Меню

Жил у речки под корягой хитрый рак отшельник был он

Отшельник (СИ) — Шкенев Сергей Николаевич

— Да нешто мы твоё без спросу возьмём, княже? — немного спустя оправдывался Первуша. — Зачем нам та граната, ежели и без того было чему гореть.

— Ага, — подтвердил его младший брат. — Они же на Москву шли.

— И причём здесь Москва?

— Осаждать, стало быть, хотели. А что за осада без горючих припасов? Там и дёготь, и смола, и даже ворвани чуток. Мы только подпалили, а дальше оно само грохнуло!

— Так и было, — кивнул Первуша. — Рядом бочки с медами стояли, вот они и бросились. Нет, княже, не бочки бросились, а тверичи спасать полезли.

— Ажно сердце кровью обливалось, когда поджигал, — тяжело вздохнул Вторуша и громко икнул. — Монастырские меды, не хрен собачий!

Дышать он старался в сторону, но это Самарина уже не интересовало. А вот поп, всё ещё связанный, вызывал интерес.

— Вы его не убили?

— Я легонечко, — смутился Вторуша. — Как бабу по заднице хлопнул.

— Прокляну! — пообещал священник не открывая глаз. — Ты на кого руку поднял?

— Вот! — поп с трудом разлепил заплывший левый глаз. — А я кто?

— Грек? — предположил ополченец. — Тогда на мне греха нет.

— Сам ты грек! — от возмущения у батюшки открылся второй глаз. — Я митрополит!

— Брешешь, собака! — ухмыльнулся Вторуша. — Митрополита Евлогия я видел, и ты на него не похож. Вот тебя ужо наш князь за наглую лжу на кол посадит!

— Знамо какой, — ополченец показал на стоящего рядом Самарина. — Князь Андрей Михайлович.

Скорее всего, поп что-то уже слышал про пришельцев из Беловодья, опекающих малолетнего кесаря, потому что побледнел и замолчал.

— Первуша, развяжи его.

— Одного уже… того самого… — ополченец показал пальцем на прореху в чехле бронежилета. — Тыкнет ножиком, а сам скажет, что господь покарал. Греки — они такие.

— Не грек я, — нарушил молчание священник. — Митрополит Киевский и всея Руси.

— Киев под Литвой давным-давно, — хмыкнул Первуша. — А литвины не лучше греков. Не просто так же его тверичи судили.

— От них князь Борис Александрович сбежал.

— А судили за что? — поинтересовался Самарин.

— Да не судили меня! — плюнул поп, но попал себе на бороду. — Они с Иоанном Васильевичем хотели замириться моей головой.

— Зачем государю-кесарю твоя голова?

— Говорю же… митрополит я. Наверное, уже бывший.

— А вот насчёт этого мы чуть позже решим, — улыбнулся Самарин. — Развяжи его, Первуша.

Шемяку убил Филин. Да, вот так — Великого Князя Московского Дмитрия Юрьевича зарезал староста захудалой деревушки, попросту ударив ножом навстречу метнувшейся в темноте подземелья тени. Впоследствии многие не верили в нелепую и совсем негероическую смерть князя, а досужие умы сочинили былину о страшной битве, где кровь текла рекой и трупы громоздились до небес. Справедливости ради нужно сказать, что Шемяка в тех былинах был персонажем отрицательным, а пролитая кровь принадлежала загубленным в колдовских целях христианским невинным младенцам. Именно поэтому действие и происходило в жутких подземельях. Где же ещё должно располагаться логово самозванца и людоеда?

На самом деле всё было проще.

— Твою мать… — громко прошипел ползущий впереди Николай, когда его руки провалились в какую-то яму, из-за чего генерал ткнулся лицом в траву и чуть не расквасил нос. — Какая свинья тут накопала?

Филин подполз поближе и потыкал ножом — лезвие глухо стукнулось в дерево. Ткнул чуть в стороне — заскрежетало по камню.

— Отдушина здесь, боярин. Щитом укрыта и присыпана.

— Какая ещё отдушина?

— Из подземного хода. Сам-то он глубже идёт, а продухи наружу. Видать недавно сделали, если земля толком не слежалась и осела.

— Предлагаешь копать? — оживился Николай.

В двадцать первом веке о московских подземельях не слышали разве что аквариумные рыбки, да и то лишь потому, что не умеют читать и не смотрят телевизор. А в девяностые годы двадцатого века ужасные истории про секретное метро, крыс-мутантов размером с собаку, библиотеку Ивана Грозного и прочее, вообще звучали чуть ли не из каждого утюга. Помните, наверное? Как маленький мальчик зашёл в подвал в Южном Бутово, а через полтора года вышел из стены на колокольне Ивана Великого. Как журналисты «Московского комсомольца» нашли в заброшенной ветке метро атомную бомбу, но были расстреляны где-то под Садовым Кольцом призраком Малюты Скуратова.

Врали много. Врали с огоньком, фантазией и энтузиазмом, но определённая доля правды в этом вранье была — подземелья действительно существовали, и копать их начали задолго до Ивана Калиты, и уж тем более до Ивана Грозного. Любой город возрастом за пять столетий стоит на подземельях, только не про все так увлекательно рассказывают.

По первоначальному плану собирались попасть в занятую сторонниками Шемяки часть Кремля через стену, снять часовых, если они будут, и забраться наверх по верёвке. Приготовили и крепкие кошки, и толстый капроновый шнур с узлами. Ну что же, если можно пройти низом без лишних жертв, даже лучше будет.

Филин снял с пояса лопатку и поплевал на ладони. Эх, добрую справу боярин подарил! Говорил, что такие лопатки во всём свете только два мастера делают — братья Наваша да Кулебака, но где они живут, так и не сказал.

(*** Автор пользуется инструментом из Навашино и Кулебак, чего и вам советует. J)

И всё же это оказалась не отдушина, а полноценный лаз с вмурованными в кирпичную кладку железными скобами. Вылазку в тыл к осаждающим через него не сделаешь, но гонца за подмогой послать, или лазутчикам вернуться в самый раз. Потому и прикрыли небрежно, что недавно пользовались. Да и что стараться прятать, если осадившие Москву литвины близко к стенам не подходят, опасаясь метких стрел? Шемяка бы и рад пустить, но сам Казимир не пойдёт, а вот его вои сразу грабить начнут. Так что тоже отстреливается от незваных гостей, выжидая невесть что.

И надо же было случиться такому совпадению — как раз эту ночь выбрал Вадим Кукушкин для психической атаки. Николай, едва только услышал разухабистые вопли знаменитого в двадцать первом веке румына, сразу догадался о грядущих неприятностях и скомандовал:

— Быстро все вниз!

Филин моментально скрылся в темном провале колодца, а второй любимовский ополченец застыл на месте, оглушённый и перепуганный ужасающими звуками.

— Селиван, хрен тебе в карман! — мощный генеральский подзатыльник вывел бойца из оцепенения. — Спускайся!

Николай кричал во всё горло, и уже не опасался караульных на стенах. Если интуиция не обманывает, у караула сейчас найдётся более интересное занятие. Сам спустился последним, задвинув над головой поросшую дёрном крышку.

Что там случилось наверху, ещё непонятно, но выложенный кирпичами пол тоннеля пару раз ощутимо вздрогнул под ногами, и с потолка посыпалась пыль.

— Землетрясение, — со знанием дела произнёс Филин. — Мы как-то раз решили афонских монахов… А оно как тряхнёт! Так и вернулись пустыми.

Генерал не стал уточнять у простого деревенского старосты подробности. Мало ли… на богомолье ходил, или ещё какая причина.

— В Москве землетрясений не бывает.

— А это тогда что? — Филин направил фонарик в потолок.

— Я так думаю — Вадик окаянствует.

— Этот могёт, — согласился староста, побаивающийся Кукушкина после обязательного курса прививок. — Лекари, они завсегда самые страшные люди.

— Да ты у нас философ, — усмехнулся генерал. — Будешь главным специалистом по подземельям.

Филин молча пожал плечами. Боярину виднее, сказал быть главным, значит так оно и правильно. А что до подземелий, опыт и в самом деле имеется. Этот ход, между прочим, получше других — тут хотя бы камни сверху не падают, и острые копья их стен не выскакивают. Сырость большая в здешних ходах, вот хитрые ловушки и не живут долго. А вот, к примеру, в том же Афоне… Хотя чего про него вспоминать, дело прошлое, и те грехи давно отмолены.

Источник

Рак-отшельник путешественник

Виктор Квашин Рак-отшельник и морская звезда

Жил был маленький рак-отшельник под большим камнем среди зарослей водорослей. Ему страшно было покидать своё убежище. Ведь он крепко накрепко запомнил, как мама-рачиха внушала ему и его братьям-сёстрам, тогда ещё икринкам:

– Никому не доверяйте, ни с кем не дружите, всего опасайтесь, никуда не удаляйтесь!

Она повторяла это много-много раз, пока икринки были прикреплены у неё под брюшком. И теперь, живя под камнем, маленький рак-отшельник хоть и был уютно закрыт в своём домике-ракушке, а всё равно опасался всяческих врагов и неожиданностей.

