Меню

Спи там за рекой

Бесплатный фрагмент — Народные колыбельные, потешки и сказки для детей

Баю-баюшки-баю…

Умой мое личико,

Чтобы глазки блестели,

Чтобы щечки краснели,

Чтоб смеялся роток,

Чтоб кусался зубок.

Аты-баты! Шли солдаты

Аты-баты! Шли солдаты,

Аты-баты! На базар.

Аты-баты! Что купили?

Аты-баты! Сколько стоит?

Аты-баты! Три рубля.

Аты-баты! Он какой?

Что ты рано встаешь,

Деткам спать не даешь?

Стуки-стуки, глянь в ворота

Стуки-стуки, глянь в ворота:

Верно, в гости едет кто-то:

Едет целая семья,

Впереди идет свинья.

Гусли гусь настроил,

А петух с трубою.

Кот и песик удивились

Как у нашего кота

Как у нашего кота

Шубка очень хороша,

Как у котика усы

Пошел котик на торжок

Пошел котик на торжок,

Купил котик пирожок.

Пошел котик на улочку,

Купил котик булочку.

Самому ли съесть?

Или Машеньке снесть?

Да и Машеньке снесу.

Солнце, солнце, уходи до утра

Солнце, солнце, уходи до утра.

Всем ребятам спать пора, спать пора.

Пастушатам — молока через край,

Тем, кто пашет, — каравай, каравай.

Гречку мыли, гречку мяли

Гречку мыли, гречку мяли,

Мышку по воду послали

Заблудилась, слезы градом,

А колодец — рядом.

А коровки в лад ему

Ты, Буренушка, ступай,

В чисто поле погуляй,

А вернешься вечерком,

Нас напоишь молочком.

Из-за леса, с крутых гор

Из-за леса, с крутых гор

Едет дедушка Егор:

Жена на коровке,

Дети на телятках,

Внуки на козлятках.

Кошка на окошке

Кошка на окошке

Курочка в сапожках

На улице две курицы

С петухом дерутся.

Смотрят и смеются:

Как нам жалко петуха!

Купим сыну валенки,

Наденем на ноженьки,

Пустим по дороженьке.

Будет наш сынок ходить,

Новы валенки носить.

Всех жуков, пауков

И веселых мотыльков.

Начинаем новый день!

Всех зайчат и ежат,

Всех ленивых медвежат.

И воробышек проснулся,

И галчонок встрепенулся.

Не проспите новый день.

А родненьким — родняшок.

Дальний лес стоит стеной

Дальний лес стоит стеной,

А в лесу, в глуши лесной,

на суку сидит сова,

Там растет усни-трава.

Знает сонные слова.

Как шепнет свои слова,

Сразу никнет голова.

Я сегодня у совы

Попрошу такой травы.

Пусть тебе усни-трава

Скажет сонные слова.

Расти, коса, до пояса

Расти, коса, до пояса,

Не вырони ни волоса.

Расти, косонька, до пят —

Все волосоньки в ряд.

Расти, коса, не путайся —

Маму, дочка, слушайся.

Варись, варись, кашка

Варись, варись, кашка,

В голубенькой чашке,

Варись, кашка, сладка,

Из густого молока,

Из густого молока,

Да из манной крупки.

У того, кто кашку съест,

Вырастут все зубки!

Глубоко — не мелко

Глубоко — не мелко,

Корабли в тарелках.

Вот кораблик плывет,

Заплывает прямо в рот!

Наши уточки с утра

Наши уточки с утра —

Наши гуси у пруда —

А индюк среди двора —

Наши гуленьки вверху —

Наши курочки в окно —

А как петя-петушок

Нам споет ку-ка-ре-ку!

Выше города плетень.

Сели звери на плетень.

Похвалялися весь день.

— Всему свету я краса!

— У нас шубы хороши!

— Могу песни я петь!

Скучно волку жить в лесу

Скучно волку жить в лесу —

Он заводит песню.

Так неладно, так нескладно —

Хоть беги из лесу.

Перед ним лисица пляшет —

Рыжей лапой машет.

Хоть ни ладу и ни складу —

Пляшет до упаду.

Воробей пищит на ветке

Изо всех силенок.

Пусть нескладно, непонятно–

Все равно приятно.

Как на тоненький ледок

Как на тоненький ледок

Выпал беленький снежок.

Выпал беленький снежок,

Ваня ехал, поспешал,

Со добра коня упал.

Упал Ваня и лежит,

Никто к Ване не бежит.

Две девушки увидали,

Прямо к Ване подбежали,

На коня Ваню сажали,

— Как поедешь ты, Иван,

Не зевай по сторонам!

А кто у вас больший?

А кто у вас меньший?

— Мы все подрастем,

За мышами пойдем.

Будет дома сидеть

Да на печке лежать,

Нас с добром поджидать.

Старый заяц сено косит

Старый заяц сено косит,

А лиса сгребает.

Муха сено к возу носит,

Довезли до сеновала —

С воза муха закричала:

«На чердак я не пойду,

Ой ты, заяц косой — вот так!

Ой ты, заяц косой — вот так!

Не ходи ты за мной — вот так!

В огород попадешь — вот так!

Всю капусту сгрызешь — вот так,

Как поймаю тебя — вот так,

Как за уши схвачу — вот так,

Да и хвост откручу — вот так!

На порог скакала,

А этому не дала!

Он по воду не ходил,

Как у нашего соседа

Как у нашего соседа

Весела была беседа:

Тараканы — в барабаны.

Как у нас-то козёл

Как у нас-то козёл

Что за умный был:

Сам и по воду ходил,

Сам и кашу варил,

Деда с бабой кормил.

Ты, игрушка, погреми,

Нашу детку подними!

