Меню

Проблемы бассейн реки урал

Шагреневая кожа, или Урал, который мы теряем

Фото Валерия Гунькова

Отсутствие весеннего паводка в этом году не на шутку встревожило оренбуржцев. Жители посёлка Аккермановка под Новотроицком жалуются, что из колодцев стала уходить вода. Ириклинское водохранилище уменьшило сброс вдвое против обычного, потому что весной недобрали воды более полутора метров.

Наши реки напоминают шагреневую кожу из одноимённого романа Бальзака: выполняя желания человека, обеспечивая его всем необходимым, они сжимаются, мельчают на глазах…

Молчание степи

– Я не профессиональный эко­лог, просто очень люблю природу и много лет веду наблюдения, – гово­рит местный блогер Ольга Шейдт. – Река не водопровод, количество воды в ней не может быть одина­ковым. У неё есть свои жизненные циклы, которые человек своей хо­зяйственной деятельностью про­сто разрушил. Здесь забрал воду, там перегородил. В итоге именно малые реки, питающие Урал, боль­ше всего страдают от перегрузки. Мы сами уничтожили половодье, которое было необходимо реке для самоочищения. То, что в этом году будет необычайная засуха, было понятно ещё весной: степь молчала, словно неживая, хотя обычно она наполнена журчанием потоков талой воды.

Бытует мнение, что в мало­водье виновны водохранилища и плотины. Председатель коми­тета по собственности, приро­допользованию и строительству Законодательного собрания Оренбургской области, руково­дитель секции по без опасности гидротехнических сооружений Уральского бассейнового совета Аркадий Швецов 16 лет прора­ботал в структуре Федерального агентства водных ресурсов, до апреля этого года возглавлял ФГБУ «Управление эксплуатации Ириклинского водохранилища». По его словам, водохранилище влияет только на 10 процентов бассейна реки Урал.

– В половодье оно набирает воду, а в межень добавляет в сток Урала определённый объём. Се­годня приход в водохранилище составляет 6 – 8 кубометров воды в секунду, сброс – 15 кубометров. Это так называемый санитарный сброс – тот минимум, ниже кото­рого нельзя опуститься. В прошлом году в этот период мы сбрасывали где-то 40 – 60 кубометров в секун­ду. Сейчас такой возможности нет, потому что паводок был действи­тельно крайне неблагоприятный. До нормального уровня не хватало 2,5 метра воды. Весной прибави­лось лишь 30 – 40 сантиметров, которых уже давно нет, – говорит Аркадий Владимирович.

Он называет ситуацию с па­водком в этом году уникальной. Такого не было 50 лет, а стати­стика ведётся на протяжении чуть больше 60 лет. Виноваты во всём, по его мнению, климатические условия. Хотя снега было много, большая вода не пришла, потому что земля не сильно промёрзла, быстро оттаяла и впитала влагу, как губка. Свою роль сыграл и характер весны. Днём было тепло, вечером холодно, ночью наступа­ли заморозки.

– Помните, раньше зимой вешали на улице бельё сушить? И оно сохло на морозе, хотя, ка­залось бы, должно было просто замерзать, а потом оттаивать. Так и с поверхности почвы влага вымерзла в большом количестве.

Где ты, большая вода?

– По данным сравнительного анализа средних многолетних показателей уровня воды, за по­следние 30 лет уровень Урала в районе Оренбурга снизился на 66 сантиметров, в районе Илека – на 40. В районе посёлка Берёзовского и Орска наблюдается его незначительное повышение, – го­ворит эколог, аналитик Института водных проблем Российской ака­демии наук Сергей Чирков. – По­вышение среднего многолетнего уровня воды в районе Берёзовского может быть связано с уве­личением объёмов сброса из Маг­нитогорского водохранилища, в районе Орска – из-за поступления воды от левобережных притоков Урала – рек Большой Кумак и Орь. Но в последние годы появилась другая очень тревожная тенден­ция – понижение максимальных уровней волны половодья. Так, в районе Орска средний показатель максимального уровня за послед­ние 12 лет составил 271 санти­метр, а в 1983 году был на уровне 630 сантиметров. В Оренбурге по отношению к 1983 году уровень волны половодья снизился на 400 сантиметров, в районе села Илек – на 306 сантиметров.

– Большое влияние на гидроло­гический режим Урала оказывают гидротехнические сооружения, пруды и водохранилища, – про­должает Сергей Александрович. – С одной стороны, для человека они полезны, поскольку позво­ляют не только стабилизировать хозяйственное водоснабжение, но и значительно снижать эко­номический ущерб от паводков и наводнений за счёт сглаживания весенней волны половодья. С дру­гой стороны, такое регулирование меняет гидрологический режим рек и может привести к самым неблагоприятным последствиям. Усугубляет ситуацию тот факт, что в нашей области существуют и бесхозные плотины.

– Например, в 2018 году со­трудниками прокуратуры Домба­ровского района было выявлено 9 плотин, не состоявших на учёте в районной администрации, – гово­рит Сергей Александрович. – Они представляют большую угрозу для близлежащих населённых пун­ктов. Ведь, согласитесь, если за плотину никто не отвечает, с ней может произойти всё что угодно.

Переливная плотина

– Наш речной сток зарегули­рован лишь на 5 процентов, 80 процентов воды паводком уходит в Каспий без использования в об­ласти, – говорит доктор географи­ческих наук, заведующий отделом Оренбургского научного центра УрО РАН Юрий Нестеренко. – Нам нужно брать пример с соседней Башкирии, где много небольших водохранилищ, которые во время половодья накапливают воду. Их можно строить вблизи перспектив­ных сёл, где есть движение, работа.

Любопытно, что весь объём башкирских водохранилищ по реке Сакмаре – всего лишь 1 сан­тиметр от нашего Ириклинского водохранилища.

Для исправления ситуации с обмелением Урала возле Орен­бурга Юрий Нестеренко предла­гает строительство переливной плотины. Сооружение поперёк реки высотой около 2 метров создаст что-то вроде порога или небольшого водопада и поднимет уровень воды. Аналогичную пло­тину учёный видел на реке Терек.

