Меню

Подземная река в орле

Бесконечное путешествие

Как не просидеть всю жизнь дома

Катакомбы под Орлом

Сегодня мы побываем под Орлом. В буквальном смысле этого слова. Не пригороде, а в самых настоящих Орловских подземельях. Они очень интересные! Мы проплывем на лодке по затопленным подземным коридорам, прогуляемся по штрекам с такими высокими сводами, что создается впечатление, будто находишься в природной пещере.

Одно из названий Орловских подземелий — Пятницкие. Оно пошло от топонима Пятницкая слобода, которая была расположена прямо над ними. Попытки выяснить время создания каменоломен дали забавные результаты. Одни знатоки пещер уверяли, что в Пятницких каменоломнях камень добывался еще со времен Екатерины II, которая повелела вести добычу известняка в одной из природных карстовых пещер. Другие исследователи более осторожны в выводах и датируют полости первой половиной прошлого века, аргументируя свое заявление признаками машинной разработки каменоломни.

Мы с nord_tramper’ом побывали тут уже в третий раз. Первый раз был в мае 2009 года, тогда мы немного прогулялись по Восьмерке и заглянули в Водяную. Она покорила нас сразу. Мне очень нравится цвет подземных озер и рек, которые мне довелось увидеть. Он такой насыщенно голубовато-зеленый! А если под толщей прозрачной воды скрывается светлое дно, то выглядит такое озеро еще красивее. Эти цвета будто дополняют друг друга. Но у нас не было лодки. А без нее полноценная экскурсия по Водяной невозможна. Мы вернулись сюда в сентябре того же года с друзьями: Берендеем, Lenka Ленкой, Orang’ем, Андреичем и Олькой. Тогда мы осмотрели каменоломни полностью. Ссылку на фотографии из той поездки можно найти в конце поста.

В той поездке мы познакомились с местной жительницей, домик которой находится над входом в Водяную. Наше появление ее обрадовало. Женщина попросила нас посмотреть что же творится под ее домом. Некоторое время назад она пыталась ликвидировать небольшой на вид провал, образовавшийся на ее участке. В дыру было засыпано два камаза щебня. Результат — нулевой. Женщина даже вызвалась посторожить наши машины пока мы будем под землей.

В этой поездке в Орловские каменоломни с нами полезли: Burzuka & Bazyak (Troll’s Family), Dionis57 и Наташа. Dionis57 и Наташа — орловчане (могу ошибаться с этнохоронимом, поправьте, если что), но ни разу в Орловских подземельях не были. На мой взгляд, это здорово, когда первая же подземная экскурсия проходит в таком красивом месте, как Водяная.

Как и в предыдущие разы, сначала мы залезли в Восьмерку. Она попроще, так что посетителям легче адаптироваться хоть и к небольшим, но все-таки нагрузкам. Тем более, что для посещения этой пещеры не требуется никакого снаряжения. Разве что «грязная» одежда не помешает. Хотя, как показала практика, можно обойтись и без нее. Наташа после Восьмерки просто отряхнулась и на одежде не осталось даже следов грязи.

Съехав на спинах, мы миновали первый небольшой зальчик и коридор. Сидим, оглядываемся, решаем куда пойдем дальше. И тут кто-то из ребят замечает, что, кажется, мы тут не одни. За грудой камней что-то поблескивает. Кто-то говорит, что это бутылка, другие считают, что это котик.

Это, и правда, оказался кот! Абсолютно черный упитанный зверь подглядывал за нами из-за камней. Наверное, спрятался в каменоломне от собак, а, может, мышей тут ловит. Наше появление черного пушистика не обрадовало и, позволив сделать пару кадров, он словно по-человечески вздохнул и, не реагируя на «кис-кис», удрал на поверхность.

Знаю, что фотография так себе, но не могла я котю не показать. 🙂

Протяженность ходов Восьмерки около километра. Есть небольшой обводненный участок, но преодолевать его нет смысла — дальше ход никуда не ведет. Что интересного есть в Восьмерке? Например, полочка на высоте четырех метров, куда можно попасть по шкурнику. А в одном из огромных залов каменоломни можно увидеть крест, нарисованный на своде. На высоте метров шести. В эту поездку сфотографировать крест мне не удалось. В прошлый раз мы подсвечивали его мощным фонарем, который захватил в каменоломни Orange. Так что можете взглянуть на него в галерее прошлогодних фотографий.

Обратите внимание на высоту сводов на фотографиях. Я была удивлена такими масштабами после приземистых подмосковных каменоломен.

В Восьмерке, говорят, даже есть свое привидение по имени Матильда. Дух женщины, дети которой заблудились в каменоломне. Теперь призрак Матильды помогает выбраться из подземелья заплутавшим спелестологам. Согласно легенде надо лишь позвать привидение и потом следовать за ним. Но, когда Матильда начнет поворачиваться к спелестологу правым боком, надо хвататься за стены, иначе перенесешься волшебным образом в то место, где позвал призрака-проводника.

