Меню

Вячеслав дик река времени

Реки Времён

Реки Времён

2004—2005 (Gigant Record)

48 мин 20 секунд

Реки Времён — первый номерной альбом рок-группы «Кипелов», выпущенный 6 октября 2005 года. Записан на московской студии Гигант Рекорд. Альбом не стал первым сольным альбомом Валерия Кипелова — в 1997 году был выпущен альбом «Смутное время» — но стал первым с момента создания группы «Кипелов».

Работа над альбомом началась в 2003 году. За время работы над новым материалом группа успела сменить двух гитаристов. Группу покинули сперва Сергей Терентьев, а затем Сергей Маврин. Для записи альбома был приглашён гитарист Виктор Смольский, параллельно играющий в группе Rage. Песни «Пророк» и «Дыхание Тьмы» появились в концертной программе в черновой версии еще в 2004 году, причем их тексты несколько отличались от альбомного варианта.

В альбом вошла песня уже ушедшего из группы Сергея Маврина «Пророк», являющаяся продолжением песни «Падший» с его сольного альбома 2004 года «Запрещённая реальность». «Пророк» использует мелодию «Падшего» в заметно более тяжёлой аранжировке, а также развивает тему одиночества и взаимоотношений человека и Бога, начатую в «Падшем». Для своего сингла «Обратная сторона реальности» Маврин позже записал третью часть песни. («Человек или бог, дьявол я или пророк…»).

В альбом не вошла выпущенная ранее отдельным синглом песня «Вавилон».

Пересведенная Tommy Hansen’ом на датской студии Jailhouse версия альбома поступила в продажу 15 октября 2007 года. Специально для неё Вячеслав Молчанов переписал записанные до этого Виктором Смольским соло в песнях «Пророк» и «Не сейчас». В качестве бонуса на диск был добавлен видео клип «Не сейчас», звуковая дорожка к которому была сделана на Finnvox Studios.

Список композиций

  1. «На распутье» — 5:01 (А. Голованов — М. Пушкина)
  2. «Дыхание тьмы» — 5:07 (В. Кипелов — М. Пушкина, В. Кипелов)
  3. «Пророк» — 5:26 (С. Маврин — М. Пушкина)
  4. «Не сейчас» — 4:55 (В. Кипелов — М. Пушкина, В. Кипелов)
  5. «Матричный Бог» — 6:36 (А. Голованов — М. Пушкина)
  6. «Я здесь» — 5:38 (В. Кипелов — М. Пушкина, В. Кипелов)
  7. «Наважденье» — 5:38 (А. Харьков — М. Пушкина)
  8. «Реки времён» — 4:56 (А. Харьков — М. Пушкина)
  9. «Призрачный взвод» — 4:59 (А. Голованов, В. Кипелов — М. Пушкина)

Клипы к альбому

  1. «Я здесь» (с участием Виктора Смольского) Клип был снят в стиле средневековой саги, философской притчи о вечном поиске смысла жизни и идеальной любви. Смольский играет роль воина, раненного в битве, которого воскрешает некая светлая сила. На протяжении всего клипа он странствует, встречается с удивительными существами, пытаясь найти свою любовь.
  2. «Не сейчас» — клип с использованием фрагментов концерта Кипелов-Rage в Лужниках (2006). Дракон уходит от погони, его преследуют и обстреливают два вертолёта. В поисках убежища змей залетает в Лужники на концерт Кипелова. На радостях он устраивает для группы пиротехническое шоу. Соло в клипе иполняет В. Молчанов, специально переписавший его. Режиссёр — Богдан Дробязко.
  3. «Пророк» (в стадии разработки) — концертный клип
  4. «Призрачный взвод» (в стадии разработки) — концертный клип