– Мою идею в Министерстве строительства, жилищно-комму­нального и дорожного хозяйства Оренбургской области восприня­ли благосклонно. Дело стало за поиском ресурсов на воплощение, – говорит Юрий Михайлович.

Похоже, у разных учёных раз­личные мнения насчёт спосо­бов борьбы с обмелением реки. Кто-то говорит, что надо строить сооружения, кто-то считает вме­шательство в природу вредным. Установлено: антропогенные факторы нарушают механизм самоочищения рек. Насколько он важен?

– Самоочищение рек – это способность речных вод восста­навливать экологическое рав­новесие, или, другими словами, «перерабатывать» загрязняющие вещества за счёт своих физи­ко-химических свойств, – гово­рит Сергей Чирков. Нарушен ли этот механизм в Оренбургской области, сказать сложно, но, ско­рее всего, на сегодняшний день превышение ассимиляционного потенциала может возникать в бассейнах малых рек и на участ­ках водосбора, расположенных в границах промышленных городов и крупных сельскохозяйственных районов.

Отвечают рублём

Любопытно, что предприятия, которые оказывают вредное воз­действие в связи с очисткой и сбро­сом сточных вод, проверяют себя силами собственных лабораторий.

– Мы обязательно обращаем внимание на проведение пред­приятиями производственного контроля, то есть следим за каче­ством сбрасываемых ими сточных вод, – говорит заместитель проку­рора Орской межрайонной приро­доохранной прокуратуры Алексей Бунковский. – В 2018 году к адми­нистративной ответственности привлечено 96 должностных и юридических лиц. Сумма нало­женных штрафов составила 2 051 тысячу рублей. В первом полуго­дии этого года к административ­ной ответственности привлечено 54 лица, общая сумма штрафов – 425 тысяч рублей.

В апреле-мае мы проверяли Орский механиче­ский завод, обнаружили недоста­точную очистку сбрасываемых в Елшанку вод. Двух должностных лиц – заместителя главного ин­женера завода и начальника цеха – привлекли к административной ответственности за нарушение требований к охране водных объ­ектов, которое может повлечь их загрязнение, засорение и (или) истощение, а также за нарушение правил охраны среды обитания водных биологических ресурсов. Они заплатили штрафы – по 5 тысяч рублей каждый, а по второй статье – по 50 тысяч рублей.

Также недавно мы проверяли МУП ЖКХ Гая, у них сбросы осуществляются в природный объект – реку Дунай­ку, которая впадает в реку Сухую Губерлю и является притоком третьего порядка реки Урал. Там тоже были обнаружены незначи­тельные превышения по железу, фосфатам, нитрат-анионам.

Уголовные дела в природоох­ранной прокуратуре – редкость. В прошлом году было всего одно в Медногорске, и то его возбуди­ли не в отношении конкретного лица, а по факту – по статье 251 «Загрязнение атмосферы». Вино­вных до сих пор не установили.

По мнению Сергея Чиркова, размеры штрафов за игнориро­вание водоохранного законода­тельства следовало бы увеличить.

– Чем выше будут штрафы, тем меньше будет желание игно­рировать установленные экологические нормы. На сегодняшний день максимальный штраф за загрязнение поверхностных и подземных вод, предусмотрен­ный Уголовным кодексом РФ, составляет всего лишь 80 ты­сяч рублей, – говорит Сергей Александрович. – На мой взгляд, современным и очень показатель­ным примером жёсткой позиции региональной и местной власти в борьбе с предприятиями, которые игнорируют природоохранное законодательство, является на­шумевшая история с нефтебазой в Переволоцком районе, когда врио губернатора Денис Паслер в рамках закона приостановил деятельность предприятия, от­равлявшего природную среду и здоровье людей. Посыл руково­дителя региона был правильно понят администрацией Орска. Не­давно городские власти совместно с прокуратурой приостановили деятельность свинокомплекса, долгие годы сильно загрязнявше­го атмосферный воздух в посёлке Новая Биофабрика.

В Оренбургской области мно­гие годы существует проблема превышения вредного воздей­ствия на поверхностные природ­ные воды Урала – сброс недоочи­щенных сточных вод промышлен­ными, сельскохозяйственными и коммунальными предприятиями, а также большой объём загряз­нённого поверхностного стока, поступающего с сельхозтеррито­рий, степень воздействия кото­рого очень тяжело определить. Сколько и какие малые реки в области на сегодняшний день прекратили своё существование под воздействием природных при­чин и антропогенного фактора, сказать сложно. Такую статистику никто не ведёт, но она нужна. Де­градация малых рек происходит из-за заиления, строительства гидротехнических сооружений, уничтожения водоохранных ле­сонасаждений.

– Главное направление в ре­шении проблемы обмеления рек было задано Правительством Рос­сии в виде Схем комплексного использования и охраны водных объектов (СКИОВО) для всех бас­сейнов России, – говорит эколог Сергей Чирков. – В нашем регионе этот документ был принят в 2009 году сроком на 10 лет. Схема содержит в себе большое количе­ство необходимых мероприятий, но, к сожалению, они в очень сла­бой степени были реализованы в Оренбуржье. Нам необходимо совершенствовать систему мо­ниторинга поверхностных вод бассейна реки Урал: оснастить гидрологические посты совре­менным и высокотехнологичным оборудованием, создать Единый центр обработки информации. Создание такого центра было предусмотрено в рамках СКИОВО. Он должен работать с применени­ем современных информацион­ных программ и математических моделей. В Институте водных проблем существует такая инфор­мационная программа. В 2012 году проводили её практическую апробацию на Урале. Программа показала хорошие результаты, по­могла установить те участки реки, где нарушена самоочищающая способность речных вод.

СКИОВО – это ключевой до­кумент, способный объединить вокруг себя весь политический и научный потенциал Оренбург­ской области и решить проблему обмеления Урала, считает эколог.

Читайте также:  Мать река что это

Итак, подведём итоги. В Орен­буржье проблемы Урала связаны не только с его маловодностью, но и с качеством воды, которое иногда страдает из-за деятельности промышленных предприятий и недостаточной работы очистных сооружений. Проводимый монито­ринг, по всей видимости, не всегда отражает реальное положение дел, раз учёные говорят о необходи­мости обновления оборудования.