Нагулявшись по Восьмерке, мы отправились в Водяную. Если в бесснежное время года до нее реально доехать на машине, то зимой это не получится. Пришлось оставить машины на ближайшей улочке и идти пешком. «Ой, какие диггеры!» — воскликнула женщина из дома неподалеку. Я сперва немного напряглась. Ну не всем же нравится, когда под их домами ползает не пойми кто. Но волновалась я зря. Видимо, к спеликам тут привыкли.

Как я уже говорила, для экскурсии по Водяной нужны надувная лодка или, как минимум, резиновые сапоги-болотники. Залаз в подземелье узкий, чуть шире, чем в Восьмерке. Не стоит даже пытаться затащить туда надутую лодку. Вообще лучше транспортировать плавсредство в каком-то чехле, чтобы не изрезать о камни. А еще (обрадую): после Водяной лодка будет оооочень грязная.

Протяженность этой каменоломни — чуть меньше километра. Эта выработка не всегда была затопленной. Судя по протяженности ходов долгое время эта полость была сухой. Иначе бы ее просто не смогли вырыть. Но со временем из-за поднятия уровня воды в реке грунтовые воды подтопили каменоломню.

Штреки здесь широкие, а своды несколько ниже, чем в Восьмерке. Пройти всю пещеру в резиновых сапогах не получится. Даже в болотниках это нереально. Ведь глубина подземного озера достигает местами трех метров. При этом вода в подземелье такая прозрачная, что дно кажется близко-близко. Но и на лодке перемещаться приходилось с осторожностью. Местами встречаются мели. Глиняные отмели не причинят вреда лодке, а вот после каменных могут быть проблемы. Желающим осмотреть всю Водяную следует знать, что в ней есть несколько островков. В таких местах из лодки придется высаживаться и перетаскивать ее до воды.

У нас была в наличии одна лодка, так что мы поплавали по обводненным штрекам парами по очереди. Учитывая, что по всей Водяной натянута «нить Ариадны» отпускать ребят без сопровождения было нестрашно. Правда, вид эта веревочка все же портит.

Зелено-голубая прозрачная вода, идущая мелкой искрящейся рябью, тихая капель — здесь потрясающе красиво. Но не стоит забывать и о возможных опасностях. Побывав в этих катакомбах трижды мы можем сказать: обвалы тут случаются.

Мы наслаждаемся необычным подземным видом, а над нами находятся дома, в которых живут люди. Некоторые из них даже не подозревают, что находится под их жилищем. Помните я рассказывала про женщину, домик которой стоит прямо над входом в Водяную? Ее подруга — школьная учительница, не верила, что под Орлом есть катакомбы. Так что наша собеседница попросила презентовать ей диск с фотографиями подземных «интерьеров». «Ну теперь-то она мне поверит!» — обрадовалась женщина.

Маленький совет: будьте здесь аккуратнее с фотоаппаратами. У нас в этот раз в Орловских катакомбах постарадали все имеющиеся в наличии фотики. Один утонул, у второго засорилась система, выдвигающяя объектив.

К сожаления, вынуждена признать, что каменоломни постепенно замусориваются. Слишком уж близко они находятся к месту прогулок орловчан. Тем не менее, думаю, в других местах подобные полости мусором бы еще быстрее забились. При следующем посещении возьмем с собой полиэтиленовые мешки. Приберемся немного.

Прогулка по Восьмерке и Водяной март 2011 года

Там же, но в сентябре 2009 года

Источник

Подземная река в орле

Ну, не прошло и полугода, как нашел таки я время написать что зна, о подземельях под родным городом Орлом.
История будет довольно обширная, и правду от вымысла в ней порой отличить тяжеловато, так что я где считаю, что точно правда или точно вымысел — буду делать оговорки.
Итак, в центральной России — немыслимое множество пещер. Вполне себе природных. В это верится с трудом. потому что все привыкли. что пещеры бывают только в горах, а у нас их никто и не видел. Тут я могу отправить желающих к учебникам геологии и книге автора, по моему, Перепелицына «Русь подземная». Пещеры есть обязательно там где есть:
1. Известняк.
2. Вода, которая этот известняк расторяет.
3. Перепад высот.
Всего этого в Орле и под Орлом — навалом. Талые воды и ручьи текут с холма в Оку или Зушу, но по пути (в километре от реки, например) могут уйти под землю и появиться у самой реки в виде ключей. Не видим мы эти пещеры потому что они присыпаны намытой землей, а вышедший на поверхность известняк заливаетс глиной и осыпается от перепадов температур. Да, и сами пещерки такие, что там надо ползти, залов больших нет. Но пещер — хватает. Желающие могут пройтись по берегу зуши возле мценска или, чтобы далеко не ходить, пройти берегом от Герценского моста к городскому парку — там особо тропы нет, но пройти можно. Прям под монастырем в стене вполне природные пещеры, в которые можно влезть и ползти немного вглубь, пока не застрянешь 🙂
Это теория и геология. Теперь к практике и истории.