Но до сих пор было всё спокойно, никто на него не нападал. И стало рачку-отшельнику скучно. Сколько же можно так вот сидеть под камнем, ничего не видя и не зная, что там, снаружи.

Вдруг рачок заметил движение. Необыкновенное цветное существо очень медленно двигалось по дну в его сторону. У этого зверя было пять длинных лап, а на каждой лапе очень-очень много маленьких ножек с присосками.

Рачок сразу спрятался в раковину и прикрыл вход клешнёй. Но ничего страшного пока не происходило. Рачку надоело ждать, и он выставил наружу сначала один глаз на стебельке, потом второй. Повращал глазами туда-сюда – вроде бы не опасно. Этот пятилапый зверь двигался тихонько по дну мимо камня. И тогда маленький рак-отшельник решился. Он выставил из ракушки всю свою переднюю часть и помахал неведомому зверю длинными усами:

– Эй, кто ты, зверь о пяти лапах?

Неведомое существо остановилось.

– Ах, рак-отшельник! Что же ты сидишь там, под камнем? Выходи, познакомимся. Я – морская звезда.

– Ой, как здорово – морская звезда! Я никогда не встречался с морскими звёздами! Если честно, я почти ни с кем в море ещё не встречался, – грустно сказал рачок-отшельник.

– Вот и давай подружим с тобой! – сказала морская звезда и двинулась к раку-отшельнику.

Как обрадовался рачок-отшельник! Наконец, он не один, наконец, есть с кем поговорить. Ведь морская звезда постоянно передвигается и, наверно, многое знает.

– Да, давай дружить, морская звезда! Скажи, пожалуйста, а что там, вдалеке от моего камня, за теми густыми водорослями?

– О, мой маленький друг, там – великое и бесконечное Море! Представляешь, я иду по дну уже не один год, а конца этому морю не предвидится.

– А там, далеко, есть ещё раки-отшельники?

– Конечно, там не только раки-отшельники, там и рыбы, и крабы, и моллюски, и ужасный зверь осьминог… но тебе уже нечего бояться, мой вкусненький дружок, ведь ты теперь со мной.

При этом морская звезда обняла своими многочисленными ножками раковину рачка и подтянула прямо к своему рту, который выдвинулся наружу и прямо-таки облепил рачка-отшельника.

– Дружок, так хочется тебя поцеловать!

– Эй! Ты, оказывается, обманщица! – вскрикнул рачок и больно ущипнул звезду своей большой клешнёй.

– Фу, какой невежда! Не умеешь ты дружить, – сказала морская звезда, сделала вид, что обиделась и поползла прочь.

«А ведь мама верно говорила, что нельзя в море незнакомым доверять», – подумал рачок и заполз поглубже под камень.

Рак-отшельник и камбала

Сидел рачок-отшельник под камнем и думал. А мысли всё время возвращались к встрече с коварной морской звездой. «Вот ведь как получается: хоть она меня чуть не съела, зато я столько интересного от неё узнал! Это надо же – Морю нет конца! Вот бы так же как звезда ходить и ходить по дну из года в год, сколько интересного можно увидеть!»

Так думал маленький рак-отшельник, и чем больше размышлял, тем больше ему хотелось посмотреть бескрайнее Море. И однажды он решился. Вылез из-под камня, пробрался сквозь заросли водорослей и оказался на краю песчаного дна. Песочек мелкий-мелкий, белый-белый и волночками весь покрыт – красотища!

Осмотрелся рак-отшельник – никого не видно. Эх, будь что будет! И пошёл по песочному дну – только след за ним ровненький остаётся. Обернулся – красота: водоросли на краю песчаного дна колышутся, за ними камни просматриваются, вода сине-зелёная, чистая, прозрачная. Здорово!

Очень такое зрелище нравится рачку-отшельнику! И так он повернётся, и в другую сторону посмотрит… Вдруг, прямо перед ним – клешнёй дотянуться можно – два круглых глаза из-под песка поднялись и вращаются. Потом прямо в песке рот открылся и говорит:

– И сколько ты по мне топтаться собираешься? Всю добычу мне распугал!

– Ой, простите, я же не знал, что вы здесь, подо мной… а вы кто?

– Как же ты морских обитателей не знаешь? Я – камбала.

– А почему же вы под песком сидите?

– Мне так хорошо: меня хищники не замечают, зато я добычу вижу.

– А давайте с вами дружить, уважаемая камбала!

Камбала повертела глазами, подумала, потом сказала:

– Дружить – это хорошо. Но как же мы с тобой дружить будем? Ты ползаешь по дну, раковину на спине таскаешь, я плаваю или в песок зарывшись лежу. Вряд ли у нас дружба получится, слишком мы разные.

– Тогда хоть расскажите мне о Море и о его обитателях, – попросил рачок-отшельник. – Я ведь совсем ничего не знаю.

– Ишь ты – «о Море»! Море – оно без конца и края. Сколько не плыви, никогда всё Море не проплывёшь! А обитателей так много, что если я стану тебе их перечислять, то останусь голодной.

– Ну, хотя бы о самых страшных расскажите.

– Для меня акула – очень страшная рыба. Но таких как ты акулы не едят, не станут они зубы о ракушку ломать. А для тебя самый ужасный, пожалуй, осьминог. Этот зверь абсолютно незаметный, словно камень на дне, плавает очень быстро, а щупальца у него имеют волшебные свойства – если к кому прикоснутся, тот уже не вырвется, каким бы сильным не был. Ну, и клюв у осьминога такой мощный, что твоя ракушка только хрустнет! Так что, осьминога остерегайся. А сейчас сойди с моей спины в сторонку, да побыстрее. Вон, в нашу сторону полихета плывёт. Ах, как я люблю полихет!

Не успел рачок как следует отползти, как вдруг песок вихрем поднялся вверх, камбала взвилась ото дна, распахнула рот, да и проглотила несчастную полихету.

Улёгся песок на дно, огляделся рак-отшельник: где же камбала? Нет камбалы, словно испарилась! «Ну что это за дружба, если друг так прячется? Наверно она права: слишком мы разные», – подумал рачок-отшельник и двинулся по песку дальше, на другой край песчаного дна, где колыхались водоросли совсем иного внешнего вида, чем в том месте, где рачок жил сначала.

Рак-отшельник и креветка

Рачок вошёл в заросли зелёных водорослей. Таких он ещё не видел. В том месте, где он родился, произрастали водоросли бурого цвета. Рачок любовался медленным колыханием зелёных стеблей, как вдруг один стебелёк отделился и подплыл к нему. Рачок рассмотрел у него усики, ножки и даже глазки на стебельках, почти как у самого рачка-отшельника.

– Здравствуйте, – сказало существо, – меня зовут креветка, я живу в этих зарослях всю свою жизнь и никуда не уплываю, потому что так наставляла меня мама-креветка. А вы, как я вижу, путешествуете и, наверное, посмотрели всё Море. Расскажите мне о нём, пожалуйста!

Рачку-отшельнику стало приятно, что его назвали путешественником.

– Здравствуйте, уважаемая креветка, – сказал он. – Меня зовут рак-отшельник. Что я могу утверждать наверняка, так это то, что Море – бескрайне! Ни у кого не хватит жизни, чтобы проплыть его всё! Но, по правде говоря, я и сам узнал это от других. Путешествую я совсем недавно и ещё недостаточно изучил обитателей нашего водного мира. Ещё могу подсказать вам, что самый опасный обитатель морского дна называется осьминог. Но я его ещё не встречал. К счастью.

– О, вы так много знаете! Давайте же будем дружить, дорогой рак-отшельник! Вам не кажется, что мы чем-то похожи?

Креветка подплыла совсем близко, и рачок подумал: «Какая неосторожная! А если бы я был хищником, ведь я мог бы её проглотить! Но с другой стороны, если подумать, надо же как-то заводить друзей. Я ведь тоже доверяю этой креветочке».

Они рассматривали друг друга. Действительно, у обоих было много похожего: почти одинаковая головогрудь, покрытая панцирем, такие же длинные усы, глаза на стебельках, у креветочки были даже клешни, но очень маленькие. Рачку-отшельнику показалось, что у него с креветкой одинаковое количество ножек. Чтобы их посчитать, рачок даже вылез на короткое время из своей раковины. Он осмотрел свою заднюю часть и произнёс:

Читайте также:  Кто выдал тома сойера что он купался в реке

– А хвост у вас просто прелестный, гораздо красивее моего!

Креветка от радости так дёрнула своим хвостиком, что сразу оказалась далеко в зарослях.

– Ой, простите, это я от неожиданности. Нельзя же так хвалить скромную креветку… – и рачку показалось, что усики у креветки покраснели.

– А не хотите ли немного прогуляться? – спросил рачок.

– Мама мне запрещала, но мне так хочется путешествовать!

– Мы тут недалеко, по песочку пройдёмся и сразу вернёмся. Поверьте, я уже пересекал это пространство и не встретил ничего опасного.

Рак-отшельник шёл несколько впереди и то и дело показывал клешнёй:

– Посмотрите налево, там изящная отдельно растущая красная водоросль.

– Обратите внимание направо: какая крупная раковина брюхоногого моллюска! А ведь в ней некогда кто-то проживал. Если я дорасту, займу когда-нибудь эту раковину.

