Меню

План поворота северных рек

Зачем в СССР пытались повернуть сибирские реки?

В 1970-х годах Советский Союз взялся за воплощение грандиозной по масштабам затеи: поворота сибирских рек в сторону Средней Азии и создания судоходных каналов между Северным Ледовитым и Индийским океанами! Зачем это было нужно и почему проект так и не был воплощен в жизнь?

Исправление ошибок природы

Вопрос о перенаправлении части стока Оби и Иртыша в Аральское море был поднят еще в 1868 году. Пока засушливые степи Средней Азии изнывали от жажды, а Аральское и Каспийское моря стремительно мелели, сибирские реки понапрасну несли свои воды в ледяные арктические моря . В этих условиях о развитии сельского хозяйства в Казахстане, Узбекистане и Туркменистане не могло быть и речи.

К 1970-ым годам появились технологические возможности по воплощению идеи поворота рек. И в СССР серьёзно взялись за этот проект.

Ученые предлагали построить систему каналов и водохранилищ, чтобы с их помощью забрать часть стока сибирских рек (Иртыша, Оби и их притоков) и перенаправить его в Аральское море.

Строительство каналов было разбито на 3 этапа. Первый этап подразумевал обеспечение водой Курганской, Челябинской и Омской областей. Второй этап увеличивал длину каналов до Туркмении. Третий этап предусматривал «прорубание» судоходного пути до Индийского океана. Эта водная магистраль должна была связать между собой Карское и Каспийские моря с Персидским заливом.

Как бы мог выглядеть полный проект. СССР мог бы даже получить выход в Индийский океан!

Проект разрабатывался в течение 20 лет более 150 различными организациями и был окончательно утвержден на XXV съезде КПСС в 1976 году. Его стоимость оценивалась в 32.8 миллиарда рублей (около 15% советского бюджета к тому времени). Планировалось окупить проект всего за 5 лет!

Однако, возникает закономерный вопрос: как советские власти намеревались прорыть столько каналов?

Ядерные бомбы

Водные каналы планировалось создавать с помощью подземных ядерных взрывов. Это был самый дешевый и быстрый способ. В ином случае прокладка водных путей заняла бы не один десяток лет и подорожала в разы.

Ещё в 1971 году СССР попытался проверить эту идею, создав канал между реками Печора и Колва с помощью 250 ядерных взрывов. Новый канал должен был подпитать мелеющее Каспийское море. Проект получил кодовое название «Тайга».

В марте в Пермской области были проведены первые 3 взрыва мощностью 15 килотонн каждый. Для сравнения, бомбы, которые американцы сбросили на Японию в 1945 году, имели такую же мощность. Полученные от взрыва воронки образовали траншею протяженностью 700 метров, шириной 380 и глубиной от 10 до 15 м.

Взрывы были записаны на видео: на нём видно, что успешно подорваны все три заряда

К несчастью для испытателей, радиоактивный след оказался сильнее, чем они предполагали . Загрязняющие частицы, полученные в результате этих «строительных работ», обнаружили даже в Швеции и США. Так стало понятно, что агрессивная ядерная энергетика не подходит для проекта.

Считается, что именно это событие по-настоящему похоронило грандиозные планы СССР по повороту рек. Использовать сотни тысяч работников и технику и прокладывать водные пути вручную никто не хотел.

Климатические изменения

Кроме радиоактивного загрязнения советский проект вызвал бы настоящую природную катастрофу. Главным образом, из-за потери части стока рек произошло бы изменение климата, исчезновение ледового покрова и повышение солености Северного Ледовитого океана (так как пресные реки перестали бы впадать в него). Это привело бы к гибели сотен пород рыбы и кардинальному изменению флоры и фауны во всей Сибири.

Из-за невозможности использовать ядерную энергию и возможных природных изменений руководство страны свернуло все проекты по повороту сибирских рек.

Источник

Проект «поворот сибирских рек» и нелепые попытки его реанимировать

О знаменитом проекте поворота сибирских рек слышали практически все. А вот в чём именно он заключался — мало кто представляет в деталях. Современный исследователь Арктики Павел Филин объясняет, что когда-то русло Амура пролегало южнее нынешнего. Когда природа изменила траекторию реки, изменилось и направление тёплого морского течения. Поэтому на Аляске стало намного теплее, чем на Камчатке и Дальнем Востоке, хотя расстояние между ними незначительное. Если бы люди сумели вернуть реку Амур в древнее русло, то на восточном побережье нашей страны стало бы значительно теплее, а вдоль нынешнего русла Амура появились бы плодородные земли.

Проекты 1930-х годов «по утеплению» были далеко не оригинальными. Ещё в 1871 году известный украинский общественный деятель и журналист Яков Демченко выпустил книгу «О наводнении Арало-Каспийской низменности для улучшения климата прилежащих стран». По его проекту, переброска рек нужна была для создания искусственного моря, которое должно было затопить огромные пространства земли. Появилось бы новое водохранилище с портами Саратов, Уральск, Джусалы. С Азовским и Чёрным морями оно соединилось бы по Кумо-Манычской впадине.

Демченко считал, что такое огромное внутриконтинен-тальное море вызовет резкое увеличение естественных осадков в засушливых областях Поволжья, Северного Кавказа, Средней Азии и Казахстана. На этих землях, где каждый третий год засушливый, климат изменится и станет похож на европейский. А через каналы, связывающие сибирские реки с евразийским морем, пройдёт водный путь к рудным и лесным богатствам Западной Сибири и Казахстана. Все расходы окупятся за 50 лет. Но царское правительство идеями киевского мечтателя не заинтересовалось.