Кроме того, у нас нет единого ин­формационного центра, который бы собирал и анализировал инфор­мацию со всей области. Документ СКИОВО, призванный остановить обмеление реки, в полной мере не работает. Недостаток водных ре­сурсов в Оренбургской области уже ощущается. В дальнейшем он мо­жет привести к росту социальной напряжённости и возникновению проблем с водоснабжением круп­ных и водоёмких промышленных предприятий. Дефицит водных ресурсов уже является ограничитель­ным фактором для экономического развития региона.

Река дружбы

Более 50 лет в Оренбургской области проводятся мероприя­тия для решения экологических проблем реки Урал.

В конце 1960-х годов в Орен­бургской области природоох­ранными организациями отме­чалось загрязнение реки Урал. Вода на участке между городами Орском и Оренбургом содержала вредные вещества, в десятки раз превышающие предельно допу­стимые санитарные нормы.

Проблемы загрязнения реки Урал рассматривались на все­союзном уровне. Несмотря на строительство 670 комплексов очистных сооружений, загряз­нение остаётся по-прежнему высоким. Наиболее сильно река загрязнена в среднем и нижнем течении в районе городов Орен­бурга и Уральска.

В решении проблем приро­допользования Межреспубли­канский комитет по охране, рациональному использованию и воспроизводству природных ресурсов бассейна реки Урал применял комплексный подход. Наиболее актуальными счита­лись вопросы, связанные с эко­номией водных ресурсов, так как запасы воды были ограничены.

В 1977 году была организована первая водная экспедиция по реке Урал от Оренбурга до устья. С 1980 по 1986 год под руководством учёного Александра Чибилёва экспедиции по Уралу становятся регулярными: весенние (апрель- май), летние (июль-август), осен­ние (октябрь-ноябрь).

По инициативе учёных и краеведов Западно-Казахстанской области при поддержке акимата Уральска с 1997 года осуществля­ется серия эколого-краеведческих экспедиций под названием «По следам Валериана Правдухина», которая проходила по терри­тории Западно-Казахстанской области. С 2001 года к предста­вителям Казахстана присоеди­нились участники из Оренбурга. Ежегодная экспедиция приобрела международный характер. Марш­рут экспедиции стал пролегать по приграничному Илекскому району. Постепенно он расши­рялся и теперь проходит и по территориям восточных районов Оренбургской области.

Прямая речь

Геннадий Щербаков, начальник управления ЖКХ Министерства строительства, жилищно- коммунального и дорожного хозяйства области:

– Правительством области предпринимаются меры профилактического характера, влияющие на оздоровление ситуации на водных объектах региона. В рамках подпрограммы «Развитие водохозяйственного комплекса Оренбургской области» государственной программы «Воспроизводство и использование природных ресурсов Оренбургской области» при осуществлении охранных мероприятий водных объектов на территории области ведутся работы по определению границ водоохранных зон, прибрежных защитных полос водных объектов, а также закреплению их на местности специальными информационными знаками.

За период 2015 – 2018 годов определены границы водоохранных зон и прибрежных защитных полос рек Урал, Сакмара, Самара, Суундук, Жарлы Ташла, Тюльган, Каргалка, Шестимир, Буруктал, Губерля, Сухая Губерля, Кинделя, Блява, Бурлы, Ток, Кондузла, Кураган, Сорока, Донгуз, Большой Уран, Малый Уран, Бузулук, Боровка, Ик, Дёма, озёр Светлинского района (Кайранколь, Жетыколь, Шалкар-Ега-Кара) и других водных объектов протяжённостью более 10 тысяч километров.

На территориях Тюльганского, Саракташского, Адамовского, Кваркенского, Светлинского, Сакмарского, Октябрьского, Шарлыкского районов и Сорочинского городского округа уже установлено 339 информационных знаков «Водоохранная зона» и «Прибрежная защитная полоса».

В период 2023 – 2024 годов министерством запланировано участие в федеральном проекте «Сохранение уникальных водных объектов» национального проекта «Экология». В рамках проекта предполагается провести мероприятия, направленные на улучшение санитарно-гигиенического и экологического состояния водного объекта, его берегов и прилегающей поймы, тем самым обеспечив благоприятные условия проживания населения, а также увеличение пропускной способности участка русла реки Урал протяжённостью не менее 7 километров в границах города Оренбург.

Источник

Спасение реки Урал: какие предприятия губят экосистему бассейна и как с этим бороться

Река Урал у с. Пехотного (фото А.А. Чибилёва)

Река Урал — одна из самых протяжённых в стране. Она связывает Европу и Азию, протекая по территории России и Казахстана, впадая в Каспийское море. Река Урал является обладателем ценнейших рекреационных ресурсов. О современных проблемах бассейна знают не все. Наибольший вред экосистеме наносят нефтегазовые промыслы, но есть и другие факторы, влияющие на фауну реки. Вице-президент РГО, Председатель Природоохранительной комиссии РГО, академик РАН Александр Чибилёв рассказал в интервью изданию «Уральская неделя» о том, какие предприятия вредят бассейну, для чего нужно комплексное исследование и как спасти Урал.

— В нескольких своих интервью вы говорите о необходимости комплексного исследования реки Урал. Можете ли вы разъяснить нам, не специалистам, что означает комплексное исследование и что это даст?

На всех совещаниях, заседаниях, посвящённых проблемам трансграничного бассейна реки Урал, докладчики зациклены на количественных характеристиках речного стока, а в названии комиссии значится «экосистема» бассейна реки Урал. Это означает, что задача комиссии — рассматривать проблему комплексно, охватывая все виды природных ресурсов: земельных, биологических, в том числе рыбных, минеральных, рекреационных, особо охраняемые природные территории. Это даст полную картину проблем. Так было во времена Межреспубликанского комитета по реке Урал (1977–1993). Главное — показать экономические последствия маловодья, а может быть, положительные: урожайность повышается, леса растут, загрязнение уменьшается. Одним словом, в центре внимания комиссии должен быть не только водный поток реки, а вся экосистема бассейна. Этот термин попал в название комиссии не случайно.

