Меню

У моста через небесную реку

Один из красивейших древних мостов находится в Абхазии! Не забудьте включить в свой маршрут

Продолжаем наше автопутешествие по Абхазии. Если пропустили пост, как взять машину напрокат , читайте по активной ссылке, а мы едем дальше! Весь наш маршрут тут .

Беслетский мост, или Мост Царицы Тамар (XI-XII в). Как такое пропустить? Да никак. Тем более это всего в 7 км от Сухума, при желании и пешком несложно дойти. Средневековый, арочный, по всем признакам эльфийский (ну, мне нравилось так думать). Я сидела на его горбатой и древней спине, наблюдая как куда-то спешит река Беслетка, горы тонут в серебряных туманах, а вокруг спят ореховые рощи. Их сказочный сон нарушал только звон колокольчиков проходящих мимо коров. Но даже это органично вписывалось в историю нашей встречи.

На тёсаных плитах моста надпись на древнегрузинском: «Христос-владыка, всячески возвеличь в обеих жизнях…» . Но мост так зарос, что нам удалось рассмотреть всего пару букв.

Один из красивейших древних мостов находится в Абхазии! Не забудьте включить в свой маршрут

Говорят, что надпись «не родная» и появилась только в 1935 году после реставрации моста. На старом фото нет никаких букв. Источник информации .

Один из красивейших древних мостов находится в Абхазии! Не забудьте включить в свой маршрут

Существует марка с изображением Беслетского моста, в нижней части приведена вся надпись целиком. Марку выпустила Грузия, так и не признавшая независимость Абхазии, в рамках участия в конкурсе почтовых марок, тема «Самые красивые мосты Европы». На другие марки и супер-мосты можно посмотреть по ссылке .

Один из красивейших древних мостов находится в Абхазии! Не забудьте включить в свой маршрут

У подножия моста лежит загадочная плита с надписью, текст мы так и не смогли разобрать. Если среди вас есть знатоки, буду очень благодарна за информацию. Потому как очень любопытно, что же там написано и кем?

Один из красивейших древних мостов находится в Абхазии! Не забудьте включить в свой маршрут

В старину Беслетский мост был единственной возможностью перебраться через реку с большим грузом, поэтому он был важен стратегически, особенно в военное время. Через него шла дорога к горным поселениям и крепостям. Кстати, рядом сохранились руины оборонительных башен. Мы заглянули в обе. Жаль, что внутри они абсолютно пусты.

Один из красивейших древних мостов находится в Абхазии! Не забудьте включить в свой маршрут

Один из красивейших древних мостов находится в Абхазии! Не забудьте включить в свой маршрут

Один из красивейших древних мостов находится в Абхазии! Не забудьте включить в свой маршрут

Один из красивейших древних мостов находится в Абхазии! Не забудьте включить в свой маршрут

Недалеко от Беслетского моста нашлось ещё одно живописное место — небольшой мостик, весь увитый глицинией. Если будете в этих местах в апреле, не проезжайте мимо, мост слева, если ехать в направлении Сухума. Там такие ароматы витали! Магия.

Один из красивейших древних мостов находится в Абхазии! Не забудьте включить в свой маршрут

Один из красивейших древних мостов находится в Абхазии! Не забудьте включить в свой маршрут

До Беслетского моста можно добраться и на общественном транспорте: от центрального рынка Сухума курсируют маршрутки №5A с табличкой «Чанба-Рынок», конечная прямо у Беслетского моста. Маршрутки ходят редко, график плавающий — с 8.00 до 16.00, но лучше уточнить их расписание у местных. В крайнем случае можно и на такси.

Один из красивейших древних мостов находится в Абхазии! Не забудьте включить в свой маршрут

Если пропустили интересные и полезные посты в тему, их можно найти по активным ссылкам:

  • Как взять машину напрокат в Абхазии и стоит ли это делать?
  • Маршрут нашего абхазского путешествия с картой и подробностями.
  • Город-призрак Акармара . Побывав там однажды, уже вряд ли забудешь.

Источник

Танабата

Для японцев этот летний праздник ассоциируется с исполнением желаний.

Его возникновение связано с легендой о божественной ткачихе Орихимэ (или как ее еще называют Танабатацумэ), которая была разлучена со своим возлюбленным – небесным пастухом Хикобоси (или как его называют на китайский манер – Кэнгю).

Согласно легенде, Орихимэ пряла прекрасную одежду, а Хикобоси пас коров. Однажды двое молодых людей встретились и полюбили друг друга. Но отец Орихимэ, небесный царь Тенно, крайне недовольный тем, что работа дочери не была выполнена к сроку, а стада коров разбрелись без присмотра Хитобоси, разлучил влюбленных. Чтобы они не могли больше увидеться, он поместил их по разные стороны Небесной реки и запретил встречаться.