В 1930-х годах, на волне энтузиазма по созданию нового государства, об этом много говорили, но до реальных предложений дело не дошло. После Великой Отечественной войны многие идеи, связанные с обновлением страны, возрождались. Они увлекали людей, заставляя забывать насущные бытовые проблемы. Окрылённые успехами строительства мощных гидроэлектростанций на Волге, Днепре, Дону, а также ожиданием ввода очередных ГЭС — Иркутской и Братской на Ангаре, Красноярской на Енисее, некоторые инженеры вкупе с учёными выдвинули грандиозные планы «поворота сибирских рек».

Ещё в 1948 году академик Владимир Обручев писал о возможности поворота рек Сталину, но тот не обратил на это внимания. Затем проект пытались поднять на щит в 1950-х, но на фоне больших политических потрясений он снова оказался невостребованным. Однако забыт не был.

В плену мечтании

«Взгляните на карту нашей Родины, — требовали мечтатели 1960-х. — Сколько рек несут свои воды в мёртвое пространство Ледовитого океана! Несут, чтобы превратить их в льды. В то же время в обширных пустынях южных республик чрезвычайно велики потребности в пресной воде, но при этом имеются плодородные почвы и очень много солнечного тепла. Природа разлучила воду севера с южным теплом и плодородными почвами».

Действительно, сток рек на территории России и бывших южных союзных республик происходит неравномерно: на севере России он значительно больше. Сток крупнейших сибирских рек — Енисея, Оби и Лены — равен 1430 миллиардам кубических метров воды в год! Этот непреложный факт показался тогда вопиющей несправедливостью. Энтузиасты верили: что «натворила» природа, то в силах изменить советский человек! Он повернёт потоки вод Енисея и Оби на юг — в Туранскую и Прикаспийскую низменности, в Центральный Казахстан. А это в какой-то степени позволит перебросить и часть солнечного тепла на север, в Сибирь. Произойдёт следующее: влага, поступившая на юге в воздушные течения, переместится в Сибирь, где выделит такое количество тепла, какое было затрачено на её испарение!

Источник

Грандиозный проект: как СССР реки поворачивал

35 лет назад Компартия СССР устами Константина Черненко утвердила план переброски сибирских рек в страдавшие от засухи южные республики. Проект, обсуждавшийся на разных уровнях с 1920-х годов, был отклонен после смерти генсека из-за дороговизны, сложности воплощения в жизнь и критики как специалистов, так и творческой интеллигенции. В наше время вернуться к плану призывал Юрий Лужков.

23 октября 1984 года на Пленуме ЦК КПСС была принята программа переброски на юг полноводных сибирских и северных рек. Как писали газеты того времени, «с яркой программной речью» выступил генеральный секретарь партии Константин Черненко. Им был рассмотрен вопрос о мелиорации и повышении эффективности использования мелиорированных земель. В постановлении требовалось «ускорить внедрение достижений науки». Поворот рек явился одним из двух глобальных решений Черненко на посту генсека во внутренней политике наряду с реформой школьного образования.

В случае успешной реализации этот инженерный и строительный проект стал бы одним из наиболее грандиозных в XX веке. Его основная цель заключалась в перераспределении речного стока Иртыша, Оби, Тобола и других рек в республики Советского Союза, остро нуждавшиеся в пресной воде, — Казахстан, Таджикистан, Узбекистан и Туркмению.

Параллельно готовилось возведение системы каналов и водохранилищ, позволивших бы перебросить воду рек северной части Восточно-Европейской равнины в мелевшее Аральское море.

По мнению экологов, осуществление программы могло вызвать неблагоприятные последствия, как затопление сельскохозяйственных и лесных угодий, непредсказуемое изменение режима вечной мерзлоты, повышение солености вод Северного Ледовитого океана, нарушение видового состава флоры и фауны на территориях, по которым должен пройти канал.

Поворот не понравился Сталину

Впервые подобные идеи были высказаны в середине XIX века. Новатором в данной области считается киевский инженер Яков Демченко, в 1868 году подавший свое предложение в Императорское русское географическое общество. Оценочных суждений не последовало, и тогда, проработав вопрос более обстоятельно, он издал брошюру «О наводнении Арало-Каспийской низменности для улучшения климата прилежащих стран». Общественное мнение квалифицировало эту идею как безумную.

Проблема переброски части стока сибирских рек в бассейн Аральского моря вновь привлекла внимание специалистов в 1920-х годах, отмечается в научной статье сотрудника Института экономики и организации промышленного производства СО РАН Валентины Василенко. Было составлено много схем, различающихся пунктами водозабора, объемами и трассами переброски.

А в 1948 году академик Владимир Обручев написал о такой возможности Иосифу Сталину. Вождь не уделил проекту должного внимания.

Еще через год правительственная комиссия все же одобрила один из вариантов передачи сибирской воды в Арал, однако позже работы приостановили из-за возникших сомнений в экологической безопасности проекта.