— Есть ли у вас данные о точном количестве промышленных предприятий, которые сбрасывают в Урал сточные воды? Какие из них представляют наибольшую опасность для экологии реки Урал?

— Эти данные имеются в отчётных материалах соответствующих ведомств и находятся, по крайней мере, в России в открытом доступе. Наибольший вред экосистеме бассейна трансграничной реки Урал наносят нефтегазовые промыслы Оренбургской и Западно-Казахстанской областей, а также историческое загрязнение реки Илек в Актюбинской области, предприятия цветной металлургии в городах Учалы, Сибай, Бурибай Башкортостана, Магнитогорский металлургический комбинат в Челябинской области. Но все они в конечном счёте «сбрасывают» загрязнения в Ириклинское водохранилище, где значительная их часть оседает на дно. Ниже Ириклинского водохранилища основными загрязнителями являются предприятия Медногорска и Кувандыка на Сакмаре, Актюбинска на Илеке, Орска и Новотроицка на Урале.

crumfhuayzw.jpg

Газопровод через р. Урал

В своих выступлениях в прессе и на конференциях вы часто упоминаете о том, что река Урал должна иметь особый статус. О каком статусе идёт речь? Какие обязательства должны появиться у госорганов в рамках этого статуса или речь идёт о каких-то конкретных действиях со стороны госорганов РФ и РК?

Река Урал и его притоки, как носители уникального биологического и ландшафтного разнообразия, источники водоснабжения, обладатели ценнейших рекреационных ресурсов, а на участке от Уральска до Каспия, вообще, практически единственный источник жизни, нуждаются в особом статусе охраняемой природной территории. По крайней мере, отдельные участки рек: истоки верховья с обилием родников, ущелья на горных реках и участки долины с обильными пойменными лесами и озёрами, места обитания, миграции редких видов, нереста ценных видов рыб и т.д. В законодательствах некоторых стран имеется, например, категория «заповедные реки». В советское время статус «заповедной зоны» имел участок реки Урал от устья Барбастау до Северо-Каспийского взморья. В 1980-е годы мы проектировали продление заповедной зоны на реке Урал до устья реки Илек. Над особым статусом нашей реки и должна работать российско-казахстанская комиссия, а иначе зачем она создавалась.

— Я внимательно прочитал «12 заповедей сохранения экосистемы реки Урал». В них вы упоминаете об Атласе нерестилищ и зимовальных ям в реке Урал, которые были составлены с вашим участием. Насколько этот атлас актуален сейчас?

— В 1980–1983 годах по заданию Главрыбвода СССР и Урало-Каспийской инспекции по рыбоохране (в г. Гурьеве) я руководил работами по паспортизации нерестилищ осетровых рыб среднего течения реки Урал от устья Илека до устья Чагана. Этот рукописный атлас находится в архивах Института степи РАН и, видимо, в г. Атырау — организации — правопреемнице бывшей Урало-Каспийской инспекции. Атлас, составленный 40 лет назад, имеет в настоящее время историческое значение — не столько по причине «старения», сколько из-за отсутствия в среднем течении самих осетровых. Уже в середине девяностых годов мы отмечали сокращение численности производителей в среднем течении реки Урал по сравнению с 1977–1980 годами более чем в 40 раз! Но многие нерестилища и зимовальные ямы ждут осетровых и сегодня. Но это отдельный вопрос.

— Вы неоднократно в своих выступлениях говорите о том, что нынешнее понижение уровня воды в Урале связано с многолетними циклами и «сухим таянием снега». И в то же время вы называете среди факторов, влияющих на уровень воды, большое количество водохранилищ в русле реки. Это два фактора, которые друг друга дополняют и усугубляют ситуацию? Или это два не связанных между собой фактора, которые могут снижать уровень воды в реке независимо друг от друга?

— Эти два фактора очень связаны между собой, потому что и в многоводные, и в маловодные годы потребность в воде для хозяйственных нужд и заполнения существующих водохранилищ остаётся примерно одинаковой, и, естественно, в маловодный год этот забор воды становится особенно чувствительным для реки.

ruwkainfksc.jpg

Гидроузел у села Уральск

— Если говорить о влиянии на реку такого фактора, как изменение климата, идёт ли речь о неких глобальных климатических процессах — например, таяние полярных шапок и, как следствие, снижение температуры океанических течений в Атлантике, или речь идёт о более региональных климатических изменениях?

Необходимо признать, что истинные причины и масштабы глобальных климатических изменений, несмотря на многочисленные данные и прогнозы, слабо изучены. Одно можно сказать точно, что эти изменения особенно чувствительны в срединных регионах Евразии, где находится бассейн реки Урал. От маловодья страдают Дон, Кубань, Терек, Волга, Урал. А на Алтае и восточнее него, включая бассейн Амура, наблюдаются катастрофические наводнения. Климатические изменения недостаточно изучены, и в том числе потому, что большую часть поверхности нашей планеты занимает океан с его течениями, изученность которого значительно ниже, чем на населённой суше.

— Один из критериев восстановления реки, названный вами, — это восстановление ареала обитания осетровых в реке Урал. Насколько я понял, в данном случае этого критерия можно достичь только с помощью тотального запрета на вылов этой рыбы. Но как дилетанту мне не совсем понятно, каким образом этого можно достичь в условиях маловодья реки, когда, скорее всего, прежняя карта нерестилищ осетровых неприменима в принципе.

Читайте также:  Список рек по категориям сложности

— Восстановление стада осетровых — это скорее ориентир, возможно, утопическая цель. А наличие самих осетровых в реке — это индикатор экологического состояния реки. Появятся в значительном количестве осетровые в реке — значит, река «выздоравливает». Как, например, на самой загрязнённой в 1960-х годах в Европе реке Рейн была разработана программа «Лосось-2000», и лосось появился, хотя до промысловых масштабов ещё далеко.