Но, видя печаль дочери, Тенно в итоге смилостивился, и позволил влюбленным видеться раз в год в седьмой день, седьмой луны, если Орихиме будет старательно работать и закончит прядение.

Когда Орихимэ и Хитобоси попытались встретиться в первый раз, оказалось, что через Небесную реку нет моста. Ткачиха горько расплакалась, и к ней слетелись сороки, пообещав построить мост через реку, расправив и соединив свои крылья. Но сказали птицы еще и то, что если будет дождь, они не смогут прилететь. Тогда влюбленным придется ждать встречи еще год.

Ткачихе в этой истории соответствует звезда Вега в созвездии Лиры, а пастуху Альтаир в созвездии Орла, тогда как звездная река, разделяющая их, – это Млечный путь. Другими словами объединить Вегу и Альтаир, Лиру и Орла может только Мост Счастья или созвездие Лебедя. Только раз в год – в ночь с 6 на 7 июля – Лира и Вега сходятся на небе. Считается, что в этот момент высшие силы особо охотно внимают чаяниям людей.

Легенда о любви двух звёзд

С той поры, как в мире есть
Небо и Земля,
Две звезды разлучены
Горькою судьбой.
И на разных берегах,
Стоя у реки Небес,
Друг ко другу обратясь
Слезы льют они в тоске.
Только раз один в году
В месяце седьмом,
Когда он приходит наконец
Утолить свою тоску,
Что томила целый год,
В эту ночь свиданья звезд
Мы сочувствия полны!

Главным символом Танабаты стали бумажные полоски с пожеланиями «танзаку». В дни праздника они прикрепляются на бамбуковых ветках «сасу» перед каждым домом, магазином или общественным заведением. Огромные «сасу», украшенные длинными лентами и фонарями, вывешиваются на тросах посредине центральных улиц городов Японии, которые по случаю торжеств становятся пешеходными. На большинстве таких композиций оставлены свободные «листочки», чтобы каждый желающий смог оставить там свое пожелание. Еще одной традицией этого японского праздника считается ношение девушками элегантной разновидности кимоно «юката».

Праздник Танабата, также известный как Хоси Мацури («фестиваль звёзд») пришел в Японию в XVII веке из Китая. Обычай украшать жилища яркими композициями и проводить красочные уличные шествия сначала прижился при императорском дворе Киото. Позже Танабата стал общенародным торжеством, смешавшись с проходящим в тоже время фестивалем поминовения усопших Обон.

Несмотря на то, что Танабата не является государственным праздником, «звездный фестиваль» широко отмечается по всей Японии. Самые пышные уличные декорации, парады и фейерверки можно наблюдать в городах Хирацука и Сэндай на острове Хонсю. В последнем случае, Танабата отмечается не в июле, а в начале августа, что ближе к легендарной дате (в соответствии с лунным календарем).