Идея ядерного взрыва

В следующий раз вопрос приобрел актуальность в 1950-х по инициативе академика из Казахской ССР Шафика Чокина. Для осуществления плана ирригации в Узбекистане, Таджикистане и Туркмении построили каналы, позволявшие отводить воды Амударьи и Сырдарьи на поля орошения. Однако отъем воды из рек привел к обмелению Аральского моря. В этой связи произошла попытка вернуться к идее переброски части стока Обь-Иртышского бассейна на юг. Многим она представлялась удачной возможностью одновременно осуществить мероприятия по осушению земель Западно-Сибирской равнины и обводнению территорий Казахстана и республик Средней Азии.

Читайте также:  Сунул грека палец в реку

Вопрос о целесообразности территориального перераспределения водных ресурсов многократно поднимался на разных уровнях. Однако каждый раз неизменно находились причины, по которым все оканчивалось на этапе обсуждения: до конкретных шагов дело так и не доходило. В конце 1960-х годов рост населения и развитие экономики привели к увеличению водохозяйственной напряженности, помимо Средней Азии и Казахстана, в бассейне Каспийского и Азовского морей, а также на юге Украины и Молдавии. Предлагались западный и восточный варианты переброски северных рек в Волгу.

По первому из них водозабор планировался из Ладожского, Онежского и других озер Северо-Запада, по второму — из реки Печоры.

К этому же периоду относится проект «Тайга», разработанный с целью создания искусственного канала с помощью экскавационных групповых ядерных взрывов между Печорой и Колвой для подпитки мелеющего Каспийского моря. Экспериментальный подрыв трех ядерных зарядов был произведен в 1971 году, а всего планировалось 250 взрывов. Впоследствии проект был закрыт из-за попадания радиоактивных частиц за территорию СССР, что являлось нарушением Московского договора о запрещении ядерных испытаний в трех средах.

Амбициозные планы Черненко

В 1968 году вступил в эксплуатацию оросительно-обводнительный канал Иртыш — Караганда, построенный по инициативе Казахского НИИ энергетики. Этот канал можно рассматривать как выполненную часть проекта по обеспечению водой центрального Казахстана.

Существовал план создания гигантского водохранилища площадью 260 тыс. км² — так называемого Сибирского моря. Наполнить его предполагалось путем соединения каналами Иртыша, Тобола и Ишима. Однако тревогу забили геологи, проводившие на заявленной территории разведку нефтяных и газовых месторождений. Затопление части Западной Сибири оставило бы СССР без стратегических ресурсов. Так что и на этой затее в итоге поставили крест.

Тем не менее, специалисты не оставляли попыток подобрать наиболее оптимальное предложение и убедить правительство в необходимости начала работ.

Проект был принят на XXV Съезде КПСС в 1976 году. А еще через два года вышло постановление ЦК партии и Совмина «О проведении научно-исследовательских и проектных работ по проблемам переброски части стока северных и сибирских рек в южные районы страны», передававшее функции головной организации по комплексным исследованиям для обоснования объемов и очередности работ, связанных с переброской, Институту водных проблем АН СССР.

Предлагалась поэтапная переброска сибирской воды: на первом — изъятие 25 км³, на втором — 60 км³, а в отдаленной перспективе — 75-100 км³ воды в год из бассейнов Оби и Иртыша с возможной переброской части стока из бассейна Енисея.

Выступление Черненко 35-летней давности должно было положить конец сомнениям.

Решение Пленума ЦК КПСС было призвано покончить с хроническими проблемами в сельском хозяйстве. К 2000 году предполагалось расширить площади орошаемых земель до 30-32 млн га и осушаемых до 19-21 млн га. Программа основывалась на концепции крупномасштабного перераспределения водных ресурсов и направления части стоков северных и сибирских рек, а также Дуная на орошение земель.

Горбачев запретил, Лужков предложил

Начало осуществления проекта ожидалось в 1985 году, однако преждевременная смерть партийного лидера, Перестройка и банальная нехватка финансов вновь отложили идею на неопределенный срок. В обществе развернулись ожесточенные дискуссии. Категорически против проведения плана в жизнь выступала творческая интеллигенция. А Съезд Союза писателей в 1986-м в шутку окрестили «съездом мелиораторов», поскольку многие выступили с трибуны с критикой самой мысли о переброске рек. В отличие от геологов и экологов, писатели высказывались не с точки зрения науки и экономики, а сделали акцент на этических ценностях.

Михаил Горбачев, озаботившись происходящим, поручил создать на базе научных советов АН СССР экспертную комиссию по проблемам повышения эффективности мелиорации. 19 июля 1986 года эксперты доложили ему свое заключение, а 14 августа вышло постановление ЦК КПСС и Совмина «О прекращении работ по переброске части стока северных и сибирских рек», согласно которому проект признавался нецелесообразным.

«Центральный Комитет КПСС и Совет Министров СССР, исходя из необходимости изучения экологических и экономических аспектов проблем переброски части стока северных и сибирских рек, за что выступают и широкие круги общественности,
признали нецелесообразным дальнейшее осуществление проектных проработок, связанных с переброской стока сибирских рек в Среднюю Азию и Казахстан»,
— отмечалось в документе.

В 1990-е годы идея переброски рек всплыла заново во многом благодаря мэру Москвы Юрию Лужкову, который предлагал использовать 6-7% воды реки Обь для орошения обезвоженной земли в Челябинской, Тюменской, Оренбургской и Курганской областях, а также Средней Азии. Столичный градоначальник подчеркивал, что его идея не повторяла варианты времен СССР, отвергнутые в 1986-м. В 2002 году Лужков обратился к президенту России Владимиру Путину с просьбой «взять проект под свой личный патронаж». В 2008-м мэр издал книгу о своей амбициозной, но так пока и не реализованной задумке.