От носочков до макушечки!

Маленькими не останемся!

Вот уже растем, растем, растем!

Расти, Маша, выше,

До хором, до крыши.

Маму с папой жалуй.

Расти с брус толщины

Да с дом вышины.

За окошком вечер

За окошком вечер,

А на небе месяц…

Спит малыш в кроватке,

В стойле спит лошадка,

Белочка — в дупле,

Собачка — в конуре.

Ну а солнышко проснется,

Малыш маме улыбнется.

Будет день веселым.

Расти малыш здоровым.

Семь ночей не спал,

Для Катюши соткал

Сон про солнышко-колоколнышко

И про дождик грибной,

И про нас с тобой.

Хочешь по лесу во сне побродить?

Глазки попробуй закрыть.

В наши двери входит Тихон,

Не аукать, не кричать,

А баюкать и качать.

Тихон песенку поет,

Сны ребятам раздает:

«В этом сне — воздушный шарик,

В этом сне — собака Шарик,

В этом — голуби летят,

В этом — дети спать хотят».

Сумрак, дрема и покой.

Дети спят. Уходит Тихон

В тихий домик за рекой.

Ай ду-ду, ду-ду, ду-ду

Ай ду-ду, ду-ду, ду-ду

Потерял пастух дуду.

А я дудочку нашла,

Пастушку я отдала:

— На-ка, милый пастушок,

Там коровка лежит,

На теленка глядит,

А домой не идет,

Молочка не несет —

Надо кашу варить,

Кашей Сашу кормить.

Ты умница, разумница

Ты умница, разумница

Ты умница, разумница,

Про то знает вся улица,

Только мышки заскребут

Только мышки заскребут,

Серый Васька тут как тут.

Тише, мыши, уходите,

Кота Ваську не будите.

Как проснется Васька-кот,

Разобьет весь хоровод.

Вот проснулся Васька-кот —

Разогнал весь хоровод!

Зайка серенький сидит

Зайка серенький сидит

И ушами шевелит.

Вот так, вот так

Он ушами шевелит!

Зайке холодно сидеть,

Надо лапочки погреть.

Вот так, вот так

Надо лапочки погреть!

Зайке холодно стоять,

Надо зайке поскакать.

Вот так, вот так

Надо зайке поскакать!

Зайку волк испугал!

Зайка тут же убежал!

Дам тебе, улитка,

Ползи по дорожке,

Дам тебе лепешки.

Нам нельзя идти гулять —

Мы промочим ножки.

Шла коза по лесу

Шла коза по лесу, по лесу, по лесу.

Нашла себе принцессу, принцессу, принцессу.

Давай, коза, попрыгаем, попрыгаем, попрыгаем.

И ножками подрыгаем, подрыгаем, подрыгаем.

И ручками похлопаем, похлопаем, похлопаем.

И ножками потопаем, потопаем, потопаем.

Давай, с тобой покружимся, покружимся, покружимся.

И навсегда подружимся, подружимся, подружимся.

То лужок, то лесок.

Скок да скок! Скок да скок!

Здесь полянка мягче шелка,

Берегись лихого волка,

Заиньки уснули сладко,

Лес шумит! Лес поет!

— Убегайте без оглядки:

Волк идет, волк идет!

Каля-маля купил коня

Пока ехал до горы

Его съели комары.

Шел старик дорогою

Шел старик дорогою,

Нашел козу безрогую,

Давай, коза, попрыгаем,

да ножками подрыгаем,

А коза бодается,

А старик ругается,

Что ты рано встаешь,

Деткам спать не даешь?

Умой мое личико,

Чтобы глазоньки блестели,

Чтобы щечки краснели,

Чтоб смеялся роток,

Чтоб кусался зубок

Ай качи, качи, качи

Ай, качи, качи, качи,

Прилетели к нам грачи,

На ворота наши сели.

Ворота-то скрип, скрип,

А Кирюшка спит, спит.

А Кирюшка спит, спит.

— Сказку Маше принесли.

Не нашли пути-дороги.

Они сели на ворота,

А ворота скрип-скрип.

Не будите у нас Машу,

У нас Маша спит-спит.

Баю — баюшки — баю,

Не ложися на краю.

Придет серенький волчок

И ухватит за бочок.

Он утащит во лесок,

Под малиновый кусток.

А малинка упадет,

Прямо Катеньке в рот.

Не ложися на краю.

Прийдет серенький волчок

И ухватит за бочек.

И потащит во лесок

Под осиновый кусток.

Ты к нам, волчик, не ходи,

Нашу Машу не буди.

Баю-баюшки-баю не ложися на краю

Баю — баюшки — баю,

Не ложися на краю.

Придет серенький волчок

И ухватит за бочок.

Он ухватит за бочок

И потащит во лесок,

А там бабушка живет

И калачики печет,

И детишкам продает,

А Ванюше так дает.

Баю, баю, баю, бай

Баю, баю, баю, бай,

Ты, собаченька, не лай,

Мою дочку не пугай!

И в дудочек не гуди,

До утра не разбуди!

А приди к нам ночевать,

В люльке Машеньку качать.

Баю, баю, ты собаченька не лай

Ты, собаченька, не лай,

Белолапа, не скули,

Мою Таню не буди.

Темна ноченька — не спится,

Моя Танечка боится…,

Ты, собаченька, не лай,

Мою Таню не пугай!

Баю-бай, баю-бай, и у ночи будет край

И у ночи будет край.

А покуда детвора

Спит в кроватках до утра.

Спит корова, спит бычок,

В огороде спит жучок.

И котенок рядом с кошкой

Спит за печкою в лукошке.