– А вон, видите, из песка глаза виднеются? Это камбала, помните, я вам рассказывал…

Они пересекли почти всё пространство, покрытое белым песком. Креветка была без ума от захватывающей красоты подводного мира.

– Видите, там небольшая скала, а под ней нечто вроде грота, – сказал рак-отшельник. – Давайте укроемся в нём и в безопасности обсудим, что мы видели, а после двинемся дальше.

Креветка и в мыслях не держала спорить с умнейшим и отважным путешественником. Конечно, она последовала с ним. Рак, как ему свойственно, нёс свой домик по дну, а креветочка плыла несколько над ним, то отставая, то немного опережая. У креветок способ плавания такой – скачками, причём, хвостом вперёд. Перед скалой креветка ускорила своё плавание и первой оказалась у входа в грот. И вдруг.

Это произошло так неожиданно, что креветочка даже хвостом хлопнуть не успела. Из грота стремительно вылетело нечто длинное, схватило креветку и утащило в грот.

Рачок с испугу бросился в первое попавшееся убежище – что-то вроде норы, и спрятался в раковину, закрыв вход клешнёй.

Ему было очень страшно! Но он всё-таки приоткрыл клешню и выставил глаз на стебельке. В нише, куда утащили его спутницу, переливалась всеми цветами некая масса… Ужасное зрелище!

Рак-отшельник и бычок

– Тьфу! – сказал некто, и рачок полетел кубарем и оказался на песке. У него было такое ощущение, будто его выплюнули. Но раздумывать было некогда, рачок снова ринулся в ту же нору – нельзя же оставаться на открытом месте, когда рядом такое чудовище! Но нора вдруг захлопнулась, по бокам от неё показались два больших глаза и рачок понял, что это огромная голова!

– Не бойся, – сказала голова, – я ракушки не ем. Но больше в рот ко мне не забирайся!

– Простите меня, – прошептал рак-отшельник. – Я так от страха поступил. Вы видели ЭТО?

– Ещё бы! Я потому и замер с открытым ртом, несмотря на то, что ты в него забрался. Нельзя было шевелиться, чтобы ОН не заметил.

– А если бы заметил?

– Тогда ты уже не разговаривал бы со мной. Я был бы там же, где твоя несчастная спутница.

– Ох, зачем я позвал её путешествовать! Мне так жаль… Но скажите же, кто ЭТОТ жуткий в пещере?

– Ах, так ты до сих пор не понял? Это же сам ОСЬМИНОГ!

– Какой ужас! – воскликнул рачок-отшельник и спрятался в домик.

Так он сидел, укрывшись в ракушке, довольно долго и переживал случившееся. Но сколько же можно сидеть неподвижно? Рачок выставил глаза. Ничего не изменилось, кроме того, что этот глазастый снова открыл свою пасть.

– Скажите, пожалуйста, а как вас зовут? – спросил рачок.

– Здравствуйте! С этого надо было начинать. Я – бычок!

– И вы вот так тут сидите постоянно?

– Ну, бывает, плаваю немного, для разминки. А в основном, мне лежать на дне нравится.

– Я тоже подолгу на одном месте бываю, – сказал рак-отшельник. – Мы ведь похожи, правда? Давайте дружить, уважаемый бычок?

– Ну, какие мы с тобой друзья? И не похожи мы вовсе. Я – рыба, ты рак, какая уж тут похожесть. Я сижу ведь не просто так, я охочусь. А ты мне пищу распугиваешь. А охочусь я, знаешь как? Ого-го! Пастью хлоп – и проглотил! Понял? Тебе вряд ли такое зрелище понравится. Шёл бы ты дальше путешествовать.

Ничего не оставалось рачку-отшельнику, как покинуть это несчастливое место.

Рак-отшельник меняет квартиру

И поплёлся рак-отшельник по дну в одиночестве, волоча свою раковину-домик. Он решил как можно дальше уйти от несчастного места, где обитает страшный-престрашный осьминог.

Рачок пробрался сквозь густой лес морской травы, снова пересёк песчаное пространство, по которому ползали многочисленные и разнообразные звёзды, перебрался через гряду камней, покрытых разными животными. Теперь он не пытался знакомиться с другими обитателями моря, потому что опасался их и потому, что у него совсем не было настроения.

Иногда он находил пищу и съедал её, забравшись в укромное местечко. А затем двигался дальше, почти не останавливаясь. В море было то светло, то становилось темно, но это не останавливало рачка-отшельника.

Но вот, однажды он увидел необыкновенную раковину, которая привлекла его внимание. Он осторожно подкрался, постучал клешнёй.

– Эй, есть кто-нибудь дома?

Ему не ответили. Тогда рачок осторожно заглянул внутрь и увидел, что в раковине совершенно никого нет. А раковина была хороша и внутри, и снаружи и так нравилась рачку, что он не мог отвести взгляд.

«Ах, вот бы у меня была такая! – подумал рачок. – Но она велика мне…»

Делать было нечего. Рачок ещё раз полюбовался находкой и пошёл своей дорогой.

И вдруг пришла умная мысль: «А почему бы не попробовать переселиться в эту прелестную раковину? Ну, хотя бы примерить».

Он со всех ног побежал обратно, опасаясь, что кто-нибудь более сильный уже присвоил замечательный домик. Но раковина лежала на прежнем месте и никого вокруг не наблюдалось. Рачок быстро вынул своё беззащитное тело из старой тесной раковинки и надел на себя просторный, комфортный домик. Да, жилище было несколько свободным, его было трудно удерживать на теле. Но снимать такую красоту рак-отшельник уже не хотел. Он подтащил свой новый дом в укрытие под нависающим камнем и решил тут переждать и подумать, а заодно и отдохнуть.

Теперь он целыми днями и ночами находился на месте и никуда не желал двигаться. А между тем, тело его наливалось силой, панцирь становился тесным и неудобным настолько, что хотелось его скинуть, чтобы не мешал.

И однажды такое случилось само собой. Одежда рачка лопнула вдруг вдоль брюшка по всей длине, и раку оставалось только вытащить из неё своё тело.

Ой, какая стала мягкая, нежная кожа! Его тело чувствовало движение воды, и даже щекотное прикосновение собственных усиков.

— Меня же теперь любой может съесть! – испугался рак, забился в новое жилище и прикрыл вход клешнёй, которая тоже была мягкой.

Так он сидел, не двигаясь, несколько дней и однажды почувствовал, что его кожа уже не так чувствительна. Он осторожно постучал клешнёй по раковине. Раздался звонкий звук – клешня была твёрдой! Твёрдой была и вся головогрудь, и все ноги. О, как это обрадовало рака-отшельника! Теперь было уже вовсе не страшно.

Он решил хоть немного прогуляться. И вдруг отметил, что идти ему не трудно, а раковина сидит на теле удобно, в самый раз!

– Вот это да – я вырос как раз до размера нового дома! Ура! Теперь снова можно путешествовать!

Рак отшельник и краб

Рак-отшельник давно заметил, что если идти в сторону наклона дна, то становится всё темнее и темнее, а если подниматься по склону, то всё светлее. Вниз он ходил довольно далеко. Там холодно и почти никто не живёт. Теперь рак решил достичь самой светлой части моря. Он пошёл по склону дна вверх.

Шёл он уверенно, потому что уже имел жизненный опыт. К тому же, он стал значительно крупнее и сильнее, да и домик у него теперь не каждому по зубам. Рак-отшельник настолько осмелел, что однажды просто переполз через морскую звезду, попавшуюся на пути. Звезда от такой наглости чуть не поперхнулась поедаемым моллюском. Рак-отшельник чувствовал себя героем!

Но нельзя же идти без остановки, даже ракам иногда нужен отдых. Рак-отшельник нашёл укромное местечко, прикрылся клешнёй и уснул. Но одним глазом всё-таки посматривал в щелочку.

Неожиданно снаружи потемнело. Кто-то очень большой закрыл свет, нависая над домиком рака-отшельника. Через некоторое время раздался голос:

– Ну, меня-то тебе не стоит опасаться, дружище. Мы как-никак родственники. Да покажись ты наконец!

Рак выглянул, сказал: «Здравствуйте» и принялся разглядывать непонятное и очень большое существо. Ну, да, кое-что схожее у них было. В первую очередь обращали на себя очень большие клешни. «Интересно, – подумал рак-отшельник, – такой клешнёй он сможет раздавить мой дом?» Потом, похожими были ноги. Головогрудь была широкая и уплощённая, покрытая крепким панцирем. Конечно, такому зверю ракушка для укрытия не понадобится. Да и не отыскать раковину таких размеров! А вот глаза на стебельках были очень похожими, можно сказать, родные рачьи глаза!

– Так вы – рак? – спросил рак-отшельник.

– Ну, молодец, догадался. Конечно, я ракообразный, но зовут меня краб. Не стесняйся, вылезай, поболтаем. Тут, знаешь, и поговорить по душам не с кем, ты не заметил?

– Заметил, – вздохнул рак-отшельник, но полностью вылезать из раковины не стал. Кто знает, что на уме у этого краба?

Краб оказался добродушным здоровяком и хорошим собеседником. Они о многом переговорили, в том числе о судьбах ракообразных. Рак-отшельник вспомнил креветку, погибшую в щупальцах осьминога.