В записи участвовали

Валерий КипеловВячеслав МолчановАндрей ГоловановАлексей ХарьковАлександр Манякин

Источник

Река времен. Жребий брошен

Середина XXI века. Прогресс не остановить. Его поступь широка и уверенна. И вот уже создана и готовится к передаче в широкую эксплуатацию мечта человечества – машина времени. Создатели машины озабочены тем, что человек, перемещаемый в иное время, не способен управлять им. Кто может справиться с возникшей проблемой, перед которой уже спасовали все известные авторитеты? Создатели машины призвали для этого бывшего программиста, бывшего сапера миссии разминирования, прошедшего огонь кавказских войн XXI века, известность в СМИ, но имеющего массу проблем в работе и личной жизни в свои пятьдесят с небольшим. Справится ли он с поставленной задачей? Он еще не знает, что его деятельностью уже заинтересовались какие-то могущественные и неведомые силы…

Михаил Дьяконов — Река времен. Жребий брошен 1

Глава 1 — Авантюра 1

Глава 2 — Ожидание 4

Глава 3 — Первый визит к предкам 7

Глава 4 — Занавес приоткрывается 11

Глава 5 — Такие разные миры 14

Глава 6 — Гадание на кофейной гуще 17

Глава 7 — Трудное задание 21

Глава 8 — Альтернатива – это просто 24

Глава 9 — Возвращение в прошлое 27

Глава 10 — Да хрен с ней, с работой! 31

Глава 11 — Шерше ля фам 34

Глава 12 — Суббота – выходной 36

Глава 13 — Время, вперед! 40

Глава 14 — Закономерный результат или ошибка в расчетах? 45

Глава 15 — Новый поворот 48

Глава 16 — Рокировка 52

Михаил Дьяконов
Река времен. Жребий брошен

Глава 1
Авантюра

То серое весеннее утро не предвещало ничего хорошего. Не успел я продрать глаза, вырвавшись из объятий Морфея, как Палпалыч (так я прозвал интеллектуальный управляющий центр моего жилища марки «ХоумКон-1200») издал противный сигнал и настойчиво забубнил, что запасы топлива для биодизеля в доме подходят к концу. Что котел переводится на экономный половинный рацион, и в помещении станет прохладнее, а если я не пополню содержимое топливного бака, то уже завтра к вечеру температура в доме может упасть до десяти по Цельсию, а это совсем не комфортно для проживания…

– Заткнись, – оборвал я его излияния и, отметив про себя наличие такой проблемы, на автомате последовал из спальни через гостиную и кухню на свою «кафедру философии», которая блистала белым пластиком стен и где маленькая полусидячая ванна соседствовала с моим любимым «индивидуальным креслом мыслителя» – удобным унитазом с мягким сиденьем. И только тут, расслабившись после трудного пробуждения и зевнув пару раз для порядка, я начал осознавать весь ужас своего положения.

В самом деле, я не пополнял баки системы отопления с осени, ожидая получения средств от статей, написанных для разных журналов на всяческие темы. Но ввиду продолжающегося кризиса статьи зависли. «На охоте» с ноября маринует повествование об ижевском наградном оружии, «Караван» в очередной раз перенес публикацию серии статей про историю Древнего Китая, «Мужики» никак не решаются опубликовать военные записки моего деда со Второй чеченской. А вот теперь и самый надежный, казалось бы, компаньон – «Дискавери» перенес на неопределенный период сроки выплаты гонорара за сданную рукопись сценария об участии русских добровольцев в Англо-бурской войне, и теперь я мог остаться без тепла и теплой воды. И это не говоря о том, что еще и кушать хочется. А на улице температура, между прочим, пока еще редко пересекает отметку в три-пять Цельсиев выше нуля. Значит, если мне в ближайшее время не удастся экстренно добыть каких-то денежных средств, то уже завтра я имею шанс начать замерзать в своем скромном жилище… Нужно искать гроши, как бы ни трудно это было в нашем пораженном очередным глобальным кризисом мире.

Читайте также:  При движении зимой по льду замерзших рек необходимо выберите несколько ответов

Сделав такой неутешительный вывод, я выполз из «философской», умылся и проследовал на кухню, интуитивно ожидая найти здесь еще один неприятный сюрприз.