На лужайке спит трава,

На деревьях спит листва,

Спит осока у реки,

Спят сомы и окуньки.

Баю-бай, крадется Дрёма,

Он разносит сны по дому.

И к тебе пришел, Малыш,

Ты уже так сладко спишь.

Баю-бай, крадется дрема

Баю-бай, крадется Дрема,

Он разносит сны по дому.

И к тебе пришел, Малыш,

Ты уже так сладко спишь.

Баю-баю, за рекой

Баю-баю, за рекой

Скрылось солнце на покой.

У Алешиных ворот

Зайки водят хоровод.

Не пора ли баиньки?

Алеше — на перинку.

Баю-баю, спи, дружок

Баю-баю, за рекой

Читайте также:  Что является источником питания рек северного кавказа 1 балл

Скрылось солнце на покой.

У Алешиных ворот

Зайки водят хоровод.

Не пора ли баиньки?

Алеше — на перинку.

Маша, Маша, засыпай.

Крепче глазки закрывай,

Баю-баюшки-баю живет мельник на краю

Живет мельник на краю.

Он не беден, не богат,

Полна горница ребят.

Все по лавочкам сидят,

Кашу маслену едят.

Баюшки, баюшки, скакали горностаюшки

Прискакали к колыбели —

На Сережу поглядели.

Я к себе тебя снесу,

Покажу тебе в лесу

И зайчонка, и волчонка,

И в болоте лягушонка,

И на елке кукушонка,

А под елками — лису!

Котя серенький хосток.

Приди, котик, ночевать —

Мою детоньку качать,

Уж как я тебе, коту,

За работу заплачу —

Дам кувшинчик молока

Да кусочек пирога.

Люли — люли — люленьки,

Стали гули говорить:

«Чем нам Колю накормить?»

Один сказал: «Кашкою!»

Третий сказал: «Молочком

Да румяным пирожком».

Люли — люли — люленьки!

Где вы, где вы, гуленьки?

Люли — люли — люленьки,

Сели в изголовье…

Спи на здоровье!

Люли-люли-люли, прилетели гули

Сели на воротцах

В красных чеботцах.

Стали гули говорить,

Чем нам Машу накормить?

Сахарком и медком,

Стали гули ворковать

— Стала Маша засыпать.

Ночь пришла, темноту привела

Ой, лю-ли, прилетели журавли

Ой, лю-ли, лю-ли, лю-ли!

Не нашли пути-дороги.

Они сели на ворота,

А ворота — скрип-скрип…

Не будите у нас Ваню —

У нас Ваня спит, спит.

Сладко спи, ребенок мой

Сладко спи, ребенок мой,

Глазки поскорей закрой

Баю-баю, птенчик спать!

Будет мать тебя качать,

Папа сон оберегать.

Сон дорогу нашел

Сон дорогу нашел,

К тебе в гости пришел,

Спи, малышка, усни.

Завтра выйдешь опять

В сад весенний гулять,

Спи, малышка, усни.

Ветер горы облетает

Ветер горы облетает, баю-бай,

Над горами солнце тает, баю-бай,

Листья шепчутся устало, баю-бай,

Гулко яблоко упало, баю-бай,

Подломился стебель мяты, баю-бай,

Жёлтым яблоком примятый, баю-бай,

Месяц солнце провожает, баю бай,

По цветам один гуляет, баю-бай.

Спи-ко, спи-ко, баю-бай

Свои глазки закрывай.

Ходит Сон у окон,

Ходит Дрёма возле дома.

И глядят, и глядят,

Все ли, все ли дети спят

Ходит Сон по лавочке

В голубой рубашечке

А Сониха по другой —

День растает, ночь настанет

День растает, ночь настанет,

и придёт в наш дом

еле слышными шагами

Дрёма — добрый гном.

Он вокруг раскинет полог

и рассыплет пестрый ворох

сказок над тобой.

Сказки слушая украдкой,

до рассвета от кроватки

Спи, моя радость, усни

Спи, моя радость, усни,

В доме погасли огни.

Птички затихли в саду,

Рыбки уснули в пруду.

Мышка за печкою спит,

Месяц в окошко глядит.

Глазки скорее сомкни,

Спи, моя радость, усни!

Утром ты будешь опять

Бегать, смеяться, играть.

Завтра тебе я в саду,

Много цветочков найду.

Всё-то добыть поспешишь,

лишь бы не плакал малыш.

Глазки скорее сомкни,

Спи, моя радость, усни!

В доме всё стихло давно,

В кухне, в подвале темно.

В лунный серебряный свет,

Каждый листочек одет.

Кто-то вздохнул за стеной,

Что нам за дело, родной?

Глазки скорее сомкни,

Спи, моя радость, усни!

Жил-был мужик; у него был кот, да такой шкодливый, что беда! То краюху хлеба со стола украдёт, то сметану слизнёт, то соседских кур гоняет. Надоел он мужику, решил он от кота избавиться. Взял мешок, посадил туда кота, отнёс в лес и бросил его там.

Кот из мешка выбрался и пошёл по лесу. Набрёл на избушку, в которой лесник жил, залез на чердак и полёживает себе, а захочет есть — пойдёт по лесу птичек да мышей ловить, наестся досыта и опять на чердак!

Вот однажды пошёл кот гулять, а навстречу ему лиса. Увидела кота и дивится:

— Сколько лет живу в лесу, а такого зверя не видывала!

Поклонилась коту и спрашивает:

— Скажи, добрый молодец, кто ты таков, как в наш лес попал и как тебя по имени величать?

А кот шерсть свою дыбом вскинул, надулся важно и отвечает:

— Я из сибирских лесов прислан к вам бурмистром, а зовут меня Кот Котофеич.