В числе мер по спасению реки вы называете сокращение объёмов потребления воды из Урала. Если я правильно понимаю, это потребление условно делится на три составные: вода для питья, вода для орошения, вода для промышленности. Можете ли вы поделиться какими-либо цифровыми данными объёмов этого водопотребления в бассейне реки Урал? Например, сколько люди условно «выпивают», сколько забирают на полив и сколько на промышленность.

Сведения по структуре водопотребления по Уралу можно уточнить в сборнике «Водный кадастр Российской Федерации. Ресурсы поверхностных и подземных вод, их использование и качество» (ежегодное издание) и в ежегодном статистическом сборнике «Водные ресурсы и водное хозяйство России» на сайте Федерального агентства водных ресурсов РФ. На 2018 год объём забранной воды из речной сети реки Урал составил 0,975 куб. км.

chibilyov_a.a.jpg

вице-президент РГО, Председатель Природоохранительной комиссии РГО, академик РАН, научный руководитель Института степи УрО РАН Александр Чибилёв

— Чиновники в Казахстане и в России весьма оптимистично используют версию о многолетних циклах водности в Урале, упирая на то, что период маловодности сменяется периодом многоводья в реке. Вы, не отрицая наличия этих циклов, говорите об этом с явным скепсисом и тревогой. Можете ли более подробно рассказать о причинах ваших тревожных прогнозов?

Многолетние циклы водности в Урале, безусловно, существуют, и я, напротив, говорил, что на Урале ещё будут половодья и наводнения, которые будут угрожать населению и хозяйству. Это одна из причин тревог. С другой стороны, я скептически отношусь к тем волюнтаристским решениям, которые возникают в умах чиновников и дилетантов с целью увеличить водность реки. Но это отдельный разговор.

Источник



Проблемы бассейн реки урал

Территория трансграничного бассейна р. Урал относится к важнейшим индустриально-аграрным регионам Российской Федерации. Российская часть бассейна р. Урал расположена в пределах трех российских субъектов: Челябинской области, Республики Башкортостан и Оренбургской области. Значительная доля площади бассейна реки Урал приходится на Оренбургскую область (78 тыс. км2; 62,5 %) [1, 2]. Оренбургская область, занимая центральное положение в бассейне р. Урал, является ключевым регионом в решении вопросов рационального использования его природных ресурсов и интегральной оценки современного социально-экономического состояния его субъектов в условиях интеграционных процессов, связанных с созданием Таможенного и Евразийского экономического союзов. Реализация стратегии «Нового Шелково пути», развитие международного сотрудничества в рамках ЕАЭС, создание трансконтинентального транспортного маршрута Западный Китай – Европа обуславливают выбор Оренбургской области, в качестве ключевой территории в данном исследовании. Для Оренбургской области, территориально расположенной почти полностью в степной зоне, вопросы функционирования и развития элементов природно-экологического каркаса являются актуальными и сегодня. Под природно-экологическим каркасом авторы понимают единую систему связанных между собой природных территорий. Важнейшей частью природно-экологического каркаса являются ООПТ, в том числе лесозащитные полосы и пруды. Лесные ресурсы, водные ресурсы и система природно-заповедного фонда (ПЗФ) составляют основу рассматриваемого каркаса.

Цель исследования: оценка современного состояния природно-экологического каркаса бассейна реки Урал в пределах Оренбургской области.

Материалы и методы исследования

Для оценки современного состояния природно-экологического каркаса и его роли в социально-экономическом развитии региона были использованы современные методы геоинформационного анализа, с применением геоинформационного инструментария MapInfo Professional 11.5. Статистический анализ проводился на основе актуальной и достоверной статистической информации.

Лесные ресурсы являются стратегическими природными ресурсами степной зоны. Земли лесного фонда Оренбургской области составляют 5,6 тыс. км2 (4,5 % от площади области), из них покрытые лесной растительности 4,3 тыс. км2, лесистость территории составляет 3,5 % [3]. Несмотря на небольшую площадь, лесная растительность представлена хвойными, лиственными и смешанными лесообразующими породами. Сосново-берёзовые и сосново-лиственные леса широко распространены на территории Карагайского бора. Но наибольшая древесно-кустарниковая растительность произрастает в поймах крупных рек (Урал, Сакмара, Илек), балках и долинах небольших рек. Естественными породами пойм рек являются тополь белый и черный, кустарниковые ивы, липа, дуб черешчатый, береза бородавчатая, черноольшанник. Анализируя показатели лесистости бассейна р. Урал в разрезе муниципальных образований Оренбургской области, необходимо отметить, их максимальные значения в Тюльганском районе (17,3 %), Илекском районе (10,5 %), Кувандыкском городском округе (8,9 %), Саракташском районе (6,6 %) и Оренбургском районе (5,9 %). Наибольшая площадь хвойных пород деревьев, покрытых лесной растительностью с преобладанием древесных пород, отмечается в Кваркенском (6727 га), Первомайском (1238 га) районах и Соль-Илецком городском округе (899 га). Высоким показателем площади твёрдолиственных пород деревьев характеризуются Кувандыкский (15051 га) городской округ, Илекский (14247 га), Оренбургский (13373 га) и Тюльганский (10597 га) районы. Необходимо отметить, что в площади земель, покрытых лесной растительностью в МО бассейна р. Урал в границах Оренбургской области, преобладают твёрдолиственные породы деревьев (рис. 1).

chib1.tif

Рис. 1. Лесистость муниципальных образований бассейна р. Урал в пределах Оренбургской области

Для охраны, восстановления и рационального использования лесных ресурсов правительством Оренбургской области разработана государственная программа «Воспроизводство и использование природных ресурсов Оренбургской области» на 2014–2020 годы. Среди запланированных программой мероприятий необходимо выделить [4]: охрану лесов от пожаров (мероприятия по противопожарному обустройству лесов, благоустройство зон отдыха в лесных массивах, патрулирование лесов, содержание пожарно-химических станций); защиту лесов от вредителей и болезней леса (обеспечение санитарной безопасности на землях лесного фонда); воспроизводство лесов (выращивание посадочного материала для воспроизводства лесов и лесоразведения, заготовка и приобретение лесных семян); осуществление на землях лесного фонда государственного лесного контроля и надзора, государственного пожарного надзора.