Ожидания не обманули. Мои обширные некогда запасы куриного мяса, яиц, пельменей, колбасы, брынзы и даже польских и казахских мороженых овощей, как и все хорошее в этой жизни, решительно подошли к концу, в наличии были только остатки (в том числе прокисшие) каких-то соусов, пучок слегка увядшего китайского салата и несколько луковиц с четвертинкой бородинского хлеба. Лезть в шкаф и инспектировать там наличие россыпей круп мне не хотелось, равно как и варить из них что-то.

«И зачем я опять сунул его в холодильник?» – почесал я затылок, вынимая из холодильника краюху бородинского.

Окинув взглядом свои скудные запасы, уместившиеся на углу стола, я принялся судорожно изобретать из того, что под руками, хоть какое-то подобие трапезы.

– Ну вот, приехали, – поневоле вырвалось у меня. – Неужели придется еще и голодать вдобавок?

А ведь в самом деле, никаких реальных перспектив получить средства в текущую неделю у меня просто не было! Даже в долг взять уже не у кого. И так кругом должен. Разве что дочь смилостивится, хотя у них проблемы с деньгами – состояние постоянное. Оставалась одна надежда – на чудо! – помоги, Господи! Вообще-то я не верующий, но в такие моменты о Боге вспоминают все.

С трудом собрал себе завтрак из того, что под рукой. Несколько ломтиков уже не свежего бородинского хлеба с круглыми дольками репчатого лука, обильно сдобренные майонезным соусом и укрытые сверху листиками салата, на вкус оказались не такими плохими, как это представлялось авансом. Кружка растворимого черного кофе с цикламатом и сахарином довершила процесс наглого обмана организма. И уже через двадцать минут, вполне ощутив, как чувство голода отступило куда-то на второй план, я решил полюбопытствовать, чем живет наш старый мир.

Я вытащил из сумки свой любимый мидисайз и активировал его. Но, пробежав галопом по главным лентам информационных агентств, я не нашел там ничего принципиально нового. Кризис продолжался, очередная порция рабочих лишилась работы, очередной банк лопнул, очередной бывший миллионер приказал долго жить, став жертвой разыгравшегося инсульта, очередной министр сделал очередной прогноз на ближайшее время, в очередной раз пообещав стабилизацию к концу текущего года, а может быть, и в начале следующего… Все как обычно. Ничего особенного. Разве что рубрика «Происшествия» могла скрасить досуг среднего обывателя. Несмотря на отсутствие и тут чего-то принципиально нового, текущие новости могли ненадолго оживить тех, кому скучно жить. В Москве вчера произошли три убийства, причем одно совершено с особенной жестокостью, два изнасилования, причем оба в отношении геев, два инцеста, киднеппинг (похищена дочь олигарха с требованием громадного выкупа), взорваны два безоболочных заряда (к счастью, убитых нет), восемнадцать самоубийств, шесть крупных аварий на транспорте (все – со смертельным исходом) и скандал в высшем обществе – вот все, с чем знакомили население Московской автономии информаторы всех калибров. Причем скандал, о котором я упомянул, грозил стать главным событием недели для всех СМИ: визажист Сергей Свиденко подал на развод со своим супругом – шоуменом Гошей Левиным потому, что застал своего супруга в загородном доме в момент совершения группового секса с кутюрье Савиком Гольдманом и несколькими трансвеститами обоего пола. Тьфу!

День не обещал ничего принципиально нового и тем более хорошего! Не выпуская планшетника из рук, я подумал, что неплохо было бы заставить себя хоть немного поработать, но при мысли о необходимости писать в стол стало не по себе. И, переместившись в кабинет, я рухнул в свое любимое разваленное кресло, машинально ткнув пальцем в иконку электронной библиотеки Ивашова, судорожно думая: что бы сейчас почитать такое, чтобы взбодриться?

Вдруг голос совсека в «ухе» расколол утреннюю тишь: «Неопознанный номер вызывает Максима!».

