеря. Одним из отбывавших наказание именно в эти годы был Иосиф Сталин.

Писатель Вячеслав Шишков

Прототипов для романа Шишкову преподнес на тарелочке его коллега по экспедициям — инженер Николай Матонин, происходивший из рода енисейских купцов. По сути в основу сюжета легло семейное предание. Предок Матонина грабил купцов на большой дороге. Перед смертью сообщил своему внуку Аверьяну место, где был зарыт клад с награбленным. Внук уже через неделю после похорон деда пожертвовал средства Минусинскому уездному правлению на строительство школы и церкви. Далее он оплатил расходы по открытию телеграфной станции в Красноярске. На его же деньги в Кекуре содержалась богадельня. 100 тысяч рублей он выделил на строительство гимназии в Енисейске.

А потом дочь его брата Михаила Косьмича Матонина Александра вышла замуж за купца Арсения Ивановича Емельянова. На свадьбе Аверьян Косьмич подарил племяннице-невесте кулон с бриллиантами. Присутствовавший при этом гость узнал кулон своей матери, убитой по дороге из Енисейска в Красноярск. На свадьбе случившееся представили как пьяную выходку, однако сразу после торжества Аверьян Косьмич поехал в Кекур и пожертвовал деньги на строительство придела Ильинской церкви. Происшествие настолько произвело впечатление на сибиряков, что пошла гулять в народе легенда, она обрастала разными подробностями, на свадьбе дарили то серьги, то браслеты, но суть оставалась та же — это были украшения убиенной матери.

Фото сибирского шамана и его дочерей, сделанное Вячеславом Шишковым

Несмотря на щедрую благотворительную деятельность, Матонины так и не смогли отмыться от фамильного греха, имена купцов даже не упоминаются в краеведческой литературе. Судьба семейства развивалась зигзагообразно. В период золотой лихорадки Матонины еще больше разбогатели, хотя проблемы с бунтами рабочих на приисках порядком потрепали им нервы. В своем романе Шишков подробно пишет о забастовках и вдохновляется тут не только историей Матониных, но и Ленским расстрелом — событиями 1912 года, когда в одном из золотопромышленных товариществ конфликт акционеров и рабочих вырос в бунт. Бастовали три тысячи рабочих, призванные на помощь правительственные войска открыли по ним огонь, пострадали болле 300 людей, 170 были убиты. Историки считают, что это кровавое событие приблизило революцию 1917-го.

А купец Аверян Матонин, отдаленно напоминающий Прохора, закончил жизнь так. 1 декабря 1883 года в селе Кекур губернатор открыл первое в Енисейской губернии сельское ремесленное училище имени Аверьяна Матонина. Но сам Аверьян не дожил каких-то дней до этого события. Он был похоронен в семейном склепе в селе Кекур, но в 1913 году склеп разграбили. Видимо, вандалы думали, что купца похоронили вместе с его богатством. В 1914 году Матонины обанкротились. В 1931 году плиту с могилы Аверьяна использовали для строительства свинарника… Родовое проклятье все-таки настигло купца.

Роман Шишкова мало совпадает с реальной историей — Прохор не Аверьян и не пытался искупить семейный грех. Но общая мораль в придуманном и жизненном сюжетах есть: проклятые деньги счастья не приносят, расплата тебя настигнет даже через годы. А вот какой она будет — в виде надругательства над твоей могилой или в виде наркоманской зависимости (а Прохор у Шишкова употреблет кокаин и морфий, что показано в совремнной версии «Угрюм-реки»), в виде безумия и самоубийства — это уже художественные ответвления. В любом случае «Угрюм-река», ставшая своеобразной энциклопедией русской народной жизни, вместившая приключенческий, мистический, детективный, мелодраматический жанры, напитанная почти библейскими философствованиями на тему предательства, гордыни, преступления и наказания, весьма современно звучит и сегодня. И за эту попытку поговорить на важные темы создателям нового сериала спасибо.

Источник



Рецензия на сериал «Угрюм-река»: сравниваем новую и старую версии

Обозреватель «Вокруг ТВ» Илона Егиазарова посмотрела обе экранизации и выносит свой вердикт.

Первый канал позиционирует показ «Угрюм-реки» как главную премьеру года. Работа над многосерийным телефильмом (режиссер Юрий Мороз), по признанию продюсера Дениса Евстигнеева, началась аж семь лет назад. Зрители давно ждут сериал, телекритики даже считали, что ему придется сражаться за рейтинги с «Зулейхой» канала «Россия 1», но экранизация романа Гузель Яхиной отгремела в прошлом году, лишив нас возможности сравнить разные методы работы над историческим материалом. Наверное, все что ни делается — к лучшему. Сейчас от «события года» ничего в эфире не отвлекает, а смотреть «Угрюм-реку» надо, да, вдумчиво.