Значительная часть лесных массивов на рассматриваемой территории имеет статус особо охраняемых природных территорий регионального значения. Лесокультурный тип памятников природы представлен 6 ООПТ регионального значения общей площадью 24,3 га. (рис. 2) [5]. Самым крупным памятником природы этого типа является «Аничкин сад» (12 га, Первомайский район). Ботанический тип представлен 10 ООПТ (380,8 га). Наиболее крупный памятник природы «Карабутакские лески» (104 га, Адамовский район). Ландшафтно-ботанический тип представлен 26 памятниками природы, общей площадью 7019,7 га. Крупнейшие из них: «Карагачская степь» площадью 2400 га и Карабутакская степь 1300 га (Адамовский район), а также «Саракташская дубовая роща» 758 га (Саракташский район).

chib2.tif

Рис. 2. Распределение лесокультурных, ботанических и ландшафтно-ботанических ООПТ регионального значения и их площадь от площади МО Оренбургской области в пределах бассейна р. Урал

Анализируя рис. 2, видим, что исследуемые типы ООПТ отсутствует в трёх районах (Гайском, Новоорском и Сакмарском районах). Наибольшая доля территории занятая рассматриваемыми ООПТ преобладает в Адамовском (0,6 %), Илекском (0,2 %), Саракташском (0,2 %) районах. Наименьший данный показатель отмечается в Шарлыкском районе (0,0002 %) с общей площадью всех исследуемых в нём ООПТ 0,5 га. Что касается количественных показателей, то наибольшим значением характеризуется Адамовский район (10), из них 7 ООПТ ботанического типа. В Тюльганском районе насчитывается 4 особо охраняемых природных объекта, три из которых представлены лесокультурным типом. В Илекском районе преобладают ландшафтно-ботанические памятники природы (4) с общей площадью 698 га.

Площадь земель водного фонда Оренбургской области составляет 21,5 тыс. га (0,2 % от общей площади региона) [6]. Помимо двух крупных водных артерий (р.Урал и р. Сакмара) на территории Оренбургской области расположено значительно число искусственных водоемов, формирующих водно-ресурсный потенциал бассейна Урала, дополняющих систему природно-экологического каркаса исследуемой территории. В Оренбургской области насчитывается 1576 водохозяйственных объектов, 807 (51 %) из которых расположены в границах бассейна реки Урал (таблица) – 793 пруда и 14 водохранилищ. Из всех водоемов для рыболовства оформлены в пользование не более 10 водных объектов, а для рыбоводства задействованы около 270 прудов [7, 8].

Распределение искусственных водоёмов по муниципальным образованиям бассейна реки Урал в пределах Оренбургской области

Количество искусственных водоёмов в бассейне р. Урал

Количество искусственных водоёмов в бассейне р. Урал

Гайский городской округ

Соль-Илецкий городской округ

Кувандыкский городской округ

Ясненский городской округ

г. Оренбург с подчиненными его администрации территориями

Наибольшее количество искусственных водоемов сосредоточено в Первомайском и Оренбургском районах. Ириклинское водохранилище – самое крупное водохранилище Оренбургской области (площадь 260 км2), находится на территории четырех муниципальных образований (Новоорский, Кваркенский, Адамовский районы и Гайский городской округ). Пруды и водохранилища бассейна р. Урал представляют собой сложную природно-антропогенную систему, которая оказывает различное воздействие на ландшафты водосборных площадей, а в условиях резко континентального и засушливого степного климата являются главным источником пресной воды для хозяйственной деятельности человека.

Одними из важнейших элементов природно-экологического каркаса являются особо охраняемые природные территории (ООПТ), оказывающие влияние на хозяйственную деятельность предприятий и организаций. Федеральные ООПТ – заповедники и национальные парки являются одним из основных инструментов сохранения биоразнообразия и имеют существенное значение для благосостояния людей, проживающих в окрестностях этих участков.

В Оренбургской области, как ключевом субъекте трансграничного бассейна р. Урал, необходимо обеспечить рациональное функционирование природоохранного каркаса, позволяющего решать задачи устойчивого развития экосистем, природопользования и межэкономических связей. В бассейне реки Урал на территории Оренбургской области сосредоточено 4 из 5 участков ГПЗ «Оренбургский» (Таловская степь, Предуральская степь, Буртинская степь, Айтуарская степь) и заповедник Шайтан-Тау.

Анализируя туристско-рекреационный потенциал исследуемой территории, нужно отметить значительные перспективы его использования в социально-экономическом развитии регионов трансграничного бассейна реки Урал. Проводя анализ количественных показателей региональных ООПТ в разрезе муниципальных образований, необходимо отметить, что наибольшее их число приходится на Адамовский район (26), Кувандыкский (17) и Гайский (15) городские округа. В структуре системы ООПТ около 44 % составляют геологические памятники природы. Крупнейшие из них: Балка Джеланды-Сай (506 га) в Оренбургском районе, Андреевские Шишки (450 га) в Саракташском районе, Овраг Кзылоба (225 га) в Беляевском районе, Гора Гребени (150 га) в Сакмарском районе и Покровские меловые горы (142,7 га) в Акбулакском районе.

Следующая обширная группа ООПТ представлена ландшафтными и ландшафтно-ботаническими памятниками природы (около 20 %), наиболее крупные из которых – Кзыладырское карстовое поле (3600 га) в Кувандыкском городском округе, Карагачская степь (2400 га) в Адамовском районе и Гора Маячная (339 га) в Беляевском районе.

Читайте также:  Река во франции в июне

Освоение рекреационных ресурсов охраняемых природных территорий способствует пополнению регионального бюджета, а природоохранная сфера должна перестать быть затратной частью хозяйственного комплекса. В связи с этим ООПТ бассейна р. Урал должны приносить реальный доход. Сфера туризма и рекреации должна рассматриваться как социально-культурный и природный комплекс, который включает в себя культурно-просветительскую деятельность, природно-рекреационный комплекс, объекты отдыха и туризма, а также развитую туристическую инфраструктуру [9].