Источник



Спецпроект «Тайга». Повернуть реки вспять

Начало

Глухая уральская тайга — край бесконечных лесов, болот и лагерей. Образ жизни в этом медвежьем углу за столетия менялся мало. Но весной 1971 года здесь, в сотне километров от ближайшего крупного города, произошло, казалось бы, немыслимое событие. 23 марта неподалеку от границы Пермской области и Коми АССР одновременно раздались три ядерных взрыва, каждый мощностью с бомбу, уничтожившую японскую Хиросиму.

С этого атомного гриба, который вырос в богом забытом краю, началась реализация, вероятно, самого амбициозного проекта советского времени. Ниже поговорим о том, как мирный атом пришел в труднодоступную тайгу, чтобы развернуть реки.

Все-таки это было романтическое время. Казалось, что в уже недалеком и непременно светлом будущем советский человек оставит свои следы на пыльных тропинках далеких планет, проникнет к центру Земли, будет бороздить окружающие просторы на самолётах. На этом фоне покорение великих рек выглядело задачей как минимум сегодняшнего дня. На Волге и реках Сибири целыми каскадами росли могучие гидроэлектростанции, но и этого было мало: одновременно в столичных министерствах и проектных институтах рождалась идея совершенно иного масштаба.

Реки в Азию

Эти самые уже усмиренные реки несли свои воды в ледяные арктические моря. Делали они это, с точки зрения ученых и чиновников, совершенно бесполезным образом. В это же время социалистическая Средняя Азия изнывала от жажды. Ее жаркие степи и пустыни страдали от недостатка пресной воды: местных ресурсов сельскому хозяйству категорически не хватало, Амударья и Сырдарья, Аральское и Каспийское моря мелели. В конце 1960-х коммунистическая партия и советское правительство созрели. Нижестоящим ведомствам и Академии наук было поручено разработать план «перераспределения стока рек», вошедший в историю под хлестким названием «Поворот сибирских рек».

C помощью грандиозной системы каналов общей протяженностью более 2500 километров вóды Оби и Иртыша, Тобола и Ишима должны были уйти в раскаленные среднеазиатские пески, создав там новые плодородные оазисы.

Связать два океана

План-максимум потрясал своим размахом: в конечном итоге планировалось связать Северный Ледовитый и Индийский океаны единым судоходным путем, который изменил бы жизнь сотен миллионов людей. В конечном итоге этот план разрабатывался около двух десятилетий, но уже в первом приближении было ясно, что невозможное — возможно, тем более в 1960-е цена вопроса (и в прямом смысле, и в переносном) никого не волновала. Технологически Советский Союз был готов к осуществлению проекта. Более того, теория уже была опробована на практике. Повернуть реки вспять предполагали с помощью «мирного атома». Еще в 1962 году энергию ядерных реакций, к этому моменту уже успешно поставленную на вооружение советской армии, было решено использовать и в мирных целях.

На бумаге

На бумаге все выглядело идеально: ядерный (и в первую очередь термоядерный) взрыв был самым мощным и при этом самым дешевым источником энергии, известным человеку. С его помощью планировалось проводить сейсморазведку и дробление породы, строить подземные хранилища газа и интенсифицировать добычу нефти. «Мирные атомные взрывы» должны были помогать в строительстве и гидротехнических сооружений, в первую очередь водохранилищ и каналов.

Атомные взрывы

В США аналогичная программа, получившая название Project Plowshare («Проект Лемех»), была запущена еще в конце 1950-х. СССР немного отстал. В 1965 году на Семипалатинском ядерном полигоне в Казахстане провели первый опытный ядерный взрыв мощностью около 140 килотонн в тротиловом эквиваленте. Его результатом стало образование воронки диаметром 410 метров, а глубиной до 100 метров. Воронка быстро заполнилась водой из соседней реки, создав небольшое водохранилище-прототип. Его аналоги, по задумке специалистов, должны были появиться в засушливых районах Советского Союза, обеспечив нужды сельского хозяйства в пресной воде.

Телькем

Спустя три года опытные экскавационные (с выбросом породы наружу) взрывы вывели на новый уровень. 21 октября 1968 года на все том же Семипалатинском полигоне состоялся взрыв «Телькем-1» с образованием одиночной воронки, а 12 ноября — «Телькем-2». В ходе второго эксперимента были подорваны сразу три небольших ядерных заряда (по 0,24 килотонны каждый), которые были заложены в соседние скважины. Воронки от «Телькема-2» объединились в одну траншею длиной 140 м и шириной 70 м. Это был успех: на практике была доказана возможность прокладки русла канала с помощью атомных взрывов.

Впрочем, взрывы на пустынном полигоне были лишь частью решения этой задачи. Для того чтобы понять, насколько безопасным будет проведение таких работ в условиях населенной обычными людьми местности, необходимы были испытания совсем иного рода. В самом начале 1970-х годов в уральских лесах, расположенных на водоразделе Северного Ледовитого океана и Каспийского моря, в Чердынском районе Пермской области, появились военные — осуществление секретного проекта «Тайга» началось! Несмотря на относительную безлюдность, место это было стратегическим. Целыми столетиями люди использовали эту перемычку для доставки ценных товаров с Урала, из Сибири и окрестностей Волги на север. Обычно маршрут пролегал с юга, от Каспийского моря, через Волгу, Каму и притоки последней.