– Да, осьминоги – они такие. Я бы сказал, к ракообразным они безжалостны, – промолвил краб.

– Вы, наверно столько всего повидали ужасного за свою жизнь? – спросил рак-отшельник.
– Да уж, за двадцать лет всякого навидался!

– Двадцать лет! Вам удалось прожить целых двадцать лет? А я всего год живу, – сказал рак-отшельник. – Я вам завидую.

– Да, знаешь, повезло мне, надо сказать. Избежал всех зубов, клешней и щупалец.

– Конечно, избежать щупалец осьминога – самое большое везение, правда?

– Да, в море для ракообразных нет ужаснее зверя, чем осьминог, но есть в мире гораздо более страшный зверь.

– Неужели страшнее осьминога? Кто же это? Я даже не слыхал о таком. Где же он обитает и как его зовут?

– Обитает он ТАМ, – краб показал наверх, в сторону блестящей поверхности воды, – там, куда никто из нас добровольно попасть не может. Он – всесилен! Он выхватывает и уносит к себе в Верхний мир всех морских обитателей, даже огромных зубастых акул.

– И даже ужасных осьминогов?

– О, этим осьминогам иногда достаётся от него – всех повытаскивает из самых глубоких нор! Мне их иногда даже жалко становится.

– Да как же его зовут?

– Никто не знает. Он ведь с нами не разговаривает – вылавливает и уносит. И никто никогда не возвращается.

– А что он делает с теми, кого поймает?

– Я же говорю, никто не возвращается в море. Говорят, он всех съедает. Но это лишь предположение. Ещё выражаются иначе: кого он поймал, тот увидит конец света.

– Как же избежать такой участи?

– А никак не избежишь. Если он решил тобой пообедать, то только чудо может тебя спасти. Так что, просто не думай о нём, а живи своей жизнью в удовольствие.

Рак-отшельник и мальчик

После этого разговора рак-отшельник долго переживал. Но тот, из Верхнего мира не появлялся, и рак успокоился.

Он исследовал новые места морского дна и всё ближе подбирался к тому месту, где заканчивалась вода, и начинался иной мир. Тут волны с поверхности иногда достигали дна, колыхали водоросли, поднимали песок, мутили воду так, что песчинки застревали в жабрах. Но чаще море было спокойным, и рак-отшельник пытался рассмотреть сквозь прозрачную поверхность тот самый Верхний мир. Он видел то синее, то зелёное, но что это конкретно, догадаться было трудно.

Однажды в светлый и тихий день вода прогрелась настолько, что раку стало даже жарко. И тут с поверхности раздались необычные ритмичные звуки, послышались странные неведомые голоса. В воду вошли гигантские светлые колонны и стали переступать по дну. Рачок догадался, что это Он, тот самый из Верхнего мира, неведомый и самый страшный для всего живого в море. Бежать было поздно, да и говорил же краб, что убегать и прятаться бесполезно. Рачок сжался в своей ракушке, затаился, замер. «Пусть подумает, что ракушка пустая. Может, мне повезёт, и я поживу ещё немного».

И тут его подняло и выдернуло из воды на яркий свет, настолько яркий, что рачок вообще ничего не мог видеть.

– Мама, смотри, кого я нашёл! Смотри, какая красивая ракушка, а внутри кто-то есть!

– Молодец, сынок. Это рак-отшельник.

– Папа, мама, давайте возьмём его! Мы посадим его в аквариум, и я буду его кормить. Ну, пожалуйста!

– Ладно, посади его в банку. Дома определим ему место, у нас где-то хранится аквариум из-под рыбок.

В банке была плохая вода, она скоро пропала на жаре, и рак стал задыхаться. Если бы он не догадался выставить головогрудь на поверхность, то, пожалуй, умер бы. Хорошо, что воды в банке было немного.

Долго тряслась банка с водой, но наконец, её вынули из машины, принесли в дом. Рачка вместе с его домиком-ракушкой пересадили в круглый стеклянный аквариум, налили морской воды, которую привезли в бутылке с моря.

Стало легче дышать. Рачок понял, что пока его не съели, и стал осматриваться в поисках укрытия. Но укрытий не наблюдалось. Тогда он попытался найти выход и сбежать. Но и это не удавалось. Под ногами было твёрдое прозрачное дно и такие же стены. Сквозь них было видно, как передвигались чудовища Верхнего мира. Их было несколько. Подошёл тот, который поймал рака-отшельника, опустил в воду руку, покатал по дну рака-отшельника, насыпал ему какой-то пищи, которой рак никогда раньше не пробовал.

Пища оказалась вкусной. «Может, мне действительно повезло?» – подумал рак и принялся за еду. Если честно, с этими переживаниями он здорово проголодался. Наверно, он так много никогда не ел. Но пищи было намного больше, чем рак мог съесть. «Какое изобилие! – подумал рак. – Кажется тут, в Верхнем мире не так уж плохо, как считают морские жители».

Снаружи вдруг стало темно и тихо. Ничего не оставалось раку, как закрыться в домике и дремать.

Он проснулся от того, что ему стало плохо. Вода прокисла от избытка корма, в ней не осталось кислорода. Рак почувствовал, что умирает.

Вдруг вспыхнул свет, над аквариумом появился тот, кого называли «мама». Потом подошёл «папа».

– Смотри, ему кажется, плохо, – сказала мама. – Он наверно умрёт.

– Да и ладно, – сказал папа. Подумаешь, рак-отшельник. Сынок другого в следующий выходной найдёт. Их полно под камнями.

– Нет, ребёнок будет грустить. Надо попробовать спасти этого рака-отшельника.

– Ладно, давай ему что-нибудь положим, чтобы он мог вылезти на поверхность. Говорят, эти раки могут дышать воздухом. А завтра я привезу с пляжа хорошей морской воды. Дай вон ту тарелку. Вот, подойдёт. Пусть сидит.

– А если он умрёт? – спросила мама.

– Ну, что я могу сейчас сделать? Сдохнет, смоешь в унитаз. А сыну скажем, что сбежал ночью.

Тем временем, рак-отшельник отдышался на свежем воздухе. Последние слова он слышал, и понял, что «унитаз» – это и есть конец света, о котором говорил старый краб.

Утром тот, которого называли «сын» и «мой мальчик», первым делом подбежал к аквариуму.

– Мама, а что случилось, почему мой рачок сидит на тарелке над водой, а вода такая мутная?

– Сынок, ты бросил ему много корма, вода пропала, и твой рачок чуть не умер. Мы с папой его спасли. Папа сегодня после работы привезёт свежей воды с пляжа.

Рачок весь день сидел на тарелке. Ему было очень плохо. Всё тело его пересохло, ему хотелось в прохладную чистую воду. Сейчас он понял, как было прекрасно в том замечательном месте под камнем, где он когда-то родился, и где мама-рачиха наставляла своих детей, что не следует покидать убежище. «И зачем я её не послушался?! Наверно, мамы всегда правы».

Читайте также:  Африка река чад карта

Мальчик тоже весь день был грустным. Он подходил к аквариуму, брал в руки рака-отшельника, переворачивал, дул на него, тянул за клешню, спрашивал:

– Ты ещё жив? Ты не умирай, дождись папу, он воды из моря привезёт. Уже скоро.

Наконец, хлопнула дверь, и папа принёс большую бутыль воды.

– Держи, сынок, теперь твоему раку надолго хватит.

Аквариум помыли, налили чистой воды и пустили туда рака-отшельника. Мальчик долго смотрел сквозь стекло на своего рака. Но тот только сидел в своей ракушке и дышал, сидел и дышал. Есть он не стал, и вообще ничего теперь не хотел.

Так прошло три дня. Рак понял, что даже если ему будут каждый день привозить из моря чистую воду и кормить самой вкусной пищей, он всё равно больше никогда-никогда не увидит своего родного Моря, колышущиеся разноцветные водоросли, всяких плавающих и ползающих по дну обитателей. Рак даже однажды пожалел, что ужасный осьминог не съел его тогда вместо креветки.

И так рак-отшельник сидел в своей раковине и грустил. А снаружи, около аквариума грустил мальчик. А в пятницу, когда папа пришёл с работы и они всей семьёй сели ужинать, мальчик сказал:

– Моему рачку очень грустно. Ему плохо в неволе. Он мне сказал, что мечтает жить в море.

– Ну, ты, сын, фантазёр! – сказал папа. – Рак ему нашептал!

– Да, я слышал! Он сказал, что умрёт от горя, если мы его не выпустим! Давайте отвезём его снова в море!

– Ладно, – сказал папа, – погоду обещают хорошую, поедем завтра на пляж. Отпустишь там своего рака, который с тобой разговаривает.

– Ура! – закричал мальчик так громко, что даже рак-отшельник встрепенулся на дне аквариума. Ему показалось, что должно произойти что-то значительное.

Рак-отшельник снова дома

Утром рака снова пересадили в маленькую банку. Всю дорогу в машине мальчик держал банку на коленях и тихонько разговаривал с раком-отшельником.

– Эй, рачок, ты меня понимаешь? Знаешь, куда мы едем? Мы едем к морю. Там я тебя выпущу, и ты пойдёшь путешествовать по дну и увидишь снова свои родные места.