На сегодняшний день туристско-рекреационный потенциал бассейна Урала используется не в полном объеме, а комплекс мер по развитию инфраструктуры в сфере туризма и отдыха не оказывает необходимого влияния на улучшение ситуации в данной отрасли. Привлечение инвестиций в развитие туристско-рекреационной деятельности приблизило бы существующие инфраструктурные туристские объекты к мировым стандартам [10]. В этой связи наиболее перспективными природными объектами с точки зрения развития видов туризма на рассматриваемой территории являются: Уральская Урема, Чибендинские меловые горы, Каргалинские рудники, Малый Накас, Саракташское холмогорье, Заикское Дивногорье, Карагай-Губерлинское ущелье, Ириклинский, Гусихинская степь, Суундукская лесостепь, Шийлиагаш. Интеграция природных ресурсов вышеназванных объектов в региональный туристско-рекреационный комплекс является перспективным направлением использования природно-ресурсного потенциала исследуемой территории.

Результаты исследования и их обсуждение

Анализируя современное состояние элементов природно-экологического каркаса Оренбургской области, в тесной взаимосвязи с существующей системой ООПТ, можно сделать вывод о том, что, несмотря на частичную утрату заложенных в них первоначальных функций, они остаются важной составляющей с точки зрения социально-экономического развития региона. Элементы природно-экологического каркаса рассматриваемой территории выступают своеобразными коридорами, обеспечивающими возможность для миграции и расселения биоты.

Учет природно-экологических факторов при пространственно-территориальном планировании хозяйства в регионах бассейна р. Урал позволит обеспечить комфортные условия для проживания населения, будет способствовать поднятию инвестиционной привлекательности и улучшению основных социально-экономических индикаторов их развития, а также позволит эффективнее использовать экосистемные услуги трансграничной территории. Более детальное рассмотрение крупных инвестиционных проектов даст оценку глубине и долгосрочности экономических связей, позволит спрогнозировать нагрузку на лесные ресурсы, водные ресурсы, систему ООПТ исследуемой территории при реализации инвестиционных решений.

Разработка межгосударственной стратегии водопользования в пределах трансграничного бассейна р. Урал с учетом социально-экономических, исторических и эколого-географических предпосылок, позволит решить проблему связанную с использованием его природно-экологического каркаса. Данная стратегия должна базироваться на интегральной оценке современного экономико-географического положения и социально-экономического развития регионов бассейна, а рациональное использование его природно-ресурсного потенциала является перспективным в рамках созданных Таможенного и Евразийского экономического союзов.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ и администрации Оренбургской области в рамках научного проекта № 17-12-56005 «Интегральная оценка современного социально-экономического положения регионов трансграничного бассейна реки Урал на основе ГИС-анализа в связи с созданием Таможенного и Евразийского экономического союзов» по региональному конкурсу «Урал: история, экономика, культура» 2017 – Оренбургская область».

Источник

ПРИРОДНЫЕ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ РЕАЛИЗАЦИИ БАССЕЙНОВОЙ КОНЦЕПЦИИ В ТРАНСГРАНИЧНОМ БАССЕЙНЕ РЕКИ УРАЛ

Трансграничные территории и их составные части характеризуются как единством, так и определенными противоречиями, которые необходимо учитывать при анализе и оценке особенностей управления данными территориями, в том числе и речными бассейнами. Единство трансграничной территории определяется в первую очередь целостностью природных геосистем, через которую проходит граница, и, следовательно, едиными законами функционирования природных комплексов. Противоречия, характерные для трансграничных бассейнов, наиболее ярко выражаются в социально-экономической и природоохранной сферах.

Урал – третья по длине река Европы (общая протяженность – 2428 км, из них 1084 км – на территории Казахстана) с площадью бассейна (включая бессточные районы) около 380 тыс. км 2 . Бассейн р. Урал целиком лежит в приграничных областях России и Казахстана и последствия межгосударственного раздела реки проявляются особенно остро. Здесь находится более 70 городов и населенных пунктов с общим количеством населения 4,5 миллиона человек. Верховья реки находятся в Республике Башкортостан и Челябинской области, средний участок реки расположен в Оренбургской области, а нижнее течение совпадает с территорией Республики Казахстан в пределах Актюбинской, Западно-Казахстанской и Атырауской областей (рисунок 1).

Несмотря на длительную историю в рамках единого союзного государства, российско-казахстанская трансграничная территория в пределах бассейна р. Урал, характеризуется крайне нестабильной водохозяйственной обстановкой и обострением многих эколого-географических проблем. В связи с этим, в трансграничном регионе назрела необходимость разработки межгосударственной стратегии, основанной на комплексном управлении природопользованием.

Рисунок 1. Административно-водохозяйственная структура трансграничного бассейна р. Урал

Методическую основу данной стратегии должен составлять бассейновый подход в организации устойчивого природопользования, позволяющий объединить различные управленческие подходы и уровни в единую интегрированную концепцию. Основу данной концепции составляет представление о речном бассейне как о сверхсложной иерархически устроенной природно-хозяйственной системе, объединенной общими энергетическими, вещественными, транспортными потоками. Речные бассейны обладают высокой степенью единства природно-антропогенных процессов, составляют основу развития систем расселения и транспорта и нередко определяют границы между исторически сложившимися территориальными и культурными общностями людей [1, c. 38]. Применение бассейнового подхода для организации устойчивого природопользования в пределах речных геосистем (в т.ч. и трансграничных) соответствует современным представлениям об интегрированном управлении водными ресурсами. Неоспоримым плюсом данного подхода является его универсальный характер, который определяет широкий спектр использования в пределах речных бассейнов различного порядка с различными эколого-географическими и социально-экономическими условиями.

В тоже время трансграничный речной бассейн представляет собой сложную пространственно интегрированную систему, где эколого-географические и социально-экономические процессы, так или иначе, детерминируются геополитическими особенностями. В связи с этим, реализация бассейнового подхода в трансграничных речных геосистемах будет сопряжена с целым комплексом институциональных и управленческих проблем в рамках межгосударственного взаимодействия.