Источник

У моста через небесную реку

Нельзя фотографироваться на мосту: откуда пошло это суеверие

Умная
12 сентября 2018
Фото: Умная
Наверное, многие слышали о примете: нельзя фотографироваться на мосту вместе с другом или возлюбленным: вскоре непременно расстанетесь. Откуда же она взялась?
Граница между мирами
Хотя искусство фотографии возникло относительно недавно, данное суеверие уходит корнями в глубину веков. Известный философ-традиционалист Рене Генон в своей книге «Символы священной науки» утверждает, что мост с древних времен символизирует связь между двумя мирами, земным и небесным. «Переход моста — это переход из области смерти, где все подвластно изменениям, в область бессмертия, — пишет он. — Мост символизирует и опасность, которая подстерегает человеческое существо на пути к вечности». Неудивительно, что у многих народов мосты служат символом перехода души в загробный мир. Так, в мусульманской традиции есть мост Аль-сират, который «тоньше волоска и лезвия меча». Если душа усопшего, переходя его, оступится, то угодит прямиком в ад. В ирландской мифологии ту же роль играет Мост Утеса. Сильные духом могут пройти по нему беспрепятственно, а под слабаками он проваливается…
Символ моста у славян
Наши предки — древние славяне — называли материальный мир Явью, а потусторонний — Навью. Они верили, что в Яви обитают живые, а после кончины их души уходят в Навь. Границей между Явью и Навью служил Калинов мост, проложенный через реку Смородину и фигурирующий во многих русских народных сказках и былинах (В. Я. Пропп. «Русская сказка»). «Во многих традициях мост над водой или пропастью представляется волосом, ниткой, стебельком, узким бревнышком и т.п. Невесомые праведные души проходят по ним, а под душами, отягченными грехами, тонкий мостик рвется, и души падают в ад», — пишет кандидат филологических наук Д. Н. Фатеев в работе «Образы-символы „Калинов мост“ и „река Смородина“ как элементы „пограничья“ в заговорных текстах устного народного творчества». А. Л. Топорков в статье «Мост» (Энциклопедический словарь «Славянская мифология») рассказывает о белорусском обычае перекидывать в память о покойном мостик через канаву или ручей. На дереве, из которого рубили мост, вырезали дату смерти и изображение серпа. Затем садились на этот мостик и поминали умершего. Также помянуть покойника должен был всякий, кто пройдет через мост. Впрочем, некоторые этнографы, в частности В. Н. Вакуров и Н. П. Колпакова, указывают на то, что Калинов мост, напротив, символизировал любовь, свадебный обряд, прощание с девичеством, замужество.
Табу, связанные с мостами
Но надо полагать, именно с «загробной» сутью моста связаны магические табу. Например, и в наши дни не рекомендуется устраивать свидание или прощаться с кем-то на мосту: по поверью, вы можете больше никогда не встретиться с этим человеком. Также говорят, что нельзя фотографироваться на мосту влюбленным парам, пока они не поженились — иначе расстанутся. Не стоит делать это и друзьям — дружба распадется… Ведь там, на мосту, якобы «истончается» граница между миром живых и миром мертвых, и в ваши отношения могут вмешаться потусторонние силы… Конечно, верить в эти приметы или нет — вам решать.
Сообщение Нельзя фотографироваться на мосту: откуда пошло это суеверие появились сначала на Умная.

Читайте также:  Едет грека через реку видит грека жизнь моя

Источник



Чинват. Мост, ведущий через пропасть.

Или мост судебного разбора
***
«Какой мост построишь, по такому и перейдешь» Даргинская пословица.
Мост.

«Я дух самой природы
Без имени и чисел,
Живу я вместе с жизнью,
Не облеченный в мысли.

В безудержном полете
Слежу миров круженье,
Охватываю взором
Всемирное строенье.

Я проникаю в сферы,
Где звук еще не создан,
Где ждут дыханья жизни
Бесформенные звезды.

Я — мост над черной бездной,
Я — свет над вечной мглою,
Неведомая лестница
Меж небом и землею.

Невидимая скрепа,
Я подчинить умею
Мир формы — миру мысли,
Мир хаоса — идее.

Я, наконец, та сущность,
Тот беспокойный свет,
Кому от века служит
Вместилищем поэт».
Г. А. Беккер

Некогда два мира, олицетворяемые двумя берегами — Небо и Земля были едины. Но однажды, сказано в легендах, между ними, разделив их, пролегли пропасти и воды. И все же остался путь, связывающий два берега мира земного и мира небесного. Путь этот узкий и опасный, но единственно возможный — по мосту.

Мост аналогичен образу осевого столба или мирового дерева, соединяющего небо и землю, вместе с тем сохраняя их раздельность; и в силу этого значения он может рассматриваться и как вертикаль, как «Ось Мира». Вертикальный мост соединяет землю не только с верхним, но и с нижним миром. У моста в нижний мир нередко стоит страж (иногда зооморфный), пропускающий умерших (или живых, отважившихся посетить царство смерти) за определённую мзду или при условии решения некой загадки, успешного прохождения через какое-либо испытание. Впрочем, образ моста вниз принадлежит к числу редких. Чаще встречается образ моста, по которому души умерших попадают в рай (само направление такого моста не всегда выявлено). В этом плане символика моста тождественна символики лестницы. Подобно мировому дереву, лестнице, космической оси, мост соединяет разные состояния бытия. Берег, от которого мост начинается, — это наш мир, другой берег — мир изначальный – мир Бога, мир истинной реальности, область бессмертия.

Переход по мосту — аналогичен переходу от одного плана явлений к другому, переходу из мира живых в иной мир, в частности, через ту воду, которая разделяет мир земной от мира потустороннего. Мост заменяет паромщика (перевозчика), который в похожей системе мира перевозит души. После смерти, рассказывают скандинавские мифы, все души пройдут по этому мосту. Кому-то дорога лежит в обиталище Хель, в подземный мир; кому-то — по радуге в страну богов Асгард, в Вальхаллу.
В изначальном состоянии (Золотом Веке), человек мог переходить этот рубеж по своей воле, так как не существовало смерти. После её появления переход (мост) возможен лишь после смерти или в мистическом состоянии при церемониях инициации.