Рачок пытался как-то ответить, шевелил усиками, махал клешнёй. Он ведь не умел разговаривать как эти великаны из Верхнего мира.

Наконец, приехали. Мальчик вынес банку с раком-отшельником на берег, тихонько погладил красивую ракушку-домик и прошептал:

– Будь свободен, рачок!

Оказавшись в воде, рак-отшельник вздохнул полной грудью морскую соль и словно ожил. Но он не стал поспешно убегать, он видел сквозь воду лицо и грустные глаза мальчика. Это был поистине могущественный мальчик! Ведь он вернул рака в море из Верхнего мира – оттуда, откуда никто никогда не возвращается.

– Спасибо тебе, мальчик! – помахал рак клешнёй.

Источник



Виктор Драгунский — Живой уголок: Рассказ

Перед концом урока наша учительница, Раиса Ивановна, сказала:

— Ну, поздравляю вас, ребята! Школьный совет постановил устроить в нашей школе живой уголок. Такой маленький зоосад. Вы будете сами ухаживать и наблюдать за животными…

Я так и подпрыгнул! Это ведь очень интересно! Я сказал:

— А где будет помещаться живой уголок?

— На третьем этаже, — ответила Раиса Ивановна, — возле учительской.

— А как же, — говорю я, — зубробизон взойдет на третий этаж?

— Какой зубробизон? — спросила Раиса Ивановна,

— Лохматый, — сказал я, — с рогами и хвостом.

— Нет, — сказала Раиса Ивановна, — зубробизона у нас не будет, а будут мелкие ежики, птички, рыбки и мышки. И пусть каждый из вас принесет такое мелкое животное в наш живой уголок. До свиданья!

И я пошел домой, а потом во двор, и все думал, как бы завести у нас в живом уголке лося, яка или хотя бы бегемота, они такие красивые…

Но тут прибежал Мишка Слонов и как закричит:

— На Арбате в зоомагазине дают белых мышей!!

Я ужасно обрадовался и побежал к маме.

— Мама, — кричу я ей, — мама, кричи ура! На Арбате дают белых мышей.

— Кто дает, кому, зачем и почему я должна кричать ура?

— В зоомагазине дают, для живых уголков, дай мне денег, пожалуйста!

Мама взялась за сумочку и говорит:

— А зачем вам для живого уголка именно белые мыши? А почему вам не годятся простые серенькие мышата?

— Ну что ты, мама, — сказал я, — какое может быть сравнение? Серые мышки — это как простые, а белые — вроде диетические, понимаешь?

Тут мама шлепнула меня небольно, дала денег, и я припустился в магазин.

Там уже народу видимо-невидимо. Конечно, это понятно, потому что известно, кто же не любит белых мышей?! Поэтому в магазине была давка, и Мишка Слонов стал у прилавка следить, чтобы больше двух мышей в одни руки не отпускали. Но все-таки мне не повезло! Перед самым моим носом мыши кончились. Ведь это одно расстройство! Я не могу себе позволить покупать мышей на рынке, там за них с меня три шкуры сдерут. Я говорю продавщице:

— Когда будут еще мыши? А она:

— Когда с базы пришлют. В четвертом квартале, думаю, подкинут.

— Плохо вы снабжаете население мышками первой необходимости.

И ушел. И стал худеть от расстройства. А мама, как увидела мое выражение лица, всплеснула руками и говорит:

— Не расстраивайся, Денис, из-за мышей. Нету и не надо! Пойдем купим тебе рыбку! Для первоклассника самое хорошее дело — рыбка! Ты какую хочешь, а?

— А если поменьше? — говорит мама.

— Тогда моллинезию! — говорю я.

Моллинезия это маленькая такая рыбка, величиной с полспички.

И мы вернулись в магазин. Мама говорит:

— Почем у вас эти моллинезии? Я хочу купить десяточек таких малюток, для живого уголка!

А продавщица говорит:

— Полтора рубля штучка! Мама взялась за голову.

— Это, — сказала мама, — я и представить себе не могла! Пойдем, сынок, домой.

— А моллинезии, мама?

— Не нужно их нам, — говорит мама. — Они кусаются. Пойдем-ка, и вместо одной такой малявки купим огромного судака, или зеркального карпа, приготовим его в сметане, позовем Мишу и будем пировать. А моллинезии, ну их, они кусаются…

Но все-таки, скажите, что мне принести в живой уголок? Мыши кончились, а рыбки кусаются… Одно расстройство!

Источник

Конкурс Подводный Мир. Голосование

Избушка На Седьмом Небе Уважаемые авторы, благодарим вас всех за участие в конкурсе. Пришла пора
проголосовать за стихи, которые представлены в данной подборке. Посмотрите, какой интереснейший океанариум смогли мы создать с вашей помощью, какие редкие экземпляры подводного мира наши авторы нашли и описали.
Итак, голосуем! Вы можете отметить от 10 до 15 стихотворений. Будьте активными
и объективными. За себя не голосуем. Спасибо всем!

1. Подборка 1 (Сом и Красное море)

В сеть попался крупный сом,
Знать, ошибся адресом.

Ветер носит запах пряный,
Море к небу накренив,
Пополняет океаном
Через Аденский залив.
У коралловых колоний,
Как цветные леденцы —
Рыба-ангел, рыба-клоун
И «морские огурцы».
На свету переливаясь,
Плавниками шевелят —
То ли я на рыбу пялюсь,
То ли рыба на меня.
Здесь пятнистые мурены,
Черепахи и дельфин,
Словно в цирке на арену
Выплывают из глубин.
В море южном всё возможно,
Всё не сказка и не сон —
В треуголке с толстой рожей
(Так смешно и так похоже)
К нам плывёт Наполеон.*

*Рыба губан получила прозвище – наполеон – за большой вырост на лбу. Человеку, который описывал рыбу в первый раз, он показался похожим на треуголку.

3. Где же будет зимовать бедный Рак-отшельник?

Вышел как-то Рак покушать,
На минутку, на одну,
А волна его ракушку
Унесла на глубину.

Он присел, развёл клешнями,
Не на шутку загрустил
И спросил: – Что за цунами?
Обещали – будет штиль!

Эх, не смог сберечь последний,
Самый лучший свой приют!
Что же скажут мне соседи?
Непременно засмеют!

Нет, не буду с ними спорить,
Унесло – я даже рад!
Дом найду я попросторней,
Старый был мне тесноват.

4. Как сбылась одна мечта

Как-то глупая Кета,
Встретив толстого Кита,
Рассказала, что в Китае
Побывать – её мечта.

Кит в ответ: – Вот это да!
Повезло тебе тогда!
Завтра будешь, обещаю,
Я как раз плыву туда!

Так сбылась её мечта.
Приплыла в Китай Кета,
Есть деталька небольшая –
В брюхе толстого Кита.

5. Подборка 2. (Горбач и акула, Треска)

Кит горбач спросил: – Акула,
Я не выгляжу сутуло?
А акула горбачу:
– Ах, боюсь Вас огорчу!

– Простите, – сказала Треска, –
Порой я бываю резка.
Но плавать толпой в океане,
Поверьте, такая тоска!

6. Подборка 3. (химеры,летучие рыбки, кашалоты, морской чёрт, безмолвие глубин).

То не звёздные актрисы
В темноте пещер:
Рыба-кролик, рыба-крыса –
Из морских химер.

ПРО ЛЕТУЧИХ РЫБОК

Словно крылья, плавники
У летучих рыбок.
А морские гребешки
Скрылись от улыбок!

Нет врагов у кашалота
Кроме человека!
Раньше шла на них охота,
Было не до смеха:

И топили иногда
Китобойные суда!

ПРО МОРСКОГО ЧЁРТА

Жертву ждёт с приманкой злой
Очень хитрый чёрт морской!

Рыба-трубка, рыба-меч,
Рыба-чёрт и рыба-колос.
Не расслышать рыбью речь! —
Нам не слышен рыбий голос.

7. МОРСКАЯ ЗВЕЗДА

Живу я на дне, глубоко под водой.
Меня называют морскою звездой.
Солёные волны – стихия моя,
А рыбы и крабы – большие друзья.

С морскою собакой, пузатым коньком
Играем мы в прятки и травку жуём.
Нам в синей тиши на большой глубине
Живётся уютно, комфортно вполне.

Мы любим в коралловых парках гулять,
Друзей повидать и себя показать.
Растут здесь прелестные чудо-цветы
В объятиях трав неземной красоты.

Мы, звёзды, как феи невиданных снов,
Раскрашены в сотни различных цветов.
Во тьме океанов, в пучине морей
Светлей и спокойней от наших лучей.

Но я от медузы узнала вчера,
Что есть у меня где-то в небе сестра,
Что, так же, как я, лучезарна она,
Нежна и прекрасна, но так холодна!

А небо, как море, бывает седым,
То иссиня-тёмным, а то голубым.
Теперь о сестрёнке мечтаю своей.
Но как же, скажите, нам свидеться с ней?

Я слышала: падают звёзды порой,
Летят с небосвода на встречу с землёй.
Однажды, сорвавшись, она упадёт
И море, где я обитаю, найдёт,

Восторженно вспыхнет и, кажется мне,
Она отогреется в теплой волне…
Ведь мы так похожи с сестрёнкой моей!
Быть может, когда-то мы встретимся с ней?
.