Одноименный роман Вячеслава Шишкова не входит в школьную программу и не считается классикой русской литературы, но это хорошо сделанная вещь с крепко сбитым сюжетом, большущей галереей вкусно прописанных персонажей, детективной составляющей, страстями и моралью. В общем, все как у Достоевского — только в антураже суровой сибирской природы. Прав продюсер сериала Константин Эрнст, который сказал: «Есть великие романы, но они никогда не бывают великими экранизациями. Потому что великая книга уже реализована энергетически и не нуждается в иллюстрациях. А есть хорошая литература, но не великая, которая может быть поводом для чего-то стоящего в кинематографе». «Угрюм-река» — как раз такой случай.

Кадр из сериала «Угрюм-река»

Уже раздаются мнения: зачем, мол, экранизировать то, что было уже успешно реализовано советским кинематографом, разве мало других, «неокученных», произведений? Упрек справедлив наполовину. «Неокученных» произведений, нуждающихся в экранизации, действительно хватает. Но вот что касается советской «Угрюм-реки»… Я честно отсмотрела телефильм Ярополка Лапшина 1968 года, чтобы быть готовой к сравнениям. Да, это мощная постановка с блестящими актерскими работами. Но, во-первых, это черно-белое, если не сказать очень темное кино, в котором не разглядеть ни природы, ни интерьеров, ни костюмов. Во-вторых, роман экранизирован не полностью, ряд деталей, а то и целых линий, обозначены здесь пунктиром. В-третьих, телефильм пронизан идеями классовой борьбы, осуждением общества капитализма и крайнего индивидуализма — сообразно официальной идеологии того времени. Безусловно, для 1968 года телефильм был прорывным. Но новые времена требуют нового языка, новой картинки, нового осмысления, тем более, описываемые события атмосферно пересекаются с тем, что и сегодня витает в воздухе.

Итак, действие начинается в конце XIX века. Россия на стыке эпох — еще нарядная, богатая, с жирующими купцами, с институтом бесправных слуг, читай рабов, по-собачьи преданных хозяевам, с расцветшей коррупцией, которой подвержены все — от батюшек в церкви до следственных органов… И вместе с тем прогрессивные идеи уже долетели до самой глубинки. Люди от природы пытливые понимают ценность образования, стремятся все знать, читать, всем интересоваться. Таков Прохор — сын богатого сибирского купца Петра Громова. Высокий статный красавец, сильный и целеустремленный, он совсем не хочет почивать на папенькином состоянии — наоборот, планирует приумножить его и стать миллионщиком. Возможно, тогда люди забудут нехорошие слухи, которые ходят об их семье, о том, что и бизнес, и хоромы построены на деньги, которые дед Данила добывал, разбойничая и убивая.

Александр Балуев в роли Петра Громова в сериале «Угрюм-река»

Прохор кажется цельной личностью, способной на великие поступки. В старой экранизации Георгий Епифанцев его играл, будто держа в голове образ молодого Петра I — огромного, стремительного, деятельного, харизматичного. Этот Прохор был нравственным человеком, мечтающим делать дело, не забывая о добре и справедливости. Красавец Александр Горбатов в новой «Угрюм-реке» играет сурового грубияна, впрочем, только внешне спокойного и уверенного, его нервы — как оголенные провода, лично меня созданный им образ почему-то заставил вспомнить о Гришке Мелехове из «Тихого Дона». Роковое проклятие, лежащее на этом семействе, дурные гены довлеют над Прохором и в конце концов сделают свое дело…

Мистике в «Угрюм-реке» придается серьезное значение: Прохора все время будет преследовать призрак тунгусской ведьмы Синильги, которая напророчила ему страшную судьбу. Ему бы взять да свернуть с предсказанной дороги, отмахнуться. Но нет, манящая сила золота, алчность врастает в душу, разъедает ее изнутри — и вот шаг за шагом герой меняется, предает себя, свои помыслы, из смельчака превращается в труса, из человека принципов — в подлеца. Этот представленный в динамике сюжет о разложении души, эта история человека, не справившегося со своей гордыней, эти раскаты грома (фамилия-то у семейства тоже раскатистая), ливни, «дурные знаки», сопровождающие главные события, делают сценарий чуть ли не библейским.