В мифах и сказках такой переход могли совершать не только умершие, но и солярные герои. Пересекая опасный мост, человек доказывал свою духовную зрелость и возвращался к утерянному раю. Мост между мирами иногда представляют радугой и небесным змеем (драконом). Многие великие герои древних сказаний проходили по нему в поисках бессмертия.
Смысл опасного перехода — в восстановлении связи между Небом и Землей. В испытаниях герои обретали мудрость, осознавая великое единство, стоящее за противоположностями проявленного мира (именно поэтому в легендах и мифах часто появляется символ-парадокс, предполагающий преодоление ограниченности рационального ума: игольное ушко, тропа-волос, проход между жерновами и т. д.). Вернувшись из своего путешествия, герои восстанавливали на земле истинные и справедливые законы, возвращая миру утраченную целостность, а людям — надежду и смысл жизни.

На пути мифологических героев всегда ждали препятствия, испытания, встречи с хранителями порогов — границ в другой мир. Именно поэтому появился обычай взимать плату за переход по мосту, оформлять вход в это особое пространство арками, рассказывать об испытаниях, используя знаки, эмблемы, скульптуру, — такая традиция существовала и в Древнем Риме, и в Китае, в Европе и в Америке.

На «Калиновом мосту» русские богатыри вступали в единоборство со змеем. Под тонким, как волос, мостом путника, потерявшего равновесие, ждали чудовища. В мифологии северных народов он сотрясается, когда его переходит какой-либо бессмертный, и он охраняется стражником, который при приближении вражеских орд трубит в рог.

В мифологии мост – это прежде всего связь между разными точками сакрального пространства. Это некая аллегорическая импровизация еще неизвестного, не гарантированного пути. Мост строится часто практически на глазах путника, в самый актуальный момент путешествия и на самом опасном месте, где путь прерван, где угроза со стороны злых сил наиболее очевидна, подобно перекрестку, развилке дорог. По своей сути символизм «узких врат» и «опасного моста» связан с безнадежными, казалось бы, ситуациями: надо попасть туда, «где ночь встречается с днем», или найти дверь в стене, войти на Небо через проход, открывающийся лишь на мгновение, пройти между двумя постоянно сталкивающимися скалами или между челюстями чудовища. Все эти мифологические образы выражают необходимость преодоления противоречий, устранения полярности, характерной для человеческого существа.

Средневековые рыцарские легенды говорят о мосте — «гладком, сверкающем на солнце мече», по которому Ланселот должен пройти к месту заточения Гвиневеры, а переход по нему «полон мук и страданий». Переход по мосту-мечу символически связан с посвящением, что подтверждается фактом, что подстерегающие его на другом берегу львы исчезают, когда испытание выдержано.

В древнекитайской символике мост, соединяющий с потусторонним миром, был очень узким, и грешники падали с него в грязный поток. Мост в виде ствола дерева должен был перейти паломник Сюань-цзян, который принес из Индии в Китай буддийское учение. Царь Му династии Чу в поисках бессмертия, путешествуя к Царице Запада, Син-ван-му, переходил реку по мосту из рыб и черепах.

В японской традиции божества Идзанаки и Идзанами, стоя на мосту-радуге, сотворяют землю. Они опускают в море яшмовое копье, в результате, из стекающих соленых капель образуются первые восемь островов.

В скандинавской мифологии мост-радуга Биврёст охраняется стражем, который перед концом мира трубит в рог, призывая богов к последней битве.

У финнов герой «Калевалы» Вяйнямёйнен, отправляясь в потусторонний мир, должен перейти мост из мечей и ножей.

У греков мост ассоциировался с образом Ириды — богини радуги, вестницы богов. Радуга и Млечный Путь считались мостами между небом и землей.

В христианских традициях грешники, не сумев пройти по мосту, падают в Ад, так как «Тесны врата и узок путь, ведущий к жизни, и немногие находят их» (Матф., 5:14).

В народных сказках мы находим калиновый, волосяной или «адский» мост. В начале моста героя встречает Баба Яга, а в конце — змей. Часто перед героем ставится сложная задача — построить за ночь чудесный мост, одна половина которого серебряная, другая — золотая.

Мост, который часто уподобляется также и лучу света, в традициях часто описывается как столь же тонкий, что и лезвие меча; или если он сделан из дерева, как состоящий из одного единственного ствола дерева. Данный образ говорит об опасности данного пути, впрочем, единственно возможного. Не всем удается пройти его, во всяком случае, очень немногим — без некоей помощи, своими усилиями. Ибо всегда есть определенная опасность при переходе от одного состояния к другому; но это особенно относится к двойному, «благотворному» и «злотворному», значению, которым обладает мост.