— Ах, Кот Котофеич, — говорит лиса, — не знала про тебя, не ведала. Ну, пойдём же ко мне в гости.

Привела лиса кота в свою нору, стала потчевать разной дичинкой, а сама выспрашивает:

— Что? Кот Котофеич, женат ты али холост?

— Холост, — говорит кот. — И я лисица-девица. Возьми меня замуж.

Кот согласился, и начался у них пир да веселье.

На другой день отправилась лиса добывать припасов, а навстречу ей попадается волк:

— Где ты, кума, пропадала? Мы все норы обыскали, а тебя не видели.

— Отстань! Я прежде была лисица-девица, а теперь мужняя жена.

— За кого же ты вышла, Лизавета Ивановна?

— Разве ты не слыхал, что к нам из сибирских лесов прислан бурмистр Кот Котофеич? Я теперь его жена.

— Нет, не слыхал, Лизавета Ивановна. Как бы на него посмотреть?

— У, Кот Котофеич у меня такой сердитый: коли кто не по нём, сейчас съест! Ты смотри, приготовь барана да принеси ему на поклон; барана-то положи, а сам спрячься, а то, брат, туго тебе придётся!

Волк побежал за бараном. Лиса идёт дальше, а навстречу ей медведь.

— Здравствуй, лисонька! Где была-скрывалась?

— Что ты, косолапый мишка, трогаешь меня? Я прежде была лисица-девица, а теперь — замужняя жена.

— За кого же ты вышла, лисонька?

— А который прислан к гам из сибирских лесов бурмистром, зовут Кот Котофеич, — за него и вышла.

— Нельзя ли с ним познакомиться, Лизавета Ивановна?

— У! Кот Котофеич у меня такой сердитый: если кто не по нём, сейчас съест! Ты ступай, приготовь быка да принеси ему на поклон. Да смотри, быка-то положи, а сам схоронись, чтоб Кот Котофеич тебя не увидел, а то худо тебе придётся!

Медведь пошёл за быком. Принёс волк барана, ободрал шкуру и стоит в раздумье: смотрит — медведь идёт, тушу быка несёт. Поздоровались они и стали вместе Кота Котофеича с лисой дожидаться.

Стоят и думают, где бы им спрятаться. Волк залез в кусты, медведь завалил его сухими листьями, а сам влез на сосну, на самую макушку, и поглядывает: не идёт ли Кот Котофеич с лисою?

А тут как раз они и показались. Медведь увидел их и говорит волку:

— Ну, брат волк, идёт лиса с мужем; какой же он маленький!

Пришёл кот и сразу же бросился на быка, шерсть на нём взъерошилась, и начал он рвать мясо зубами и когтями, а сам мурлычет, словно сердится:

А медведю со страху слышится:

Медведь и говорит:

— Невелик, да прожорист! Нам и четверым не съесть, а ему одному мало; пожалуй, и до нас доберётся!

Захотелось волку тоже посмотреть на Кота Котофеича, да сквозь листья над глазами, а кот услыхал, что лист шевелится, подумал, что это — мышь, да как кинется и прямо волку в морду вцепится когтями. Волк вскочил да давай бог ноги — и был таков. А кот сам испугался и бросился прямо на сосну, где медведь сидел. «Ну, — думает медведь, — увидал меня!»
От страха он свалился с дерева, все печёнки отбил, вскочил — да бежать!

А лисица вслед кричит: — Вот он вам задаст! Погодите!

С той поры все звери стали кота бояться. А кот с лисой запаслись на целую зиму мясом и стали себе жить-поживать. И теперь живут.

Жила-была коза с козлятами. Уходила коза в лес есть траву шелковую, пить воду студеную. Как только уйдет — козлятки запрут избушку и сами никуда не выходят.

Воротится коза, постучится в дверь и запоет:

Ваша мать пришла — молока принесла;

Бежит молоко по вымечку,

Из вымечка по копытечку,

Из копытечка во сыру землю!

Козлятки отопрут дверь и впустят мать. Она их покормит, напоит и опять уйдет в лес, а козлята запрутся крепко-накрепко.

Волк подслушал, как поет коза. Вот раз коза ушла, волк побежал к избушке и закричал толстым голосом:

Ваша мать пришла,

Полны копытцы водицы!

Козлята ему отвечают:

— Слышим, слышим — да не матушкин это голосок! Наша матушка поет тонюсеньким голосом и не так причитает.

Волку делать нечего. Пошел он в кузницу и велел себе горло перековать, чтоб петь тонюсеньким голосом. Кузнец ему горло перековал. Волк опять побежал к избушке и спрятался за куст.

Вот приходит коза и стучится:

Ваша мать пришла — молока принесла;

Бежит молоко по вымечку,

Из вымечка по копытечку,

Из копытечка во сыру землю!

Козлята впустили мать и давай рассказывать, как приходил волк, хотел их съесть.

Коза накормила, напоила козлят и строго-настрого наказала:

— Кто придет к избушечке, станет проситься толстым голосом да не переберет всего, что я вам причитываю, — дверь не отворяйте, никого не впускайте.

Только ушла коза, волк опять шасть к избушке, постучался и начал причитывать тонюсеньким голосом:

Ваша мать пришла — молока принесла;

Бежит молоко по вымечку,

Из вымечка по копытечку,

Из копытечка во сыру землю!

Козлята отворили дверь, волк кинулся в избу и всех козлят съел. Только один козленочек схоронился в печке.

Приходит коза; сколько ни звала, ни причитывала — никто ей не отвечает. Видит — дверь отворена, вбежала в избушку — там нет никого. Заглянула в печь и нашла одного козленочка.