Читайте также:  Джульбо в угрюм реке

Орлу 450 лет. В наших краях добывали в небольших шахтах железо уже пару тысяч лет и камень для церквей (вы же не думаете, что его с урала возили? его выкапывали, появлялись пещеры). Было неспокойно (татары и поляки шалили), и орловчане рыли в обилии подземные ходы. Орел был центром епархии с большим хозяйством, и монахи тоже рыли. Самая главная байка — что существовал ход из мужского монастыря в женский 😉 Но это — врядли, ход под рекой и сейчас редко беруться копать — сложно и опасно. Но рыли много и нарыли сеть по плотности, сравнимую с москвой, хотя и на меньшей площади. Где что есть, и куда что делось? Сеть ходов — подо всем городом, но часть ныне доступна, а часть — нет. А именно:
1. Каменные копи. В свое время Екатерина II повелела улицы крупных городов замостить камнем. В Орле его добывали на склоне оки возле нынешнего Ж.Д. моста. Там остались выработки с длиной ходов в несколько километров, но входы в них — закрыли (почему — скажу ниже). Однако их раскопали добрые люди (теперь это — несколько отдельных пещер). Это самое доступное место в подземном Орле, я туда лазил. Ямка в земле метр на метр, там — нора, куда и на четвереньках не влезть, и плашмя туда вкатываешься по крутому склону — оказываешься в камере с наклонным полом и ступенчатым потолком — стоять можно только в нижней части Там — нора, по ней метров 5 ползешь на четвереньках и оказываешься уже в пещере. Несколько галерей, потолок доходит до 10 метров, стены рубленые, с нишами для факелов. Есть норы в параллельные галлереи, есть большой зал с огромным выжженым на потолке крестом. У одного завала есть надпись «1943». за завалом ходы шли до самого города, и там в войну жили какие-то подпольщики, была база с нарами и столами, где ребята находили кое-какие личные вещи, патроны и т.д. Вход туда завалили специально, после исчезновения. (это слухи, правда) пары ребят. Слазить в эти копи — не проблема, в общем.
2. Район фабрики Ока. От лужков — не так и далеко, район старый. Когда фабрику строили — под землю провалился бульдозер. Не знаю, помер ли бельдозерист, но оказалось, что он провалился в целую сеть старых, крытых камнем ходов. Их тогда толком и не осмотрели — ка же, фабрику надо строить, ептыть. Все тупо залили бетоном и поставили здание, хотя там, говорят, много чего интересного было. Кстати, до сих пор у людей с 4 курской в частном секторе — беда. Погреба обваливаются куда-то. В газетах часто пишут, то дом осел, пригнали три грузовика, пока провал ликвидировали, или что жилец из погреба провалися куда-то еще глубже :). Каждый год статьи такие. Куда проваливаться, если не в пустоты под домами?
3. Ж.Д. вокзал. Вот мы и прошли весь железнодорожный район. Возле ж.д. вокзала есть пара узких, но глубоких пещер. Но тут тема такая. Раньше был ручей с Выгонки до Универмага, именуемый в народе «речка Пересранка» (простите, но из песни слов не выкинешь. Так мне рассказывали :)). Поле войны, когда с преступностью было совсем худо, район вокзала окупировали бандюганы, и даже поезда через Орел одно время шли без остановок — иначе пипец был. Приехали особисты. Выяснили, что бандюганы прятались в подземных ходах возле вокзала. Рванули динамитом, и пустили туда воду из речушки, а тех кто успевал выбежать — отстрелливали. Кстати, возможно на 4 курской теперь просто подмывает землю этим ручьем, русло рядом и шло. Так что возле вокзала, видимо, затоплено все.
4. Советский район. Берег здесь высокий, поэтому явно есть пещерки (под монастырем, я уже говорил). Район сквера Гуртьева застроен на старые фундаменты — потому что там черти что, камень и коридоры на три метра в глубину (кадетский корпус старый и т.д.). Но самые главные фишки — в мужском монастыре. Однажды, в 30-е, когда там была детская колонния, там по производственной необходимости (ключ от сейфа в канализацию смыли, что ли), посылали вниз экспедицию целую. Черта с два они нашли там ключ, а вот вещей старинных, тайничков и ходов нашли, вроде бы, уйму. Притом вылезшие оттуда лезть заново отказывались наотрез. Мама у меня, кстати, жила в этом районе, и рассказывает, что между монастырем и парком (маленький жилой квартальчик) в 70-е у одного мужика подвал ухнул в приличные подземелья. Он полазил там, нашел кучу ценного (хотя хотел одного — починить подвал). Ребята — диггеры из москвы («черные» диггеры, так сказать), узнав это предлагали за дом бешеные деньги (они там нашли бы всего! Окупили бы стократ). Мужик отказался, подвал починил. Кстати, в 90-е его пьющий сын продал дом обычным людям ну, раз в 10 дешевле. А там проломать стенку в подвале — и вперед.
К запасам монастыря. Нычкам воров. Кладам купцов. И просто выброшенным в канализацию мелочам трехсотлетней давности.
Так что удачи вам, орловские Индианы Джонсы.