Из общих проблем управления природопользованием в трансграничных речных бассейнах [1, c. 108], для бассейна р. Урал наиболее актуальными являются следующие:

  • Асимметрия интересов трансграничных регионов РФ и РК в сфере водопользования (регулирование стока в верхнем течении; интенсивный вылов биологических ресурсов; загрязнение трансграничных водотоков; активизация хозяйственной деятельности — металлургическое производство, горнодобывающая промышленность, развитие аграрного сектора и др.)
  • Сложность объективной оценки водопользовательских проблем. К примеру, в России и Казахстане отличаются стандарты и методики отбора проб, которые разрабатываются с учетом национальной специфики использования водного источника. Кроме этого, проведение объективной оценки затрудняет отсутствие четкой межгосударственной политики в сфере информационного сотрудничества.
  • Отсутствие механизма принятия общебассейновых решений на двусторонней основе. В течение последних лет активно ведутся российско-казахстанские консультации по подписанию Соглашения между правительствами РФ и РК по сохранению экосистемы бассейна трансграничной реки Урал, но, к сожалению, до настоящего времени работы остановились на стадии согласования юридических вопросов.
  • Отсутствие единой межгосударственной информационной базы.

Кроме того, для разработки межгосударственной стратегии, основанной на бассейновом подходе в управлении природопользованием, необходимо учитывать историко-географическую специфику бассейна р. Урал, территория которого в отличие многих других межгосударственных трансграничных бассейнов, длительное время осваивалась в рамках единого государства с общей системой природопользования, которое осуществлялось поэтапно с учётом возрастающих экономических потребностей государства (таблица 1).

Таблица 1.

Основные этапы хозяйственного освоения трансграничного

бассейна р. Урал

трансформация качественного состава природных вод

Также, в исследуемом регионе можно отметить целый ряд природных и социально-экономических особенностей, которые будут определять эффективность реализации бассейновой концепции.

Природная специфика трансграничного бассейна р. Урал, связана, прежде всего, с гидрологическими особенностями, обусловленными его физико-географическим положением. Река пересекает лесную, лесостепную, степную и полупустынную природные зоны, что определяет чрезвычайную неравномерность годового и многолетнего стока, режима подземных и поверхностных вод бассейна. Для реки характерны резкие колебания стока – амплитуда колебаний показателей годового стока достигает 20 раз на фоне крайне неравномерного распределения в течение одного года [2, c. 35]. Распределение нормы стока соответствует в основном изменению климатических факторов и характеризуется общим убыванием с севера на юг. Весь поверхностный сток реки формируется в верхней и средней части бассейна на территории России. Значительное колебание объемов стока в разные по водности годы является ведущим фактором, влияющим на – общий гидрологический фон бассейна р. Урал, структуру и динамику аквальных геосистем, видовой состав ихтиофауны, рекреационно-туристский потенциал территории и др. Кроме того, пространственно-временная изменчивость усугубляет водохозяйственную ситуацию в нижнем течении реки, в пределах Республики Казахстан, в зоне потерь стока.

Еще одним аспектом эффективного управления природопользованием на основе бассейнового подхода является стабильная социально-экономическая ситуация в трансграничных регионах. Одним из главных факторов, определяющих направление социально-экономического вектора развития трансграничных регионов, являются показатели водообеспеченности. В маловодные годы наблюдается дефицит воды в районах интенсивной хозяйственной деятельности, вследствие чего обостряются вопросы регулирования стока в бассейне. В связи природными условиями и трансграничным положением бассейна реки Урал, оценка водообеспеченности и сравнительная характеристика существующего водопотребления являются необходимыми элементами в прогнозе социально-экономического развития трансграничных регионов. С учетом трансграничного положения речного бассейна, отдельный интерес представляет объективная оценка эколого-гидрологических последствий регулирования стока (главным образом – Ириклинским водохранилищем) для нижнего течения р. Урал в пределах Республики Казахстан.

В целом, начало социально-экономического развития региона связано с разработкой многочисленных рудных месторождений, расположенных преимущественно в верхнем течении р. Урал, а также в Орь-Илекском районе. С конца XIX в. и по настоящее время добывалось золото из россыпных и коренных месторождений, а с 1920-1930 гг. началось активное освоение медноколчеданных руд, первые медеплавильные заводы – Баймакский и Сибайский – функционировали на рудах Сибайского медно-цинково-колчеданного месторождения до 1957 г. На базе многочисленных месторождений руд черных, цветных (медь, цинк) и драгоценных (золото) металлов в 1930–1970-х гг. были созданы крупные металлургические предприятия – Магнитогорский металлургический комбинат (1932 г.), Бурибаевский (1930 г.), Донской (1938 г.), Гайский (1966 г.) и Учалинский (1974 г.) горно-обогатительные комбинаты, Башкирский медно-серный комбинат (1959 г., с 2004 г. – Сибайский филиал Учалинского ГОК), позднее – обогатительные фабрики в поселках Гранитном и Фершампенуаз.

Следует отметить, что, несмотря на масштабное промышленное освоение бассейна р. Урал в XX столетии, регион сохранил сельскохозяйственную специализацию, определившую значительную трансформацию степных экосистем водосборной территории, особенно в среднем течении трансграничного бассейна.

В целом, проведенный анализ природных и социально-экономических противоречий в трансграничном бассейне р. Урал, свидетельствует о необходимости разработки концептуальной программы по управлению водными ресурсами с учетом региональной специфики природопользования.

  1. Чибилёв А.А. Бассейн Урала: история, география, экология. Екатеринбург: УрО РАН, 2008. 312с.
  2. Корытный Л.М. Бассейновая концепция в природопользовании. Иркутск: Изд-во Института географии СО РАН, 2001. 162 с.[schema type=»book» name=»ПРИРОДНЫЕ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ РЕАЛИЗАЦИИ БАССЕЙНОВОЙ КОНЦЕПЦИИ В ТРАНСГРАНИЧНОМ БАССЕЙНЕ РЕКИ УРАЛ» author=»Сивохип Жанна Тарасовна» publisher=»БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА» pubdate=»2017-03-31″ edition=»ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.04.2015_4(13)» ebook=»yes» ]

Источник