Как узнала коза о своей беде, как села она на лавку — начала горевать, горько плакать:

— Ох вы, детушки мои, козлятушки!
На что отпиралися-отворялися,
Злому волку доставалися?

Услыхал это волк, входит в избушку и говорит козе:

— Что ты на меня грешишь, кума? Не я твоих козлят съел. Полно горевать, пойдем лучше в лес, погуляем.

Пошли они в лес, а в лесу была яма, а в яме костер горел. Коза и говорит волку:

— Давай, волк, попробуем, кто перепрыгнет через яму?

Читайте также:  Река в картине золотая осень левитана

Стали они прыгать. Коза перепрыгнула, а волк прыгнул, да и ввалился в горячую яму.

Брюхо у него от огня лопнуло, козлята оттуда выскочили, все живые, да — прыг к матери! И стали они жить-поживать по-прежнему.

Жили-были петушок да курочка. Рылся петушок и вырыл бобок.

— Ко-ко-ко, курочка, ешь бобовое зернышко!

— Ко-ко-ко, петушок, ешь сам!

Съел петушок зернышко и подавился. Позвал курочку:

— Сходи, курочка, к речке, попроси водицы напиться.

Побежала курочка к речке:

— Речка, речка, дай мне водицы: петушок подавился бобовым зернышком! Речка говорит:

— Сходи к липке, попроси листок, тогда дам водицы.

Источник

TAYOKA — За рекой

В отражении тебя узнала
Видимо встречала в прошлом
Где-то там за рекой, за рекой
Розы ты дарил мне, розы лепестки
Как слезы выпадали там за рекой, за рекой

Пусть не верит тихий берег
В нашу сказку там за рекой, за рекой

Пробеги по тропинкам [?] воды
Я не боюсь с тобой
Де так мирно за рекой, за рекой, за рекой
Полюби мою слабость на краю земли
Белая птица пой
Где так тихо за рекой, за рекой, за рекой

Хх не к тебе летала
А гдето загадала сбылся ты
Такой за рекой, за рекой, за рекой
Солнце тоже знало тайну
Как нашли случайно мы с тобой
Опять за рекой, за рекой, за рекой

Пусть не верит тихий берег
В нашу сказку там за рекой, за рекой

Пробеги по тропинкам [?] воды
Я не боюсь с тобой
Де так мирно за рекой, за рекой, за рекой
Полюби мою слабость на краю земли
Белая птица пой
Где так тихо за рекой, за рекой, за рекой

Через горы, заборы дуют ветры
Ответы, я тебя отыслкала там за рекой, за рекой
Знали только мы, оба запах это свободы
Я тебе показала там за рекой, за рекой

Здесь где-то под луной вечные
С тобой снова за рекой, за рекой
Там где-то у мечты капелька воды
Пой за рекой, пой за рекой, пой

Пробеги по тропинкам [?] воды
Я не боюсь с тобой
Де так мирно за рекой, за рекой, за рекой
Полюби мою слабость на краю земли
Белая птица пой
Где так тихо за рекой, за рекой, за рекой

Источник



Спи там за рекой

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 272 451
  • КНИГИ 638 741
  • СЕРИИ 24 232
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 600 768

Вячеслав Иванович Пальман

Там, за рекой - i_001.png

Там, за рекой - i_002.png

Уже в феврале запахло весной.

Чаще открывалось голубое небо. Солнце поднялось выше к зениту и обливало все Кавказское предгорье теплом и светом. Снег искрился так, что глазам делалось больно. Лесные поляны, покрытые девственно-чистым снегом, сияли нестерпимо ярко. На заснеженные горы опустилась семицветная радуга, и некуда было спрятать глаза от этого бешеного танца света.

Весной надевали тёмные очки. Без них ходить не рисковали.

Саша Молчанов забыл очки. Он возвращался с высокогорного приюта, куда ходил проведать зубров, собравшихся в небольшой долине по ручью Рысистому, где зимой открывались выдувы с ожиной, столь излюбленной этими животными, и росло много молодого ясеня. Молчанов нашёл зубров, в бинокль пересчитал их, оглядел места выпасов и теперь, поспешая домой, резал на лыжах прямиком через буковый лес. Когда выходил на открытое место с блестевшим снегом, то лишь опускал пониже козырёк меховой шапки, надвинутой на самые глаза, и старался смотреть только на свои лыжи: все-таки тёмный предмет в этом болезненном для глаз царстве сияния.

Стояли тихие, безветренные дни с особенно прозрачным, хрустально-чистым воздухом. К вечеру попахивало талой водой, горечью мокрых живых побегов и звонким, но не страшным морозцем. Кроны деревьев уже полностью стряхнули с себя снег, ветки распрямились и приобрели живую гибкость. Где-то в глубине их тканей началось скрытое, пока едва ощутимое, движение соков земли. Кожура на молодых ветках орешника и лозы слегка позеленела.

Древесина потеплела: около комля деревьев снег вытаял и образовались воронки. На месте выгревов, у стенок обрывов и на южном склоне канав появились первые куцые сосульки, похожие на морковку-каротель; часам к двум пополудни то там, то здесь слышалась робкая капель. Обтаивали заячьи следы, сбитые ветром сучки и веточки. Жизнь, притихшая в зимние месяцы, давала о себе знать множеством самых разнообразных примет.

Декабрь и январь в этом году случились холодными и жестокими. Многодневные, почти не прекращающиеся метели завалили лес, что называется, с головой. Олени и косули спустились вниз. Убежав от одной опасности — от голода, они попали в другую: зверей увидели вблизи селений и станиц. Пришли первые вести о гибели оленей. В лесу стали замечать чужих людей, слышали выстрелы. Лесники растерялись. Редкие посты не могли контролировать десятки троп и большие лесовозные дороги, по которым браконьеры пробирались в заповедные участки.