Источник



Орловские подземелья мифы и реальность

Гайдамака Светлана Пещеры мира с древних времён использовались людьми, когда-то давно они давали человеку кров и защиту от непогоды и хищников. Древние люди использовали их для своего жилья, что подтверждается многочисленными археологическими находками. Это мир, который миллионы лет, хранил свои тайны и лишь самым любопытным открывал нетронутую красоту подземных глубин.
Задумывались ли вы когда-нибудь, идя по улице, что у вас под ногами? Ответ, казалось бы, очевиден, земля.
Однако, вся старая часть города Орла стоит на карстовых разломах. Километры пещер, словно паутина, ветвятся прямо у нас под ногами. Т.е. по сути, у нас под ногами город, только подземный. Еще в девонский период Ока промыла под толщей земли глинистые и известковые породы, образовав многоярусные залы, террасы, балконы, бесчисленные ниши и переходы. Это дало повод для разговоров о том, что под рекой Окой есть сухопутные проходы. Однако пока это остается только догадками, т.к. никто этого не подтвердил.
При Екатерине II естественные карстовые пещеры были превращены в каменоломни. В сырой кромешной тьме, разрываемой всполохами чадящих факелов, крепостные и каторжане вырубали из стен ракушечник, грузили его в тачки и волокли наверх, к свету. Колеи от вагонеток и трухлявые останки крепежного леса сохранились до сих пор. В Орле в то время стали появляться красивые каменные здания, а под ними ветвились, зарывались вглубь катакомбы, живущие своей, подземной, жизнью.
Узкий проход, царапает плечи лаз в пещеру настолько мал, что едва удается протиснуться передвигаясь ползком. Но вот своды расширились, пошли боковые щели, видны остатки гнутой узкоколейки. Высокие своды, темнота и сырость. «Горная» порода, представлена ракушечником, который может в любой момент обвалиться. Старики рассказывают, что давно, вход в подземелье был широким, чтоб туда прямо к вагонеткам въезжала конная упряжка с телегой. Но вот парадокс, порода пещеры слоистая с примесями песчанника, для стройки малопригодна. Зачем же было её выпиливать на вёрсты внутри всего берега?
Озираясь вокруг, невольно приходят мысли о том, что из глубины сумрака за тобой кто-то следит. А тут еще и странные символы на стенах. Это может быть наследием и язычества, и раннего христианства. Это, пожалуй, самая сложная загадка пещеры. Историки и археологи, прикоснувшиеся к тайне этих символов, ломают голову над их расшифровкой. Как появился на своде пещеры крест внутри овала? Похожие изображения можно встретить в романских церквах Западной Европы, но для средневековой Руси они не характерны. И крест, и круг у язычников являются знаками Солнца, возможно, их комбинация отразила ту эпоху, когда наши предки вятичи, образно говоря, одной ногой уже вошли в христианство, а другой еще оставались в язычестве.
Лазы в орловские подземелья сохранились, хотя и в небольших количествах, т.к. с ними ещё с советских времён идёт борьба. Их и затапливали, после того как в пещере потерялась группа детей, и взрывали, но человеческое любопытство каждый раз одерживало победу и находились новые и новые лазы. В годы ВОВ здесь прятались немногочисленные орловские партизаны и подпольщики и простые горожане во время бомбёжек. По легендам, остались даже целые схроны оружия. Рассказывают много историй о том, как партизаны ловко попадали в тыл врага, используя подземные переходы. Немцы не могли понять, что за напасть: все спокойно и вдруг в тылу, прямо посреди города, появляется вооруженный отряд. Захватчиков постреляет и как в воду канет. А на самом деле, благодаря пещерам, партизаны выходили почти под Мценском, их местоположение никто определить и не мог. Входить в пещеры враги остерегались. 4 августа 1943 года фашисты заложили у входа тяжёлые бомбы и подожгли бикфордов шнур. По легенде, советский солдат из передового отряда перебил тот шнур автоматной очередью и тем спас сотни спрятавшихся под землёй горожан.