Васюково

На рубеже 1960—1970-х годов задача радикально поменялась: часть стока северной Печоры необходимо было с помощью специального канала, который преодолел бы водораздел, направить в Каму и далее на мелевший Каспий. Это, конечно, не был поворот сибирских рек (хотя бы потому, что Печора была рекой уральской), но по сути опытное осуществление на практике той же грандиозной идеи.
Место проведения эксперимента «Тайга» выделено красным кругом Итак, реку Печору, впадавшую в Северный Ледовитый океан, планировалось связать с рекой Колвой (бассейн Камы) искусственным каналом. Проект «Тайга» предполагал для его создания проведение масштабной серии из 250 экскавационных ядерных взрывов, аналогичных по схеме успешно опробованному эксперименту «Телькем-2» с поправкой на иные климатические и природные условия.

Читайте также:  Да гоголем по всей реке проплывут

Для оценки влияния проекта на окружающую среду и его возможных последствий на первом этапе должны были быть активированы лишь семь зарядов.
Выбранная точка находилась в паре километров от маленькой деревни Васюково и в 20 км от более крупного населенного пункта Чусовской.

Скважины

Вокруг сплошные леса и болота, по которым разбросаны лишь исправительно-трудовые колонии с жилыми поселками при них. В этой мало-, но все же населенной местности, разгоняя полчища комаров, и высадились в 1970 году военные строители и инженеры. В течение следующих нескольких месяцев они подготовили площадку к проведению важного опыта. Участок ни в чем не повинной тайги для острастки населения, особенно лагерного, был обнесен забором из колючей проволоки.

За ограждением появились щитовые домики для проживания специалистов, лаборатории, наблюдательные вышки, туда была доставлена и контрольно-измерительная техника на базе грузовиков «Урал-375». Но главным объектом стали семь скважин глубиной 127 метров.

Скважины со стенками из восьмислойной 12-мм листовой стали расположили цепочкой на расстоянии около 165 метров друг от друга. Весной 1971 года на дно трех из них опустили специальные ядерные заряды, разработанные во ВНИИ технической физики из секретного города Челябинск-70 (ныне Снежинск). В скважинах устройства замуровывались трехслойной забутовкой: сначала гравием, затем графитом и цементной пробкой. Мощность каждого из зарядов примерно соответствовала бомбе «Малыш», сброшенной в 1945 году американцами на Хиросиму, — 15 килотонн в тротиловом эквиваленте. Совокупная мощность трех устройств составила 45 килотонн.

Воспоминания современников

Как и планировалось, три подземные Хиросимы выбросили грунт на высоту около 300 метров. Впоследствии он выпал обратно на землю, сформировав по окружности озера своеобразный вал. Пылевое облако поднялось на два километра, образовав в конечном итоге хорошо знакомый атомный гриб, попавший на снимок случайного свидетеля, находившегося в одном из соседних лагерных поселков. «Жил я тогда в Чусовском.

Нас попросили до 12 часов дня выйти из домов и предупредили: в районе Васюково что-то готовится, в строениях находиться опасно, — рассказывал спустя много лет журналистам местный житель Тимофей Афанасьев. — Мы уже знали, что там ведутся какие-то большие работы, приехали военные. Что конкретно делается, мы, конечно, не знали. В тот день все послушно вышли на улицу.

Ровно в полдень мы увидели на севере, в районе Васюково, а до него было двадцать километров, огромный огненный шар. На него было невозможно смотреть, так резало глаза. День был ясный, солнечный, совершенно безоблачный. Почти в это же время, лишь на мгновение позже, пришла ударная волна. Мы ощутили сильное колебание почвы — как будто по земле прошла волна. Потом этот шар стал вытягиваться в гриб, и черный столб стал подниматься вверх, на очень большую высоту. Затем он как бы надломился внизу и упал в сторону территории Коми. После этого появились вертолеты, самолеты и полетели в сторону взрыва.

Воронки

Афанасьев не преувеличивал. Столб действительно упал, как и было задумано, к северу от точки взрывов — в совсем уж безлюдные болота коми-пермяцкого пограничья. Однако, хотя эксперимент формально прошел блестяще, его результаты оказались не такими, на которые рассчитывали инициаторы опыта. С одной стороны, ученые и военные получили требуемое: продолговатую воронку длиной 700 м, шириной 380 м и глубиной до 15 м. Серийные ядерные взрывы действительно способны были моментально провести земляные работы, на которые обычным способом, даже с использованием самой современной техники, ушли бы долгие годы.

Радиация

Однако с экологической точки зрения что-то пошло не так. В проекте «Тайга», естественно, использовались термоядерные заряды, которые называли «чистыми». Около 94% энергии их взрывов обеспечивалось реакциями термоядерного синтеза, не дающими радиоактивного загрязнения. Однако и оставшихся 6%, полученных от «грязных» делящихся материалов, хватило для образования радиоактивного следа длиной 25 км.

Более того, радиоактивные продукты от данного испытания, пусть и в минимальном количестве, обнаружили в Швеции и США, что уже напрямую нарушало международные договоры Советского Союза.

По всей видимости, именно это и «похоронило» в дальнейшем идею поворачивать с помощью мирного атома великие реки. Уже спустя 2 года на месте проекта «Тайга» побывали участники одной из обычных археологических экспедиций. К этому времени на прежде охраняемую территорию можно было беспрепятственно проникнуть, некоторые здания еще стояли, над пустой скважиной по-прежнему была установлена металлическая вышка, но военные уже уехали.