8. РЫБА — ИГЛА
.
Работящая Рыба-игла:
У неё постоянно – дела.
В ушко вдеть надо прочную нитку,
Чтобы сшить осьминогу накидку.

Крабу надо пришить капюшон,
Завтра в путь отправляется он.
Окунь ждёт пиджачок по заказу,
Скат – чулки на все щупальца сразу.

Две белуги вчера заказали
Каждой сшить сарафан из вуали.
Скоро свадьба плотвы, говорят,
Нужно сшить ей вечерний наряд.

А для свахи, для тёти горбуши –
Платье яркое в складках и рюшах…
Так что дело найдётся всегда,
Хоть кругом не земля, а вода.

Рукодельница Рыба-игла
И НА ДНЕ примененье нашла!
… Тем, кто с детства не любит трудиться,
Может, этот стишок пригодится?

О портнихе подумает кто-то,
И найдётся по нраву работа!

9. Подборка 4 (нарвал, губан, рак-богомол, морской ангел, сом. кальмар)

Перекликаясь, дрейфуют во льдах Антарктиды
Единороги, такие чудесные с виду.
Пусть на коней совершенно они не похожи,
Может быть, рог их волшебный и сказочный тоже?

Привлекает электрическим свечением
Всех подруг, со всех сторон — без исключения:
Ведь мигающий губан походит сильно
На нарядную витрину — очень стильно!

Рак-богомол — он так наряден и красив!
Со стороны смотреть — полнейший позитив.
Но очень многих эти краски обманули —
Удар клешни его сродни удару пули!

Такой вот у этой акулы обычай:
Зароется в ил и следит за добычей;
А внешне она так похожа на ската.
Их мало на свете осталось, ребята.

Хитёр губкоподобный сом,
Поскольку «ездит зайцем»:
Прилепится он к рыбе ртом
И так весь день катается!

Этот мини-осьминог ростом в пол-ладошки;
В честь слонёнка из мультфильма так назвали крошку.
Как пропеллер, машут ушки — загляденье прямо!
И никто ему не страшен, если рядом мама.

«Медуза Арктическая Цианея»
Два метра — купол, щупальца — по двадцать:
В морских глубинах так легко перемещаться.
Но плавать рядом нужно осторожно —
О щупальца её обжечься можно.

«Глубоководный стеклянный кальмар»

Словно призрак, искрами мерцая,
В толще вод неспешно проплывает.
И легко морская глубина
Сквозь него, прозрачного, видна.

Я малышка осьминог.
У меня есть восемь ног.
Но ходить я не умею,
Прыгать тоже не могу.
Без воды я заболею
И умру на берегу.
В синем море-океане
Я подобен кораблю.
В салки восемью ногами
Шустрых братиков ловлю.

11. Вот наврал, так уж наврал!

Как-то раз один нарвал
Мне с три короба наврал,
Будто бы в пучине вод
Шипохвостый кот живет,
Что в морях растут цветы
Небывалой красоты,
И галопом скачут кони,
Львы гуляют в капюшоне,
Рыбы над водой парят,
Камни всё едят подряд,
И гора-волна резвится —
Одиночка, баловница,
Есть там даже клоуны —
Сильно размалеваны.
Ну и фантазер нарвал,
Вот наврал, так уж наврал!

12. Подборка 5. (очень странный осьминог, познакомимся, ребята)

Очень странный осьминог.

— Очень странный осьминог:
Голова и осемь ног.
— Восемь, а не осемь.
— Ладно, маму спросим.

Познакомимся, ребята,
С обитателями рек,
Рыбка будет очень рада
И хвостом вильнёт в ответ.

Восхитительная стайка –
Серебром горят бока,
Всё высматривает чайка,
Где же плещется плотва?

В глубине речной песочек
Очень любят пескари,
Ищут лакомый кусочек
И горошину икры.

Аккурат в самой стремнине,
На огромной глубине
Света нету и в помине,
А сомы – среди корней.

Отдыхает в яме щука,
Знать, объелась карасей,
Будет им теперь наука:
Плавать надобно скорей!

13. Подборка 6. (РАК, РЫБКИ)

Пучеглазый зоркий рак
Не такой уж и простак!
В речке, в камушках сидит,
Во все стороны глядит:
Где на дне лежит рыбёшка
Или прочая кормёжка.
Эти щупальцы его
Не упустят ничего.
Он своей клешнёй, ребята,
Загребает как лопатой
И затем на свой крючок
Тянет жертву за бочок.
Если, вдруг, опасность рядом
Уползает быстро задом
Вот какой хитрющий рак
Не поймать его никак!

Рыбки плавают в реке
Дружной стайкой в косяке
Там они играют в прятки
Как в дет.садике ребятки

14. НА ДНЕ ОКЕАНА.

На дне океана
Струятся фонтаны
В коралловых рифах глубин.
И рыбы-губаны
Снуют неустанно,
А с ними играет дельфин.

Есть парк развлечений.
Сиянье свечений
Даёт электрический скат.
Где, старый корабль,
Там — модный ансамбль,
Им краб дирижировать рад.

Везде магазины,
Сверкают витрины,
Одежду шьёт рыба-игла,
Нарядные блузы
Хватают медузы,
Купила шарф рыба-пила.

На дне океана
Кафе для гурманов,
Шеф-повар — большой осьминог.
Готовит он вкусно
Морскую капусту,
Используя множество ног.

Огромные манты,
Морские гиганты,
Катают всех рыб на такси.
А шип с хвостоколом
Рыб лечат уколом,
Идут к ним одни караси. ))

Но есть одно место,
Оно всем известно,
Акулы охотятся там.
Здесь хищны касатки,
Опасны крылатки,
Мурены плывут по пятам.

15. ПОДБОРКА 7. (РЫБА — ПАРУСНИК,РЫБА — БРЫЗГУН, РЫБА — ПЕТУХ)

Дрейфует парусник вальяжно,
Играя с ласковой волной,
Большой плавник персоны важной,
Как парус реет над водой.

При встрече грозного тайфуна,
Плавник хитрец прижмёт к спине —
Опустит «парус» как на шхуне,
Нырнёт. и снова в тишине.

Брызгун потешный, он — охотник,
Сбивает мошек наповал.
Стрелок, экзотики сторонник,
Весьма большой оригинал:
Из-под воды брызгун обычно
Струёй воды плюёт в добычу.

Собъёт и съест!И на здоровье —
Уменьшит мошек поголовье.

Удивляется народ:
— Заурчал петух как кот!
— Он планирует над морем,
Для несушек это — горе.
— Почему из петуха
Получается уха?!
Очень долго разбирались.
А увидев, растерялись:
Петушок — морская рыбка!
А не глупая ошибка.

16. ПОДБОРКА 8 (ЁРШ, УГОРЬ, КАРАСЬ, ЩУКА. КАМБАЛА, СОМ)

Ёршик рад, что он колючий.
Не по вкусу щуке злючей.
У ерша желанья нет
Попадать ей на обед!

Угорь – знаю точно я –
Это рыба, не змея.
Он в реке живёт. Но всё ж
Очень на змею похож!

Наш карасик золотистый
Любит жить в водице чистой.
В грязной речке – вот обидно –
Красоты его не видно!

Читайте также:  Адрес детской больницы первая речка

Притаилась щука.
Ждёт
Кто тут мимо проплывёт…
Не зевай, рыбёшка!
В пасть
К щуке так легко попасть.

Камбала лежит на дне.
Оба глаза – на спине.
С плоским телом, цвета дна,
Хищным рыбам не видна.

Шевелит усами сом,
Интересный смотрит сон.
Он во сне – сильней кита!
Разбегайся, мелкота!

17. МОРСКАЯ СВАДЬБА

Красотка Селёдка и юный Тунец
Бок о бок сегодня плывут под венец.
В Лазурном заливе, у Красной скалы,
Для жителей моря накрыты столы.
Среди приглашённых на свадьбу гостей
Цветные рыбёшки различных мастей,
Морские коньки, морские коровы
И кит голубой, как автобус здоровый.

Медузы колышутся, крабы снуют,
Морские коровы спокойно жуют.
-Вниманье! —
Наевшись сказал Кашалот,
-Теперь приглашаю гостей на фокстрот!
И тут же, на сцене, артисты-омары
Клешнями схватили электро-гитары,
А рыба Губан, оттопырив губу,
Легонько подула в ракушку-трубу!

Медузы кружАтся, мелькают мальки,
Дельфины пускают, смеясь, пузырьки.
Держа маму с папой за щупальцы-ножки,
Танцуют на дне малыши осьминожки.
И видя всё это, соседка Акула
От радости даже немножко всплакнула.

Всё здОрово!
Только жених и невеста
Объелись червей и слоёного теста.

18. ПОБЕДНЫЙ ЗАПЛЫВ

Ракушка лежала
Два года без дела,
Но жить без движения
Ей надоело,
И рыб удивляя
Сноровкой и классом,
Она поплыла вдруг
Размеренно брассом.

Лягушки кричали:
-Давай же, родная!
И та поднажала,
Поплыв баттерфляем.
А вскоре, почуяв
Семь футов под килем,
Помчалась на финиш
Классическим стилем,
И сделав последний,
Победный рывок,
Довольно зарылась
В прибрежный песок.