Но самую главную опасность для людей представляет — банальное разрушение старых шахт как само по себе по себе, так и в результате «помощи» людей — трамвай №4 по ул. Курской, ж/д мост через Оку и многочисленные строительства особняков на Пятницкой слободе и в Половце (набережные Лужки).
Среди орловских пещер наиболее известны «Трехкилометровка», водяная и «Восьмерка».
Пещера Водяная расположена в городе на берегу реки Ока, чуть выше пристани по течению. На машине можно доехать до площадки. Вход — вырытый узкий лаз в завале. Над каменоломней постоены дачи. В результате поднятия уровня воды в реке грунтовые воды подтопили подземные выработки. Глубина в некоторых местах достигает 3.5 метров (от уровня воды до верха в среднем до метра). Ширина ходов 5-6 метров. Топология сложней чем в «Восьмёрке». Кроме откаточных штреков есть система поперечных галерей и подобие колонного зала. Под водой проглядываются забутовки, а в забоях следы ломки камня.
Пещера Восьмерка — Расположена также на берегу Оки, примерно в 1.2км ниже по течению от «Водяной», чуть ниже пристани. К пещере можно подъехать на машине. Основной вход весной может перекрываться глиняной пробкой. Есть ещё один вход, расположенный в овраге рядом с основным, проходящим вдоль тропы.Общая протяжённость ходов около километра. Поражают внутренние объёмы. Высота некоторых ходов достигает 6-7 метров. Ширина до 10-12 метров. Топология каменоломни проста — сетка ходов с забоями и откаточными штреками на поверхность. Они засыпаны бутовым камнем. Выработка похожа на машинную.
«Трехкилометровки» многие и вовсе опасаются. Рассказывают, что там все источает опасность: и странный купол наподобие церковного, и голоса, и видения. Когда в луче фонаря вдруг возникает абрис фигуры в балахоне с протянутыми руками, — это становится последним камнем и подземные путешественники перестают туда ходить. Наверное так подземный мир отпугивает слишком любопытных гостей.
Несмотря на жаркий день, в пещере довольно прохладно, около 15 градусов, темнота вокруг сковывает, но любопытство берет свое. Фонарик в таком месте лучший друг, правда, когда луч света неловко скользнул под свод, тут же обнаружилось присутствие летучих мышей, пробежали мурашки, стало как то не по себе. В пещере всегда появляется особенное состояние, когда ты в закрытом пространстве, когда над тобой многие метры земли. Бесчисленные переходы и лазы, сменяют террасы и ниши. Есть в наших пещерах и подземное озеро. Все как на земле, но чего-то не хватает… Солнца. Но солнечные лучи, как и сам человек здесь не званые гости. Возникает чувство, что пространство давит, подкрадывается тревога. Но ей нельзя уступить ни в коем случае. Ведь пещеры чреваты тем, что туда легко войти, но подчас очень трудно выйти. Даже опытные спелеологи рассказывают истории о том, что если дух (хозяин это места) хочет, — он может водить, путать. С детства памятны нам рассказы о пещерах, где люди теряются в бесконечных лабиринтах и встречаются с причудливыми существами. И, возможно, это не просто выдумка.
Подземелья — это совершенно уникальные места, которые притягивают людей своей необычностью и загадочностью. Любой человек, кто побывал в пещерах или шахтах, помнит то совершенно особенное состояние, которое охватывает человека, когда после мрака пещеры он видит краски, дышит полной грудью и просто наслаждается солнечным светом.