Воронка от трех Хиросим заполнилась водой. С тех пор прошло почти 46 лет. Тайга вокруг «Тайги» свое взяла: заборы проржавели и упали, постройки сгнили и лишь кучи неиспользованного графита. Да оставшиеся неиспользованными скважины напоминают о мечте, оказавшейся слишком смелой. Повернуть реки вспять не удалось, и только грибы на берегах нового озера, прозванного Ядерным, стали расти куда лучше.

Источник

Поворот рек Сибири. В шаге от апокалипсиса

В 1971 году в СССР была попытка поворота северных уральских рек Печоры, Вычегды, Северной Двины с целью восполнения мелеющего Каспия. По проекту «Тайга» предполагалось проложить новые русла для этих рек путем 250 ядерных взрывов, как ни чудовищно это звучит.

Были произведены только три по 15 ктонн. Осуществить одиозный проект по радиоактивному заражению и уничтожению огромной территории с населением в десятки миллионов человек от Перми до Астрахани помешал страх советского руководства, что международного скандала будет не избежать. Северному Уралу удалось выжить. И сейчас между Печорой и Колвой находится безымянное радиоактивное озеро.

А что же Каспий? В 1978 году вопреки всем прогнозам Каспий стал резко поднимать уровень на 30-40 см в год. Казалось, природа сама остановила это безумие. Казалось уже надо бы понять сколь все хрупко и взаимосвязано в Природе. Но не тут то было! В 1976 году сообщается о начале работ по переброске в южные районы страны сибирских рек. Главным водным артериям Сибири — Оби, Иртышу, Енисею, Лене — был вынесен смертный приговор. Над всей Сибирью нависла угроза уничтожения. На смену одному катастрофическому проекту пришел другой.

В 70-е годы в СССР разразилась одна из самых масштабных экологических катастроф ХХ века — начинает пересыхать Арал — четвертое по величине озеро мира, которое за синеву вод в русских сказках поэтично называли «Синим морем».

До конца века Арал потеряет 3/4 своего былого объема а береговая линия в иных местах отступит более чем на 100 километров, закроются десятки самых различных предприятий, закроются детские лагеря отдыха и курорты выстроенные на великолепных аральских пляжах, не уступавших по своему качеству лучшим пляжам Европы. Тысячи людей будут выброшены на обочину жизни без всякой надежды отыскать в пустыне работу. Возникла жуткая проблема, связанная с занятостью населения. Озеро — жемчужина пустыни — было принесено в жертву хлопку. А в СССР хлопок относился к разряду стратегических культур. В 60-е годы по решению ЦК площади под хлопчатником в среднеазиатских республиках были увеличены вдвое. Это событие было встречено массовыми празднествами. Именно через хлопок азиатские республики мечтали покончить с вековой нищетой и пробиться к преуспеванию.

Руководители среднеазиатских республик понимали, что если они включаются в какой-либо проект, то это поток денег, который им так нужен. Они были за включение любых проектов, которые бы касались развития хозяйства их республик. Не важно что будет дальше, проблемы экологии в будущем не важны, ведь главное — это финансирование и значит собственное обогащение и процветание. Чтобы созреть, белым коробочкам необходима вода. Много, очень много воды. Влагу для полива только что устроенных плантаций брать можно только из Амударьи и Сырдарьи — двух рек, которые питали Аральское море.
Наступил период, когда в наиболее засушливые годы вода в Аральское море вообще не поступала. Лишившись речной воды, море стало стремительно засыхать. Последствия этого оказались поистине ужасными. Изменился климат. Зимы в Приаралье стали более холодными, а лето более жарким. Резко уменьшилось количество осадков. Погибла почти вся подводная растительность. Вымерла рыба. Но самое страшное, что обмелевшее дно обнажило огромные залежи соли вперемешку с ядохимикатами. На смену бурям песчаным пришли бури соляные. Людская смертность в регионе увеличилась в несколько раз. А в центре пояса великих пустынь появилась еще одна. Название которой Аралкум.
Хотелось всем чтобы и хлопок был, и вода была, и море было цело. А такого не бывает. Гибель Арала — катастрофа отнюдь не местная. Ее масштаб имеет всепланетарный характер. Новая пустыня находится на одном из сильнейших ветровых течений, которое можно сравнить с течением океаническим. Может показаться невероятным, но пестициды из Аральского моря были обнаружены в крови пингвинов Антарктиды. Опасная аральская пыль достигает как Южного так Северного полюса. Она оседает в Гренландии, на горных ледниках Европы и Азии, на полях Свердловской, Волгоградской, Саратовской областей России. Пожалуй катастрофа Арала — единственный и уникальный случай в истории человечества, когда своими безумными действиями человек смог уничтожить целое море.