19. ПОДБОРКА 9. ПРО МОРСКОЕ ПАСТБИЩЕ И АМЁБУ.

Морские коровы морскую капусту
В заливе жуют с аппетитом и хрустом,
А рядом мелькают хвосты, плавнички —
В заливе пасутся морские бычки.

Лежала на дне водоёма Амёба,
Контактов искала Амёбы утроба:
-Как скучно, как тОшно, здесь не с кем водиться, —
Потом встрепенулась и стала делиться.

Я был с утра у рыбаков,
Проведал спозаранку.
Мне подарили двух бычков
В простой литровой банке.

Они, наверное, мальки.
С мизинец рыбки были.
Мне показалось, рыбаки
Со мною пошутили.

Конечно, дяди — шутники
Сказали понарошку!
Я видел жабры, плавники.
А где у рыбок рожки?
**************************

21. Летучая рыба

И рыбе летучей порою не спится.
Завидует в небе летающим птицам.
Сквозь толщу воды наблюдала часами,
Как птицы свободно парят над волнами.

Устала скрываться, устала бояться —
Выпрыгивать, чтоб от погони спасаться.
Как птица хотела летать над водою!
Все знали о рыбе с такою мечтою.

Однажды, завидев тунца-первогодка,
При «взлёте» запуталась в парусе лодки.
Хотела из лодки сбежать поскорее —
Морским экспонатом очнулась в музее:

Как «птица» парила под сводами зала!
И горько вздыхала: «Ах, если б я знала».
**********************************************

При ней о путешествиях
Упоминать бестактно.
» Они не интересны мне.»-
Ответит вам Тридакна.

«Я буду с вами честная.
В любом из океанов
Меня не сдвинут с места там:
Нет рыб — подъёмных кранов»!
***
Трида;кны (лат. Tridacna) — род крупных морских двустворчатых моллюсков, обитающих в тропиках.

23. ПОДБОРКА 10 (НОЖКИ, РЫБА-ЛУНА, КИТ И КИЛЬКА)

Стул имел две пары ножек,
Восемь ножек — Осьминожек.
Что же плачет Осьминожек? –
Стул стоит, а он не может.

Почему грустна Луна?
Почему она одна?
Из глубин зовёт Звезда:
— Ты плыви, Луна, сюда
В наш весёлый хоровод. —
Но Луна к ним не плывёт:
Солнце в гости ждёт Луна,
Потому она одна,
И Звезда ей не нужна.

Не житьё, а красота
Кильке — килем у кита.
Так жила б она досель,
Если б кит не сел на мель.

24. СТРАННЫЙ КАКТУС
.
.
Удивительный и странный
Этот кактус иностранный:
Влагостоек, любит воду.
Не встречал такой «породы» —
Дивный, редкий экземпляр!
Ну-ка, дайте окуляр!
Так-так-так. На иглах ножки.
Сразу ясно — не из плошки.
Убегает.
— Эй, постой!
— Я не кактус — ёж морской,
Ядовитый! Не боитесь?
— Ой! Ошибся. извините(с)!

25. НЕОБЫЧНЫЕ РЫБЫ

Ртом заглатывая воду,
Раздувается, как мяч,
Боязлива от природы —
Улепётывает вскачь.

Вот так чудище морское
Со стеклянной головою:
Пара глаз под самый лоб —
Уникальный телескоп!
Ничего, что малый рот —
Без добычи не уйдёт.
Макропинны, говорят,
Уплетают всё подряд.
Не секрет — стальное пузо
Переварит и медузу!

Лиственный морской дракон

Кто он — сразу не поймёшь,
Так на водоросль похож;
От врагов скрываться ловко
Помогает маскировка!

Мама Сельдь Акуле-няньке:
— Вы за маленьким пригляньте!
— Обожаю детский смех,
Приводите завтра всех!

26. Мурена и осьминог

В морском лесу дремучем,
В расщелине большой,
Живет Мурена злая,
схожая с Ягой!
Она змеею вьется,
По дну ползет скользя.
Ждет: вдруг отобьется
От стайки малышня!
Коньки морские скачут,
Табун их очень быстр.
Скат выпустил в Медузу
Большой фонтан из искр.
Медуза распустилась
Цветком и уплыла.
Мурена притаилась –
Следит за ней со дна!
Она вдруг видит –
Кто-то копается в песке!
Броском, скорей к добыче-
Не видит в темноте!
Пятном окрасил черным
И быстро – наутек,
Уплыл и не догонишь,
Пятнистый осьминог!
Мурена очень злая
Вползла в свой темный дом
Ни с чем она осталась.
Вот так ей, поделом!

Рыбка-бабочка порхала
Под водою у с коралла.
Осьминог ей восхищался,
Скат приплыл — залюбовался!
Рыбка–бабочка прекрасна,
Вся в узорах ярко-красных.
Вдруг акула!
Скат умчался,
только мокрый след остался!
Осьминог упал на дно-
Закопался,нет его!
Бабочка скорее в щель –
Не достать ее теперь.
Как учила в рыбьей школе
Тетя каракатица,
Главное — умело, быстро
От акулы спрятаться!
А акула, злая очень –
Пообедать сильно хочет!
Покружила — поискала,
Плавниками поиграла,
Не покушав,уплыла —
Никого не догнала!
Рыбка-бабочка вспорхнула,
Поплыла к себе домой
Оставляя ярко-красный
След пузырный за собой.
Дома в зарослях коралла,
Снова весело играла!
Хорошо она училась
И наука пригодилась!

Луна увидела луну,
И удивилась:
– Не пойму,
Ты как живёшь там?
Без воды!
– Ах, мне без этой ерунды
Уютно в синей вышине, –
Луна ответила луне.
– Спускайся вниз! –
Кричит луна.
Нас покачает здесь волна.
– Нет,
Поднимайся ты ко мне,
Мы помечтаем в тишине.
– Нам, рыбам,
Жизнь вверху вредна!
Луне ответила луна.

29. ПОЧЕМУ В МОРЕ ВОДА СОЛЁНАЯ?
Плачет акула с утра и до ночи,
Слёз не заметно в глазах, между прочим.
Катятся вниз и с водою сливаются,
Вместе с волною морскою качаются.
Плачет акула, всем телом дрожа,
Съела акула морского ежа.

Ёж в животе у неё веселится,
Иглами колет, как острою спицей,
Болью жестокой акула всё мается,
Слёзы всё льёт, а вода засоляется.
Стала солёной морская вода,
Вот у акулы какая беда!

И подсказать, видно, некому ей:
– Выплюнь колючку-ежа поскорей!

30. Вы это смогли бы?

Скажите мне честно,
Холодной зимой
Смогли бы вы плавать
В воде ледяной?

Поглубже нырнуть,
Чтоб поймать там рыбешек,
И тут же их скушать,
Без вилок и ложек.

Забыть, что бывает
Омлет с колбасою.
Питаться рачками,
Капустой морскою.

Без масок нырять
И без гидрокостюмов.
Исследовать недра
Затопленных трюмов.

Без устали плавать
В морской глубине.
Спать вместо диванов
На илистом дне.

Вы это смогли бы?
Конечно, смогли бы,
Но только в том случае,
Если вы — рыбы!

31.Вяжет спицами Судак

Вяжет спицами Судак
Раку шарфик за пятак.

Рак сказал: «Эй, Судачок,
Принести тебе крючок?

Легче им вязать вдвойне.
Он достался даром мне.

Но куда же ты, Судак?
Что же я сказал не так?»

32. Зеркальный Карп

Карп смущён:
— Простите, леди.
Я — не зеркало,
Я — Карп.

Только как откажешь
Сельди,
Если сердцем
Вышел слаб?

Не откажешь
Даже Кильке
Поглядеться
На себя:

— Где поправят
Кильки шпильки?
Кто поможет?
Только я.

— Хоть зовут меня Бумага, —
Рыба в море говорит, —
Но повышенная влага
Мне нисколько не вредит.

А стихи писать не стоит
Вам на мне, поэт-Кальмар —
Всё равно волною смоет.
Мне-то что. А Вам — удар!

В море острая Игла
Безотказна и мила:
Обшивает рыба
Море за «спасибо» —

Рыбе-Клоуну — колпак,
Гребешку — прелестный фрак,
Кружевное платьице
Модной Каракатице,

Рыбе-Котику — жабо,
Крабу — чепчик голубой,
Рыбам-Каплям — по платочку.
Шьёт отлично в одиночку!

Рассказал мне как-то раз
Мой знакомый водолаз,
Что ему костюм зашила,
Правда, вместе с рыбой-Шило.
Показал мне даже след.

То ли верить,
То ли нет?