Читайте также:  Город у реки атырау

Александр Горбатов в роли Прохора Громова в сериале «Угрюм-река»

Помимо денег камнем преткновения, яблоком раздора в семействе Громовых станет женщина по имени Анфиса. Редкая породистая красавица, которая влюбляет в себя всех — от приказчиков до офицеров, от каторжников до купцов, она вертит мужчинами как хочет. Старик Петр Громов совсем потерял голову — готов на ней жениться, отписать все движимое и недвижимое имущество, сослать прежнюю супругу в монастырь. А Анфиса влюблена в сына Петра — в Прохора, и вот уже отец готов идти войной на сына. Александр Балуев (Петр Громов) играет человека именно страстей, скорее жертву сумасшедшей любви, и когда его разбивает паралич, к нему даже проникаешься жалостью. А вот Виктор Чекмарев в старой версии играл темного, недалекого самодура, подлого и трусливого, ему невозможно сочувствовать.

Интересно сравнить образ Анфисы в старой и новой экранизации. Признанная красавица Людмила Чурсина, от ее Анфисы — высокой, статной, с красивыми руками и роскошной косой, действительно глаз не отвести. Симпатии зрителя на ее стороне — она любит, страдает, у нее меняется голос в присутствии Прохора, она — сама нежность и робость, когда он рядом. У Юлии Пересильд в современной версии совсем иной рисунок роли. Она играет эдакую Настасью Филипповну — взбалмошную и дерзкую, ее настроение — качели, и, честно говоря, ее и мне, зрителю, хочется иной раз пристрелить, чего уж ждать от влюбленных мужчин. Юлия — прекрасная актриса, красивая женщина, а тут ей в помощь необыкновенно эффектные наряды (одно красное платье, отороченное черными кружевами, чего стоит!), броские украшения с бирюзой, яшмой и бриллиантами и парик с буйными кудрями (кстати, в новой версии почему-то большинство героев завиты, по тогдашней моде, что ли?), сравнивать с тихой, чистой и глубоко несчастной героиней Чурсиной в общем-то не вполне корректно.

Юлия Пересильд в роли Анфисы в сериале «Угрюм-река»

Анфиса, желая заполучить хоть кого-то из Громовых, шантажирует их страшным документом, «штучкой», по сути признанием деда Данилы в разбоях и убийствах. И «Угрюм-река» делает крутой зигзаг и из саги, истории одной семьи на фоне истории страны, превращается в мощную детективную вещь. И вот тут, безусловно, версия Юрия Мороза выигрывает у экранизации Ярополка Лапшина. В старом фильме как бы все понятно сразу — кто преступник и почему. В новой ты будешь подозревать всех и следить за нюансами расследования. А уж какой актерский ансамбль обеспечивает интригу — глаз не отвести! Я вообще считаю, что новая «Угрюм-река» держится на игре Романа Мадянова, исполняющего роль купца Куприянова, будущего тестя Прохора; недавно ушедшего Сергея Колтакова, исполнившего роль следователя; прокурора Александра Клюквина и Бориса Каморзина, создавшего колоритный образ отца Ипата, все время приговаривающего «зело борзо».

Кстати, при всем трагизме повествования есть в версии Юрия Мороза место и комическим моментам. Особенно по этой части отличается Александр Яценко, играющий роль приказчика Илью Сохатых — фанфарона и вертлявого пустышку. Впрочем, в старой версии Александр Демьяненко, знаменитый Шурик из гайдаевских комедий, тоже был нелеп и смешон. Приказчик якобы влюблен в жену Петра Громова, в новой версии ее играет прекрасная Наталья Суркова — в этом образе видна умная, сильная женщина, с достоинством проживающая свою трагедию. В версии Лапшина Валентина Владимирова играла никакущую героиню, как бы «судьбу порабощенной дореволюционной женщины».

Александр Горбатов и Софья Эрнст в сериале «Угрюм-река»

А вот за феминизм в романе отвечает Нина Куприянова — невеста Прохора, дочь купца Куприянова. Уверенная в себе, образованная барышня с прогрессивными взглядами, совсем не заточенная под замужество, но вместе с тем способная любить — такой она была в исполнении Валентины Ивановой в телефильме Лапшина. В новой версии история строится как поединок Анфисы и Нины, и у последней в изображении Софьи Эрнст тоже есть свои женские, стервозные рычажки, коими она пользуется, борясь за сердце Прохора.