Начало гибели уникального озера Кремль не заметил. От азиатских республик на всех партийных форумах продолжают требовать одного — непрерывного наращивания сбора стратегически важного продукта. И они наращивали, получая на знамена все новые и новые ордена. Но море исчезало стремительно. Наконец Кремль это заметил. Спасти Арал можно было бы ценой уничтожения сибирских рек. Решено было построить канал длиной в 2,5 тысячи километров и шириною в 200 метров. Эта канава прорежет всю страну от северного Ханты-Мансийска до барханов пустыни. По ней воды Иртыша и Оби потекут в умирающее море. Причем это лишь первая очередь канала. В самом ближайшем будущем погубить предполагалось Енисей и Лену.
Страшно сейчас представить какая чудовищная катастрофа ждала Сибирь, да и всю страну, если бы эти одиозные планы осуществились. Это сравнимо разве что с 250 ядерными взрывами, планировавшимися на Северном Урале в 1971 году. Россия в совсем недавние 1970-80 годы дважды могла быть уничтожена из-за полного дебилизма правителей. Активнее других планы поворота сибирских рек пробивают лидеры-султанчики среднеазиатских республик. Канал, протянутый из Сибири в пустыню, позволит еще больше увеличивать площади под хлопчатником. А что же ученые? Молчали?Директор института водных проблем РАН В.Данилов-Данильян: «Тогда слова молвить нельзя было без того чтобы тебе не ответили ста словами. Очевидно, что шло мощнейшее давление». Всем рты были заткнуты. Давление испытывает и сам Брежнев. Сопротивляться ему престарелый, больной и уже неадекватный лидер был не в силах.

Читайте также:  Люблю свое родину реку

Приступить к повороту рек требуют и министры и генералы военно-промышленного комплекса, чиновники Госплана, партийная элита Средней Азии прежде всего Рашидов и Кунаев. То, какие страсти вызвал проект поворота рек в Политбюро показывает история с Косыгиным. Он всегда был рядом с Брежневым.

Косыгин, имея экономическое образование, высказался резко против проекта перед членами политбюро. Простить ему это партийная элита не смогла. Косыгин начинает резко терять свое влияние в партии. На 70-летний юбилей ген.секретаря (1976 год) Косыгина еще пригласят и даже посадят рядом, но это будет в последний раз.
На XXV съезде КПСС в 1976 году объявляется о начале работ. Осуществить гигантский проект поручается министерству водного хозяйства. К 1986 году предполагалось развернуть не только сибирские, но и северные реки. Под проект выделяются гигантские государственные средства. Подключаются к работе десятки научных институтов, их задача придумать оправдание для поворота сибирских рек. К проекту подключаются сотни высокопоставленных чиновников, работников партаппарата. Они знают: выделенных денег и лихвой хватит на всех.

В.Данилов-Данильян: «Кроме того существует вечный мотив: чем больше проект, тем больше можно будет украсть при его реализации. Не говоря уже об орденах и прочих благах. Именно это главное, а не судьба Арала и Сибири».
Таким образом проект поворота рек был выгоден огромному кругу заинтересованных лиц. Партийно-бюрократической машине противостоит только интеллигенция. Она имеет свое мнение и не боится его высказывать.

Даниил Гранин: «Интеллигенция тех лет сознавала свою ответственность. Она выступала как единая сила, она могла что-то сделать. С ней считались, ее слышали, когда она кричала. Это было важное обстоятельство.»

Александр Яншин. Именно этому человеку мы с вами должны быть благодарны за то что безумный проект был остановлен или по крайней мере затормозился. Ученый-геолог с мировым именем он первым нашел в себе мужество выступить против. В начале 80-х вокруг Яншина, занимавшего пост вице-президента Академии наук, начали объединяться географы, климатологи, биологи, математики. Они строят модели последствий поворота рек. По сути эти люди станут первой в стране независимой экологической экспертизой. Страшная угроза, нависшая над страной породила могучий интеллектуальный порыв, который все почувствовали. Они делали очень важное дело — спасали Родину. Но против ученых вся мощная идеологическая машина КПСС. Начинается интенсивная обработка умов. Партийные чиновники встречаются с общественностью, предсказывая какое изобилие товаров вмиг хлынет на пустые прилавки магазинов, если развернут несколько рек.

Тем временем экологи из группы Яншина, обсчитывая последствия поворота рек, приходят к стойкому убеждению: это авантюра. Воду из Сибири придется гнать снизу вверх, то есть против ее естественного течения. На это потребуется такое количество электроэнергии, что вода, пришедшая в пустыню, станет поистине золотой.
Канава шириной в 200 метров перекроет вековые пути миграции животных. Это приведет к вымиранию северного оленя. Едва канал вступит в строй, как острая нехватка воды потрясет житницу России Алтай. Угольный Кузбасс, города миллионники Новосибирск и Омск. Уменьшение стока пресной воды в Ледовитый океан повысит его соленость, значит граница вечной мерзлоты передвинется на 50 километров южнее вглубь России. Во всех реках Сибири резко уменьшится количество рыбы, малым коренным народам Севера это наверняка грозит голодом. Болота Западной Сибири начнут высыхать, значит на огромной территории заполыхают торфяные пожары, которые потушить будет практически невозможно. Под затопление угодят пойменные луга, уничтожится кормовая база для скота, животноводство, как вид хозяйства в Сибири постепенно отомрет.

Земли, по которым пройдет канава со временем превратятся в заболоченную пустыню в том числе плодороднейшие участки Кулундинской и Барабинской степей. Более двух тысяч населенных пунктов погрузятся на дно водохранилищ. Затоплению подвергнется исторический центр Барнаула, всего же под водой окажется территория равная по площади современной Германии. Они даже придумали как уничтожить затопляемые леса.

А что будет с людьми? С ними никто и никогда не считался. Что будет с деревнями, которые надо переносить и строить на новых местах? Эти земли, на которых жили поколения людей тысячи лет? Это для компартии не важно.
Яншин пишет письма. Пробиться на страницы печати, чтобы изложить свои возражения экологи не могут, административная машина обезопасила себя, приравняв борьбу против поворота рек к антиправительственной деятельности.