На реке живёт один
Очень странный господин.
Между рыбами чудак,
Всё он делает не так:
В холода ему не спится,
Ищет, чем бы поживиться,
А в жару, как нелюдим,
Под корягой спит…(милаН)

Зубы, когти, перепонки
Не помогут в Амазонке
Против рыбки небольшой,
Но стремительной и злой.
Если плыть через водицу
Зверь решится или птица,
Стая рыбок нападает

И бедняга погибает.
От неё сам крокодил
Удирает что есть сил.
Я забыл её названье,
Подскажи, дружок…(Пиранья)

37. Водяная черепаха

Натерпелась нынче страха
Водяная черепаха:
Червяка схватить мечтала,
Но сому на зуб попала.
Из-за камня тот усами
Шевелил как червяками,
Чтобы рыбок на обед
Наловить себе без бед.
Панцирь сом не прокусил,
Не хватило, видно, сил
И теперь дрожит от страха
Под корягой черепаха.

38. ПОДБОРКА 11 (МОРСКОЙ ЗАЯЦ, ГУБАН,РЫБА-ЛУНА, КАШАЛОТ, КРАБ)

Наш моллюск похож на зайца:
Как его лесной собрат.
Любит вкусненько питаться —
Съест капустку и салат.
Вот морковку б на обед!
Жаль, морской морковки нет!

Как в хорошую химчистку
Все к нему спешат без риску!
Он почистил рот мероу,
Удалил всех червячков,
Снял с акулы трёхметровой
Надоедливых рачков!

Помощь рыбам «на дому»,
Даже очередь к нему!

А вот величавая рыба-луна,
В пучине морской, словно остров она.

И месяцы-рыбки повсюду с ней рядом,
И рыба-луна добрым спутникам рада.

Вот так и кочуют в безмолвии зыбком:
Где рыба-луна, там и месяцы-рыбки!

Это вам не самолёт,
Это и не пароход.

В Океане обитает
Ненасытный кашалот.

У него большая пасть,
Не стремись туда попасть —

От случайной этой встречи
Можно запросто пропасть!

Очень страшный кашалот
Бороздит пучину вод,

Зону риска и кошмара
Для тунца и для кальмара.

Две клешни и восемь лап,
На прогулку вышел краб.

Для повес и для задир
Как броня, его мундир.

Но, что краб миролюбивый,
Знает весь подводный мир!

Он однажды при луне
Катал моллюсков на спине!

39. Носокрямба
*
А, знаете? — в Австралии,
вблизи песчаной дамбы
в растоптанных сандалиях
шныряет Носокрямба!

А кто это? Загадка в том —
зверушка или птичка? —
утиный нос лопаткою,
кротиные привычки.

И в самый-самый паводок,
надев на лапки ласты,
она ныряет в заводи —
взрыхляет илопласты.

Внимание-внимание,
поберегите нервы! —
ей служат пропитанием
Личинкоракочерви!

А детки-Носокрямбочки
в земляночке-квартирке
сосут из чрева мамочки
молочный эликсирчик.

В домик из коралла
заплыла Акула.
В прятки поиграла,
и на дне уснула.

Тише, тише, детки —
звёзды, крабы, скаты,
рыбки-малолетки,
не мешайте спать ей!

Лось с Лососем жили врозь:
Лось — в лесу, в реке — Лосось.
Но однажды в синем плёсе
Повстречались Лось с Лососем.
Лось был рад, и рад — Лосось —
Веселей вдвоём плылось!
В гости Лось позвал Лосося:
«Жду у сосен ровно в восемь!»

Как ни ждал Лосося Лось —
Встретить гостя не пришлось.

Попросили рака рыбки
Поиграть для них на скрипке.
Три недели, как умели,
Рак играл, а рыбки пели.

На реке звенит звонок —
Начинается урок.
Все детишки головасты,
Подрастут — наденут ласты.
А пока под мостиком
Тренируют хвостики.

Из морских она животных,
То ли рыба, то ли нет,
Но в одной ноге и ноте
Заключается ответ!
(минога)

Плыли медленно — игла,
А за нею и пила,
Молот плыл, и даже меч!
И о ком же это речь?
(рыбы)

Он и плоский, и широкий,
И ударить может током! —
Ой, не трогайте, ребята,
Электрического.
(ската)

43. Загадки с анаграммами:

Предложили НОСАЧУ
Очень вкусный, рыбный соус,
Но сказал он: — Не хочу!
Соус — это не.
(анчоус)

Рывок спортсмена — это СПУРТ,
А осьминог — не СТРУП, а.
(спрут)

Научить мы можем ТАНЦУ
И медведя, и песца,
Но совсем ничтожны шансы
Научить ему.
(тунца)

Лес на САМЫХ дальних МЫСАХ
От жары и зноя высох,
А в глубинах у косы
Много сайры и.
(хамсы)

Удивились мы Егору,
Ну действительно УМОРА:
Предпочёл он суп кальмару
И простые щи.
(омару)

Насыщает полной МЕРОЙ
Нас рассказами Андрей
О подлещиках, густерах
И о МОЙРЕ из.
(морей)

Видел сон один РЫБАК —
РЫБКА в нём сказала так:
— Мне друзья не вяз и грабы,
И не груздь, а язь и.
(крабы)

44. Загадки со словами перевёртышами:

Честь свою мы не уроним:
Зайцев с белками не ГОНИМ,
Не ломаем козам ног
И не мучаем.
(миног)

Точно знает дед МАКАР —
Не живёт в реке кальмар,
Нет в реке и кильки всякой,
Дед привык к ершам и к.
(ракам)

Мне сообщил сегодня Мишка,
Что у лисы бывает ЛИНЬКА,
И у лосей, и у хорька,
Но не бывает у.
(линька)

45. День рождения китёнка

У китёнка день рожденья.
Океан пришёл в волненье:
Имениннику пирог
Приготовил осьминог,
И подарки кашалот
На спине своей везёт.
Выпучив глаза, кальмар
Светящийся выдул шар,
А морские петухи
Нараспев свистят стихи.
Собрались вокруг киты,
Говорят:»Счастливый ты!
В океане очень важно
Стать тебе, малыш, отважным,
Чтоб цунами,ураганы,
Бури, волны-великаны
Были вовсе не страшны.
Океану мы нужны.
Вырастай большим китом!
Океан, дружок, наш дом.
Сколько звёзд глядит с небес,
Столько ждёт тебя чудес!

46. Акула Акулина
«Ах, как я быть акулою устала!», —
Акула Акулина горевала, —
«Ведь говорят, что от акул лишь беды,
И любят нас одни акуловеды.

Другое дело, если б на дельфина
Смогла бы стать похожей Акулина —
Порадовали дети бы улыбкой,
Без страха угощали б свежей рыбкой.

Я, может, стала бы совсем ручною,
И не пугали бы детишек мною,
А сказки бы читали про акул
Ребёнку на ночь, чтобы тот уснул.

И не боялись бы акульей пасти,
При встрече говорили бы мне «Здрасте!»
Ах, жизнь была бы сладкой, как малина», —
Мечтательно вздохнула Акулина.

Раз возле моря сидел рыбачок,
Рыбку ловил на счастливый крючок.
Рыба клюёт – велика и мала!
Даже большая акула зашла.

Хищница вдруг улыбнулась ему:
– Парень ты клёвый, видать по всему.
Рыбка моя, велика и мала,
Вся, почему-то, к тебе уплыла.

Вкусной наживки я тоже хочу,
Вместе с крючком и тебя проглочу!
Если к рыбалке такой не готов,
Сматывай удочки, кончился клёв.

. Острые зубы, огромная пасть.
К ней на обед неохота попасть!
Снасти. ведёрко с уловом. сачок –
Всё подхватил и удрал рыбачок.
— — —

Круглый аквариум, моря кусочек.
Камушки, травка, промытый песочек.
Там, в ожидании вкусной кормёжки,
Радужной стайкой мелькают рыбёшки.
В мире стеклянном они не свободны,
Но и врагов не имеют голодных.
Пёстрые рыбки, прозрачные рыбки.
Рты открывают, как будто в улыбке,
Тычутся носом и, выпучив глазки,
Смотрят на нас сквозь стекло без опаски.
Если еду положили в кормушку –
Жадно хватают, толкают друг дружку!
В джунглях искусственных, в сказочном гроте
Вряд ли мечтают они о свободе.
Если бы в море уплыть захотели,
Их, мягкотелых, давно б уже съели.

49. Лисицы, ёж и флейта (подборка)

А знаешь ли ты, то что в море таится
Совсем непростая – морская лисица!
Так стали акулу за то называть,
Что рыбу хвостом норовит оглушать.
Морская лисица всегда осторожна
И встретиться с нею вам вряд ли возможно.
Зубаста она, но боится людей,
Увидев их, прочь уплывает скорей.

А вот познакомьтесь: морской это ёж,
Пусть с виду совсем на ежа не похож.
К себе он внимания не привлекает,
Он знает прекрасно, что хищник поймает.
Опасность настигнет – в кораллы нырнёт
И, спрятавшись там, он тихонько замрёт.
Но, если же негде, бедняге, укрыться,
Заглатывать он начинает водицу.
И в шар превращается тело его,
Торчком тут колючки встают у него.
Желание съесть его, вмиг пропадает.
И быстро от хищников ёж уплывает.

В глубинах морских рыба-флейта живёт,
В воде посторонним предметом плывёт.
Тихонько, неслышно к малькам подплывает,
Из стайки резвящейся рыбку хватает…
Вот так рыба-флейта живёт на просторе,
Бамбуковой палочкой, плавая в море.

Подборку составила Ирина Расулова
Руководитель проекта — Адела Василой

Источник