От всего этого делалось тревожно…

К висячему мосту через речку Саша подошёл уже на закате солнца. Отряхнул и связал лыжи. Но прежде чем ступить на обсохшие бревна переправы, внимательно осмотрел тропу. Позавчера для контроля он засыпал дорожку ровным слоем чистого снега. Сейчас на подтаявшем снегу отпечатались следы трех человек. Кто они, зачем и куда направились? На этой стороне реки зубровый заповедник — и только. Впрочем, это могли быть лесорубы, решившие пройти к леспромхозу, который расположен за невысокой грядой километрах в восьми восточней заповедной долины.

Поправив на груди карабин, Саша взял лыжи под мышку и пошёл через мостик. Бревна на старой переправе поскрипывали, тросик, натянутый вместо перильцев, почернел, местами из него торчали и крючились разорванные концы. Давно пора ремонтировать.

За мостом шла дорога и начинался посёлок.

Елена Кузьминична стояла на крылечке, кутаясь в шаль. Ждала. Ничего не сказала сыну, но по тому, как вздохнула — словно гору с плеч сняла, — он понял, что очень беспокоилась.

— Как там? — спросила уже в комнате, помогая снять рюкзак и куртку.

— Порядок, — сказал Саша и, бросив взгляд на трубку рации в углу комнаты, спросил: — Контора не вызывала?

— Батюшки мои, как же я сразу не сказала! — Елена Кузьминична застыла с половником в руке. — Открой шкафчик, там записка.

Саша выдвинул ящик. На листке чернели две строчки, написанные нетвёрдой рукой матери. «Двадцать четвёртого февраля явитесь в контору заповедника, имея при себе полную выкладку. Котенко».

Это значит, с оружием. Саша держал в руках радиограмму и силился понять, что за вызов. Если хотят устроить облаву, то почему Котенко? Такие события касаются не отдела науки, а главного лесничего. Он — начальник охраны. А Котенко — зоолог.

— Наверное, в экспедицию пойдёте, наверх, — подсказала мать.

— Наверно… — Саша ответил машинально, но про себя подумал, что и Котенко может стать инициатором облавы, особенно когда дело идёт об оленях.

Ел он с завидной быстротой, обжигаясь борщом. Мать сидела напротив и смотрела на него с доброй улыбкой.

— Холодно наверху? — спросила она.

— Весна только здесь, — сказал он, проглотив обед. — Там светит, но не греет. Снег будто вчера выпал, белей нейлоновой рубашки, которую ты мне купила. Как в Арктике.

— Когда ж ты теперь в контору?

— А вот сейчас отдохну и тронусь.

— А может, утром? Хоть выспишься дома.

— Я к десяти у Ростислава Андреевича уже буду. Там и высплюсь.

Елена Кузьминична стала собирать рюкзак.

Саша привык к своей работе, а мать — к его постоянным отлучкам. Провожая его, она больше не плакала, не просила остерегаться и беречь себя, потому что поняла бессмысленность этой всегдашней материнской просьбы. Чего напоминать? В горах всегда трудно и почтя всегда опасно. А у Саши нет даже собаки, способной защитить хозяина, отвести от него беду, прибежать, наконец, домой, чтобы оповестить о случившемся.

Щенка Архыза, сына Самура, ещё осенью взял зоолог заповедника Котенко. Сказал, что хочет понаблюдать за этим полуволком, поучить его не столько уму-разуму, сколько любви к людям. Дома без собаки плохо. Когда Саша в отлучке, Елене Кузьминичне скучно и пусто: во дворе одни куры. Нет там милых зверят, с которыми она провела все лето. Так привыкла к ним, что, когда Саша отвёл в лес и выпустил на волю оленёнка Хобика, а потом и озорного, подросшего медвежонка Лобика, чуть не плакала.

За окнами быстро потемнело. День прибавился пока ещё очень мало, и к шести делалось сумеречно. Зажгли свет.

Саша собрал оружие, патроны, взял у матери уже готовый рюкзак, разложил по кармашкам бритву, мыло, книжку и в две минуты оделся.

— Ну… — Он остановился у дверей. Рослый хлопец с пытливыми светлыми глазами. Чуть рыжеватые волосы, высохшие, пока он обедал и собирался, лежали непричёсанной копной над открытым лбом.

Лицо его, спокойное и по-ребячьи светлое, опять огорчило мать недостатком серьёзности:

«Дитё. Господи, когда же он станет мужчиной. »

— Ты уж это… — Она хотела сказать, чтобы аккуратней вёл себя, осторожней, если придётся делать что-нибудь опасное, но не решилась и сказала совсем другое: — Сообщи, куда поедете и когда вернёшься, чтобы я знала.

— Непременно. — Он улыбнулся, поняв её переживания. — Постреляем по мишеням — и назад.

— Если бы так. — вздохнула Елена Кузьминична и поцеловала его.

На улице посёлка жёлто, вполнакала и, кажется, совсем напрасно горели фонари — они освещали только небольшой круг утоптанного снега под столбами да сами кривые, небрежно обтёсанные дубовые столбы.

Дорожка, раскисшая за тёплый день, уже окрепла, заледенела. Снег не скрипел. Вечерний воздух хоть и морозный, а какой-то добрый, с привкусом талой воды. И леса вокруг не белые от зимней пороши, а чёрные-чёрные, уже таившие в себе загадку близкого обновления.

Время к теплу. К весне.

Саша свернул с улицы влево и остановился около лесовозной дороги, спускавшейся с хребта к старой трассе. Глаза его приметили высоко на горе бегающие лучики от автомобильных фар. Вниз, к дороге, шёл гружёный лесовоз.