Можно заметить, что двойной символический смысл моста является результатом еще и того, что он может быть перейден в двух противоположных направлениях, тогда как это следует сделать только в одном, том, которое ведет с этого берега к «другому»; всякое же возвращение назад есть опасность, которой следует избегать, — за исключением единственного случая — существа, которое, уже освободившись от обусловленного бытия, может отныне «свободно двигаться» сквозь все миры и для которого такое возвращение назад есть, кстати сказать, не более чем чисто иллюзорная видимость.

В любом другом случае, часть моста, которая уже пройдена, должна неизбежно «теряться из виду», как если бы она более не существовала, точно так же, как символическая лестница всегда считается имеющей свое основание в той самой области, в которой находится поднимающееся по ней существо. Ее нижняя часть исчезает для него по мере того, как совершается его восхождение.

Читайте также:  Чарышский район алтайский край реки

Пока человек не достиг изначального мира, откуда он сможет вновь спуститься в проявленность, никак не подвергаясь ее воздействию, его реализация может действительно происходить только как восхождение; и для того, кто связал бы себя с путем как таковым, принимая таким образом средство за цель, этот путь подлинно стал бы препятствием, вместо того, чтобы действительно вести к освобождению. А последнее подразумевает постоянное разрушение уз, соединяющих его с уже пройденными стадиями, так что в конечном счете ось сожмется до единственной точки, которая заключает в себе все и которая есть центр целостного бытия.

Узкие мосты, мосты с острыми, как бритва краями, мосты-мечи и т.д. олицетворяют тонкое разделение между противоположностями, отсутствие пространства в сфере запредельного. Это путь, неприступный для обычного физического опыта и органов чувств, путь, который можно достичь, переступая физическое мыслью и духом, как в Упанишадах или в легендах о Святом Граале:

Грааль в те далёкие времена именовался как Фарн, интерпретируемый среди простых людей, как обозначение солнечного, сияющего начала, божественного огня, его материальной эманации. О нём говорили как о сакральном начале, дающем и преумножающем силу, власть и могущество. Его толковали, как и то, что помогает душе человека пройти мост, ведущий в рай. А. Новых. Сэнсэй-IV. Исконный Шамбалы

Очень часто наведение моста и прохождение по нему символизирует окончание одного цикла и начало нового цикла, путь из старого пространства и старого времени к новому, как бы из одной жизни в другую, новую, проход по мосту часто символизирует проход сквозь время и через вечность.
В этом контексте становятся понятными фольклорные мотивы строительства моста в канун нового года, чудесного золотого моста с деревом (или деревьями) и птицами, который строится за одну ночь, превращения дерева в мост, связь моста со змеем и с соловьем-разбойником (ср. мотив чудовища у переправы), гадания у моста (в русских сказках — узнавание судьбы под мостом) и т. д. Характерно, что по мосту проходит (или проходит первым) именно герой, нередко победитель чудовища.

Проход по мосту подобен проходу сквозь Время. Река дней, река времени, река жизни течет не останавливаясь, унося с собой все и вся. И только, стоящий на мосту, оказывается в вечном настоящем, глядя на отражения в потоке…
Река времени уносит любимых, и все же влюбленные встречаются на мостах или проходят под радугой, взявшись за руки, зная, что встречи на земле лишь продолжение встреч на звездных мостах.
А. Кривошеина

Мы — мост через Вечность, возвышающийся над морем времени, где мы радуемся приключениям, забавляемся живыми тайнами, выбираем себе катастрофы, триумфы, свершения, невообразимые происшествия, проверяя себя снова и снова, обучаясь любви, любви и любви!»
Ричард Бах «Мост через Вечность»

Древняя индоиранская религия, зороастризм (до сих пор остающаяся в основе верований многочисленной религиозной секты парсов), полагала, что души мертвых оказываются перед Мостом Разделения (Чинват Парвата), через который они могли пройти в рай, но который становился узким, как лезвие бритвы, для грешников, и расширялся для праведников — образ, встречающийся также и в некоторых средневековых христианских картинах ада и рая.

В поздней традиции Чинват — это «мост судебного разбора», вершимого над душами умерших Митрой, Рашну и Сраошей. Он ведёт к Горе Судной.