Читайте также:  Слез моих река перевод

Источник

Подземная река в орле

Орловские подземелья (ч.1)

Про орловские подземелья в народе ходят легенды. Например, такие.

1. Подземные ходы проложены под всей центральной частью города – от Дворянского Гнезда до железнодорожного вокзала в одну сторону и до станции «Лужки» — в другую. Вероятно, это не очень большое преувеличение.

2. Подземные ходы вырублены в известняке монахами в «незапамятные» времена. Подземные ходы связывали между собой монастыри, церкви и соборы. Не исключено, что в этом есть доля правды, но не более чем доля.

3. Подземные ходы проходили под Окой. Лично я сомневаюсь. Но даже если это так, они должны быть затоплены. Кстати, несколько лет назад небольшая провальная воронка появилась у самой береговой линии (близ гидроузла). Столь близко, что на дне её стоит вода.

4. В подземельях спрятан бункер на случай атомной войны. Логично.

5. В подземельях во время фашистской оккупации прятались подпольщики, а ещё во время отступления в них прятали советские танки и прочее оружие. Очень сомнительно и похоже на домыслы. Во всяком случае, в краеведческой литературе ничего подобного не упоминается.

Ходы под Монастыркой и городским парком.

Вероятно, наиболее древними подземельями, вырубленными под территорией Орла в известняковых породах, являются подземелья Советского района. Бытует мнение, что они созданы монахами мужского монастыря. На подземелья одни строители вроде бы натыкались вблизи Пролетарской горы, другие – при строительстве жилого дома по ул. 8-го Марта. Тогда, во второй половине 80-х гг., как говорят, при сооружении котлована строители вскрыли большой подземный ход. Местные подростки проникали туда, и с их слов ход уходил на десятки метров в сторону противоположную ул. 60-лет Октября, и был широк. Строители, наверное, не проявили интереса к этим подземельям. У них были другие задачи. Пустоту в конечном итоге залили раствором, и дом таки построили.

В конце 80-х в городском парке собирались возводить новое колесо обозрения. При проведении изыскательных работ бур изыскателей ушёл в пустоту. Колесо обозрения в парке вскоре построили, но чуть в стороне от того места.

Во всех этих случаях я не могу судить, чем были те или иные пустоты: их пространство воочию не видел. Но вот небольшое отверстие в обрывистом берегу Оки как раз под монастырём – это бесспорно остатки искусственных подземелий. Отверстие хода можно без труда обнаружить на левом берегу Оки при основании известнякового обрыва в сотне метров выше по течению «Герценского» моста.

В 1989 г. осенью я неоднократно пытался проникнуть в этот лаз вместе с одноклассником. Лаз уходит в берег под углом. Длина его – что-то около 17 м. Первые 7-8 м он достаточно просторен, чтобы по нему можно было свободно ползти. Затем следует лёгкий изгиб, на котором лаз сужается и при этом уходит чуть вверх. Будучи тощим школьником, я вполне мог через это узкое место протиснуться, вытянув одну руку вперёд, а другую руку держа вдоль туловища.

Метрах в 12 – 13 от входа имеется небольшое расширение. Высота камеры – больше метра, здесь можно даже посидеть. Можно даже развернуться лицом в противоположную сторону. В первый раз, развернувшись таким вот образом, я немало озадачил Макса или даже «напугал»: сначала я был виден ему по пояс, а потом лицо оказалось там, где только что были ноги. «Фокусом» это выглядело потому, как расширение хода становится видно только вблизи него. Посреди камеры лежит небольшая глыба известняка, по форме напоминающая кирпич.

Далее из камеры ход продолжается наклонно вниз, изгибается влево и вскоре сужается по высоте до узкой щели. Её я толком не рассмотрел потому как, добравшись до тупика, почувствовал, что не могу вылезти назад. Ноги на уровне щиколоток оказались лежащими на грани «кирпича», а задранные кверху подошвы при попытке попятиться непременно попадали в стену камеры. Дополнительным неудобством было то, что из узкого лаза надо было выбираться, выталкивая себя вверх. Кое-как выбрался.

На помощь, кстати, можно было не рассчитывать: Максу не удавалось добраться и до камеры – он застревал в узком месте лаза. Как-то раз развернулся я в камере и, не дождавшись Макса, пополз к нему. На полпути встретил Макса. А Макс лежит в самом узком месте и спокойно так говорит: «Я застрял… Будем лежать, пока не похудею.» И вот лежим мы с нем несколько минут лицом к лицу. Пространство маленькое, почти не вентилируется, два куска оргстекла потихоньку горят… Через пару минут «чего-то» кашлять начали. Но, видимо, Макс быстро похудел, и мы вскоре выбрались из лаза.

Ходы под Пятницкой Слободой. Первые посещения.

В том же 1989 г. (или чуть ранее?) я с двумя одноклассниками пытался пробраться и в подземелья Пятницкой Слободы. Мы прошли «гусиным шагом» через низкий и сильно замусоренный, загаженный Первый зал. По лазу также продвигались «гусиным шагом» друг за другом. По днищу тянулась верёвка. Натяжение её не было постоянным. Мы решили, что на дальнем конце кто-то держит эту нить в руках и далее не пошли. Хотя как потом оказалось, до Второго зала оставались считанные по пальцам одной руки метры.

Спустя восемь-девять лет вместе с Максом мы снова спустились в эти подземелья. На четвереньках проползли по Первому залу. Начало лаза, ведущего из него, как будто стало ниже: сказывается оползание рыхлой породы слева. Вползли во второй зал, встали, пригнувшись, и остановились. Темно и тихо. Где-то капает вода. Фонарь «БН-1-003» светит слабовато: освещает только в радиусе считанных метров. Противоположная стена зала не видна, она едва-едва угадывается. В направлении Третьего зала луч теряется в темноте, обозначая себя полоской во влажном воздухе. Макс зажигает факел. Его света достаточно, чтобы разглядеть предметы, находящиеся рядом с нами. Направляемся влево. Высота зала сначала – чуть больше полутора метров, затем – метра два. Именно так я и представлял себе катакомбы. Под ноги попадается всякий хлам: детская игрушка, дырявое ведро и проч. Грязновато, в дальней части зала капает вода и имеется небольшая лужица.