Источник

Там, за рекой

Там, за рекой

Роман включает в себя три повести («Восточный кордон», «Там, за рекой», «Песни черного дрозда»), продолжающие одна другую и рассказывающие о борьбе с браконьерами в горных лесах, о природе и животных Кавказского заповедника.

Уже в феврале запахло весной.

Чаще открывалось голубое небо. Солнце поднялось выше к зениту и обливало все Кавказское предгорье теплом и светом. Снег искрился так, что глазам делалось больно. Лесные поляны, покрытые девственно-чистым снегом, сияли нестерпимо ярко. На заснеженные горы опустилась семицветная радуга, и некуда было спрятать глаза от этого бешеного танца света.

Весной надевали тёмные очки. Без них ходить не рисковали.

Саша Молчанов забыл очки. Он возвращался с высокогорного приюта, куда ходил проведать зубров, собравшихся в небольшой долине по ручью Рысистому, где зимой открывались выдувы с ожиной, столь излюбленной этими животными, и росло много молодого ясеня. Молчанов нашёл зубров, в бинокль пересчитал их, оглядел места выпасов и теперь, поспешая домой, резал на лыжах прямиком через буковый лес. Когда выходил на открытое место с блестевшим снегом, то лишь опускал пониже козырёк меховой шапки, надвинутой на самые глаза, и старался смотреть только на свои лыжи: все-таки тёмный предмет в этом болезненном для глаз царстве сияния.

Там, за рекой скачать fb2, epub бесплатно

Кратер Эршота

В фантастическом романе «Кратер Эршота» вы прочитаете об удивительных приключениях геологической поисковой партии 14-бис, таинственно пропавшей без вести в нехоженых горных дебрях Якутского севера. Вместе с героями повести, отважным Петей Одинцовым и его друзьями, вы отправитесь в опасный путь, завершившийся необыкновенными встречами и открытиями. Вместе с ними вы полюбите суровую красоту горной Якутии и узнаете много нового об этом прекрасном крае.

Песни чёрного дрозда

Роман включает в себя три повести («Восточный кордон», «Там, за рекой», «Песни черного дрозда»), продолжающие одна другую и рассказывающие о борьбе с браконьерами в горных лесах, о природе и животных Кавказского заповедника.

Восточный кордон

Роман включает в себя три повести («Восточный кордон», «Там, за рекой», «Песни черного дрозда»), продолжающие одна другую и рассказывающие о борьбе с браконьерами в горных лесах, о природе и животных Кавказского заповедника.

Кольцо Сатаны. Часть 2. Гонимые

В первой части автор, бывший заключенный колымских лагерей, рассказывал о лагерной одиссее своего героя (кстати, Сергей Морозов — Вячеслав Пальман). Во второй — Вячеслав Иванович повествует о том, как работал по вольному найму в Западном горнопромышленном управлении (ныне Сусуманский район), в частности в совхозе «Сусуман», который прекратил свое существование в середине 90-х годов прошлого века. Как осваивал вместе с товарищами по несчастью колымскую землю, на которой выращивал капусту, картофель, зелень, а в теплицах — помидоры и огурцы. «Описание многих событий страшных лет были получены мною из разных источников, в том числе — слухов. Немало рассказов о том же я слушал из уст людей, прошедших лагерные годы: эти разговоры были, конечно, и явные, и искаженные, мне трудно было отсеять истинное от наносного, отсюда — цепь ошибочных картин, домыслов. Рядом с ними — увиденное своими глазами, услышанное от людей, переживших злые месяцы и годы. Но главное, что стало костяком рукописи, было и остается — личные мои переживания, — все увиденное и услышанное от людей, как и я, прошедших страшные годы. Что-то от таких источников было ошибочно, что-то приукрашено, но основа написанного в романе — мои переживания — не из числа придуманного. И основа-то событий — это явь. Страшная и живая. Явь. которая и ныне, временами, не дает покоя душе.» Вячеслав Пальман (из письма)

За линией Габерландта. Роман

Много поколений русских людей отдали свой труд и жизнь Дальнему Востоку и Сибири. Второе освоение этих русских земель началось уже при Советской власти.

Чужеземные авантюристы и захватчики шли на все, чтобы затруднить проникновение русских на Восток. Борьбе с такими авантюристами и посвящен этот роман.

Еще в начале века группа ссыльных во главе с ботаником Зотовым столкнулась с чужеземцами. Зотов погиб. В годы последней войны сюда приезжает сын погибшего, Петр Зотов. И вместе со своими друзьями он после настойчивых поисков обнаруживает убийц, которые все еще продолжали свою преступную деятельность на Колыме.

Красное и зеленое

«Красное и зеленое» — это фантастический роман о необычайном изобретении советского ученого-биолога. Развивая и расширяя гипотезу Тимирязева и Нисского о сближении хлорофилла растений и гемоглобина крови — о связи этих двух сложных и самых пока еще таинственных веществ органического мира, — ученому удалось создать особый препарат — «зеленое вещество». С его помощью животные организмы, подобно живым зеленым растениям, приобретают способность ассимилировать углекислоту из воздуха. Такие зеленые животные могут жить за счет прямого усвоения лучистой энергии солнца, свободно обходясь без органической пищи.

По следам дикого зубра

Судьба зубров, самых крупных зверей на континенте Европы, очень трагична. Эти могучие быки появились на Земле миллионы лет назад. Современники саблезубых тигров, мамонтов и пещерных медведей, они оказались пластичнее этих вымерших зверей, перенесли тысячелетние оледенения на западе Европы и на Восточно-Европейской равнине. Еще десять веков назад бесчисленные стада их паслись на просторе от верхней Волги до Кавказа, в бассейнах Вислы, Дуная и Рейна.