«Он подобен многогранному лучу; одни грани у него широкие — в девять копий их ширина, а другие узкие и острые, как лезвие отточенного кинжала. Когда души праведников и грешников приходят к Чинвату, он поворачивается к праведникам широкой гранью, а к грешникам — узкой. Чем больше человек совершил в земной жизни грехов, тем уже Чинват становится под его ногами».
На мосту же Чинват псы-стражи не лают и не рычат на покойного грешника, а, напротив, встречают его. молчанием. А праведника, наоборот, поддерживают своим визгом и воем. Видимо, для того, чтобы он чувствовал себя в безопасности, надежно охраняемым, как дома.
А еще на мосту Чинват умершего встречает та, которой вверено быть судией в оценке слов, мыслей и поступков человека: это Даэна — истинная Вера. Добродетельной душе она является в облике прекраснейшей, «статной, бодрой, высокой девы», злодею — в виде страшной и отвратительной старухи.

И «сопутствуют ей святость, правда, власть, могущество. Эта дева низвергает зловредные души дурных людей во Тьму; души же людей чистых ее властью переходят по ту сторону недосягаемых гор Хара Березайти. Эта дева проводит праведников через мост Чинват, приобщая их к сонмам небесных язатов».

Пpойдена жизнь — нет пути назад,
А впереди ждет мост Чинват,
Пpаведен ты иль виноват —
Всех нас рассудит мост Чинват.

Вечной pеки волшебный поток,-
Запад и север, юг и восток,-
Тысячи долгих вобpал доpог
Вечной pеки волшебный поток.

Свет или тьму ты благом избpал,
Знаешь ли сам, кому душу отдал?
Вечный огонь в блеске зеpкал
Высветит тех, кто Тебя избpал.

Пpаведного не объемлет стpах,
Гpешных тpопа — как нож, остpа.
Пламя танцует в святых костpах —
Тот, кто был честен, забудет стpах.

Ясен pассвет, побледнел закат.
Тысяча каp — миллион нагpад.
Знаю — пpойдя океан пpегpад,
Встpечу тебя на мосту Чинват.

Сира;т (араб. ;;;;;;;; — ас-сира;т) — в исламской эсхатологии, мост, который расположен над огненной преисподней. Мост Сират очень тонкий и не превышает размеры волоса и острия лезвия меча. Слово «сират» в Коране с встречается более сорока раз в значении«прямой путь» (араб. ;;;;;; ;;;;;;;;;; — ас-сира;та ль-мустаки;м). Шииты-имамиты считают, что коранический «сират аль-мустаким» — это верность и преданность Алидам. Согласно преданию, в Судный день все люди должны будут пройти по мосту Сират. Праведные мусульмане «с быстротой молнии» перейдут по мосту в рай к источнику Каусар, а неверные и грешники не смогут пройти по нему и упадут в ад. Исламский мост Сират имеет сходство с мостом Чинват в зороастризме. В зороастризме благое божество Вай проводит души праведных зороастрийцев по мосту Чинват на отведённое им место.

Образ Моста в творчестве Анастасии Новых:
Генеральное сражение для человека, движущегося по духовному пути, будет тогда, когда начнется серьезная внутренняя работа, когда человек, отметая все условности, будет по-настоящему взращивать внутреннюю Любовь, идти к Богу, несмотря ни на что, как говорится напролом. Проще говоря, когда он будет приближаться к Вратам, вступая на единственно ведущий к ним мост или тропу, как угодно это называй. В принципе, этот главный конечный отрезок предстоит пройти всем людям, достигающим определенной степени духовной зрелости.

Причем независимо от того, каким именно путем они пришли к нему. По большому счету, все эти разнообразные пути — всего лишь различные способы поиска, нащупывания той единственной тропы, которая ведет к Вратам.

— А как же ты узнаешь, ту ли ты тропу нащупал или вновь пошел по кругу в дремучий лес? — высказал сомнение Макс.
— Не беспокойся. Любой человек, вступивший на эту тропу, все почувствует. Более того, его начнут сопровождать знаки.
— Знаки?
— Ну да, так сказать указатели в духовном путеводителе.
— А если расширить данную тему?
— Можно и расширить. Я опущу все те внешние знаки, которые человек начинает видеть и понимать, благодаря усилению своего интуитивного восприятия. А расскажу о самом главном внутреннем знаке, который появляется, как только человек вступает на этот мост или тропу, то есть вступает в окончательную битву со своим животным началом за главенство души в данном теле.
Этот знак проявляется в виде головы древней рептилии, змея или дракона. Но чаще всего люди начинают видеть, словно на них смотрит кобра с раздутым капюшоном.