Читайте также:  Небольшая река в воронеже

Ходы разветвляются. Высота их нарастает и достигает уже метров трёх, а затем и четырёх. Мы движемся плечом к плечу. На память приходят байки о том, что в подземельях якобы собираются сатанисты. Ходы тем временем продолжают разветвляться. Они оказались больше, чем я ожидал. «Мы заблудимся», — уверенно произносит Макс. – «Пойдём назад».

Идём назад. Ориентируемся по стенам, что слева от нас. Ага, вот место, где капает вода, вот ведро… Скоро выход… Ещё один поворот влево, и ещё один поворот… Тупик! Не понял… Макс тоже. Прошлись немного туда, сюда. Наконец, Макс заметил выход из Второго зала. Он находится за уступом известняка и с двух – трёх метров почти незаметен.

Выбрались на поверхность. Ожидаем однокашника Макса. Макс тем временем мастерит факела из подручного материала. Всё лучше, чем ничего.

Втроём спускаемся в каменоломни. На сей раз прошли ещё немного далее. Вышли к просторному своеобразному залу, заканчивающемуся отвесной стеной. Высота зала достигает метров семи, из зала в разных направлениях отходят три лаза. По одному из них мы выбрались в очередную подземную полость. Дальнейшее продвижение было прервано попыткой разжечь очередной, но неудачный факел. Он стал очень сильно дымить и так зловонно засмердел, что спустя пару минут мы спешно ретировались в уже знакомую нам часть ходов.

Идём назад. В темноте при свете фонарей ориентироваться здесь затруднительно, но до Второго зала добрались без проблем. Поворот налево, ещё один… Опять тупик – тот же самый, что и в первый раз. Прошлись туда-сюда… И снова вошли в тот же самый тупик. Возвращаемся немного назад. Опять мелькает перед глазами ведро и прочий хлам. Всё уже вроде знакомо. Наконец, кто-то догадался сориентироваться по ведру. Выход найден. Но мы тут же решили выяснить, куда ведёт из Второго зала ещё один лаз. Там оказалось два длинных зала, в одном из них расположено «болото».

Наконец, после двухчасового пребывания под землёй выбираемся на поверхность. Время в катакомбах летит незаметно. Теперь можно погреться на солнце близ входа в катакомбы. Как же хорошо!

Ходы под Пятницкой Слободой. «Пионеры».

Буквально на следующий день мы снова втроём спустились в катакомбы. Провели под землёй два часа. Обошли большую часть знакомых нам ходов и ещё несколько новых. Опять же, выходя на поверхность, зашли в знакомый тупик, но на сей раз сориентировались быстро. По ходу действия я проводил глазомерную съёмку посредством компаса. Однако, нам не удалось выяснить, насколько далеко можно уйти по подземному лабиринту.

Затем мы больше месяца не могли договориться о времени следующего посещения каменоломен. В конце концов, мне это надоело, и я направился в каменоломни один.

Пробираясь ползком через Первый зал, я заслышал шорох, доносящийся со стороны Второго зала. Остановился, прислушался. Да, нет, думаю, послышалось. Должно быть, я сам издаю шум, проползая по известняку, а слышно – как будто со стороны. Вползаю во Второй зал. Тишину нарушают только звуки падающих капель. Поворачиваю налево и делаю несколько шагов. Сзади меня раздаётся шорох потревоженных камней. Первая мысль: «Обвал!» Быстро оборачиваюсь – то ли метаться к выходу, толи уже поздно и лучше, наоборот, бежать в противоположную сторону? Вспышка света. Кто-то с фонарём направляется ко мне из темноты. Друг друга мы встретили репликами: «Стой! Кто идёт?»

Как оказалось, я имею дело со школьником, точнее говоря – с двумя школьниками: второй вышел минутой позже. Впоследствии Макс прозвал их «пионерами», так мы их в дальнейшем и называли.

Оказалось, что «пионеры» спустились в катакомбы уже в пятнадцатый раз. Сегодня они провели под землёй порядка 6 часов, пытаясь раскопать вручную один из завалов. Они полагали, что за ним находится продолжение ходов, выводящее к станции Лужки. На мой взгляд, эта версия, мягко скажем, сомнительна.

«Пионеры» знали этот локальный лабиринт почти на 100%. Они провели мне настоящую экскурсию по всем ходам. За два часа мы не посетили только Верхний зал – он наиболее труднодоступен – и ещё несколько лазов.

Между прочим, «пионеры» несколько дней спустя в разговоре поделились идеей расчистить завал во Втором зале посредством взрывов и таймера. После чего я стал с опаской относиться к возможности спуститься в подземелья в одиночку. Не то подорвут ненароком какие-нибудь «пионеры» — не эти, так другие. И тогда найдут меня какие-нибудь археологи или строители метрополитена – лет тысяч через пять.