Предполагаю, вызовет споры линия, связанная с Ибрагимом. Верный слуга семьи Громовых, много раз спасавший их жизни и репутации, черкес, мусульманин, перешедший в православие, он окажется обманутым и преданным этими рядящимися в христианские одежды русскими людьми. Довольно опасная и скользкая мысль. В фильме Лапшина по понятным причинам на религии акцента не делалось, и выглядело происшедшее как простая, но глобальная подлость — и масштаба трагедии это совсем не снижало. А вот что касается актеров, сыгравших Ибрагима, то это будто один человек: и Гиви Тохадзе, и Юрий Миронцев — огромные лысые мужчины — сыграли одинаково страстно.

Есть в новой «Угрюм-реке» и придуманные линии — например, любовь Ибрагима к служанке Варе (героиню в старом фильме играла пожилая Валентина Телегина, и, конечно, их с Ибрагимом трудно было заподозрить в романтической связи, а тут, пожалуйста, 30-летняя актриса Полина Пушкарук), или сожительство влюбленного в Анфису каторжника Шапошникова (Виктор Раков) с революционеркой Дарьей Сергеевной. Играющая ее Дарья Мороз предлагает возлюбленному «жить втроем», и это звучит очень смешно, но каждому времени, как говорится, свои песни.

Дарья Мороз и Юрий Чурсин в сериале «Угрюм-река»

Невозможно не отметить красоту картинки нового сериала — столы, уставленные яствами, интерьеры купеческих домов, костюмы. Меня, правда, немного покоробила по-современному полосатая рубашка с пуговицами на Прохоре, кровь, похожая на загустевший кетчуп, а мою подругу — тюль на окошках, но да ладно, это мелочи. Потрясают натурные съемки. Вся эта безмолвная мощь природы, величие и загадочная энергетика сибирских гор, рек, дремучих лесов, которыми вдруг вздумал управлять человек. «Ты входишь в мои недра, добываешь из меня золото, убиваешь зверей в лесах, чтобы завладеть пушниной, ты пытаешь укротить мои реки?! — как бы вопрошает мать-Земля с экрана и припечатывает: Ты будешь за это наказан!» Чем не урок нам сегодняшним?

В фильме много таких крючочков в день нынешний. Довольно четко звучит мыль о том, что в основе любого большого состояния лежит преступление. Также подробно показан слом эпох и весьма узнаваемая эра наступающей технической революции. Как говорит Константин Эрнст: «Меняются люди, многие не выдерживают нового времени… Мы сейчас находимся в очень похожем периоде, когда одна эпоха разрушает все вокруг себя, меняет другую, и контуры другой еще не очевидны, и очень многие люди не справляются со временем и гибнут в нем. ». В этом смысле «Угрюм-реку» можно воспринимать как знаковое событие и предупреждение. Не пропустите!

Кадр из многосерийного фильма «Угрюм-река»

Смотрите многосерийный телефильм «Угрюм-река» на Первом канале с 9 марта.

Источник

Угрюм-река

«Угрюм-река»: все серии, описание, актеры

Угрюм-река

Год: 1968
Страна: СССР
Жанр: драма, история
Рейтинг: КиноПоиск: 8.2 IMDB: 7.8
Режиссер: Ярополк Лапшин
Актеры: Георгий Епифанцев, Виктор Чекмарёв, Людмила Чурсина, Валентина Владимирова, Гиви Тохадзе, Александр Демьяненко, Афанасий Кочетков, Валентина Телегина, Евгений Весник, Иван Рыжов

В советском драматическом фильме, режиссером которого является Ярополк Лапшин, а сам мини-сериал снят по мотивам одноименного романа известного писателя Вячеслава Шишкова, показана жизнь главного героя, судьба которому принесла не мало тяжелых испытаний. Еще в девятнадцатом веке Данила Громов славился своими недобрыми делами, связанными с причинением вреда простому и честному человеку, за счет чего этот разбойник и смог скопить свое огромное состояние.

После его смерти все богатство перешло сыну Громова Петру, который смог его приумножить в разы, став успешным и влиятельным купцом.

Как бы он не процветал и не богател, Петр Громов всегда помнил, что его род виноват перед теми, кому пришлось пострадать от рук его отца, ведь только благодаря этим людям, жертвам обстоятельств, сейчас семья Громова имеет все. Но расплачиваться за грехи все равно кому-то придется и такая миссия выпала внуку Данила, сыну Петра, молодому парню по имени Прохор.

После некоторых недомолвок и выяснения отношений, отец отправил своего единственного наследника в дальнюю дорогу по Угрюм-реке. Прохору предстоит выдержать испытания, которые подготовила жизнь: побороть тяжелую болезнь, не соблазниться богатством и властью, но самое главное, испытание любовью…

Источник