Взгляд ее не агрессивный, а спокойный. Смотрит глаза в глаза, скорее даже в область переносицы. Причем человек видит ее образ перед собой как с закрытыми, так и с открытыми глазами. На этом отрезке духовного пути она периодически появляется перед взором даже в обычной жизни. Иногда людям кажется, что у них начинаются какие-то навязчивые галлюцинации. То там змея промелькнет, то там проползет. Это нормально для идущих через мост.

У каждого, конечно, возникает свой образ рептилии. Отчасти это связано с внутренним воображением, имеющимися на данный момент вариантами из ассоциативной памяти. И отношение к появлению этой рептилии тоже разное. Если человек вырос в той местности, где змею почитают как священное животное, то и реагировать он будет соответственно более-менее спокойно. А у того, кому с детства прививали страх, естественно сначала будет возникать такая же ответная реакция — чувство боязни и отвращения. Но как бы там ни было, когда человек преодолевает свои иллюзии, в том числе и страх, когда он полностью отказывается от своего негатива и осознает истину, вот тогда он и понимает, что Змея — всего лишь Первый Страж. Поскольку проход дальше осуществляется только под наблюдением, так как на данном отрезке духовного пути начинают работать уже более серьезные энергии.

Читайте также:  Характер истока рек в россии

— А насколько серьезные? — поинтересовался Макс.
— Ну, суди сам. Прошедшему Первого Стража открываются такие возможности, благодаря которым он может управлять не только природными стихиями, но и судьбами людей.
— Да уж, не хило, — удивленно произнес Макс.
— Так вот, когда человек завершает так сказать свой переход через данный мост, то есть выходит с победой из этой последней битвы, личного Армагеддона, посадив свое животное начало на цепь, вот тогда Змей исчезает. Человек становится гораздо выше и чище духовно. Проще говоря, весь этот процесс есть не что иное, как этап работы центров гипоталамуса, о которых мы говорили, до полного или частичного торможения центра отрицательных мыслей — какодемона. Кстати, подобный процесс в древней йоге ассоциируется с пробуждением спящего змия и поднятием его по позвоночнику до чакрана «Тысячелистника», коим и является проекция эпифиза.
Птицы и камень. Исконный Шамбалы

Каждый человек «строит» свой Мост (тропу), одни люди делают это осознанно, другие – нет, потому что этот Мост не относится к видимым предметам и явлениям материального мира, а является достоянием внутреннего Пути и духовных исканий и достижений. «Переход по мосту», в сакральном смысле этого слова — есть тяжелый и даже опасный путь для идущего по нему. Далеко не каждый человек проходит по нему при жизни и предпринимает для этого перехода необходимые и постоянные усилия, дабы обрести Жизнь Вечную в доме Бога. Однако после смерти все люди все же вынуждены будут пройти по тому Мосту, что «построили» себе ранее своими мыслями, словами и делами.

Не все «тропы» на духовном Пути, из тех, что кажутся человеку прямыми, легкими и привлекательными действительно ведут «через пропасть» и помогают перейти Мост, бОльшая часть из них – ложны, запутаны и крайне извилисты.
Прямой и самый короткий Путь обретается только одним способом — через познание Истины. Той Истины, что находится внутри человека и непосредственно связывает его с миром Бога, той Истины, что познается не умом, а глубинными чувствами. И эта Истина — есть наша Душа. Когда человек учится слушать свою Душу, в каждом дне старается творить благие мысли, слова и поступки, взращивая и проявляя в себе внутренний Свет, он приближается к ней, и рано или поздно при должном усердии и упорстве «строительство Моста» заканчивается и человек осуществляет переход по Мосту. Врата Истины открываются и личность Человека сливается со своей Душой, входит в свой настоящий Дом, становясь бессмертной частичкой Единого Целого — Единого Бога.

Стать свободным от смерти, можно лишь познав Истину.
Истина — достояние внутреннего.
Путь к Истине — достояние внешнего. И только пройдя этот Путь, вы познаете Истину и станете свободными от смерти.
А. Новых «АллатРа»

Есть только один Путь — это Путь Истины-Аши. Всё остальное — беспутье!
Авеста, Видевдат, Фрагард 22, Стих 26

Источник

Калинов мост — где находится граница между мирами?

В славянских мифах, былинах нередко можно встретить слова о Калиновом мосте. Что же это такое? Как и любой мост, он соединяет две части, но речь идёт не о берегах, а о мирах. В мифах Калинов мост описывается как некая граница между Явью и Навью, а вот в былинах на нём происходят сражения богатырей с тёмными силами.

Порой мост упоминается даже в заговорах, ведь, несомненно, имеет огромную силу. А сказки повествуют, что неподалёку от этого места жила знаменитая Баба-Яга, а сам мост охранялся Змеем Горынычем. Что же особенного в Калиновом мосте? И правда ли, что он может существовать на самом деле?