Вскоре я ещё раз посетил катакомбы.

Ходы под Пятницкой Слободой. Фирс.

Я договорился с Максом и Денисом, что если приду к катакомбам раньше их, то спущусь под землю и продолжу глазомерную съёмку. А они потом отыщут меня под землёй.

Проползаю через Первый зал, ползу ко второму. Слышу какой-то звук. Может, это «пионеры» ставят взрывчатку с таймером? Они тоже собирались прийти. Прислушиваюсь. Подозрительный звук оказался на деле стуком собственного сердца.

Макс появляется очень скоро. Сначала мы посещаем хорошо знакомые тупики близ Второго зала, потом осматриваем Грязный зал и Широкий зал. Через лаз возвращаемся во Второй зал. «Ну, и дымно же здесь!» — произношу я, поравнявшись со Вторым залом и видя догорающий посреди него кусок оргстекла. В глаза ударяет вспышка света. «Да! Ну, вы и надымили!» — одновременно раздаётся голос над самым ухом. Это Денис – пришёл чуть позже и притаился возле лаза. Как же он меня напугал!

На этот раз мы провели под землёй около 4 часов. Изучили и закартировали их полностью. Под вопросом остались только два лаза. Один из них сужался по ходу, и невозможно было пролезть через узкое место, чтобы узнать, куда он выводит. О другом стоит упомянуть особо.

пламя факела, правее — Макс и Денис.
Близ фирсова лаза. Кадр без вспышки.

Он расположен в дальней части ходов на высоте трёх метров. Стена отвесная, возле неё столбиком уложены камни. Высота столбика – метр-полтора. Рядом на стене крупными буквами выведена надпись: «Убьет… Фирс…» Остальное прочитать не удалось, потому как неразборчиво накалякано. Мы стали трактовать надпись на разные лады:

— Сейчас придёт Фирс и убьёт.

— А может, это небольшая ошибка? Может, это Фирса здесь уже убило. Завалило. А эту кучу камней на его могиле уже потом выложили.

Денис лезет тем временем наверх проверить, насколько далеко идёт лаз, и вскоре исчезает в проёме. Ему напутствуют реплики:

— Денис, ты смотри там – осторожнее! Там – Фирс!

— Сейчас там Денис Фирса встретит.

— Сейчас вместо него Фирс вылезет!

Шорох в лазу усилился, и вскоре из отверстия показались ноги.

— Да это же Фирс! – воскликнул Макс. – Узнаю его ноги!

— Фирс, как там Денис?

— Там где-то Денис должен был проползать. Ты его случайно не видел?

— Фирс, что ты с Денисом сделал?

А Денис тем временем уже весь показался из лаза и висит на стене, безуспешно пытаясь нащупать опору ногами.

Впоследствии это место мы называли не иначе как «там, где Фирс».

Однако выяснить, ведёт ли куда-нибудь лаз, нам в тот раз не удалось. Позже выяснилось, что он заканчивается завалом.

Между прочим, получить фотографии приемлемого качества из дальней части лабиринтов мне, как видно, не судьба: в подавляющем большинстве случаев при попытке фотосъёмки вспышка не срабатывала. Вообще, сюда можно брать только ту фототехнику, которую не жалко. Здесь не только постоянно холодно (около +4°С), сыро (влажность воздуха близка к 100%), но здесь ещё присутствует в воздухе мелкая песчаная пыль, оседающая на фотоаппарате во время движения по штольням. Фотоплёнку целесообразно использовать как можно более высокой чувствительности: от «800» и выше.

Важное замечание. В катакомбах не лишне иметь каску, она особенно нужна при посещении Верхнего зала. В первую очередь каска необходима тем, кто страхует снизу карабкающегося по стене человека: кусок породы под рукой или ногой может неожиданно отломиться.

Мобильные телефоны в штольнях не действуют. Вибрация от составов, проходящих по железной дороге, не ощущается.

Весной, когда повышается вероятность оползней на склонах и вероятность обвала породы, штольни лучше не посещать. Кроме того, они расположены в пойме реки, и могут быть затоплены при подъёме воды в половодье.

Летом в выходные дни здесь бывает людно. Случается, бродят сразу несколько групп общей численностью до 2 десятков человек. Некоторые плутают часами.

Но вообще-то ориентироваться в штольнях несложно, если знать расположение ходов. Во всяком случае, выйти из подземелья, чиркая зажигалкой достаточно просто (случилось как-то раз и такое). «Пионеры», похоже, могут перемещаться по ходам и вовсе без света. В этих ходах есть по большому счёту лишь три места, которые «водят за нос». Это:

1. Выход из Второго зала в Первый и расположенные поблизости тупики.

2. Кольцо ходов близ Высокого зала и Фирса (Фирсово кольцо).

Источник