Перемены, связанные с деятельностью людей, вырубка лесов ограничивали среду обитания зубров. В начале прошлого вена их насчитывали всего несколько тысяч. В начале нашего — только сотни.

Первая мировая война, потом гражданская нанесли последний удар по зубрам. Их истребили повсюду. Исключение составили десятки зубров в зоопарках и зверинцах разных стран. И ученые России предприняли попытку спасти, воссоздать утраченный вид.

История эта полна самых драматических событий. Вторая мировая война вновь захватила последние ареалы расселения зубров…

В книге повествуется о событиях, ставших историей, о людях — реальных и созданных воображением автора, — чья воля и труд привели к возрождению вида и расселению зубра по старым и новым местам обитания.

Сюжет романа динамичен, в нем много приключений, горестных утрат и счастливых свершений. Главные действия романа происходят на Западном Кавказе, на территории нынешнего Кавказского заповедника.

Кольцо Сатаны. Часть 1. За горами - за морями

Почему автор так назвал свое произведение? Мы не узнаем никогда, ибо В.И.Пальман ушел из жизни в 1995 году, так и не увидев опубликованным свой главный творческий труд. Но хотел увидеть, и был согласен на публикацию хотя бы отдельных глав в различных московских изданиях и в Магадане. Но жизнь, и не только жизнь, распорядилась иначе… «Кольцо Сатаны» состоит из двух частей: первая «За горами, за долами» повествует о колымских лагерях 30-40-х годов, вторая — «Гонимые» рассказывает о жизни автора на Колыме после освобождения, и опять же о лагерях. В.И.Пальман был реабилитирован Военной коллегией Верховного суда СССР 17 июня 1958 года (справка о реабилитации № 4н-2719/58). Книга «Кольцо Сатаны» вышла в свет в том виде, в котором была тайно написана автором еще в 70-80-е годы, без каких-либо изменений и дополнений со стороны издателя. Издание осуществлено Ягоднинским обществом «Поиск незаконно репрессированных» при финансовой поддержке Фонда Гражданских Свобод.

С лицензией - за семгой

С ЛИЦЕНЗИЕЙ — ЗА СЕМГОЙ

Нашу поездку в Мурманск породило желание половить лососевых.

Но еще по дороге из аэропорта видели: у каждой речки объявление «Семужья река, всякий лов рыбы запрещен».

Утром следующего дня узнали, как найти общество охотников и рыболовов, и отправились туда. Зашли в контору правления. Женщина выписывает мужчине какие-то бумаги, тот платит деньги и собирается уходить.

— Извините, что вы такое выписали?

Я бы назвал ее Светлой

«Я БЫ НАЗВАЛ ЕЕ СВЕТЛОЙ»

Солнце уже поднялось в зенит, когда мы, я и мой сын Саша, оставив шумный Красноярск и проплыв по Енисею более 100 км, сошли с моторной лодки. Перед нами открылось устье речки с ласкающим слух названием Большая Веснина. Отсюда начинается дорога к ее притоку — Черной речке — цели нашего путешествия.

Бодро зашагали по лесу. К вечеру тропа привела нас к Черной.

Мы были ошеломлены: речка исчезла! По каменистому руслу тихо журчали слабенькие струйки воды по колено воробью. Можно было перейти на другой берег не замочив ноги. «Зачем же мы добирались сюда?» — разочарованно подумал я.

«Кавказцы»

Правдивые дрессировщицкие рассказки о собаках, собаководах и о том, чего не найти в пособиях по дрессировке и что всем уметь не обязательно, но каждому понимать следует.

Автор многих популярных книг о служебных собаках и домашних питомцах делится опытом общения с ними в нестандартных ситуациях их поведения.

Книга адресована владельцам собак и дрессировщикам.

Школа в кустах

В сборник «Зеленый шум» известного русского советского писателя M.M. Пришвина (1873–1954) вошли его наиболее значительные произведения, рассказывающие о встречах с интересными людьми, о красоте русской природы и животном мире нашей страны.

Часть сборника, посвященная собакам.

Стремительный русак

В сборник «Зеленый шум» известного русского советского писателя M.M. Пришвина (1873–1954) вошли его наиболее значительные произведения, рассказывающие о встречах с интересными людьми, о красоте русской природы и животном мире нашей страны.

Кавказские рассказы

В сборник «Зеленый шум» известного русского советского писателя M.M. Пришвина (1873–1954) вошли его наиболее значительные произведения, рассказывающие о встречах с интересными людьми, о красоте русской природы и животном мире нашей страны.

Куница-медовка

В сборник «Зеленый шум» известного русского советского писателя M.M. Пришвина (1873–1954) вошли его наиболее значительные произведения, рассказывающие о встречах с интересными людьми, о красоте русской природы и животном мире нашей страны.

Собака, которая кусала людей

Книга «По обе стороны поводка» – сборник увлекательных рассказов о собаках. Авторы – известные зарубежные писатели – показывают различные стороны характера этих животных, их бескорыстную любовь и привязанность к человеку. Большинство рассказов, неизвестных широкому читателю, основано на реальных фактах, и, прочитав их, вы узнаете много нового и интересного о своих четвероногих друзьях.

Для широкого круга читателей.

На развалинах мира

Этот день не отличался ничем, от других, которые могли бы указать на приближение катастрофы. Никто не вещал из многочисленного сонма прорицателей, никто не предсказывал, с сомнительной точностью пророков, заставляющей поверить в их дар. Не раздавалось проповедей, призывающих покаяться и ожидать скорого суда. На самых верхах, как всегда слышались благие призывы и уверения в полной стабильности относительно тех, кто в низу. Все шло своей чередой…

Источник