Из «Цензорского перечня»: «Запретить в печати любое упоминание о неприятии и аргументах против поворота рек, любое упоминание имен противников поворота. «.
Сторонники поворота рек близки к успеху. Где взять столько рабочих рук для строительства? Эта схема в СССР отработана идеально. Перед каждой великой стройкой министерство юстиции вносит поправки в уголовный кодекс. Они уже подготовлены. Судам дадут отмашку назначать максимальные сроки, за решеткой окажутся тысячи новых зэков. Их руками и развернут реки.

Группа Яншина пытается убедить Академию наук провалить проект при его обсуждении. Положительный отзыв маститых ученых формально необходим Кремлю. Только после этого проект можно будет включить в пятилетний план. Передавая проект для обсуждения, Кремль требует от президента академии Анатолия Александрова безусловного и единогласного одобрения. Обсуждение проекта выливается в шумную дискуссию. Жесткая позиция Яншина раскалывает академию на два лагеря. Своими доводами он сумеет убедить пять отделений академии голосовать против. Александров в ярости, ведь он как опытный аппаратчик знает: в ЦК это будет истолковано как его неумение руководить научной мыслью страны. Но большинством голосов академия проект все же одобрила. И теперь ничто не мешает его осуществлению.

Группа Яншина делает последнюю попытку. Они обращаются к писателям, которые пользуются доверием у народа. Один из них Сергей Залыгин — главный редактор журнала «Новый мир». В 60-е он практически в одиночку выступил против строительства Нижнеобской ГЭС. И одержал победу. Если бы ГЭС построили, то под затопление попали бы все газовые и нефтяные месторождения Западной Сибири. Именно Залыгин создает второй центр сопротивления опасному проекту, объединив вокруг себя духовную элиту СССР. Но уже скоро писатели ощутят со сколь мощным противником они схватились.

Сергей Залыгин: «Это была мафия, в которой только внешне не доходило до убийства. Они мне много раз в лицо говорили: поздно мы тебя засекли. Нам бы годика на полтора-два до твоих статей, и все было бы нормально. «
Каким надо было обладать мужеством тогда Залыгину и другим писателям, как они почувствовали, что отвечают перед потомками, перед историей, перед народом. Они выступили резко, с нажимом.

Кремль решает реализовать проект во что бы то ни стало. Мало того министерство водного хозяйства, не дожидаясь включения проекта в пятилетний план, закупает на выделенные деньги технику и начинает работу по развороту рек раньше срока, тем самым отрезая путь к отступлению. В это время в 1985 году приходит к власти Горбачев и борьба достигает наивысшей точки накала.

Но к этому моменту в жизни страны кое-что происходит. Осложнялась экономическая обстановка, деньги брать было не откуда (цены на нефть упали, вот повезло-то!) , страна начала набирать долги. При Сталине, Хрущеве, Брежневе страна не имела таких долгов, какие взял Горбачев. Проект больше стал не по карману! Партийные лидеры напряженно подыскивают подходящий клапан для выброса пара народного недовольства и раздражения. Таким клапаном решили сделать экологию. Пусть народ обсуждает второстепенные вопросы чем политику и экономику.
Истинной причиной того, что проект был отвергнут была невозможность его реализации в тех экономических условиях. Началось время массовых митингов по всей стране. Власти надо было сделать хорошую мину и использовать ситуацию для своей выгоды. Но они и не догадывались, что экологическая «бомба» обладает большей мощностью, чем они думали. Началось зеленое движение, повсюду бушевали экологические митинги.

Кричать «Долой КПСС!» еще было нельзя, а вот «Долой переброску рек!», «Не хотим второго Чернобыля!», «Нечем дышать в Нижнем Тагиле!» можно.
В экологическую нишу устремились все нарождавшиеся политические партии, которые хотели митингов, демонстраций, забастовок, разгромных публикаций. Это первое что им разрешила власть. Туда все и ринулись. Пресса публикует выступление группы Яншина и Залыгина в защиту природы, чем поднимает огромную волну народного гнева против опасного проекта и следовательно и против КПСС. Кремль уже видит опасность для себя и хочет разрешить ситуацию с прибылью для себя.

На заседании совета министров разгорелся бой. За реализацию проекта (уже финансово нереальную) высказываются 19 человек, трое против. Но все заключил премьер Рыжков заранее подготовленными словами: «Денег нет, отложим это для научных изысканий». Проект закрыт. Это было 14 августа 1986 года.
Кремль пытается выставить себя в выгодном свете, но маховик народного гнева уже запущен и раскручивается все сильнее. Новые люди, рвущиеся к власти играют уже большую роль, чем лидеры обветшавшей КПСС. На митинги выливаются вопросы политики и экономики. Случилось то, чего правители никак не ожидали. Именно экология, а в первую очередь проект поворота рек стали для СССР роковыми. Как в горах: камушек повлек за собой лавину снега и льда. Камушек был совершенно неизбежен. Слишком большая лавина гнева накопилась за 70 лет. Управлять такой лавиной и тем более сдержать ее одуревшая власть уже не могла.

PS. несколько лет назад зашевелились некоторые политики, призывающие вернуться к проекту поворота рек. Чтобы реализовать его хотя бы частично. Так что угроза остается. Тем более к 2025 году прогнозируется глобальный водный кризис. Гиблая мысль, что человек — царь природы еще не погибла.

Источник