Мост над рекой огня

Благодаря исследователю В.Я.Проппу мы смогли не просто насладиться русскими сказками и былинами, но и взглянуть на них под непривычным ракурсом. Учёный отметил, что важным символом мифологии славян была река Смородина, что была границей между мирами живых и мёртвых.

Но как перебраться с одного берега на другой? Именно с этой целью и был построен над рекой Калинов мост, пройти по которому мог далеко не каждый.

Калинов мост — это соединение между берегами, разделёнными рекой пламени. Охраняет это место Трёхглавый Змей, который нередко сражается с былинными героями, намереваясь погубить человека, рискнувшего пересечь запрещённую границу.

Но почему же мост Калинов? На этот счёт у исследователей есть несколько предположений. Первое говорит о том, что название может быть связано со словом “калёный”. Мост ведь расположен над огненными водами Смородины, а потому явно раскалён от жара пламени.

Вторая гипотеза говорит о том, что мост этот славяне представляли ярко-красным, как ягоды калины. На мой взгляд, обе версии можно сложить в одну, получив раскалённый алый мост.

Создание границы и Калинова моста

Кто же построил Калинов мост? Об этом нам рассказывают древние легенды. Согласно им, изначально между мирами не было границы. Мертвецы выходили из Нави, отправляясь к живым.

Бродя по земле, они уводили с собой в мир мёртвых тех, кому ещё рано было умирать. Всюду, где ступали ноги мертвецов, алела от огня земля. Вскоре люди поняли, что обречены, а потому взмолились к богам.

Услышав призыв людей, верховные божества вырыли огромный ров между мирами. С одной его стороны собрали только живых, с другой — лишь мёртвых. Через ров перекинули мост — настолько призрачный и тонкий, что он мог выдержать только душу, а не тело человека.

В сам ров сбросили мертвецов, которые стали ходить по дну. Так и образовалась огненная река. Правда, со временем и сам мост стал крепче, из-за чего потребовал охранника, что не пропускал бы в мир Нави незваных гостей.

Калинов мост в ритуалах

Интересно, что Калинов мост часто упоминается в обрядовых песнях. Например, перед замужеством невеста вместе с подругами исполняла девичью песню, где рассказывала о предстоящем ей переходе. Вероятно, мост тот олицетворял не только смену миров для человека, но и изменение его статуса.

Во время свадеб для молодых также исполняли торжественную песню, где желали успешно пройти по Калинову мосту. На мой взгляд, здесь используется ещё и символ испытаний, трудностей, которые приходится преодолеть любой семье.

Конечно, Калинов мост был связан и с похоронными ритуалами. В деревнях Белоруссии нередко после смерти родственника делали небольшой мостик и дерева, который перебрасывали через канаву или топкое, заболоченное место.

Неподалёку от места, где был поставлен мост, люди останавливались, вырезали на соседнем дереве дату смерти родственника, после чего поминали его, желая успешно преодолеть Калинов мост.

Где искать Калинов мост?

Когда знакомишься с подобными преданиями, поневоле задумываешься о том, не был ли списан образ легендарного моста с реального места.

Как оказалось, Калинов мост может существовать на самом деле. Где же он? Неподалёку от подножия Эльбруса протекает река Кызылсу (в переводе означает “красная вода”). Не исключено, что именно она послужила образом реки Смородины.

В одном из мест Кызылсу преодолевает слой лавы и несёт свои воды в долину. Именно там, над водопадом Султан, располагается узкий перешеек скалы. Лишь по нему можно перейти реку.

Застывшие пласты чёрной и красноватой лавы действительно напоминают мёртвый огонь. Не исключено, что именно эти места могли стать основой для легенд о границе между мирами, таинственном мосте и пламенной реке.

А может, Калинов мост стоит искать не снаружи, а внутри? В сказаниях говорится, что человек, ступивший на него, уже подчинён своей судьбе. Выбор между добром и зло уже предрешён.

Переход через реку Смородину мог отождествляться с неким символическим рубежом в наших душах. Словно острые зубы и громадные пасти змея, прошлые ошибки и прегрешения не оставляют человека. Не так просто отбросить их и направиться к свету и красоте, что ждут по другую сторону “моста”.

Многие философы древности говорили, что части добра и зла не стоит искать в окружающем мире — достаточно заглянуть в самого себя. По сути, в каждом из нас они граничат друг с другом, и только от самого человека зависит, на какую сторону “Калинова моста” он свернёт в очередной раз.

Источник