Совсек захлебнулся на полуслове, услышав мой ответ, и после короткой паузы до меня донесся настойчивый голос:

– Алло! Прошу простит, с кем я говорю? – Голос был мягким и даже где-то чарующим, но каждое слово собеседник выговаривал немного жестковато и самым тщательным образом, как это делают иностранные дипломаты на официальных приемах или прибалтийские актеры в старых советских фильмах.

– А кто вам нужен?

– Мне нужен господин Матвеефф. – Голос старательно воспроизвел мою фамилию, особо упирая на «ф» в конце.

Источник



Тело одного из сорвавшихся в горную реку туристов нашли в 60 км от места ЧП

В Адыгее ищут двоих молодых людей, которых унесло бурным потоком горной реки Белая. Всего их было трое, но тело одного из них обнаружили. Вода в Белой ледяная, и человек без гидрокостюма может находиться в ней считанные минуты.

Уже почти неделю спасатели, волонтеры и полицейские прочесывают русло и прибрежную полосу. Пешком, на лодках, с воздуха и даже привлекли конный отряд. Как уверяют очевидцы, воодушевленные красотой природы туристы из Астрахани — Андрей Колесников и Максим Седов — хотели сделать селфи, но сорвались в воду. Валентин Зимовцев был единственным, кто бросился на помощь утопающим. Но сам не смог удержаться на скале.

Юрий Зимовцев, отец Валентина: «Его прямо сорвало, Валентина. Как с трамплина. А те, кто наверху был, говорят, они так вместе кувырком пошли, но вместе. Тот его не отпускал».

Все это, рассказывает отец пропавшего парня, произошло на глазах у семьи Валентина — жены и двух маленьких дочек. Менеджер банка, отличный пловец приехал в горы из Ставрополя на майские праздники. Но не смог пройти мимо чужой беды.

Читайте также:  В реке нева утонул

Юрий Зимовцев, отец Валентина: «Это у него не первый раз. Он под лед проваливался, вытаскивал своего одноклассника. Полез, а никаких спасательных средств, ни веревки, ни палки. Какое-то обостренное чувство справедливости. Но это уже воспитание, понятно, я сам такой».

Каждый метр, который приходится преодолевать спасателям и волонтерам вдоль берега в поисках пропавших без вести, дается с трудом. После сильнейших дождей река поднялась, идти приходится буквально наощупь, чтобы самому не упасть в бурный поток. И так километр за километром. Передвигаться на рафтах вряд ли легче — судно кидает из стороны в сторону. Но нужно заглянуть под каждую корягу. Приходится грести против течения. И лишь во время небольшой передышки спасатели кричат в надежде, что кому-то удалось выбраться на берег.

Впрочем, надежды на благополучный финал тают на глазах. Спасатели уже обнаружили тело одного из пропавших — Андрея Колесникова — более чем в 60 км от места происшествия на окраине хутора Грозный. В Следственном комитете начали проверку.

Источник

3. 073. Вячеслав Яковлевич Шишков, Угрюм-река

Виорэль Ломов 3.073. Вячеслав Яковлевич Шишков, «Угрюм-река»

Вячеслав Яковлевич Шишков
(1873—1945)

Гидростроитель, землепроходец-исследователь Сибири, начальник изыскательских экспедиций на дюжине сибирских рек, руководитель проекта по созданию знаменитого Чуйского тракта, кавалер орденов Ленина и «Знак Почета», лауреат Сталинской премии, русский писатель Вячеслав Яковлевич Шишков (1873—1945) впервые заявил о себе повестью «Тайга» (1916) и книгой рассказов и очерков «Сибирский сказ».

Знаменитым писателя сделали повести и романы сибирской и народной тематики: «Страшный кам», «Пейпус-озеро», «Ватага», «Емельян Пугачев».

Лучшим произведением Шишкова стала грандиозная эпопея «Угрюм-река» (1918—1932), о которой он написал, что «эта вещь по насыщенности жизнью, по страданиям, изображенным в ней, самая главная в моей жизни, именно то, для чего я, может быть, и родился».

«Угрюм-река»
(1918—1932, опубликован 1928, 1933)

Экспедиция 1911 г. на Лену и Нижнюю Тунгуску, едва не закончившаяся гибелью всей группы изыскателей, дала писателю идею и одну из глав будущего романа. Нижняя Тунгуска послужила прообразом Угрюм-реки. К работе над книгой Шишков приступил в 1918 г.

Действие охватывает всю страну — Петербург, Москву, Нижний Новгород, Урал, Восточную Сибирь. «Угрюм-река не просто река, — нет такой, — писал автор. — Угрюм-река есть Жизнь. Так и надо читать».

Изменив названия населенных пунктов и рек, Шишков главными героями своего произведения сделал купцов и золотопромышленников Матониных, приехавших в Красноярский острог в конце XVII в.

Один из их потомков, душегуб Петр Матонин, перед смертью сообщил своему внуку Косьме место, где был зарыт клад с награбленным. На эти драгоценности Косьма приобрел три золотых прииска.

После смерти Косьмы главой семейства стал его сын Аверьян. Аверьян подарил на свадьбу своей племяннице кулон с бриллиантами, в котором один из гостей узнал кулон своей матери, убитой в тайге. Гостя объявили пьяным, и как-то замяли конфуз.

Шишков встречался с родственниками Матониных, посещал их прииски, беседовал с рабочими. (В романе Шишков описал забастовку — аналог ленских событий 1912 г., когда на золотых приисках расстреляли забастовавших рабочих.)

Благотворительность не помогла Матониным — с началом Первой мировой войны они обанкротились. В 1913 г. склеп Аверьяна разграбили, а в 1931 г. плиту с его могилы пустили на строительство свинарника.

Широко использовал писатель и фольклор: русскую лирическую песню, сибирские былички, легенды, предания, народную драму «Лодка».

Первая часть «романа страстей, положенных на бумагу», вышла в 1928 г. Полное издание «Угрюм-реки» увидело свет в 1933 г. Книга сразу же приобрела миллионы восторженных читателей.

«Угрюм-река» — роман о русском капитализме, о расцвете и крахе трех поколений сибирских купцов и предпринимателей Громовых.

Перед смертью Данило Громов рассказал сыну Петру о своем разбойничьем прошлом и о месте захоронения котла с награбленным. Вырыв клад, Петр открыл торговлю, отправил своего семнадцатилетнего сына Прохора на Угрюм-реку осваивать новые территории.

Телохранитель Прохора, нанятый его отцом — бывший каторжник, сосланный с Кавказа за кровную месть, черкес Ибрагим-Оглы спас подопечного от смерти в стычке с местными парнями. Не успев до зимы вернуться домой, путешественники едва не погибли от голода и холода, но на их счастье мимо проезжали на собаках якуты.

После этого Прохор побывал в гостях у купца Куприянова, дед которого вместе с Данилой Громовым «водили одну компанию», и так пришелся купцу по душе, что он задумал женить парня на своей дочери Нине.

Дома Петр Данилович за спасение сына «от неминучей смерти» пожертвовал Ибрагиму белого коня и заграничный штуцер. Сам он развел амуры с вдовой Анфисой Козыревой, некогда служившей у его отца в горничных.

Прохор, узнав про шашни отца и про страдания матери, тщетно пытался образумить родителя; Анфиса же, которой Прохор приглянулся еще до его отъезда на Угрюм-реку, стала всячески обхаживать его самого. Громов, любя и одновременно ненавидя «ведьму», едва не убил ее, но был остановлен Ибрагимом. Кончилось тем, что Прохор и Анфиса стали любовниками. Узнав про то, Петр Данилович поспешил отправить сынка на Угрюм-реку.

Прошло три года. Прохор, полный честолюбивых замыслов по организации «справедливого» предпринимательства, выстроил резиденцию «Громово», поездил по стране, «сосватал» к себе на завод талантливого инженера Протасова. От Анфисы приходили письма, и Прохор писал ей, но «почтарь» Ибрагим сжигал их все. Анфиса измучалась в тоске по Прохору, но и сама свела с ума полсела.

Женившись на Нине, Прохор обосновался в доме родителей. Куприянов за дочерью дал ему двести тысяч, золотой прииск, приданое. Петр Данилович подарил невестушке бриллиантовые серьги, в которых Куприянов узнал именные серьги своей матери, убитой вместе с отцом в тайге много лет назад.

Быть бы скандалу, суду и расстройству свадьбы, если бы Ибрагим не принял на себя вину за то убийство и не возвел на себя напраслину. Для обеих сторон было выгоднее породниться, чем сделаться врагами. Черкес был прощен.

Анфиса, у которой тоже был подарок от покойного Данилы — именная браслетка покойницы Куприяновой, стала шантажировать Прохора разоблачением. Тот, поклявшись ей в любви, договорился о свидании и ночью застрелил любовницу из ружья.

Читайте также:  Какие реки являются левыми притоками волги являются реки

Началось следствие. Следователь быстро установил, что убийца — Прохор. От переживаний Громова-старшего разбил паралич, а мать и вовсе скончалась. Сгорел дом Анфисы, а вместе с ним и улики.

На суде прокурор загнал Прохора в угол, но тот обвинил Ибрагима в убийстве не только Анфисы, но и супругов Куприяновых, и суд присяжных Громова оправдал, а Ибрагима отправил на каторгу.

Прошло несколько лет. Громов стал заправским золотодобытчиком. К своим капиталам он добавил еще и капиталы отца, которого упек в сумасшедший дом.

В столице за взятки Прохор приобрел золотоносный участок. Погуляв всласть, он стал жертвой карточных шулеров, был до полусмерти избит и выжил только благодаря своей могучей натуре.

В летний зной запылала тайга, грозя спалить все хозяйство Громова. Отчаявшийся Прохор пообещал людям увеличить зарплату и предоставить льготы, если они потушат пожар. Рабочие, забыв все обиды, спасли хозяина, но тот ограничился разовой подачкой. Даже пожар Громов использовал себе во благо — объявив себя банкротом, он добился через доверенных лиц снижения процентов с кредитов.

Начались волнения рабочих. Когда власти арестовали зачинщиков, была организована всеобщая забастовка. На защиту Громова от пятитысячной массы «наглых» рабочих из губернии прибыли представители «трех ведомств: юстиции, внутренних дел и военного. Они приехали с своей правдой, основа которой — насилие».

Когда люди двинулись к конторе, «по толпе широко стегнул свинец». На земле остались сотни трупов. Весть о расстреле докатилась до Питера и других городов, вызвав 500-тысячную стачку рабочих.

Прохора, на месяц сбежавшего из резиденции, стали посещать видения: мертвая шаманка Синильга из тунгусских поверий; тунгуска Джагда, изнасилованная им в юности и умершая при родах; Анфиса; Ибрагим-Оглы; отец; политический ссыльный Шапошников, вроде как сгоревший в доме Анфисы. Однако если первая тройка давно уже принадлежала миру мертвых, то вторая еще была жива.

«И все это вместе — стихия пожарища, галлюцинаций, призраки, кровь — нещадно било по нервам, путало мысли… Прохор Петрович жил теперь на одних нервах, подстегивая их алкоголем, табаком, кокаином».

На 10-летнем юбилее резиденции «Громово», куда прибыл губернатор с командой, Прохор предстал во всей своей красе — от безудержного бахвальства своими успехами до истеричного заявления: «Я — дьявол! Я — сатана!», чем зело скандализировал гостей. Спасла положение Нина, раздав чиновникам щедрые подарки.

Несмотря на запойное пьянство и помрачнение рассудка, Громов продолжал работать: взял крупные заказы на добычу угля, пустил новый цементный завод, собирался построить «университеты, винокуренные заводы, инженерные школы, торговые ряды, пассажи, театры».

Мечтаниям Прохора нанес сокрушительный удар беглый каторжник и вожак шайки грабителей Ибрагим-Оглы, захвативший его в тайге. Разбойники едва не разорвали Прошку двумя елями, но в последнюю минуту черкес отпустил его на волю. Громов объявил награду за голову Ибрагима, но что сталось с каторжником, так никто толком и не узнал.

Прохор едва не зарезал бритвой Нину, забравшую в свои руки все бразды правления громовских предприятий, а в пьяной драке застрелил своего приятеля — дьякона. Главный инженер Протасов покинул Громова, и с его отъездом хозяйственные дела оказались окончательно запутанными, к тому же со всех сторон напирали конкуренты.

«Прохору захотелось крыльев. Он желал умчаться ввысь от жизни. Ему захотелось навсегда покинуть шар земной, эту горькую, как полынь, суету жизни».

«Кто я, выродок из выродков? — в последних проблесках сознания писал Громов. — Я ни во что, я никому на верю. Для меня нет бога, нет черта… сам себе я бог и царь». Прохор в помрачении рассудка, ведомый призрачными голосами, забрался на башню и прыгнул с нее — «трепет и ужас исчезли, жизнь человека пресеклась».

В эпилог романа прекрасно подошел бы абзац из его середины. «Иначе не могло и быть. Потому что нашего Прохора родил Петр Данилыч, развратник и пьяница. Петра же Данилыча родил дед Данило, разбойник. Яблоко, сук и яблоня — все от единого корня, из одной земли, уснащенной человеческой кровью».

Особую роль в романе играют три образа: Синильга, олицетворяющая укоры нечистой совести Прохора; «домашний» волк — самое близкое Громову существо, которое он, казня себя самого, однажды избил до полусмерти; и сплав двух слов — «золото» и «грабеж», за который все персонажи отдали свои души и свои жизни.

В 1933 г. Шишков написал пьесу «Угрюм-река», в 1938 создал либретто одноименной оперы.

В СССР на Свердловской киностудии в 1968 г. режиссером Я. Лапшиным был снят 4-х серийный телефильм «Угрюм-река», близкий к духу романа.

© Copyright: Виорэль Ломов, 2013
Свидетельство о публикации №213091200337 Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении Другие произведения автора Виорэль Ломов Здравствуйте, Виорэль!
Прочитала вчера и сегодня вернулась, чтобы сказать, как всегда от души.
Когда в юности я прочитала роман Угрюм-река, у меня было не угрюмое чувство, а чувство, будто я окунулась в жизнь страшных и диких нравов. Просто какая-то безудержная вакханалия отношений, между всеми: родными, близкими, между ворами, разбойниками-душегубами, такая картина суровой природы и диких нравов людей. Там даже любовь была, незнающая Бога.
Есть такая разновидность поговорки про яблоки, так вот я слышала такую — «От яблони яблоки, а от ёлки шишки». Видно и впрямь в суровом краю люди всё ёлки, да кедры, а отпрыски, понятно не яблоки, а всё шишки.
И ко всему безнравственному существованию героев, меня просто ошеломило описанное в романе застолье, такое ощущение, что все человеческие грехи собрались за общим столом общего греховного чревоугодия.
Но при всём этом, понимаешь, что такие нравы просто существовали, разные времена, разные люди, разное общество, оно, конечно же, меняется, но и сегодня мы как-то далеки от нравственной высоты.

С уважением, светлым чувством всегда к Вам, Надежда.

Добрый день, Надежда!
Мне кажется, Шишков в этом романе достиг максимума возможного, реалистически описывая звериное в человеке. Это звериное становится воистину нечеловеческим в условиях природы и нравов, обесцененных золотом.
Доброго Вам вечера и светлых мыслей!
Спасибо за такой прекрасный отзыв!
С теплом,
Виорэль.

Источник